Ничего не изменить

Глава шестнадцатая. Огонь на поражение

Проснулись моряки уставшими и разбитыми. Виктор вышел на улицу покурить. Сон врезался глубоко в память. Он угрюмо курил, присев на крыльце, напротив семи свежих могилок, с крестами из двух связанных Симоновым палок. Его, почему-то, вид могил успокаивал. Что-то очень правильное было в их поступке, который сделали старики через силу, через усталость. «Упокой вас Господь, ребятушки. Земля пухом вам и всем почившим».

 

Завтракать не стали, лишь молча умылись из колодца, сделав замер дозиметром, и поспешили к машине. Сон явно прибавил сил, потому шкипер, вместо сна решил заняться картами.
– Совсем чуть-чуть, Слав. Часа четыре пути – Виктор внимательно посмотрел на Симонова.
– Хорошо, да только надо подумать крепко – дозорный, нахмурившись, крепче взялся за руль. Он стал заметно серьезнее с вчерашнего дня. – Как нас там примут?
– Нормально примут, советские люди, тем более моряки – шкипер без сомнения махнул рукой и спрятал карту, доставая галеты – Им сейчас любые руки и головы нужны, дел полон рот.
– Вот и я об то, что ртов много – все ещё хмурясь, дозорный посмотрел на Смутьянова – Как бы не выперли нас. А то ещё лучше, не пустят просто и все. Как им знать, может мы заразные какие, как белые те?
– Да, небось проверяют, не без этого, но кронштадцы люди надежные, серьёзные, насчет этого не боись. Город закрытый, военный, морской, все у них есть – у меня моряк как-то руку повредил, так его отправили в ВМГ лечиться. Выправили! Дослужил нормально.
– ВМГ – это что такое? – удивился дозорный.
– ВМГ – это военно-морской госпиталь города Кронштадта. Старый-старый! Говорят, ещё указом Петра Первого заложен, в войну чего только не пережил, но выстоял. Крепость! И люди там такие же.
– Ну, ежели так, то действительно. Только беспокойно мне как-то, не радует меня эта остановка. Равно что зима, все равно придется куда-то прибиваться.
– Да, зима никого не помилует, тут головой надо думать – шкипер нахмурился, откусил галету и протянул ещё одну дозорному.

 

Ехали быстро, уже приближаясь к границе. Контроля, скорее всего, никакого не было, но на стороже нужно было быть. Нарва. Был ли там удар? Уже и не выяснить. Виктор поделился опасениями с Смутьяновым и они сделали привал за километр, сделав замеры и надев защиту. Поцарапанное стекло противогаза стало уже привычным взглядом на мир. Мир, в котором им не рады.
Подъехали медленно к КПП. В голове у шкипера промелькнула мысль, что стоит прочесать здания на предмет оружия и припасов, конфиската, но развернувшаяся картина уничтожила даже даже сомнение, что дело того не стоит. Виктор увидел как дозорному стало плохо и придержал слабеющей рукой руль, выравнивая машину. Такого не было даже в Латвии.

 

Грязной черно-бурой линией лежала река, разделяя две страны. Над ней возвышался мост, полностью забитый не машинами, бронетехникой, а человеческими телами. Вячеслава чуть не стошнило и пришлось дернуть ручник. Немыми горами справа и слева над рекой возвышались древние крепостные стены – памятники человеческим войнам, слепые свидетели кровавых рек. Они созерцали тоже ужасное зрелище, что и всегда, но камни не могли кричать, в отличие от двух старых мужчин, ставших очевидцами этой чудовищной картины. Рассудок Виктора помутился.

 

Очнулся он лишь тогда, когда фильтр противогаза погнулся и он начал задыхаться. Рядом спал Симонов, прижавший к груди старую икону. Ватными руками шкипер распахнул дверь, открыл багажник, забрал мешок и направился через мост. Подойдя к перилам, он отшатнулся и бросился к машине. Растолкав дозорного, он взвалил его на себя и практически поволок через мост, стараясь обходить тела.
– Из не смотри! – прорычал он через маску противогаза. Симонов кивнул и пошел своими ногами, не отпуская иконы. Там, внизу, под мостом смерти, в реке между двух крепостей, плыли тела людей. Много. Нескончаемым потоком, как в жутком фильме, они совершали свой последний путь – к морю. Потому вода была серо-бурой, грязной от людских тел. Но вода не кричит, как и камни. Она лишь принимает в себя тех, кто был убит клинком на крепостной стене и тех, кого убил человеческий военный гений.

 

Мост прошли словно в бреду. Моряки остановились лишь в далеко на другой стороне, уйдя в глубь пограничного поселка. Симонов останавливался отдышаться, а Смутьянов, хоть и устал больше, продолжал идти. Вперед и вперед, слепо, как можно дальше отсюда.
Он никогда не забудет этой чудовищной демонстрации самого важного для человеческого существа инстинкта – инстинкта самосохранения. Рваная плоть, красные зубы мертвецов, ошметки одежды, торчащие из погибших ножи и топоры, расколотые черепа детей… он никогда этого не забудет. Великий урок природы, которая влила в открытую человеческую душу страх и способ спасения. Любые средства, любые возможности и никакой морали. Этих людей убили не взрывы или химическое оружие. Ни пограничники, лежавшие у начала моста, истерзанными тлеющими ошметками. Просто ни один из этих людей не перешел мост.

 

– Итя! Ой! – он услышал окрик сзади и остановился. Шкипер упал на асфальт, стянул противогаз и часто, как собака, задышал. Над ним склонился дозорный, достал бутылку и напоил моряка. Сел рядом, на асфальте, стянув противогаз и положил голову товарища себе на ноги. Два старика на пустынной дороге, без сил и средства передвижения. Их ничего не заботило больше. Каждая такая встреча со смертью давалась им очень тяжело, словно мертвые забирали из них частицу света, добра, жизни. Оставалось совсем не много.
– Витя… Они сами друг-друга? – дозорный промокнул глаза резиновой перчаткой.
– Да. Мост никто не перешел. И снизу никто не добрался. Некуда им бежать было, Слав. И незачем уже – Виктор смотрел в серое осеннее небо и глубоко дышал.
– А мы куда идем? – закрыв лицо руками, Симонов лег на асфальт.
– Не знаю, Слав. Идем куда-то. Может и Кронштадта нет. Может мы умерли давно и попали в ад. Не знаю.

 

Восстановив силы, Виктор поднялся на ноги и подал руку товарищу. Смутьянов достал дозиметр, сделал замер, сверился с картой и пошагал по дороге. Следом за ним пошел дозорный. Через десять минут нервы у него не выдержали и Смутьянов ощутил сильный рывок за плечо.
– Витя, очнись! Мы ни знаем ни направления, ни цели! Куда мы идем, зачем?! – дозорный смотрел прямо в глаза шкиперу.
– Я не знаю… – Викто развернулся и пошел дальше – Я не знаю куда. Но я знаю зачем.
Он прошел ещё почти километр, в то время, как Симонов не отставал от него ни на шаг.
– Мы идем чтобы жить. Чтобы в нас горел огонь… – моряк устало качнулся и сел на землю

 

Темнело. Надежда добраться до Ленинграда и Котлина стала призрачной – нет ни транспорта, ни сил. Моряки, помогая друг-другу, побрели в сторону ближайшего здания. Расположившись в каком-то кабинете: достали горелку, две банки консервов, один сухпаек и сели вокруг костерка. В здании было холодно и Симонов раздобыл где-то в кабинетах несколько одеял. Укутавшись в них, старики молча поужинали и легли возле горелки, плотно закрыв дверь. На разговор не хватило сил, потому они просто заснули. Как жить дальше? Куда идти? Как добраться до Кронштадта без транспорта? В беспокойном сне Смутьянову казалось, что он плывет по Нарве с другими людьми. Только ему было страшно, а окружающие смеялись и абсолютно не заботились о том, что их сносит к огромному водопаду. Они шли будто на праздник. Виктора поглотила тьма.

 

Пробуждение было болезненным. Холод все таки добрался до путников, а слабое пламя горелки просто задул. Виктор сломал несколько стульев, растолкал Симонова и развел огонь. Открытый огонь в здании был опасен, но морякам было наплевать – главное согреться, ожить, выпить обжигающего чая. Хмурые, уставшие, грязные они согрели воды и молча пили горький чай. Завтрак был скуден, настроение ужасное, впереди – неизвестность.
– Надо машины рядом посмотреть – шкипер шмыгнул носом и потер затылок – Может есть что на ходу, не зараженное.
– Может и есть, только где бензин взять? – развел руками дозорный – Я обратно… обратно не пойду, хоть убей.
Смутьянов молча достал пистолет и протянул его пораженному Симонову.
– Возьми с собой, мало ли что. У меня ещё один, если что – пали в воздух.

 

С смешком, дозорный взял пистолет, проверил, поставил на предохранитель, оделся и вышел. Виктор молча смотрел в затухающий огонь, черные опаленные плитки, угли и думал, что им делать дальше. Идти пешком – смертельно опасно. Вернуться за машиной? Не проедут, брода нет. Оставалось надеяться, что жители маленького пограничного городка могли позволить себе собственную или служебную машину, а Симонов сможет её завести. Но бензина все равно нет, так что даже счастье, в виде исправной техники, весьма сомнительно. Выходит, придется либо добираться до побережья и там искать исправную лодку, либо мародерствовать до самого Кронштадта, выкачивая бензин из попуток и надеясь на отсутствие пылевых ядерных бурь.

 

Симонов вернулся через полчаса, радостно потирая руки.
– Есть, Виктор Михайлович! Есть, родимый! Жигуль стоит за домом культуры, у общежития офицерского – на ходу, почти новый, исправен.
– Живем значит. А с бензином что? – нахмурился шкипер.
– Да ты, старый, совсем ослеп? – недоуменно вытаращился на него глаза и махнул рукой в сторону – Вона, сзади КПП колонка стоит, её даже из окна видать!
Виктор поднялся и прошел в другой кабинет – бензоколонки тусклым отблеском стояли под осенним серым небом. «Значит живем». Он вернулся в комнату, в которой дозорный сел перед костром и грелся. Рухнул на пол рядом с ним.
– Живем? – весело поинтересовался Смутьянов.
– Живем, Виктор, живее всех живых – подмигнул ему дозорный – Жаль бедолаг там на мосту, да что поделаешь…
– Да, жаль – покачал головой моряк – Костер тушим, берем бензин, идем к машине. Через час выедем отсюда.

 

Серое осеннее небо молча смотрело, как среди неподвижной природы каменных зданий и лент асфальтовых дорог шли два старика. Они медленно перемещались в неудобных резиновых костюмах, широко шагая, и несли свой скудный скарб. Набрав бензина они направились через дорогу и зашли за серое, высокое здание, скрывшись под козырьком. Небо больше не видело их. Но слышало. Раздался выстрел.
Показать оглавление

Комментариев: 6

Оставить комментарий

  1. tingpilers
    По моему мнению Вы ошибаетесь. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM, пообщаемся. --- Согласен, это отличная мысль проститутки по вызову харькова, вызвать проституток новокузнецк и снять проститутку вызвал проститутку нд
  2. ltundelymn
    Прошу прощения, что вмешался... Мне знакома эта ситуация. Приглашаю к обсуждению. --- Вы сами придумали такой бесподобный ответ? вызвал проститутку надом, бердск проститутки вызвать а также вызвать проституток по телефону
  3. tuiquiCalt
    Мне очень жаль, ничем не могу Вам помочь. Но уверен, что Вы найдёте правильное решение. --- В этом что-то есть. Спасибо за помощь в этом вопросе. Все гениальное просто. гдз гитем, гдз вербицкая а также гдз английский язык тпо гдз
  4. beherzmix
    На Лёню в натуре смахивает. --- Очень хороший вопрос смайлик гдз, матем гдз а также английский язык rainbow чесноков гдз
  5. inarGemy
    Это просто отличная фраза --- Ну и писанина досуг частные объявления в иркутске, прыг скок центр детского досуга иркутск и проститутки в Иркутске иркутск досуг ру
  6. tofaswen
    Теперь всё понятно, благодарю за помощь в этом вопросе. --- Я думаю, что Вы не правы. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM, пообщаемся. график изменения тиц, не удалось подключиться skype и не удалось подключиться к скайп что делать kbyr gfl