Крыша мира. Карфаген

Глава девятая
Карфаген должен быть разрушен

Змей не шутил, облачаясь в черный балахон. Накинутый на голову капюшон давал посреднику сравнительно легальный повод показаться на улицах Карфагена с закрытым лицом. Это был шанс, что его не узнают. Сомнительная известность Видящего вряд ли могла оказаться полезной в эти непростые времена. А то, что времена настали суровые, было видно с первых же шагов по улицам Центрального сектора.
На окраинах царило странное запустение. Стены, имитировавшие обычные дома, что когда-то строились на поверхности, выглядели еще более облезлыми, чем обычно. Осыпались даже многочисленные граффити, и забавные лица на них стали напоминать полуразложившихся мертвецов. Не было обычного здесь гама, детских криков, звуков инструментов всяких кустарей и мастеров-одиночек, без конца что-то чинивших и изготавливавших различные изделия на продажу. Не было драпировки из сушившегося белья. Можно было подумать, что люди покинули подземный город. Что, конечно, не представлялось возможным. Скорее, все просто попрятались по своим норам, и только горы мусора жили своей жизнью, множась и вырастая, как что-то живое. Сквозняк пронес мимо рваный пластиковый пакет, хлопнула за спиной ставня. Краем глаза Змей успел заметить в окошке чей-то настороженный взгляд. Возможно, людей пугало его облачение – но не могло же оно испугать всех до единого?
На подходе к Месиву посредник увидел первое мертвое тело, лежавшее в луже запекшейся крови. «Этого, похоже, убили ножом, – отметил про себя Змей. – Не сказать, что совсем уж неординарное явление в таких местах – но все же. Хотя бы накрыли до прибытия санитарной команды. Куда только блюстители смотрят? Дармоеды…»
Блюстителя он увидел через полквартала. Тот лежал на спине, раскинув руки. В груди зияла приличного диаметра дыра. Похоже было на пулю двенадцатого калибра с усиленным зарядом, раз бронежилет так разворотило. Оружия при убитом, конечно, не было. Возможно, из-за него парня и грохнули.
«Однако, – озадачился Змей. – Блюстители своих не бросают. В том числе – тела. Видать, ситуация здесь совсем хреновая, и все окончательно вышло из-под контроля».
Подтверждение этой мысли встретилось на самой границе Месива. Здесь, среди стреляных гильз, было разбросано не менее десятка трупов блюстителей. Никто и не думал их убирать. При том что в полусотне шагов от недавней бойни он заметил живых людей.
Это были торговые ряды Месива – город в городе, живший собственной жизнью, по своим собственным законам. Никакие проблемы Карфагена, кризисы, голод и прочие глобальные вопросы обычно никак не влияли на будни этого круглосуточного торгово-развлекательного ада. Некоторые умудрялись провести здесь всю свою, обычно недолгую, жизнь, так и не покинув пределов Месива. Здесь было все: еда, выпивка, девочки, все мыслимые развлечения – и работа, чтобы добыть звонкий вольфрам на все эти удовольствия. Работа, конечно, не для всех, как не для всех такая специфическая жизнь – но она была.
Теперь же и здесь воцарилось уныние. Не было слышно призывов торговцев, музыки, пьяных криков, визгов доступных девчонок и прочих бодрящих, жизнерадостных звуков. Лавки были закрыты, некоторые заколочены. Вывески на кабаках и забегаловках покосились и не светились больше легкомысленными огнями.
И люди ходили здесь растерянно, бесцельно, словно бродячие псы, вынюхивавшие хоть какой-то кусок пищи. Еще больше было попрошаек, сидевших на выровненной тысячами ног поверхности. В выражении их лиц не было ни малейшей надежды на то, что хоть кто-то подаст им на пропитание. Здесь все хотели жрать и готовы были порвать на куски друг друга ради сухаря или вяленой крысиной лапки.
Многие, наверное, просто не выдержали и ушли в поисках убежища в дальние секторы, особенно аграрные. Какая-никакая, но все-таки работа и близость к источнику пищи. Выяснять не было времени. Нужно было отыскать сестру. Она наверняка была в курсе происходившего.
Ксю жила в отдельном боксе в ремесленном квартале за Месивом, под защитой давнего должника Змея, старого авторитета из неприкасаемых. Раньше это служило гарантией защиты от всех бед – Пенсионера боялись как огня и свои же, неприкасаемые, и гражданские, и даже командные чины из блюстителей: на последних Пенсионер имел серьезный компромат. Но теперь пришло время тотального беспредела. Беженцы из грязных и голодных закоулков принесли с собой отчаянную жестокость и полное пренебрежение к понятиям. Их не останавливал ни закон, ни страх смерти – ведь прежняя жизнь была страшнее самой смерти. И пусть недолгая, но полная свободы и воздуха жизнь многим из них ударила в голову. Уже десятки отморозков нашли свою гибель – как от рук властей, так и от традиционных группировок, защищавших свои территории. Но ситуация в Карфагене ухудшалась, и вместе с этим росло всеобщее озверение. Неубранные тела убитых по всему сектору были тому самым ярким свидетельством.
Змей шел сквозь ряды закрытых заведений, мимо тумб, разрисованных старыми рекламными объявлениями, и разбитых в дребезги стрип-кубов. Когда-то в этих прозрачных витринах извивались под музыку прекрасные женские тела. Теперь в них был лишь мусор и дохлые крысы.
Посредник был сосредоточен и мрачен. Его настроение, наверное, передавалось даже сквозь черную ткань надвинутого на лицо капюшона. Немногочисленные встречные прохожие шарахались от балахонщика, почтительно уступая дорогу. Черных Святителей уже знали и боялись. Хотя и до этого в Карфагене было несколько монашеских братств с похожим облачением. Новые сектанты внешне отличались лишь увесистыми камнями, которые носили на груди вместо крестов и прочей атрибутики. Камня у Змея не было. Но кто стал бы проверять, что у него там, на груди под грубой тканью?
Кто-то схватил его за полу балахона, потянул с силой, мешая идти. Змей машинально попытался выдернуть ткань из чужих рук – но те держали цепко. Сдержанно обернулся – так, чтобы в порыве злости не «засветить» лицо. Держал его тощей жилистой рукой какой-то попрошайка – грязный настолько, что казался темнокожим. Выпученные глаза на этом фоне сверкали ослепительно и безумно.
– Благослови меня, Святитель! – сипло потребовал нищий. – Мне скоро отправляться на тот свет, а ваши говорят, что не на небеса попаду, а в самую что ни на есть Твердь! Что мне делать там, в этой Тверди?
– Не хорони себя раньше времени, – глухо отозвался Змей. – Кто знает, куда мы все попадем, когда придет наш час…
– Так в Твердь уйдем? Или во тьме растворимся? – не унимался попрошайка. – Мне надо точно знать – времени совсем уж не осталось!
– Ну, если ты хочешь знать правду… – Посредник поглядел на этого трясущегося одним глазом из тени капюшона. – То версия с небесами мне ближе. Твердь тяжеловата. Даже для мертвого, не говоря уж о живых.
– Погоди… – Лицо нищего исказилось гримасой недоумения. – А что тогда говорил ваш Пастырь? Мол, Твердь, она все простит! Все грехи застынут в ее камне! Мол, грешите, сколько хотите, только на Твердь молитесь! А я так грешил, что и горы будет мало, чтобы грешки мои придавить! Так кому мне верить?
Змей вырвался из навязчивой хватки и прибавил шагу. Вслед понеслись сначала недоуменные возгласы, а затем и проклятья:
– Я так и знал, что они лжецы – эти Святители! А может, не только лжецы – а вообще слуги дьявола!
– Так говорят, это Директория их собрала, чтобы народ от проблем отвлечь, – глубокомысленно произнес еще какой-то бродяга.
– Вешать их всех! – с пьяной злобой выкрикнул еще кто-то.
Змей не слушал. Он четко шел к своей цели.
И путь привел его в тупик. Дорогу преградила баррикада из железных ящиков, ржавых бочек и прочего хлама, закрывшего узкий проход между двумя псевдозданиями в ремесленный квартал.
– Неожиданно… – пробормотал Змей.
Видимо, обитатели квартала решили отгородиться от внешних угроз самым радикальным способом. Но после восхождения на гору из разлагающегося мусора посредника было трудно чем-то удивить и уж тем более остановить.
Карабкаться в рясе, однако, было еще то удовольствие. Зацепившись подолом за железный штырь, Змей едва не рухнул на острые, как бритва, металлические листы. Вырвавшись из плена, он свалил на себя шатко лежавшую на самом верху бочку, которая чуть не раскроила ему голову. Упав же, та извергла дикий грохот. Мятая крышка, отлетев, долго крутилась, издавая отвратительный звякающий звук. Наверное, эта бандура играла здесь роль сигнализации. В общем, пробраться в квартал тайком не удалось.
Позорно скатившись на другую сторону, Змей едва успел извернуться, чтобы приземлиться не башкой, а хотя бы на «четыре точки». И тут же спиной ощутил холодный металл.
– Хорош паскудить, святой отец, – прошепелявил старческий голос. – Чай не пионер уже – через заборы лазить.
– Я, может, и не пионер, но и не святой точно, – сбросив назад капюшон, сказал Змей. – Мое почтение, Пенсионер!
Он обернулся. Над ним возвышался эпатажного облика старикан в выцветшей полосатой пижаме и бесформенных тапочках. Вокруг лысины, напоминавшей спекшееся яблоко, торчали седые всклокоченные волосы. Длинные белесые брови были сурово сведены, из-под них злобно сверкали живо бегающие глаза-щелки. Несколько легкомысленный вид придавали этому человеку сползшие на нос очки с толстыми линзами, одна из которых пошла сеткой трещин. Но не стоило обольщаться добродушным видом этого деда: длинными узловатыми пальцами старик сжимал видавший виды помповый дробовик.
Змей поднял руки и медленно поднялся. Вслед за ним синхронно поднялся ствол дробовика. Старик продолжал смотреть на гостя волком, хоть тот старательно улыбался всеми, пока еще целыми и довольно сверкающими зубами.
– Ты что, не узнал меня? – поинтересовался Змей.
– Узнал, как же, – недружелюбно отозвался старик. – Потому и думаю: грохнуть тебя сразу или сначала прострелить колени, чтобы поползал и помучался?
– Откуда такая кровожадность, Пенсионер?
– Да слухи про тебя ходят. Мол, воду мутишь, людей смущаешь. От того и бизнесу проблема. А я не люблю, когда у меня проблемы.
– Хочешь сказать, это я черную воду в аграрные секторы пустил? И беженцев я подорвал, чтобы сюда потянулись?
– Этого я не знаю. Но вижу, что передо мной не честный неприкасаемый и признанный посредник, а какой-то хмырь в сектантском балахоне. Который явно труслив, чтобы показать свое лицо с наколками.
– Время такое, – продолжая улыбаться, сказал Змей. – Ты ведь тоже раньше все двери ногой вышибал. А теперь, вон, за кучей мусора затаился.
Лицо Пенсионера дрогнуло. Видать, слова пришлись в самую точку. Змей осторожно отвел ствол дробовика в сторону. Произнес мягко:
– Вообще-то я за сестрой пришел.

 

Конура старого негодяя сверкала цыганской роскошью. Здесь хранилось лучшее из того, что можно было достать на черном рынке: мебель, ковры, книги, даже бытовая электроника. Неизвестно, работала ли она – но у Пенсионера все было напоказ. Поговаривали, что большую часть своего добра он отжал у какого-то генерала из руководства Директории, шантажируя того сведениями о хищениях медикаментов с армейских складов. За такие дела генерала свои же легко поставили бы к стенке.
В этом старикан был весь – мастер шантажа и тонких интриг, полная противоположность большинству лидеров местных группировок, поднявшихся на рэкете и прямом насилии. Пенсионера боялись и уважали. Без его молчаливого одобрения Змей никогда не стал бы посредником. И он не раз уже платил деду той же монетой. Пару раз даже спас ему жизнь, предупредив о покушениях, и неоднократно выручал во время облав блюстителей.
Змей не питал иллюзий: в случае необходимости этот гнусный старик с легкостью продал бы его. Дело было только в цене вопроса. Но теперь не осталось никого из «старой гвардии», кому посредник мог бы доверять так же, как этому человеку.
Вот и сейчас старик сидел напротив него, наблюдая, как гость нарочито сдержанно утоляет голод, и в стеклах очков явственно сверкали цифры расчетов: что именно и сколько можно поиметь с парня. Известность в качестве Видящего заметно прибавила посреднику веса в глазах Пенсионера. Он наверняка знал про Змея то, что тот не ведал про себя самого. Просто оценивал людей по меркам, которые не придут в голову обычному человеку, не искушенному в закулисных делах.
– Директория затаилась, – медленно говорил старик. – Я не совсем понимаю, что происходит, но такого не было еще никогда.
– Чего именно – не было? – зачерпывая серебряной ложкой кашу из старинной, с вензелями, тарелки, спросил Змей.
– Не было такого, чтобы Директория настолько выпускала из рук ситуацию. Погибли блюстители – чуть ли не целый взвод…
– Да, я видел тела…
– Их убила толпа смертников из радиоактивной шахты – туда сбрасывали отходы с реактора, и вот недавно всплыла правда. В другие времена Директория подогнала бы вояк. Всю эту мразь зачистили бы огнеметами. Такого власть прощать просто не может себе позволить. А тут – тишина.
– И что ты думаешь по этому поводу?
– Я думаю самое плохое. – Пенсионер совершенно по-старчески пошамкал дряблыми губами, отпил прозрачного чая из витиеватой сервизной чашки. – Директория просто не связывает свое будущее с Карфагеном.
– Что-то я туплю. Поясни. Что значит – не связывает?
– Это значит – Карфагена не будет! – прокричал Пенсионер. – Карфаген должен быть разрушен – и он будет разрушен!
Немного обалдев, Змей смотрел на этого трясущегося то ли в ярости, то ли от страха старика. Таким Пенсионера он еще не видел.
– Что тут случилось? – раздался испуганный женский голос. – Кто-то кричал?
Змей резко обернулся – и даже не успел обрадоваться: на шею ему с визгом бросилась Ксю – подтянутая, как всегда, в рабочем, но стильно подогнанном комбезе, со светлыми волосами, стянутыми в пучок.
– Я так волновалась! – сразу же разрыдалась она. – Думала, ты умер!
– Ну, мать, ты чего? – несколько смутился Змей. – Я жив-здоров, как видишь. От Игната тебе привет…
Пенсионер с безжизненным выражением лица смотрел словно сквозь эту семейную сцену. Ему было плевать на чувства других людей. Его интересовали только он сам и его темный бизнес.
– А чего ты – в этом? – Ксю наконец обратила внимание на странное облачение брата.
– Я тебе потом все объясню, – скосившись на Пенсионера, сказал он. – Ты подожди меня – я сейчас…
Старик вышел из оцепенения и впился взглядом в посредника:
– Что значит – «сейчас»? Ты что, уйти собрался?
– Ну… – Змей пожал плечами. Сделал знак Ксю, чтобы та вышла за дверь. – А какие есть варианты?
– Это я от тебя хотел услышать! – сварливо произнес Пенсионер. Заложил руки за спину, шаркающей походкой прошелся по комнате, недоуменно рассматривая собранное здесь богатство – словно не понимал, откуда все это взялось и что со всем этим делать. – Я думал, помогая Видящему, я получу хоть какой-то гешефт с этого дела! Я охранял твою сестру, кормил ее, да и вообще… прикрывал твой голый зад…
– Я очень благодарен вам за это…
– Плевать я хотел на твои благодарности! – взвизгнул дед. – Я хочу понимать, что происходит и что мне теперь делать?!
– Но я сам не знаю.
– А ты узнай! Кто из нас Видящий – ты или я?
Змей смерил старика взглядом и подумал: «А он все-таки заметно сдал. Раньше, даже будучи дряхлым с виду, дед ловко пользовался этим обманчивым впечатлением, чтобы прикончить противника. Теперь же он явно растерян и жалок».
– Конечно, – спокойно сказал он. – Я все узнаю и скажу вам. Именно с этой целью я и вылез из Накопителя…
Он мог бы продолжать врать и дальше – ведь он не верил в собственные слова. Но со стороны двери донесся быстро нарастающий шум, грохот, чьи-то громкие выкрики.
– Что там, черт возьми, происходит? – зарычал Пенсионер, вытаскивая из-под стола дробовик. – Я же приказал – чтобы была тишина!
В комнату, затравленно озираясь, вбежала Ксю. Следом ворвалась целая группа каких-то оборванцев, во главе которой был тот самый грязный нищий, недовольный ответом мнимого «святителя».
– А! – заорал он, тыча пальцем в посредника. – Вон он, падла! Думал, спрятался! Думал, мы его не найдем!
– Чего тебе надо, гнида чумазая? – устало спросил Змей.
– Мне надо, чтобы вы, лжецы, все передохли! – обдавая посредника смрадным дыханием, выдал голодранец. – Наживаетесь на нашем горе, жируете – так еще и насмехаетесь над нами! Думаете, мы такие идиоты, уши развесили и пойдем за вами, как крысы под дудку!
– Смотри, как он устроился! – пьяным хриплым голосом сказал еще один оборванец, с хозяйским видом обходивший комнату. – Откуда у него столько добра? И жратва! Братцы! Да тут полно жратвы! И бухло!
– Ах, ты сволочь в балахоне… – могильным голосом произнес чумазый. – Ты не просто лжец – ты, падла, кровь нашу сосешь?!
Змей прикидывал, как успокоить толпу ошалевших от вида роскоши попрошаек. Видать, они и вправду решили, что попали в жилище Черного Святителя. Имея опыт переговоров, можно было успокоить даже толпу завистливых идиотов. Убедить, накормить, напоить, в конце концов.
Но это был дом Пенсионера. А тот не привык оставлять без ответа подобное пренебрежительное отношение к своей персоне, тем более – в своем собственном доме. Это было не по понятиям.
– Это… мое! – завизжал Пенсионер, глядя, как оборванец с торчащим из клетчатой рубашки пузом хлещет из горлышка графина драгоценный коньяк.
Грохнул выстрел. Графин лопнул, как граната, обдав осколками непрошеных гостей. Следующий выстрел пришелся клетчатому в пузо, отчего тот повалился на спину, ухватившись за скатерть и стягивая за собой роскошную сервировку стола.
Пенсионер успел сделать еще один выстрел. После чего его смела с ног взвывшая от лютой ненависти толпа. Отчетливо щелкнул выскочившим лезвием «спринг-найф», и чей-то сдавленный голос принялся мерно, в такт ударам, повторять: «На! На! На!»
Ахнула и вжалась в стену, закрыв лицо ладонями, Ксю. Змей молил всех богов и даже эту проклятущую Твердь, чтобы взвинченные, хмельные, почуявшие кровь подонки не обратили внимание на хорошенькую, беззащитную девушку. А потому выдернул из глубины балахона пистолет – и трижды выстрелил в потолок.
На несколько секунд воцарилась тишина. На полу все еще вздрагивало истыканное ножом тело Пенсионера, и все глаза устремились в сторону посредника. Тот прикидывал, сколько патронов осталось в магазине и сколько всего этих оборванцев, включая тех, что оставались по другую сторону двери.
– Давайте договоримся по-хорошему, – стараясь говорить сдержанно, произнес Змей. – Сейчас мы с моей сестрой уйдем отсюда. А вам останется все, что вы найдете в этом доме. Я даже подскажу вам: загляните в подвал, вам понравится. Вы просто освободите проход – и больше никто не умрет сегодня.
По виду этих жадных, голодных людей было ясно: они уже готовы согласиться. Тем более их все сильнее манил вид пищи и батарей редких напитков на полках изысканного бара. Даже их предводитель несколько растерял пыл, как и его приятель, удовлетворивший жажду крови и теперь нервно стряхивавший с пальцев густые темные капли.
Но тут кто-то из задних рядов удивленно произнес:
– Это же… Видящий!
– Кто? – Лицо предводителя недоуменно вытянулось.
– Ну, тот самый… Который ходил на Запретную гору… Типа небо видел…
– Точно – он, – раздался еще один голос. – А я думал – только мне показалось.
– Да он это! – выбравшись вперед и ткнув в Змея пальцем, заорал бородатый тип с единственным желтым зубом во рту. – Я сам видел, как он с трибуны свои речи толкал! Он это! Он!
– Ах ты ж, падла… – удивленно произнес предводитель. Лицо его растянулось в злобной улыбке. – Он еще и Видящий! А ну, ребята, хватай его! Видать, пришло время нашей правды!
Змей успел лишь повести рукой с пистолетом. Но в голове что-то лопнуло, и мир поплыл – на фоне немытой, ухмылявшейся рожи.

 

Он уже сбился со счета – сколько раз за последнее время его пытались убить. Люди не любят пророков. Потому что им не нужна истина. Люди хотят услышать лишь то, что им нравится. Истина режет глаза, будоражит совесть, пинком выводит из зоны комфорта. А люди любят комфорт. Даже если это комфортабельная куча дерьма.
Этим чумазым не было дела до его видений. Плевать им было и на Запретную гору, и на синее небо. Они ненавидели Видящего просто потому, что не понимали его. Он был им как бельмо в глазу. А еще он украл их хлеб, выпил их пойло и выгнал их с теплых насиженных мест.
В общем, шут его знает, что там было в головах у этих бедолаг, вдруг вообразивших себя вершителями судьбы «того самого» Видящего, да еще напялившего на себя ненавистный балахон Черного Святителя. Возможно, протрезвев, они схватятся за голову, запричитают: что же мы наделали?!
Но на торчавшую из стены железную балку уже накинули невесть откуда взявшуюся веревку и скрутили довольно приличную висельную петлю. Суд Линча – самое развеселое развлечение безмозглых бунтарей.
Кричала и билась в истерике Ксю, а Змей, связанный по рукам и ногам, тупо смотрел в эту петлю, не испытывая ни страха, ни сожаления. Наверное, он просто устал. Настолько, что не был в состоянии оценить весь бессмысленный ужас момента.
– Давайте, ребята, вздернем самозванца! – разорялся чумазый предводитель, приплясывая и отхлебывая из фигурной бутылки. – Пусть знают – пришло наше время! Теперь заживем!
Петлю накинули на шею. Поморщившись, Змей ощутил, как грубая веревка, затягиваясь, дерет шею. Несколько молодчиков нетерпеливо топтались, вцепившись в противоположный конец веревки, готовые как следует дернуть ее, чтобы человек в черном балахоне взлетел над головами и принялся забавно дергаться, судорожно болтая в воздухе ногами.
Все тем же равнодушно-безжизненным взглядом посредник отметил появление новых фигур в этом действе. За расправой наблюдало несколько подтянутых мужчин в черных рабочих комбинезонах с ослепительно-белыми повязками на рукавах. Почему-то в этот смертельный момент Змея особенно поразили эти повязки из светоотражающей ткани. Куда меньше его удивило оружие в руках этих одинаковых с виду людей. У них были автоматы, но наметанный взгляд сразу отметил: это не блюстители и не военные.
Веревка натянулась, болезненно врезалась в горло, и стало не до выяснения деталей. Посредник машинально поднялся на цыпочки, выгадывая последние миллиметры жизни. Мелькнула идиотская мысль: «Зато голова перестанет болеть. Это же надо, как звенит после удара…»
– И-и – раз! – орал чумазый, командуя расправой. – Тяни сильней!
Змей уже попрощался с жизнью, когда тяга веревки на горле ослабела и ноги снова приняли весь вес его тела. В ушах гулко стучало, и он не сразу опознал этот звук.
Знакомый. Страшный. Но иногда – очень и очень сладкий.
Звук автоматных очередей.
Приговоренный к казни так и стоял с ослабевшей петлей на шее, тупо наблюдая, как вокруг него в панике разбегаются эти только что жуткие в своем безумии, а теперь совершенно жалкие люди. И внутри холодело от понимания: никому из них не уйти отсюда.
Люди с белыми повязками на рукавах не собирались вести переговоры, пугать, разгонять толпу. Они пришли, чтобы убить их всех. Меньше чем через минуту все оборванцы неподвижно лежали в собственной крови, скорчившись в нелепых позах паники и боли. Над всем этим кошмаром возвышались две одинокие фигуры – связанного парня в черном балахоне и сжавшейся от страха девушки в сером комбинезоне – почти таком же, как у стрелявших.
Змей отстраненно наблюдал, как из-за стрелявших вышел невысокий человек в плаще и нелепой шляпе. Неторопливо направился к несостоявшемуся висельнику. Остановился напротив него, сверкнув стеклами очков в неказистой оправе. Оглядел с головы до ног, словно проверял сохранность собственного имущества. Сказал:
– Я знал, что мы встретимся, Видящий.
– Привет, Счетовод, – хрипло сказал Змей. – Шумно ты появился, ничего не скажешь.
– А ты предпочел бы, как пират из книжки – болтаться на рее? Эффектно, конечно, но не эффективно.
– Эффективность – твой конек, Счетовод. Но зачем твои люди убили этих несчастных? Могли бы просто распугать.
– У них было время испугаться. Но они заставили нас ждать. Ты ведь знаешь – Организация не признает дармоедов и паразитов. Пусть они паразитируют на самом дне жизни. Люди или работают, или они не люди.
– А ты осмелел. В открытую пошел?
– Оглянись вокруг. – Счетовод поводил головой в шляпе. – Кто теперь может противостоять нам? Мы долго готовились. И вот – пришло наше время.
– Я уже где-то слышал эту фразу, – пробормотал посредник. – И, по ходу дела, не один раз.
– Такова диалектика. История движется по спирали.
– Забыл, что ты этот… Марксист, сталинист, маоист…
– Не напрягай мозг, Видящий. У тебя другая задача.
– Тебе лучше знать, Счетовод. Тогда, может, развяжешь?

 

Змей даже представить себе не мог масштабов заговора, устроенного этим невзрачным человеком в очках с дужками, трогательно перемотанными изолентой и прихваченными перекрученной резинкой. Счетовод не зря звался именно так: он прекрасно умел просчитывать варианты и строить долгосрочную стратегию, не стремясь лезть на рожон раньше времени. Он терпеливо выжидал.
Ждал, пока черная вода вытеснит с насиженных мест толпы беженцев. Ждал, пока из-за той же напасти резко упадут урожаи на гидропонных плантациях аграрных секторов. Ждал, пока недовольство теснотой и дефицитом продовольствия в Центральном секторе начнет перерастать в бунт. Ждал, пока Директория не станет терять контроль над ситуацией в секторах. Ждал, пока у населения Карфагена не начнет сносить крышу от навалившихся бедствий. Ждал, пока всеобщий кризис не перерастет в хаос.
И только тогда открыл карты.
Организация не была специально организованным подпольем. У нее не было отдельных боевых отрядов, законспирированных агентов и прочей атрибутики заговорщиков.
Организация с самого начала была легальной. Она проходила по всем ведомостям, накладным, отчетам, снабжалась и поощрялась руководством. Директория сама взрастила ее. Потому что не знала, что хорошо организованное производство на самых эффективных шахтах, снабжавших Карфаген сырьем и дававших работу сотням рабочих, – это и есть Организация. Эти отборные бойцы с белыми повязками на рукавах были самыми обыкновенными работягами. Правда, отобранными и просеянными через идеологический фильтр, придуманный Счетоводом. Властям оказалось не под силу разоблачить тайные замыслы никому не известного клерка – просто потому, что никому не приходило в голову сунуться в темную и пыльную преисподнюю глубинных шахт, покопаться в унылых бумагах крохотной затрапезной конторы – той самой, в которой зрели наполеоновские замыслы этого невзрачного человека.
И сейчас Змей с изумлением наблюдал, как торговые ряды Месива организованно и быстро превращаются в мощные фортификационные сооружения – пулеметные гнезда, брустверы, капониры. Как ловко эти работяги обращаются с оружием, большую часть которого, видимо, изготовили сами, на собственных производственных мощностях. Всюду сновали компактные вооруженные группы, прохаживались, внимательно оглядывая периметр, патрули, занимали позиции снайперы.
– Центральный сектор – стратегически важное место, – пояснял Счетовод. – Но это только начало. Наша цель – Директория. Они должны ответить за все, что устроили. Карающая справедливость – вот наша цель. Думаю, большинство населения спит и видит, как болтается в петлях их любимое руководство.
Змей невольно погладил шею, все еще помнившую ощущения от веревки. Счетовод заметил это движение, безжизненно улыбнулся. С улыбкой у него как-то не складывалось.
– Я не понимаю только одного, – произнес посредник. – Зачем ты это все мне рассказываешь? Не опасаешься утечки информации?
– Конспирация закончилась. Пришло время действовать. И тут, как говорится, вопрос ребром. Вступай в наши ряды, Змей. Твоих друзей мы тоже примем. Пока еще не поздно принять правильное решение.
– А может стать поздно?
Счетовод внимательно поглядел на него. Сказал с нажимом:
– Ты уже совершил ошибку, уйдя от нас в прошлый раз. Однако не навел на нас псов, не предал. Мы это ценим. Но в борьбе за власть в этом маленьком мире каждому придется принять сторону. Ты видел: когда доходит до дела, мы не разбираемся, кто прав, кто виноват. Достаточно формального признака – ты с нами или нет.
– Кто не с нами – тот против нас?
– Всегда уважал тебя за цепкий ум и ясный взгляд на вещи. Ты важен для нас, и прежде всего – как символ. Кто знает Счетовода? Или моих угрюмых ребят с самого дна мира? Мы – сила, но сила безликая. Когда мы скрывались, это было преимуществом, теперь, когда мы поднимаем голову, этой голове понадобилось лицо. Что скажешь, Видящий? Хочешь стать лицом подлинной справедливости?
– Лицом справедливости стать, конечно, почетно, – задумчиво произнес Змей. – Но только мы понимаем справедливость по-разному. По моей справедливости голодных и от этого злых людей следует накормить. По вашей – их следует добить, чтобы не мучились. По моей справедливости надо прибраться, навести порядок и начать примирение. По вашей – надо все сокрушить и устроить кровавую баню.
– Насилие для нас – не цель, а средство.
– Все так говорят. И Директория вбивала добро железными кулаками, и Черные Святители во имя добра людей мучают.
Счетовод остановился, пришлось остановиться и Змею. Лидер Организации внимательно, поверх очков, посмотрел на посредника. Сказал холодно:
– Смотри, Змей, такие предложения один раз делаются. Когда все начнется – менять окраску может быть уже поздно. Тогда решать буду уже не я – все будет определять специфика момента.
– «Специфика момента». – Змей нервно рассмеялся. – Хорошо сказано, и не придерешься. Это не в упрек, я понимаю, о чем ты говоришь. И вообще… Дай нам время подумать.
– Времени у вас нет, – отрезал Счетовод. – Мы должны взять Директорию за горло. На элитных уровнях тоже не дураки сидят. Они постараются перехватить инициативу. Так что все может начаться в любую минуту.
– В любом случае, ты же понимаешь – в ваших мы стрелять не станем.
– Хочешь, чтобы за это я тебя по щечке потрепал?
– Это, конечно, спасибо, но…
– Ладно, определяйтесь. А пока… Давай-ка подойдем к кладовщику. Получишь опознавательные знаки – чтобы вас случайно не шлепнули в заварушке.

 

– Как вам мой новый образ?
Змей позировал перед товарищами в подаренной Счетоводом шахтерской каске – она досталась ему вместе с мощным налобным фонарем, который, собственно, он и выпрашивал. Проще было надеть каску, чем демонтировать намертво прикрепленный фонарь с батареей. Да и удобнее, пожалуй. Смущало только то, что снята каска была с убитого бойца Организации, да и вид у нее был весьма специфический. Она была похожа на головной убор языческого шамана: черепа, кости, паутина и прочие прелести, нанесенные цветными красками умелой рукой, странным образом соседствовали с отлитыми в металле образами, крестами и молитвенными текстами, броней окружавшими каску у основания. Это уже сближало ее по виду с рыцарским шлемом.
– Шахтерский бог… – проговорила Тана.
– Кто? – Змей удивленно приподнял бровь.
– Не слышал? – Девушка нервно усмехнулась. – Легенда такая есть. Про шахтера, самого первого, кто начинал строить Карфаген. Его по ошибке замуровали в какой-то боковой шахте. И он все бродил там, искал выход. Даже не заметил, как умер.
– Нормально… – пробормотал Змей, поправляя каску.
Тана смутилась, торопливо поправилась:
– Он же не насовсем умер. Он воскрес. Потому что строил убежище, чтобы спасти людей, и умереть ему было бы несправедливо. И когда уже в наше время его шахту разрыли, он стал бродить среди людей, спасая тех, кто заблудился в шахтах, задохнулся от газа, завалило там кого…
– Видать, именно он нас и спас от Нежити – там, в пещерах… – пробормотал Пшик. – Шахтерский бог…
– Откуда ты таких историй понабралась? – поинтересовался Мориц.
– Поработал бы ты с мое в барах – и не такого наслушался бы от пьяных посетителей, – небрежно бросила Тана.
Она тайком глянула на Змея. Но того сейчас было не пробить сомнительными воспоминаниями подруги.
– О’кей, – спокойно сказал посредник, проверяя работу фонаря на каске. – Раз мой статус поднялся до божественного, тогда повелеваю: всем нацепить повязки, что я принес. Выглядит глупо, но для вашей же безопасности.
Дольше всех с повязками возилась Тана. Она хмурилась, морщилась и никак не могла определиться то с высотой расположения, то с узлом, то с натяжением светоотражающей ткани. Мрачная ирония заключалась в том, что повязки должны были перехватить рукава грубой номерной робы из Накопителя. В любой ситуации танцовщица хотела выглядеть стильно.
Ксю к «обновке» отнеслась легче и теперь помогала Тане. Мужчины больше внимания уделяли проверке оружия. Исключением оказался Пшик, нацепивший повязки на тощие голые предплечья какими-то нелепыми бантами и теперь то и дело любовавшийся этим предметом гардероба.
Последним опознавательные знаки Организации с сомнением повязал Игнат.
– Как бы с этими штуками мы не стали хорошей мишенью для спецназа. Кто там будет разбираться – заодно мы с повстанцами или так, нейтральная сторона.
– Никто не мешает нам снять эти штуки в любую минуту, – возразил Мориц. – Как ведут себя бойцы Директории, я хотя бы представляю. А в кого станут палить эти работяги, когда запахнет жареным, – это еще бабушка надвое сказала.
– Мы уже видели – в кого, – тихо сказала Ксю. – Во всех, кто им не понравится – хоть выражением лица, хоть одеждой.
– Если честно, я бы предпочел иметь дело с Черными Святителями, чем с этими ребятами, – сказал Мориц. – С балахонщиками хоть как-то можно разойтись, если не касаться вопросов веры. А эти – не просто фанатики. Они какие-то… Механические, что ли. Бездушные.
– Профессиональная деформация. – Змей криво улыбнулся. – Поработаешь по двенадцать часов в шахте – станешь верить, что хороший человек – это тот, кто не халтурит и норму выполняет. И с несогласными будешь поступать, как с непослушной горной породой: молотом – в рыло!
Немного развеселившись, принялись расправляться с припасами, которыми поделился со Змеем кладовщик Счетовода. В Организации вообще не было воинских званий, все должности мимикрировали под обычные рабочие специальности – как функция того же Счетовода. Отрядами командовали мастера, над ними стоял прораб. Имелись механики, техники, наладчики, проходчики, – только вместо рабочих инструментов они теперь держали в руках оружие. Мечта Счетовода и заключалось в том, чтобы все до единого обрели свою функцию в едином механизме Карфагена. И не декларативно, как те шестеренки на вольфрамовой монете, а фактически. Должны были сгинуть в небытие не только элитные районы с их богатыми бездельниками, но и места вроде Месива, где обретались те, кого Счетовод не считал истинно трудовым людом.
Все это пахло большой кровью – как и всякая недостижимая в реальной жизни утопия. Но Змей не собирался переубеждать опасного знакомого. Его единственной целью было выжить – и сохранить жизнь тем, кого он считал своим ближним кругом.
Сейчас они расположились в брошенном развлекательном квартале на окраине Месива. Держатели притонов забились в свои норы, почуяв угрозу со стороны суровых ребят с белыми повязками на рукавах. И Змей привел свою вооруженную группу в маленький знакомый бар, про хозяина которого знал: тот не будет держать на него зла за самоуправство. Это был еще один человек, которого, в бытность боевиком на службе у группировки, Змей вытащил из глубокой ямы с дерьмом.
Впрочем, входную дверь пришлось-таки взломать.
Сидели за стойкой на высоких барных стульях. Роль бармена на этот раз исполнял сам Змей. Он помнил кое-какие хозяйские секреты, а потому легко отыскал тайник с запасом выпивки и нехитрых ингредиентов для коктейлей. Правда, в основном это была сумасшедшая химия, но с одного раза, как говорится, еще никто не умирал. Змей разливал по обшарпанным бокалам адскую смесь собственного изобретения. Пили, морщились, но хвалили. Первым набрался Пшик, отчего полностью лишился дара речи и лишь пьяно, бессмысленно хихикал над опустевшим бокалом. Мориц пил много, но не пьянел. Он с улыбкой смотрел, как Игнат неуклюже танцует медленный танец с Ксю под воображаемую мелодию.
Неожиданно врубилась музыка – на этот раз настоящая. Над головами посетителей вспыхнул и стал медленно поворачиваться сверкающий «диско-шар». Поглядев в сторону самопального диджейского пульта, посредник встретил сверкающий, почти счастливый взгляд Таны. «Вот же, обнаружила! – хмыкнул про себя Змей. – И как только разобралась с этой аппаратурой? Ах да – здесь она тоже работала».
Девушка забралась на барную стойку и начала плавный, но чертовски соблазнительный танец. И хоть видели его все – она ступала босыми, на цыпочках, ногами прямо перед бокалами ухмылявшихся «гостей», – но было понятно: танец был предназначен одному только Змею.
Приятная музыка из чудом уцелевшего электронного ящика, мягкий свет – и танец самой прекрасной девушки на свете. Посредник смотрел на нее снизу, с отвисшей челюстью, и не верил, что все это – на самом деле. После Накопителя, после мрачных подземелий и бесконечного смрада.
Это был удивительный момент. Словно не было вокруг нараставшей войны всех против всех, словно только здесь, в этом баре, оставался единственный островок спокойствия и надежды.
Хлестко щелкнуло – свет в баре мигнул, задрожал.
И погас.

 

Вспыхнул яркий фонарь на каске Змея. Следом – фонарик в руке Игната. Наученный горьким опытом, посредник заранее выпросил у кладовщика два таких – из шахтерской амуниции. Как знал. И теперь мощные лучи шарили по бару в поисках выхода.
– Может, предохранители полетели? – предположил Мориц.
– В этом баре нет никаких предохранителей, – усмехнулся Змей. – Разве что проводка сгорела.
Однако, выбравшись из бара, захмелевшие посетители увидели все тот же полнейший мрак, охвативший весь уровень. Только ярко поблескивали вдалеке светоотражающие полоски на рукавах бойцов Организации да начинали вспыхивать далекие огоньки фонарей.
– На моей памяти в Карфагене полностью вырубало освещение всего дважды, – задумчиво проговорил Мориц. – И каждый раз это плохо кончалось.
– Может, это только на уровне вырубило? – предположил Игнат.
– На уровне может выбить только половину светильников. Вторая часть автономна и запитывается непосредственно от главной подстанции, у реактора.
– Хочешь сказать – что-то с реактором? – проговорил Змей.
– Даже предполагать такое не хочу, – отозвался Мориц. – Но у нас определенно большие проблемы.
– А что, если это Директория подстроила? – спросила Тана. – Могли же они диверсантов подослать или что-то в этом роде.
– Этого тоже нельзя исключать, – кивнул Игнат. – Но я знаю одно: теперь в любую минуту надо ждать какого-то дерьма. Такое просто так не делается. Кто бы это ни сделал – это только подготовка. Возможно, к удару.
– Валить надо с этого уровня, – сплюнув, сказал Змей. – Если это Директория готовит подлянку боевикам Организации – мы тоже попадем под раздачу.
– Согласен, – сказал Мориц. – Вопрос – куда именно валить? Если так на всех уровнях…
– Главное – держаться подальше от Организации, – сказал Игнат, нащупывая отсвечивавшую во мраке ткань. – И повязки я бы эти снял от греха подальше.
– Пусть будут! – остановил его Мориц. – А то уйти не успеем – шлепнут на всякий случай. Если бы я услышал, как кто-то без опознавательных знаков копошится в темноте в такой обстановке, – я бы шмальнул в ту сторону из гранатомета.
– Хорош болтать, – решил Змей. Огляделся, поводил вторым фонарем. – Межуровневые переходы – в той стороне. То есть за лагерем Организации.
– Вот на этих переходах нас и поджидают, – хмуро предположил Игнат.
– Кто? – спросила Ксю.
– Да те, кто свет вырубил. К тому же сейчас там будет не протолкнуться.
– Да, переходами идти нельзя, – неохотно согласился Змей. – Можно попробовать вентиляцией…
– Можно, конечно, и вентиляцией, но, боюсь, не мы одни такие умные, – возразил Мориц. – Сейчас там тоже будет тесно.
– И что ты предлагаешь?
– Я? Ничего. Смотрю, вот Пшик что-то сказать хочет.
Оба фонаря впились лучами в пьяно шатавшегося мужичка. Одной рукой тот прикрылся от света, второй сделал неопределенное движение в воздухе. Его продолжало изрядно штормить после пары коктейлей от Змея.
– Непохоже, чтобы он хотел что-то сказать, – заметил посредник.
– Я… Я хочу… – пьяно возразил Пшик.
Он набрал полную грудь воздуха – и блеванул прямо под ноги создателю коктейля. Тот едва успел отскочить.
– Если это все, что ты хотел сказать… – с угрозой прорычал Змей.
Низко склонившись, упираясь одной рукой в колено, второй Пшик протестующе помахал в воздухе:
– Я… Другое сказать хотел… Есть… Аварийная шахта… Она идет вертикально, сквозь все уровни… Центрального сектора…
– Никогда про такую не слышал, – с сомнением сказал Мориц. – Откуда ты знаешь?
– Так я ж…
Пшик не успел ответить. Его вырвало снова.
– Он ее тоже проектировал, – догадался Змей.
– Ага… – сипло отозвался бывший советник. – Уф… Что за вкусняшку такую ты мне намешал, Видящий?
– Могу повторить, – пообещал Змей. – Если живы останемся.
Продолжить этот неспешный хмельной треп они не успели.
Со стороны Месива, где теперь располагалась импровизированная база Организации, послышались невнятные вопли. Крики нарастали. Раздались выстрелы – сначала одиночные, затем – густые автоматные очереди. Вспышки прорезали темноту, не прояснив, однако, картины происходившего.
Грохнул взрыв, на миг осветив все погруженное во мрак пространство.
– Началось… – пробормотал Пшик.
– Уходим! – попятившись, крикнул Змей. – Бегом!
– Веди, Сусанин хренов! – прямо в ухо оцепеневшему Пшику заорал Игнат. Дикими глазами обвел остальных. – Оружие – с предохранителей! Девчонки – в середину! Бегом!!!
Побежали. Пьяный проводник метался, пытаясь сориентироваться, пока не выбрал верное, как он считал, направление.
Мрак прочертило пунктиром «трассеров», что завораживающими рикошетами красиво отлетали от стен, свода, основания уровня. Взрывы гранат и промышленных взрывпакетов, которых у Организации были просто горы, стали хлопать с пугающей частотой. Но группа Змея двигалась «по стеночке», по касательной, и все это пока происходило метрах в ста от нее.
– Кто-нибудь видит нападавших? – задыхаясь на бегу, спросил Мориц.
– Я не вижу и хотел бы продолжать в том же духе, – отрывисто бросил в ответ Игнат.
Пулемет он держал на согнутых локтях, на изготовку. Похоже, у него просто руки чесались, чтобы открыть огонь. Но не было понятно – по кому именно. Хаос вокруг нарастал, как нарастало ожидание чего-то неотвратимого и страшного.
– Где там твой аварийный ход?! – озираясь, рыкнул Змей. Проверил предохранитель – тот был в положении «огонь очередями», затвор взведен. – Мы не сможем долго шастать незамеченными – при такой-то интенсивности боя!
– Авось проскочим… – туманно пробормотал Пшик, прикидывая путь.
Он все еще был под воздействием алкоголя и не врубался в полной мере в серьезность ситуации.
Не проскочили.
Сначала пришло это странное, но уже неприятно знакомое чувство – словно кто-то копается в мозгах холодными липкими пальцами. Требовалось усилие, чтобы вытолкать этого «кого-то» прочь из своей головы.
Но поздно. Их уже нашарили во мраке те, кто не нуждался зрении.
Первым среагировал Игнат. Заорал:
– Ложись!!!
И прошелся плотной очередью прямо над головами едва успевших рухнуть наземь Таны и Ксю.
С истошным визгом под ноги кубарем влетели два изрешеченных пулями человеческих существа. За секунду до этого у виска Змея со свистом пронеслось что-то увесистое и явно острое, в чем он опознал стрелу из обработанной кости.
В ужасе взвизгнула Ксю.
– Нежить! – выдохнул Змей.
– Откуда?! – недоуменно воскликнул Мориц, запоздало вскидывая винтовку. – Не понимаю…
– Птичка на хвосте принесла, – зло отозвался посредник. – Говорил я этому ряженому идиоту: «Не суйся!»
– Кому говорил? – нервно спросила Тана, целясь из своего автомата в противоположную сторону.
– Да Пастырь же, сука… – прорычал Змей. Достал из-за пояса и бросил сестре пистолет. – Давай, как учил!
Сам же вцепился в рукоять своего АКСУ, вжавшись щекой в разложенный приклад. Посредник чувствовал: сейчас эти жуткие гости из подземелья снова проверят их на прочность.
Ждать долго не пришлось. Группа хаотично шарила в темноте фонарями, но в расползающейся пороховой гари их свет помогал не сильно. Продвигаясь вперед, маленький отряд ждал нападения «в лоб». Затем они стали подозревать, что враг подкрадется со спины. Не угадали.
Нежить ринулась со всех сторон.
На этот раз неистовые пещерные воины действовали еще быстрее, с какой-то необъяснимой ловкостью увертываясь от пуль. Дикари словно видели, куда направлено оружие оборонявшихся, и кружили в дымной мгле, выжидая момента для атаки. И вот, бросились снова.
Одного Игнату удалось срезать очередью, но трое ворвались в центр маленькой группы, и первый же успел с воплем воткнуть костяное копье Игнату в плечо. Второй полоснул парня по горлу ржавым штык-ножом. Точнее чиркнул – Игнат успел отклониться назад, и лезвие оставило на шее лишь царапину в опасной близости от сонной артерии. Третий, оказавшийся чуть позади, замахнулся острым каменным топором с рукояткой из берцовой кости.
Дикари словно знали, кто из группы – самый опытный и ценный воин, и спешили выбить лучшую боевую единицу. Змей успел подумать об этом, засаживая прикладом в жуткую, искаженную злобой физиономию еще одного нападавшего, который норовил воткнуть ему под лопатку нож из острой, как бритва, каменной пластины.
Три быстрых пистолетных выстрела прервали расправу. Стреляла Ксю. С несвойственным ей выражением ярости на лице она прорвалась к Игнату – и добила нападавших, всадив в них еще по одной пуле. После чего схватила за руку Игната, лихорадочно выпалив:
– Ты ранен?! Сейчас я достану аптечку…
– Времени нет! – рыкнул тот, с силой вырывая из плеча стрелу.
Лицо его исказила болезненная гримаса, кожа мгновенно стала влажной от пота. Но он только крепче вцепился в пулемет – и высадил в пороховую дымку несколько коротких очередей.
Змей бил короткими очередями по возникавшим в едком тумане теням, хоть и не был уверен – зацепил кого-то или драгоценные патроны потрачены зря. Так они и топтались какое-то время, заняв круговую оборону и растерянно тратя патроны на стрельбу по фантомам. Возможно, группа Нежити нарочно выбрала такую тактику, снова просчитав своих потенциальных жертв. Нападавшие, что пришли из полного мрака, действовали, как и полагается незрячим, но незрячим с особыми способностями, которые стали теперь их преимуществом.
Они прощупывали противника. Не было сомнений: как только они нащупают слабину – удар станет смертельным.
– Они просто изматывают нас! – крикнул Змей. – Провоцируют – чтобы мы расстреляли весь боезапас!
– Уходим! – слабым голосом сказал Игнат. – Пшик, твою мать, где этот запасной выход? Если начну терять сознание – то тебя пристрелить успею!
– За что? – пискнул тот, отчаянно пытаясь определить направление.
– Долго возишься… Да куда ты прешь, гнида?!
Последнее слилось с короткой очередью, адресованной неожиданно здоровенному громиле из числа нападавших. Таких высоких и откормленных воинов Нежити они еще не видели. Очередь из трех пуль не произвела на верзилу особого впечатления. Возможно, потому, что на месте черепа у него был огромный угловатый камень, которым громила пытался действовать как тараном. Глаза же его светились зловещим огнем – это были какие-то кристаллы, в которых отражался свет фонаря. Великан взревел – и, по-бычьи склонив голову, бросился на Игната. Тот успел выпустить еще одну короткую очередь – но пули рикошетом отбросило от камня на месте черепа. И парня буквально смело с ног инерцией мощного тела. Добил громилу Мориц – двумя выстрелами из СВД в затылок под булыжником.
Но Игнату это уже не помогло: он был без сознания.

 

Как они смогли дотащить бесчувственное тело товарища до входа в аварийную шахту, Змей и сам уже не помнил. Приходилось то и дело отстреливаться от кружившей в темноте Нежити. На стрельбу по теням израсходовали не менее половины имевшегося запаса патронов, но экономить не получалось. Зажав пару лишних выстрелов, Змей дождался броска тощего и длинного, как сухая коряга, пещерного воина и едва увернулся от удара топора, чуть чиркнувшего по щеке. Ответил ударом приклада, пинком ноги. И да: не обошлось без теперь уже двукратной очереди вдогонку, когда упертый, жадный до крови боец, снова ринулся в нападение. Как говорится, скупой платит дважды.
Путь им преградила стена с невнятной надписью облупившейся желтой краской.
– Чего стоим?! – в ухо Пшику прокричал Змей, озверевший от усталости.
Одной рукой он продолжал держать автомат, другой вместе с Морицем волок стонущего Игната. Пулемет навесили на Пшика, чтобы хоть как-то облегчить ношу.
– Так пришли! – огрызнулся проводник. – Вот он, вход!
– Здесь же стена! – подала голос Тана, не прекращая следить за обстановкой в тылу и по правую руку от группы.
– Вижу! – буркнул Пшик. – Я забыл, что входы замурованы. Их полагается централизованно взрывать пиропатронами.
– И как мы попадем в эту шахту? – растерянно спросила Ксю.
– Сейчас покажу, – пообещал Змей.
Он решительно двинулся на Пшика, отчего тот невольно попятился и прикрылся, как от удара. Но посредник не собирался его бить. Он снял с проводника гранатомет, скомандовал:
– А ну, все назад!
Все подчинились с завидной быстротой. Змей привел ГПГ в боевое положение, прицелился в середину непонятной надписи и даже успел прикинуть, насколько эффектно сейчас выглядит.
Эффект, впрочем, оказал смазанным. Снаряд в гранатомете оказался тухлым и лишь издал шипение со зловонным дымком. Быстро заменив выстрел новым, извлеченным из подсумка Пшика, посредник повторил попытку.
На этот раз эффект превзошел ожидания. Оглушительно хлопнуло – и взрывной волной Змея сбило с ног. Хорошо хоть не посекло осколками. Зато в бетоне явственно проявилась глубокая дыра с рваными краями – достаточного размера, чтобы смог пролезть человек.
Взрывом привело в чувство Игната.
– Что вы дверьми хлопаете? – пробормотал он, пытаясь подняться. – Дайте поспать человеку…
– Потом отоспишься! – пообещал Мориц. – Идти сможешь?
– Строевым шагом – вряд ли…
Он еще и шутить пытался.
– Это и не понадобится, – бодро сказал Пшик, довольный радикальным решением проблемы со входом. – Там лестница.
Восходя вверх по ступеням узкой винтовой лестницы, Змей поймал себя на том, что не продумал главного: как они будут выбираться из этой бетонной «кишки», если все входы замурованы по странной задумке архитекторов? Хорошо хоть эта мысль успела оформиться, когда они уже преодолели служебный уровень и достигли верхнего из тех, которых достигала шахта. В тот момент он и увидел слабые всполохи света в щелях, окаймлявших что-то вроде двери. Им повезло: это и была дверь. То ли указание проектировщиков не исполнили, то ли кто-то уже вовсю пользовался тайным лазом. Но дверь удалось вышибить, и они оказались в каком-то грязном сарае – тоже устроенным, видимо, для маскировки. Пробравшись через груды хлама, вывалились наружу, как те самые скелеты из шкафа.
Свет, увиденный сквозь щели, оказался светом костров, служивших здесь основным источником освещения. Костров было много – палили все, что попадалось под руку.
Здесь было необычайно много народа – и толпа становилась все больше. Похоже, люди прибывали с других уровней – об этом свидетельствовали крики, плачь и общая нервозность обстановки. Этот уровень почему-то считался престижным, хоть и не относился к разряду элитных, доступ к которым имели исключительно избранные. Здесь обитали в основном спецы, в услугах которых Директория нуждалась особо остро, – инженеры, врачи, ученые. Тех из них, кому не нашлось места в закрытых уровнях повыше. Офицерский состав блюстителей и военных из охраны внешних створов тоже обитал здесь.
Но сейчас публика здесь была куда более разнородная. И если раньше блюстители строго ограничивали доступ сюда чужаков, то теперь все барьеры были прорваны. Приличного облика люди терялись за толпами грязных беженцев из дальних секторов, и оборванцы сейчас доминировали.
Усталая команда Змея расположилась неподалеку от выхода из аварийной шахты в пыльном закутке, в который еще не пробрались скопившиеся в центре уровня растерянные беженцы. Выход привалили тяжелыми металлическими балками, чтобы следом сюда не полезла безглазая Нежить. Девушки занимались раненым Игнатом, остальные отдыхали, не откладывая, впрочем, оружия.
– Выходит, это Нежить вырубила свет, – откашливаясь от пыли и отплевываясь, сказал Мориц. Он сидел прямо на промазанном глиной полу, устало привалившись спиной к шершавой стене. – Я только не пойму – как они догадались, что именно надо сделать?
– Они все про нас знают, – вяло откликнулся Змей. Похлопал себя по карманам в поисках несуществующих сигарет. – Тройняшки нас буквально по полочкам разложили. Такое ощущение, что они и сейчас продолжают следить за нами – уже через Нежить.
– Как через ретрансляторы, – кивнул Мориц. – Звучит безумно, но я тоже так подумал. А тут еще балахонщики – сами, небось, указали им путь.
– Выходит, Малахит просто натравил Нежить на Карфаген? – проговорила Тана. Приобняла сжавшуюся Ксю.
– Похоже на то, – кивнул Игнат.
– Но зачем они это сделали?
– Тут, я думаю, как раз все понятно, – пожал плечами Мориц. – Борьба за жизненное пространство. Это как газ под давлением: проткнешь шилом стенку баллона – все, не остановишь и назад не затолкнешь.
– Надеюсь, Счетовод со своими ребятами разберется с этими дикарями, – не очень уверенно сказал детектив. – У него, как-никак, оружие. А у тех – камни да кости…
– Не забывайте, что у них в темноте преимущество, – тихо вставил Пшик. – Да и нелегко справиться с противником, который буквально читает твои мысли.
– Не читает, а просчитывает, – вяло возразил Змей. – Хотя какая разница…
Продолжить он не успел. Со стороны толпы послышались нарастающие крики. Затем – хлопки выстрелов.
– И сюда добрались, – упавшими голосом произнесла Тана.
В ту же секунду подпертая железными балками дверь задрожала под мощными ударами изнутри. Из-за тонкой металлической преграды донеслись почти звериные вой и рычание.
К этому моменту и без того у всех нервы были ни к черту. Теперь же Змей буквально отпрыгнул к противоположной стене и с воплем высадил остатки автоматного магазина прямо в ржавое железо двери. По тут сторону зыбкой преграды завизжали, завыли – и вскоре затихли.
– Да чтоб вы все провалились! – срывающимся голосом заорал Пшик. Сжал кулаки, выкатил глаза, побагровевшие от напряжения. – Чтобы вы все передохли! Чтоб вы сами себя пожрали, падлы! Суки вы подземные! Овцы безмозглые! Гопники тупорылые, безглазые! Скоты срамные!
Змей с удивлением наблюдал за неожиданно разбушевавшимся проводником. Тот продолжал насылать на врагов многоэтажные проклятья, перекрывая своим визгливым голосом крики толпы, выстрелы и вопли объявившейся неподалеку Нежити. Мориц качал головой и усмехался. Девушки смотрели на Пшика с изумлением и страхом. И даже Игнат, скривившись, приподнялся на локте, придерживая только что наложенные бинты.
– Чтоб вы сгнили заживо, пещерное отродье! – разорялся Пшик. – Чтоб вас всех смыло – вашей же поганой черной кровью!
Далее следовала витиеватая конструкция из отборного мата. У Змея даже возникло странное ощущение: такие неистовые проклятья неизбежно должны сбыться. Они просто не могли не сбыться – эти сочные, выплеснутые из самой души слова казались почти материальными.
И словно под воздействием этих слов под ногами вдруг отдаленно грохнуло – как бывает, когда в шахтах проводят промышленные взрывы. Задрожала земля. Послышался отдаленный, пока приглушенный, но медленно нараставший гул. Пшик икнул и запнулся, в ужасе прислушиваясь к новому звуку – словно сам поверил, что своими воплями призвал из мрачных земных недр темных демонов.
– Что это? – тихо спросила Тана. – Слышите?
Никто ей не ответил. Все смотрели, как один за другим гаснут в отдалении костры. Словно с дальнего края сюда приближалась какая-то невидимая волна.
И они не ошиблись.
Сначала под ноги с писком бросилось что-то большое, юркое, необъяснимо-омерзительное. Взвизгнула Тана, испуганно вскрикнула Ксю.
Крысы. Десятки, если не сотни особей. Они мчались густым серым потоком, словно преследуемые смертельной опасностью. Вскоре стал ясен источник этой угрозы.
В грязной, смешанной с мусором пене под ноги выкатился бурлящий поток воды. Пока по щиколотку. Но вода продолжала прибывать, проникая через щели, в аварийную шахту, низвергаясь вниз сначала тонкой струей и, судя по звуку, быстро превращаясь в водопад.
– Что происходит, а? – с усилием поднимаясь на ноги, спросил Игнат. В свете фонаря поглядел на темные разводы на руке. – Народ, а водичка-то – черная!
Тут к общему гулу прибавился новый звук.
Это выл Пшик. Вжавшись спиной в стену, он мелко трясся и скулил, совершенно потеряв человеческий облик. Игнат тяжелой поступью, разгоняя ботинками воду, подошел к проводнику и с силой встряхнул его за плечи:
– Ты что-то знаешь об этом? В глаза мне смотри! Я вижу: ты в курсе! Что происходит? Ну?!
Пшик что-то мычал и блеял, но тут над их головами протяжно заскрежетало, пискнуло, и прорезался хорошо поставленный мужской голос, многократно усиленный громкоговорителями:
– Внимание! Обращение Директории к гражданскому населению! Внимание…
– Не нравится мне это, – глядя в темноту над головой, прокомментировал Мориц. – Ни разу еще не слышал хороших новостей, поданных через репродукторы.
Голос продолжил:
– В связи с биологической угрозой неизвестного происхождения Директория вынуждена донести до населения следующее. В целях обеспечения безопасности населения и инфраструктуры, а также ввиду отсутствия альтернативного способа пресечения возникшей угрозы, нижние уровни подлежат полному затоплению…
– Что?!. – выдохнул Змей, чувствуя, как невольно вытягивается его лицо.
– Населению предлагается, соблюдая спокойствие, организованно перемещаться на верхние уровни Центрального сектора, начиная с уровня номер тринадцать…
В такт этим словам со стороны невидимой во мраке толпы донеслись полные ужаса крики.
– …не создавая паники. Полное затопление пораженных уровней ожидается в течение двух-трех суток…
– Твою мать! – отчетливо произнес Игнат.
– … На период чрезвычайной ситуации будет ограничено потребление электроэнергии. Пользуйтесь альтернативными источниками света. Данные меры принимаются исключительно в интересах населения. Ждите дополнительной информации. Надеемся на понимание и сотрудничество. Повторяю…
Мориц отрывисто рассмеялся, словно репродуктор транслировал нечто юмористическое. Игнат зыркнул на детектива ошалелым взглядом и принялся хлестать по щекам Пшика со словами:
– Приди в себя, тряпка! Ты будешь говорить? Или мне тебе руку сломать?
– Не надо! – слабо попросил тот. – Я скажу…
Он набрал полную грудь воздуха, закрыл лицо ладонями и забормотал:
– Это он и есть. Он наступает…
– Кто – он?
– Апокалипсис.
– Ты рехнулся?
– Лучше бы я рехнулся.
– Да что за чушь? – неуверенно проговорил Змей. – Говори яснее! Что значит – апокалипсис?
– Это значит – конец, – продолжал бормотать Пшик. – Конец всему… Карфаген должен быть разрушен. – Он глухо рассмеялся. – Так получайте! Пусть не разрушен в прямом смысле, но точно – уничтожен.
– Смыт в унитаз истории, – задумчиво произнес Мориц.
Казалось, он не до конца осознал ужас положения. Или осознал, но находил в себе мужество иронизировать по поводу ситуации.
– Я не думал, что это будет так скоро, – продолжал Пшик. – Нашествие Нежити пришлось кстати. Они просто нашли повод для сброса.
– Какого сброса?
– А ты не видишь? – Пшик резко убрал с лица руки, окрысился. – Сброса черной воды! Она годами копилась над Карфагеном, как в бачке унитаза! Разъедала породу, подмывала и без того тонкую перегородку. Это был вопрос времени – когда прорвет! Она просто не могла не прорвать!
– Но зачем тогда они сами подтолкнули этот самый сброс?
– А ты не понимаешь?! Чтобы спасти самые верхние – элитные уровни! Уберечь свои драгоценные задницы можно только так – пустив черную воду ниже элитных уровней! Сюда, на головы простых смертных, которых они и за людей не считают!
– Не может быть… – ахнула Тана.
– Вариант Судного дня… – проговорил Игнат. – Вот, значит, что имелось в виду.
Пшик зябко сжался, нервно кивнул.
– Я бы и сам не поверил – если бы… – Он запнулся.
Змей впился в него взглядом:
– Договаривай. Небось, ты и к этому приложил свою руку?
Бывший советник побледнел, попятился. И, сжав кулаки, перешел в нападение:
– А что мне было делать?! Я всего лишь проектировал водосбросы! Не я, так кто-то другой это сделал бы!
– Ну ты и гад… – подала голос Ксю. – Ты же… убийца!
– Меня самого хотели ликвидировать – как свидетеля! Поэтому я и прячусь ото всех! Я не хотел никому причинять вреда! У меня не было другого выхода!
– Лучше бы тебя ликвидировали, – мрачно заявил Игнат.
– Да?! – взвизгнул Пшик. – А кто бы вас из Накопителя вытащил?!
– Хватит на него наезжать, – решительно сказал Змей. – Бесполезно всех собак на одного вешать. Тем более что сейчас краны все-таки не он открыл.
– Это не краны. Перегородку взорвали, – пробормотал Пшик. – Заряды там уже год ждали своего часа. Грохнули – и пошло-поехало. На этот уровень пока только немного, краешком натекает. Основной поток ниже…
– А раньше, раньше ты чего молчал?! – не выдержал Змей.
– Да потому что за разглашение этой информации – смерть! – крикнул в ответ Пшик. – Ты думаешь, чего я прятался от своих в Накопителе?
– А когда мы сбежали из Накопителя – не мог сказать?
– А толку? Чего говорить, когда мы все равно ничего сделать не могли?! Там, в пещере, мне даже думать об этом было страшно! Там мы, считай, на самом дне были!
Какое-то время Змей пребывал в состоянии тупого оцепенения. Он понятия не имел, что теперь делать. Смерть надвигалась неотвратимо, и не было даже сил заставить себя спасаться бегством. Если вообще оставалось, куда бежать из этой гигантской западни.
– Надо что-то делать, – возбужденно заговорила Тана. – Надо спасать людей – всех, кто остался на нижних уровнях!
– Да никого ты там не спасешь! – вяло отозвался Пшик. – Потому это и называют апокалипсисом! Спасти Карфаген нельзя! Его зальет – полностью!
– Совсем полностью? – с непонятной надеждой в голосе спросила Тана.
Пшик отвечал мрачно и твердо:
– Совсем! Останутся только элитные уровни! Может, еще воздушная прослойка под ними. И все! Как еще вам объяснить, чтобы стало понятно?!
– И что же делать? – потерянно спросила Ксю.
– Ничего! Ничего нельзя сделать! Мы все здесь умрем! – голос Пшика сорвался, он снова начал сползать в истерику.
Змей, наконец, вышел из оцепенения. Проговорил:
– Но ведь можно… Можно выбраться на поверхность!
Ответом ему было молчание. Все были слишком подавлены новостями.
– Для большинства жителей это равносильно смерти, – сказала после затянувшейся паузы Тана.
– Но это шанс! – упрямо возразил Змей. – Все же лучше, чем захлебнуться вместе с крысами!
– А кто даст открыть створы?! – рыкнул Игнат. – Они защищают весь Карфаген – включая элитные уровни, будь они прокляты! Вывести тысячи людей – это не троим через вентиляцию просочиться!
– Значит, надо пробиваться туда, где засело руководство! Заставить их открыть створы!
– Думаешь, они идиоты? И зря стянули к себе солдат и блюстителей? Они же знали, что так будет, и подготовились к тому, что народ придет к ним за ответом! Да нас просто расстреляют из полевых орудий, картечью, чтобы другим неповадно было!
Только Мориц молчал, наблюдая за спором со странным выражением лица. Похоже, ему было что сказать. Но он не торопился это делать. Наконец, решившись, поманил к себе посредника:
– Слушай, Змей, есть одна мысль. Посоветоваться надо. Пойдем, покажу кое-что.
– Ну пойдем. – Тот пожал плечами. – Только давай быстрее!
– Буквально минута! – пообещал детектив.
Змей двинулся вслед за Морицем по переулку, шлепая по черной жиже, уровень которой медленно, но неуклонно повышался.
Никто даже не обратил внимания, как они отошли к концу квартала, завернув за угол. Все были слишком подавлены, озлоблены, все лихорадочно перебирали варианты спасения.
– Ну, что у тебя? – нетерпеливо спросил Змей, едва они остались одни. – И почему бы всем не сказать?
– А ты сам посмотри! – предложил Мориц, указывая в темноту. – Видишь?
– Где? – Змей посмотрел туда, куда указывал спутник.
Посредник поднял руку, чтобы подкрутить регулировку мощности фонаря на каске. И в этот момент ощутил резкий укол в шею. Он еще успел обернуться, с изумлением глядя в глаза Морица. Тот стоял напротив, сжимая в руке компактный, стеклянный, с хромовыми деталями шприц, и смотрел в ответ нарочито холодно. Хотя можно было заметить в этом взгляде растерянно-извиняющиеся нотки.
Змей хотел что-то сказать, даже заорать изо всех сил – чтобы предупредить остальных о предательстве. Но язык уже отказывался подчиняться, и лицо онемело, потеряв чувствительность.
Его качнуло. Детектив аккуратно поддержал жертву под руку.
– Прости, – ровно сказал Мориц. – Такая работа. Ты знал, с кем имеешь дело.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. antonWep
    На нашем сайте nsksoft.net всегда доступны самые новые программы для Windows