Парадоксы полковника Ржевского

Эпилог
Парадокс Филета

Оседланный конь у крыльца бил копытом, а рачительный Прокофий собирал молодому барину в дорогу снедь, дабы тот не оголодал на пути к полку. Благожелательное письмо к его командиру, некогда также начинавшему свой путь под командованием Ржевского, было дописано, и высыпанный на лист песок впитывал излишки чернил.
– Жаль, что так скоро ехать собираешься… Кажется, вот только встретились! Воистину, стремительно летит время… Совсем как мой эскадрон на галопе в схватке на Бельвилльских высотах. Даже быстрее. Мне будет не хватать тебя, друг мой! Еще столько могли бы побеседовать о былом. Ну да ладно, надеюсь, еще свидимся.
Дай бог тебе самому прожить такую жизнь, чтобы на закате дней вечерняя заря твоей памяти ярко освещала небосвод. А уж станет ли кто ею любоваться – что тебе за дело, когда жизнь прожита честно и благородно?
Дмитрий Александрович Ржевский стряхнул песок, сложил письмо и запечатал собственной гербовой печатью.
– Вот, держи, братец. Передай его высокоблагородию привет от меня.
– Но позвольте мне полюбопытствовать напоследок, господин полковник, – юный корнет принял письмо, щелкнул каблуками, радуя слух малиновым звоном шпор, и вдруг остановился на пороге комнаты. – Все ли рассказанное вами здесь правда?

 

 

– А уж это как посмотреть да кому верить. Полно, дружище, не донимай себя праздными вопросами. Иначе, упаси бог, окончишь дни свои, подобно многомудрому античному пииту Филету, верному сподвижнику Александра Македонского. Сей воспитатель египетского властителя Птолемея Второго Филадельфа как-то раз задумался над следующим парадоксом: ежели объявить себе: «Я вру» – и при этом сказать правду, то непременно соврешь этим утверждением. В то же время, ежели солгать, признавшись, что врешь, тем самым выходит, скажешь правду. И так его эта несуразица раздосадовала, что от глубокого огорчения бедняга скончался.
Живи же в радости и добром здравии сто лет и еще, сколько пожелаешь. И сам решай, во что верить и чему служить. Что было, того уж нет. Унеслось, скрылось из виду. Твое же дело – глядеть вперед. О том и думай. Мои россказни – лишь ветер прошлых лет: промчался, и нет его. Ежели удалось мне заронить в тебе искру живого интереса к былому и полезным урокам его – так и замечательно. Я несказанно рад тому. А ежели нет – о чем тогда и рядить?

 

 

Ступай, братец, служи честно. Приезжай вновь, всегда буду рад видеть тебя. А сейчас – конь оседлан, дорога – скатертью под его ногами, горизонт чист и светел.
Доброго тебе пути, друг мой. И пусть он приведет тебя, куда сам пожелаешь.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий