Пятый сезон Путина. Шоу продолжается…

Стройка века

Мне позвонила мой старый милый друг Люся Щипахина и сказала, что по каналу «Россия-24» идет монолог моего старого милого друга Александра Проханова под названием «Страсти по государству». «Включи!» – сказала милая Люся. Включил…
Монолог был возвышенный, страстный, метафорический…Спасибо, Люсенька! Но уловить что-нибудь конкретное, кроме многообразной похвалы Путину, было трудно. Запомнил я только, что оратор решил дать определение, что есть русский человек. Задача не из легких. Но он уверенно уложил русского человека в четыре параграфа. И первый параграф, надо полагать, самый важный в его глазах, определяющий – православие. Ну, А. Проханов тут не первопроходец. Задолго до него на моей памяти это же говорил известный аристократ Михалков-младший. Он даже уверял, что именно так писал его, так сказать, единомышленник Достоевский. Да притом ведь как писал-то! Будто без веры человек не что иное, а всего лишь парнокопытная скотина. Разумеется, ничего подобного Федор Михайлович не говорил, образование не позволяло. Впрочем, я не уверен, что именно в передаче о своих страстях Проханов выдвинул свои четыре максимы. Может быть, это было в передаче у В. Соловьева. Да и не важно, где. А я-то лично считаю, что и до насаждения православия на русской земле жили русские люди. Для меня моя родина пошире, чем для тех православных патриотов, кто отсчет ведет от крещения, отсекая все предыдущие столетия с Вещим Олегом, князем Игорем, Святославом, считая их парнокопытными.
* * *
Да, немного я уловил в монологе. Но вскоре в «Литературной газете» появилась рецензия на этот монолог, озаглавленная «Храм на холме». Тут уже можно было кое-что разглядеть хорошо. Например, оказывается, в монологе было сказано: «Не только Путин строит государство Российское, но оно, государство Российское, строит Путина». Стройка века, как говорится… Прекрасно! Но, по-моему, что-то очень медленно. Ведь, например, только недавно на восемнадцатом году своего президентства государство заставило его наконец в полный голос заявить, что нам надо больше думать о себе, надо развивать свою промышленность, сельское хозяйство, образование, медицину… Только недавно!
Но А. Проханов в доказательство своей мысли привел историю до сих пор не раскрытой гибели нашего подводного крейсера «Курск». Он считает, что, побывав в Северодвинске, встретившись с вдовами моряков, молодой президент причастился их боли, проникся сознанием страшной трагедии и стал другим, не тем наемным менеджером, каким он видел свое предназначение поначалу, а лидером России. Он получил боевое крещение.
Признаться, я под боевым крещением понимаю нечто иное, чем беседа с родственниками погибших. Но Проханов – известный метафорист.
Тогда 118 молодых наших собратьев еще несколько дней ждали на морском дне спасения, писали прощальные письма, один написал: «Отчаиваться не надо…» А молодой президент? Когда его спросили, почему он не в Северодвинске, ответил:
– Я же не водолаз. Только мешаться буду…
7 декабря 1988 года произошло страшное землетрясение в армянском городе Спитак. Горбачев туда не поехал. Ну, он же не спасатель… А Николай Иванович Рыжков, глава правительства, тотчас помчался, а ведь тоже не спасатель, не врачеватель. И под его руководством проходили там все необходимые работы. Люди разные…
И вот, Проханов говорит, Путин стал другим. В чем же именно? Ну что за вопрос! Он стал лидером страны. Проханов ошибается. Путин и гораздо позже называл себя менеджером. И после бесланской трагедии 2004 года, в которой погибло больше трехсот человек, в том числе 136 детей, и после беседы с матерями и женами погибших он все еще оставался рабом на галерах, в которых сидели Абрамович, Потанин и их братья. Не на одного ли из них глядя, Пушкин начал стихотворение:
  Старый дож плывет в гондоле С догарессой молодой…  
На А. Проханова произвело сильное впечатление то, что однажды он спросил Путина, каков у него «проект России». Тот ответил: «Россия не проект. Россия – судьба». Писатель вспомнил это и в монологе. Красиво, но странно в устах русского человека. Так мог бы сказать иностранец, связавший свою судьбу с Россией, например петровский любимец Франц Яковлевич Лефорт, родившийся в Женеве и умерший в Москве, или даже Екатерина Вторая, немка по рождению. Но русский человек? Разумеется, Россия – его судьба. И о чем тут говорить?
* * *
Но вот что больше всего меня поразило в монологе: «Танки генерала Грачева, расстреляв 4 октября 1993 года Дом Советов, предотвратили гражданскую войну». Автор рецензии заметил: «Думаю, что пять – десять лет тому назад такое от автора услышать было невозможно». Конечно, тогда, в 93-м, вместе со всей редакцией газеты «День» он бежал из Москвы от преследований и скрывался. И десять лет тому назад – да, едва ли, но пять – было уже вполне возможно такое хитроумное оправдание кровавой расправы власти над народом. Оправдание с гуманной подоплекой: да, тогда погибли сотни невиновных, а сколько, дескать, погибло бы в гражданской войне, и что вообще стало бы с Россией, если алкаш Ельцин не проявил бы тогда жесткой твердости.
И надо заметить, что это уже не монолог, а «голос в хоре», в котором пели Булат Окуджава, с радостью и наслаждением любовавшийся расстрелом, и многие другие того же закваса. Да, да, упорно твердили они, тогда руками министра обороны Грачева Ельцин спас страну от гражданской войны. Но война-то была сугубо гипотетической, умозрительной, а сотни убитых в тот день – реальность. Кофейным предсказанием неизбежных в будущем ужасов, если вы не поступите так, как я хочу, можно оправдать любую глупость и подлость. Как это может пригодиться в ближайшем будущем, например в случае волнений и беспорядков в стране!..
Вы помните, как Горбачев стал президентом? На съезде народных депутатов вопрос стоял так: избирать ли президента всенародно или сейчас, на этом съезде. В первом случае Горбачева, конечно, завалили бы: народу уже давно было ясно, что это за фрукт, все устали от его пустопорожней болтовни. Но на съезде гораздо легче было провернуть дельце, и в решающий момент слово взял академик Д. Лихачев, одна из совестей русского народа, и сказал: «Если мы не изберем президента здесь и сейчас, если пойдем на всенародные выборы, то поверьте моему опыту, начнется гражданская война!» И лукавому старцу поверили, и проголосовали здесь и сейчас, и выбрали Горбачева. И что получили? «Лучшего немца».
Генерал Грачев тогда отказался выполнить устный приказ Ельцина, потребовал письменный. Тот дал. А умер крепкий здоровьем Грачев в 2012 году совсем не старым. Вполне вероятно, что его задушили проклятие народа, стыд, раскаяние и сознание своего позора.
2018 г.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий