Пятый сезон Путина. Шоу продолжается…

Кремляне и поп Гапон

Григорий Явлинский когда-то сказал Чубайсу в глаза: «Вы, Анатолий Борисович, лжете всегда, везде и по любому поводу». То есть это лжец круглосуточный, круглогодичный и повсеместный. Точно. Кто оспорит? Но так можно сказать не об одном Чубайсе, а о всех представителях племени кремлян. Что за племя? Как, вы не знаете? Были когда-то поляне, древляне, зыряне… Помните?
У чукчей нет Анакреона,
К зырянам Тютчев не придет…

Зырянами когда-то называли коми. А стишок обидный и несправедливый. Тот Анакреон у них, конечно, не появился, но в советское время Тютчев к ним пришел, как ко многим и другим народам, даже к тем, что не имели письменности. Но остался ли Тютчев и ныне у этих народов, не ушел ли уже или, того пуще, не изгнал ли его еще министр культуры Швыдкой, который пытался даже Пушкина изгнать из русского мира? Не знаю…
Так вот, теперь появились на русской земле и кремляне. Хотя они в порядке служебной миграции нагрянули в Москву из не столь уж далекого русского Ленинграда, но с нами, русскими, они не имеют ничего общего ни в психическом складе, ни в особенностях ума, ни в образе жизни, ни в культурном ресурсе. Да вы, читатель, многих кремлян доподлинно знаете. Это тот же Чубайс, Кох, Путин, Матвиенко, Медведев, Зубков, его зять Сердюков, Фурсенко… Все из Питера! Они и сами себя кремлянами называют. Загляните в Интернет, там их адрес: KREMLIN.
И вот 2 августа глава кремлянского племени – вы его каждый день на телеэкранах видите, такой лысенький с галстучком, – собрал совещание руководителей МВД, ФМС, Следственного комитета и московской мэрии. Почему-то не было представителей ФСБ и РПЦ. Их явно не хватало.
И молвил глава-кремлянин: «Мы реагируем и придаем какие-то ускорения (!) работе на этом направлении только тогда, когда нам уже люди об этом прямо говорят: уже терпеть невозможно, глядя на этот беспредел…»
Явлинский, где вы? Скажите ему в глаза, как Чубайсу. Нет Явлинского, куда-то испарился. Приходится сказать самому.
Сударь, вы не уважаете правду. Люди об этом беспределе уже много лет благим матом орут и на улицах, и со страниц газет, экранов телевизоров: «Терпеть невозможно!» И какие люди! Академики, генералы, неоднократные Герои, лауреаты Сталинской, Ленинской и Нобелевской премий. А вам хоть бы что, вы то белым медведям хвосты крутите, то тиграм клизмы ставите, то учите журавлей летать, то щуку – плавать. А пойманную щуку целуете, как мать родную, почему-то не позволив ей, когда жива была, хоть разочек от имени всей русской фауны в знак благодарности поцеловать вас в неугомонные сахарные уста Айболита. Так зачем же темнить, что мы, дескать, все-таки реагируем? У вас реагатор давно не работает, отвалился. А если такая безмерная любовь к животным, то шел бы работать в зоопарк. Могут даже заместителем директора по политчасти назначить…
* * *
А он продолжает: «Сотруднику МВД голову проломили. Но это же неприемлемая ситуация». Ну вы подумайте! Я сказал же, что у них все другое, все не наше, и язык не русский. Человеку при исполнении служебных обязанностей череп проломили, еще неизвестно, не останется ли калекой, а он – «неприемлемая ситуация»! Мы, русские, можем так пошутить, когда нам, например, в метро на мозоль наступят или чихнут в лицо, а он вон о чем…
И дальше: «Вот ситуация, которая сейчас произошла (!) на одном из рынков Москвы: стоят рядом сотрудники милиции и смотрят, как избивают их коллегу». На каком рынке? Кто избивает? Кого? За что? Кто стоит рядом? Все скрыто, все смазано. Опасливая ложь по умолчанию.
Приходится и тут сказать. Дело было на Матвеевском рынке. Молодой милиционер, старший лейтенант Антон Кудряшов, пытался задержать мерзавца с кавказской походочкой, который изнасиловал русскую девушку. И на него накинулись не только с кулаками друзья насильника, в том числе не то его мать, не то жена, а рядом стояли и смотрели не коллеги милиционера, сударь ты мой, а те самые полицаи, которых вы с Медведевым да Нургалиевым наплодили и обрадовались: МВД преобразилось! Этого парня сейчас повысили в звании, а надо бы еще присвоить ему пожизненное звание милиционера и ввести это звание как самое почетное в МВД.
Кремлянин ищет разгадку, объяснение: «Почему такая ситуация произошла? (!) Они (полицаи) такие трусливые? Возможно, но маловероятно». Нет, это вполне вероятно, ибо при реорганизации МВД с помощью чистки главным для них были не профессионализм работников, не смелость, а послушность, безропотность, верность не народу, а режиму. Глава племени только без конца сотрясает атмосферу речами о профессионализме, но сажает министром обороны маршала Табуреткина; ведать проблемами военной техники и космоса – весьма корпулентного журналиста; министром сельского хозяйства – гинеколога, потом – нотариуса, не отличающего овцу от собаки, который сходу объявил огромные просторы России негодными для сельского хозяйства; министром здравоохранения посадили такую профурсетку, что не знает даже, какая разница между донором и долларом, и т. д. Все эти недотыки просто не способны заниматься порученным делом. У них нет ни нужных знаний, ни опыта. Но глава нахваливает: у нас замечательное правительство мудреца Медведева, моего дружбана!
Ведь одно только назначение министром обороны Табуреткина и шесть лет совместного с ним реформирования армии – а оно невозможно без политического руководства страны, – одно это с прозрачностью детской слезы свидетельствует, что ни малейшей заботы об обороноспособности страны у этого руководства нет. И даже совсем наоборот. А маневры «по тревоге» то Центрального, то Восточного военных округов, картинки которых нам недавно показывали по телевидению, – это потешные спектакли для Александра Проханова и его Изборских избачей, чтоб заливистей голосили. Хорошенькая тревога получилась: самолетам удалось подняться в воздух через десять часов, когда враг мог уже оказаться в Грановитой палате.
А когда главаря племени просят отправить в отставку хотя бы одного, уж особо выдающегося мудреца, допустим, Митрофанушку Ливанова, он тут же в голос: я не допущу министерской чехарды!
Какая демагогия! Это при Ельцине была чехарда даже премьеров: Силаев – Гайдар – Степашин – Кириенко – Примаков – Черномырдин – наконец, Путин… Крупно нашкодивший Ельцин лихорадочно искал, кто гарантирует ему всепрощение и неприкосновенность, и в результате подлинной чехарды наконец нашел. А тут просят задвинуть одного-единственного – и уже чехарда, уже истерика!..
* * *
Да, истории известны случаи, когда явные непрофессионалы оказывались весьма эффективны. Например, кто такой Михаил Фрунзе? Кажется, фельдшер. Во всяком случае, никакого военного образования у него не было, и в армии вроде не пришлось раньше служить. А как громил, как пускал по ветру царских генералов с их академическим образованием и даже боевым опытом! Гитлер в феврале 1942 года назначил министром вооружений и боеприпасов 36-летнего Альберта Шпеера. Кто он был по образованию и по работе? Архитектор. Казалось бы, что может быть дальше друг от друга: дом, дворец – и пушка или бомба, способные их разрушить. Но Шпеер сумел в короткий срок сильно увеличить количество и значительно повысить качество немецкого оружия.
В чем же разгадка таких чудес? В способностях, в таланте, в даре божьем, которые раньше дремали и вдруг открылись: острый ум, выдающиеся организаторские способности и кое-что, невыразимое словом. Значит, и Ленин со Сталиным, и Гитлер с Герингом искали и умели находить талантливых людей. Ленин говорил: «Талант – редкость, надо его систематически и осторожно поддерживать». А этот уверен, что и сам большой талант, и все правительство из одних пышущих талантов, и Мавзолей Ленина в День Победы маскируется крайне талантливо…
Ну, сравните: два военных министра – Фрунзе и Табуреткин. Первый за революционную деятельность дважды был приговорен к смертной казни, а второй – еще ни разу. Фрунзе в обоих случаях казнь заменили ссылкой в Сибирь, и он в обоих случаях бежал из Сибири, а Табуреткин только один раз готов был бежать хоть в Сибирь и бежал, но не в Сибирь, а в Молочный переулок, дом 6 – от законной жены, дочери вице-премьера Зубкова, к дебелой воровке.
Михаил Васильевич Фрунзе участвовал в подавлении антисоветских мятежей в Москве, в Иваново-Вознесенске, потом, как уже сказано, пустил по ветру знаменитых царских вояк Колчака, Белова, Врангеля, заодно и Петлюру, освободил Крым, Украину… К тому же, анализируя опыт Гражданской войны, он опубликовал ряд фундаментальных работ: «Реорганизация Красной армии» (1921), «Единая военная доктрина и Красная армия» (1922), «Фронт и тыл в войне будущего» (1923). Война только кончилась, а он о войне будущего думал. И только после всего этого в 1924 году в сорок лет он был назначен наркомом по военным и морским делам. А Табуреткин после чего и за какие заслуги? Он вообще о чем-нибудь, кроме баб, когда-нибудь думал? Его просто вынули из-под одеяла, отряхнули, сполоснули и спросили: «Толик, хочешь быть военным министром Российской державы?» – «Хочу». Это слово он часто произносит. И стал министром. И ведь такие же они все. А он нам плетет о профессионализме!
* * *
Но вернемся к «ситуации, которая произошла». Вождь племени сказал: «Скорее всего, они (полицаи) своим бездействием отрабатывают тридцать сребреников, которые получают от этих торговцев». И присовокупил для безопасности: «Национальность и вероисповедание не имеют никакого значения. Имеют значение деньги, которые платятся представителям органов власти». Кремляне все сводят к деньгам, только в них видят и спасение, и все зло, это их национальная черта. И вот за короткий срок пять кавказцев убили пять русских ребят, и это для него «не имеет никакого значения»! Киргиз изнасиловал и убил девятилетнюю русскую девочку Настю: «Никакого значения!»…
Я ничего не хочу сказать плохого о чеченцах, киргизах и армянах как о народах. Это же земляки моих добрых товарищей – Расула Гамзатова, Геворка Эмина, Чингиза Айтматова. Но, может быть, есть среди них какие-то странные особи, на которых пагубно действует, разжигает агрессивность или одурманивает русский климат, наша пища, наш менталитет? Надо изучить вопрос, а вместо этого нам затыкают рот: «Преступность национальности не имеет!» Потому и не было случая, чтобы наша власть обратилась хоть в какую-то республику с требованием унять своих бандитов, насильников, убийц, нахлынувших к нам.
6 августа «Комсомольская правда» обнародовала имена главных членов шайки «Роснано»: Чубайс, Уринсон, Раппопорт, Гозман, Клеманзон, еще один Раппопорт да Киселев, член президиума Еврейского конгресса, – все до одного мордва! Откуда такое мордовское засилье? Что свело столько мордвин в одно злачное место? Укажу доходы лишь первого из них: в 2011 году – 260 млн рублей, в 2012-м – 218 млн. Ну, для понимания, что и другие члены шайки веников не вяжут, назову округленно еще – чем, например, в 2007 году располагал этот многократно битый в телепоединках Гозман: 13 млн рублей огреб у того же Чубайса в РАО «ЕЭС», 16,5 млн – инвестпай в ПИФе, в банке «Уралсиб» лежало 7 млн, в Дойчебанке – 28 млн, в Сбербанке – 27 млн. Это сколько всего получается? Что-то за 90 млн рублей. Обратите внимание: самая крупная сумма лежит в немецком банке. На случай землетрясения в России…
Но вы думаете, это все? Ха! Еще в Подмосковье – дом, два участка земли и четыре квартиры в Москве и Ленинграде. Что он хапнул за минувшие шесть лет, сейчас выясняется. Так вот спрашивается: тов. Путин, откуда у представителей народа, известного своим бескорыстием, нестяжательством, альтруизмом, такая клиническая жадность, такая болезненная жажда хватать, цапать, рвать? Не результат ли это вашего воспитания, вашей кадровой и национальной политики?
Но вот примерчик и того пуще – за недолгий срок в стране сменили друг друга четыре премьера, а семь вице-премьеров иногда висели гроздью по три-четыре фрукта на одной ветке, и все – сплошь чуваши! На самой макушке власти – целая дюжина! Кто устраивает то мордовизацию, то чувашизацию России? Чайка, где вы? Патрушев, куда смотришь?.. И если полоумный хазар Швыдкой, которого ты посадил министром русской культуры, по телевидению на всю страну визжит о «русском фашизме», а ты трусливо молчишь, то кто имеет право укорить, допустим, русского Бориса Миронова, никаких постов не занимающего, за книгу «Хазарское иго», в которой он пишет о швыдковском фашизме? Тем более что Швыдкой-то трепался на всю страну, а эта книжечка – всего 3 тысячи экземпляров, да она по причине литературной анемичности еще и читателей-то столько не найдет…
* * *
Что касается матвеевской «ситуации», то я думаю, что тут могли быть и трусость, и «тридцать сребреников», но главное – подражание всем известному образцу, следование высокому примеру. В самом деле, кого этот кремлянин сам-то защитил? За что ввязался в драку? Да, конечно, он спас от прокуратуры прохвоста Собчака, тайно отправил его ночью во Францию на самолете «Сессна» (та самая модель, на которой по сговору с Горбачевым прилетел к нам и приземлился на Красной площади Руст. Это был первый удар по самолюбию и достоинству народа). Но, во-первых, Собчак – друг и учитель, как не услужить! Во-вторых, дело было уж так давно. А за кого еще постоял? Как же! Вот сейчас защищает маршала Табуреткина и его белокурую пассию. Это, говорит, был прекрасный министр, не зря шесть лет, то есть без малого две Отечественные войны, я его на такой ответственной должности держал. Нет к нему никаких претензий. Правда, в семейной жизни у него что-то случилось. Ну и что? У меня тоже, и я оповестил об этом всю державу, весь мир. Тут мы с ним просто товарищи по… не знаю, как сказать. И что нам оставалось делать, если мы – люди публичные, а жены наши совершенно не публичные? А ведь должно быть полное соответствие. Вот и подыскали мы себе публичных: он – Женьку – Золотую ручку, я – … Ну, подождите, скоро объявлю по телевидению, я же за прозрачность во всем.
Как видим, в обоих случаях кремлянин защищал людей очень близких: первый пригрел его еще в Ленинграде, взяв в помощники, второго он сам облагодетельствовал высокой должностью.
Но вот дела совсем иного рода и неизмеримо более важные.
Например, 25 миллионов русских людей остались за рубежами России, и в иных республиках их третируют, оскорбляют, унижают, низводят до положения людей второго сорта. И что кремлянин? Вот уже третье десятилетие – ни слова защиты и поддержки, не говоря уж о каких-то мерах и действиях. Стоит на Спасской башне, смотрит и молчит. Совершенно как те самые полицаи на Матвеевском рынке. Что, трусит? Отрабатывает тридцать сребреников?
Или взять другое. Потоком льется ложь, клевета на советское время и в том числе на историю Великой Отечественной войны, на Красную армию. Тут он иногда по круглым датам артикулирует в таком духе: «Мы будем защищать правду об этой войне и бороться с любыми попытками исказить эту правду, унизить и оскорбить память тех, кто пал». Подобные словеса приводят в такой восторг и умиление некоторых генералов, что они выносят их на обложки своих книг, ибо, кроме прекрасных слов и клятвенных обещаний, им давно ничего не требуется.
Но от кого же именно защитил кремлянин или его министры правду о советской эпохе и о войне с фашизмом – от Швыдкого? от Сванидзе? от двух Пивоваровых? от трех Живодеровых? Не было ни единого случая. Мало того, он и сам занимается в их компании тем же: то сморозит, что в советское время не производили ничего, кроме калош; то отчебучит, будто не было у нас мясного животноводства; то брякнет вслед за Геббельсом, что русские расстреляли поляков в Катыни; то побожится, что у Александра Покрышкина в кабине самолета сидел за спиной заградчик с автоматом… И нет конца его брехне. Тут, если уж опять сопоставить, те полицаи-шкурники на Матвеевском рынке выглядят даже приличней: они все-таки не присоединились к бандитам, не стали вместе с ними бить героя-милиционера.
* * *
Крайне важно еще вот что. Кремляне и их прихвостни двадцать лет визжат сквозь сопли о «сталинских политических репрессиях»: 30 миллионов! (А. Яковлев)… 50 миллионов! (Сванидзе)… 110 миллионов! (Солженицын)… Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института русской истории Академии наук В.Н. Земсков, изучив все имеющиеся архивные документы, утверждает, что за время с 1921 года по 1954 год по политическим обвинениям было осуждено 3 777 380 человек, из них 643 980 приговорены к смертной казни, которая часто заменялась заключением (Правда. 2008. 21 нояб.).
За это время население страны выросло примерно со 150 до 200 миллионов. И выходит, что число осужденных не превышало 2,5 % взрослого населения. Разве это дает основание долдонить о массовых политических репрессиях? Для этого процент осужденных должен бы быть раз в 10–15 больше.
2 августа 1992 года, то есть уже при власти Ельцина и кремлян, пишет В.Н. Земсков, в пресс-центре Министерства государственной безопасности начальник Отдела регистрации и архивных фондов МГБ РФ генерал-майор А. Краюшкин объявил журналистам и приглашенным, что за все время советской власти с 1917 года по 1990-й по обвинению в государственных преступлениях было осуждено 3 853 900 человек, из них 827 995 человек приговорены к высшей мере наказания. Цифры, естественно, несколько большие, чем привел В.Н. Земсков, поскольку тут шире охват времени – за всю советскую эпоху. «Большинство газет, – замечает Земсков, – обошло выступление генерала Краюшкина гробовым молчанием». Понятное дело! Никто не смел огорчать кремлян, они страдают хроническим несварением желудка.
Запомним последнюю цифру – 827 995 смертных приговоров, и даже допустим, что все они до единого приведены в исполнение.
Известный писатель Эдуард Тополь недавно писал: «Чтобы сейчас выжить в России, ты должен быть постоянно начеку, всегда напряжен. Это выводит людей из себя, порождает ощущение собственного ничтожества, бесправия, безысходности, приводит к стрессам и психозам. И если такая жизнь в стране не где-то местами, а повсеместно, то можно ли удивляться, что, по данным Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, с 1990 года по 2010 год покончили с собой 800 тысяч человек. А еще есть неудавшиеся попытки самоубийства, их намного больше. К тому же Россия вышла на первое место в мире по самоубийствам среди подростков» (МК. 2013. 27 июля).
Оставим неудавшиеся попытки, не будем касаться подростков. Возьмем только это: за 73 года советской власти 827 995 человек были приговорены к смертной казни, то есть многие из них ушли из жизни вопреки своей воле за те или иные преступления по законам того времени, и за двадцать лет демократии и реформ, власти кремлян и работы их прислужников, то есть за срок почти в четыре раза короче, почти столько же соотечественников ушло из жизни по своей воле. И все кремляне, от высокопоставленных русских болванов Горбачева и Ельцина до их бесстыжих еврейских прихвостней Сванидзе и Млечина, – в прямом грамматическом смысле этого слова – убийцы. И они знают это. Еще когда один из их главарей Чубайс сказал своему тогда недавно назначенному заместителю по Госкомимуществу Владимиру Полеванову, бывшему губернатору Приморья, поразившемуся тем, что творится в деле приватизации и реформ: «Что вы волнуетесь? Да, в результате реформ погибнет миллионов тридцать. Но они же сами виноваты – не сумели вписаться в наши демократические реформы». Именно эту цифру – 30 миллионов обреченных на смерть советских людей – называл в 1941 году Геринг. Анатолий Борисович пока не догнал Германа Вильгельма, но время еще есть.
И ты, щучий сын, еще смеешь при этом на глазах всей державы хвастаться и кривляться, паясничать и фиглярствовать… То он явится на телеэкранах полуголым – смотри, народ возлюбленный, какие я бицепсы накачал на галерах; то нырнет в море и с первого нырка вытащит две амфоры времен Александра Македонского; то лобзание вот этой щуки покажет в надежде, что мы забудем о только что сгоревшем «Протоне» ценою в несколько миллиардов…
Когда показывали спектакль со щукой, журналист, кажется, Владимир Кондратьев, внушал нам: «Не подумайте, ради бога, что там на дне озера кто-то сидит в скафандре уже наготове с этой щукой. Нет, нет, просто наш президент так удачлив во всем!» Буквально во всем! Кроме семейной жизни.
Да как же нам было не думать о водолазе со щукой, если мы уже видели в его руках амфоры Александра Македонского! Если уже слышали от него о 25 миллионах рабочих мест. Если наслаждались и его игрой на пианино и пением:
С чего начинается родина,
Подумай, любимый мой внук.
Быть может, она начинается
С верблюдов, медведей и щук…

Господи, ведь посмешище вселенское, чучело огородное… И что наш соотечественник, зная обо всем сказанном, может чувствовать, когда еще и видит, как глава государства сам, собственной державной персоной с российским паспортом в зубах, мчится сломя голову на край света, чтобы вручить его заезжему носатому забулдыге, едва тот заикнулся, что может жить и в России?
Что гражданин страны может думать, когда он видит президента страны на коленях и в обнимку с собакой Буша?
По-моему, наши люди чувствуют жгучий стыд за шутовство на троне. По-моему, они думают: за что это великому народу, и когда же все кончится? Словом, перед нами самый мощный и неутомимый генератор деморализации народа.
* * *
За двадцать лет непрерывного многоглаголания вождь племени научился прикусывать язык там, где дальше шевелить им опасно. Например, в эти же дни в беседе с молодежью упомянул попа Гапона: «Он увлек людей под пули, а сам сбежал». И молчок. Но куда увлек? Под какие пули-то, под чьи? Едва ли нынешняя молодежь знает, что 9 января 1905 года 140 тысяч их прадедов с хоругвями, с портретами царя пришли к Зимнему дворцу с петицией, которая начиналась так:
«Государь!
Мы, рабочие и жители Петербурга разных сословий, наши жены и дети, и беспомощные старцы-родители пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать. Мы и терпели, но нас толкают все дальше в омут нищеты, бесправия и невежества, нас душат деспотизм и произвол, и мы задыхаемся, нет больше сил, государь. Настал предел терпению. Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук…»
И как ответил помазанник божий на это мирное молитвенное шествие, на стон исстрадавшихся сердец? Лучше смерть? Так вот – и грянули залпы… Люди падали под царскими пулями, и больше тысячи уже не поднялись. Да разве за одно это царь не заслужил самой суровой кары?
Гапон же, организатор шествия, скрылся за границу, но довольно скоро вернулся в Россию. Рабочие поймали его и повесили. Без суда и следствия. Его имя осталось как символ провокации.
Молодежи следует знать об этом, как и о том, что ложью были тогда же сказанные ей слова: «У нас этого никогда не повторится». На самом деле новые гапоны повели наш народ под пули. Сначала в октябре 1993 года под настоящие пули, и тогда защитников Конституции полегло больше, чем в Кровавое воскресенье перед Зимним дворцом. Потом в нас полетели такие пули, снаряды, бомбы, как нищета, болезни, катастрофы, ложь, клевета, оскорбления… И это унесло миллионы, в том числе те 800 тысяч, что ушли из жизни добровольно.
Еще он сказал вам: «Не надо паниковать и кричать “Караул!”. Критикуешь? Не нравится? Предложи, что надо делать. Каков твой план?»
Это любимая мысль забытой сусловской пропаганды. За ней стоит неумение работать, желание улизнуть от ответственности, то самое отсутствие профессионализма, бесталанность, наконец, трусость. Я могу видеть ошибку, просчет, опасность, но одновременно могу не понимать их причину, а главное, у меня может не быть ни умения, ни средств отвратить беду. Ленин еще в июле 1917 года написал работу «Грозящая катастрофа и как с ней бороться». Он, гений, знал и, обретя власть, спас Россию, а я, всего лишь Homo sapiens, не знаю. Но все равно мой вопль «Караул!» не имеет цены. И вы, сидельцы Боровицкого холма, обязаны услышать наши вопли. У вас, у ваших советников и помощников должны быть и понимание причины беды, и умение ее одолеть, и силы для этого, ибо вы – власть.
Но они не слышат ни отчаянных криков «Караул!», ни спокойных, обстоятельных, подробных, аргументированных доводов. Уже двадцать пять лет не слышат и не услышат до самого того часа, когда их понесут ногами вперед.
2013 г.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий