Наследный принц

Книга: Наследный принц
Назад: Глава VII
Дальше: Глава IX

Глава VIII

Лежа на ворсистом ковре, раскинутом в тени деревьев императорского сада, и потягивая прохладное вино, Леон с наслаждением избавлялся от груза навалившихся за последнее время забот. На душе благодать — он скоро увидит маму. Радостное настроение не покидало наследного принца с утра — все дела улажены, назначенный наместником местный барончик активно наводит порядок. «Гуляй, братва, от рубля и выше».
Праздничное настроение слегка портила Маха своими печальными глазами. Пытался дознаться, в чем дело, — без толку, молчит, только фыркает: отстань, мол. Ну как хочешь, а наше дело мущинское — наливай да пей. Порезвился Леон всласть: и песни поорал, и половецкие пляски устроил — местное вино хоть и вкусное, но слабоватое. Правда, если нельзя взять качеством, то можно взять количеством. В общем, наш герой в итоге проснулся в совершенно незнакомом месте и вдобавок с раскалывающейся головой, которую заботливая Маха тут же подлечила.
Потом выкинула вдруг фортель — бросившись перед Леоном на колени, принялась просить у него прощения. Тот в полном обалдении поначалу ничего не мог понять.
— Погодь, не трещи сорокой, толком объясни, в чем дело.
Маха покаянно опустила голову:
— Я переместила нас в мой родной мир, надо показать маме отца моего будущего ребенка.
Леон вытаращил глаза. Девушка невольно улыбнулась:
— Ты такой смешной. Ну да, у нас будет ребенок, плод нашей любви. Не беспокойся, надолго не задержишься. С мамой познакомлю, и все. Сама ее не видела сто лет, очень соскучилась.
Землянин с треском поставил челюсть на место, собрал мысли в кучку: чего всполошился раньше времени, день-два — и обратно.
Он ошибался, чувство предвидения в этот раз подвело.
Только сейчас Леон обратил внимание на несколько странный пейзаж вокруг. Они находились на самом краю темно-зеленого леса, в десяти шагах от мощеного тракта. От которого в сторону обработанных полей отходила широкая проселочная дорога, заканчивающаяся у замка-крепости, видневшегося вдалеке.
— Голова прошла? Тогда пойдем, милый.
И они шагнули в портал. Как всегда мимолетная вспышка перед глазами, шаг — и они у ворот замка, которые, несмотря на день, оказались закрытыми. Высота стен поражала — не менее тридцати метров. Оборонительные сооружения сложены из огромных блоков.
«Здесь без магии не обошлось», — подумал Леон. Повертев головой, подивился необычному дневному свету — тускловато. На ум пришли аналогичные белые ночи Питера. Видимо, северные широты, не иначе.
В это время в воротах открылась неприметная дверь, и оттуда выскочил закованный в броню монстр с мечом в руках. Толчок Махи смел с дороги Леона что пушинку. Она в боевой шкуре с обнаженным клинком кинулась на защиту любимого. Потом, внезапно откинув оружие в сторону, вернулась в человеческую ипостась.
— Мама, не трогай его, он мой спаситель и отец моего будущего ребенка.
Монстр тормознул, остановился и тут же превратился в копию Махи. Леон протер глаза: «Какая на фиг мама? Старшая сестра, не больше».
Мать и дочь обнялись и долго стояли молча. Поскольку между дамами явно шел телепатический разговор, причем на повышенных тонах, Леон не стал отсвечивать и юркнул из поля зрения эдаким бесплотным духом — становиться незаметным в ГРУ хорошо учили.
Когда мама с дочей прекратили выяснять отношения, то обнаружили отсутствие предмета спора — Леон исчез. Мама сдавленно зарычала, а девушка, чуть не плача, запричитала:
— О мой господин, вернитесь.
— В конце концов, это просто неприлично, — фыркнула мама.
— А вы больше не будете кидаться на меня с мечом? — раздался голос сверху.
Женщины растерянно завертели головами.
— Дайте слово, мадам, что и Маху обижать не станете.
«Мадам» задрала голову и наконец узрела нахала на стене замка. Леон сидел на парапете и беспечно болтал ногами.
— Правда, он забавный, мама?
Марута Чола скривилась, но что делать: дочь в положении, а аборты на Черной планете запрещены под страхом смерти. И так народа не хватает.
— Спускайся, я тебя не трону, человечишка, — последнее слово Марута произнесла вполголоса, сквозь зубы.
— Маха, Маха, где были твои мозги, отдалась какому-то варвару, тьфу! — и мама сердито отвернулась от дочери.
Девушка искренне возмутилась:
— Во-первых, не варвар, а наследный принц Империи Леон I, а во-вторых, он неинициированный маг. Причем оч-чень сильный.
— Что же ты сразу не сказала, глупая девчонка. Это же меняет дело, а я и не заметила красоту его писаную.
— Дорогой Леон, позвольте обнять вас по-простому, по-родственному.
Землянин, переместившись порталом к женщинам, несколько опешил от столь горячей встречи. Маха, усиленно подмигивающая сразу двумя глазами, разрядила обстановку.
— А сейчас, дети, прошу в замок. Помоетесь, отдохнете с дороги, и за стол, кормить вас буду.
Мыльня, располагавшаяся в отдаленном левом крыле, оказалась весьма своеобразной. В большом зале с деревянными стенами и каменным полом стояло несколько бочек, окружавших бассейн. Две печи-каменки давали необходимое количество тепла и пара. По местным обычаям, в баню ходили всем семейством.
Пока Маха плескалась в бочке, Леона, распластанного на лежаке, терзали две юные массажистки. Наследному принцу принимать процедуры пришлось с закрытыми глазами — сил не было спокойно смотреть на красивых обнаженных девушек — восставала плоть, будь она неладна. Вредная Маха хохотала в голос, подпрыгивая в бочке, глядя на страдания любимого.
Не выдержав издевательств, Леон выдрался из ласковых и сильных рук массажисток и рухнул в бассейн. Охладившись, убрался в комнату отдыха, где наглухо замаскировался простынкой.
Владелица замка — Марута Чола — в честь возвращения пропавшей дочери задала пир на весь мир.
В главном зале размером с хоккейную площадку за длинными столами, трещавшими от разнообразной снеди, разложенной на круглые блюда, сидели не только многочисленные родственники и гости из ближайших замков, но и простые воины с простолюдинами, правда, в незначительном количестве. Что весьма удивило Леона. Позднее ему объяснили: в стране нет четкой границы между классами. Народ регулярно объединялся перед общей бедой — прорывами демонов из нижних миров.
Общество представляло собой некую мобильную военную машину. Воинскому искусству учили с пяти лет в спецшколах, как мальчиков, так и девочек. Обязательное образование длилось двенадцать лет. За время учебы выявлялись потенциальные маги, которых после инициации забирали в магические училища. После пятилетней муштры оттуда выходили боевые маги. Небольшая часть магов, обладающих сильным даром, продолжали учебу в Академии и становились Высшими магами.
Кстати, Маха была на заметке у руководства Академии, и если бы не исчезновение, давно вошла бы в круг Высших магов. «У дочери сильный и редкий дар — она умеет находить и открывать межмировые порталы», — доверительно рассказывала Марута Леону. За столом хозяйка посадила их рядом с собой.
— Выпейте со мной, дорогой Леон, я вам так благодарна за Маху. Потерять ребенка — это самое большое горе для матери. Вы вернули меня к жизни, даже не знаю, чем вас отблагодарить, — Марута в своем порыве пыталась поцеловать ему руку, отчего землянин засмущался и обнял хозяйку за плечи.
— Не стоит, право, преувеличивать мои заслуги, просто оказался в нужное время в нужном месте.
И наследный принц рассказал историю освобождения Махи.
Ближайшие родственники, сидевшие рядом, внимательно слушали, одобрительно кивая головами. Кстати, Леона перед началом пиршества представили как многочисленному клану Чола, так и гостям.
За столом землянин узнал некоторые каноны здешнего общества. Каждая женщина, независимо замужем она или нет, должна родить не менее пяти детей. Больше — сколько угодно. Государство поощряло повышенную рождаемость и помогало материально, по весьма простой причине: постоянные людские потери в войне с демонами.
У Леона, естественно, возникла масса вопросов, Марута успокоила:
— Все, сынок, узнаешь завтра. Сегодня — праздник.
Прекрасная хозяйка оказалась вдовой — муж погиб десять лет назад. В живых трое детей, включая Маху, остальные четверо полегли в сражениях.
— Хватит о грустном, — и Марута подняла бокал. — Друзья, выпьем за нашу победу, и пусть черная кровь врагов не остывает на наших клинках!
Зал восторженно взревел, раздался звон чаш и бокалов. Как заметил Леон, прогресс в стране присутствовал — кроме серебряной и золотой посуды, имелась и хрустальная.
Утолив первый голод, Леон с интересом рассматривал аборигенов. Сидевшая рядом с ним младшая сестра Махи Эва с присущим юному возрасту сарказмом и максимализмом давала присутствующим язвительные характеристики. Осторожно задавая наводящие вопросы, Леон многое узнал от юной непоседы.
В ее контексте вся история народа Черной планеты — одна большая ж…
— Это в храмах тебе надуют в уши о якобы божественной миссии, возложенной на нас, дураков, — пресекать прорывы демонов из нижних миров. Ученые давно раскопали истинные факты.
Десять с лишним тысяч лет назад из отдаленной галактики шло великое переселение народов — якобы из-за угрозы большого взрыва. Люди пролежали в анабиозе тысячи лет, прежде чем автоматика нашла пригодную для жизни планету. Кораблей было несколько десятков тысяч, но все они растерялись в глубинах космоса. На Черную планету сели два — вот отсюда и пошла нынешняя цивилизация. Знания постепенно терялись, наступил регресс, зато мы получили магию. Благодаря которой и выжили.
Видя, что собеседник пребывает явно в шоковом состоянии, Эва решительно сунула ему в руку бокал с крепчайшим напитком. Хлопнув порцию очищенного самогона, наследный принц наконец пришел в себя. Запив огненное пойло кисленьким вином, несколько иначе стал глядеть на веселящихся гостей.
— Ну ты, дядя, даешь! Выпил бокал горга и не поморщился, уважаю, — и, понизив голос, Эва предложила удалиться на часок в ее спальню. Оторопевший Леон начал было неуклюже отнекиваться, но Эву неожиданно поддержала Маха:
— Чего ты кобенишься, у нас и так народу не хватает, помогай демографии, — и чувствительно ткнула кулачком в поясницу.
Чувствуя себя совращаемой девицей, Леон с показным расстроенным лицом поплелся вслед за Эвой, хотя внутри его все ликовало. Девушка была очень красива, с потрясной фигурой и обладала столь сексапильным шармом, что землянин не выдержал и, подхватив Эву на руки, побежал в указанном направлении.
Когда они достигли девичьей спальни, время исчезло — остались пики наслаждений и короткие отдыхи. Разум отдыхал — два молодых организма в любовной горячке его просто отключили. Проснулся Леон на привлекательной девичьей попке. Зарычав от вожделения, загребущими руками развернул спящую красавицу к себе и вошел во врата рая.
Утро получилось бурным и приятным. На ослабевших ногах наследный принц еле доплелся в трапезную к завтраку. Увидев любимого в столь изнуренном состоянии, Маха разъяренной кошкой налетела на сестру и, утащив ее за портьеру, в грубых солдатских выражениях сделала той замечание. Впрочем, у стола они появились спокойные, и лишь некий беспорядок в прическах и несколько царапин на руках указывали на недавние жаркие дебаты.
Спустя два дня Леон затосковал и попросился обратно — к маме. К его удивлению, Маха не стала удерживать землянина возле себя, лишь заметила:
— Сегодня вечером у тебя состоится важная встреча. Потерпи, милый, — и увлекла в свои покои.
Ну как девушке откажешь, тем более такой темпераментной красавице.
За час до ужина слуга проводил Леона в кабинет хозяйки замка. Кроме Маруты Чола за столом присутствовал незнакомый вальяжный господин с властным взглядом и крутым подбородком римского легионера.
Незнакомец оказался Главным магом и по совместительству ректором Академии. Звали его Заган Венцо.
Едва наследный принц присел у стола, с господина ректора мигом слетела нарочитая надменность. Он жадно уставился на землянина, словно увидел необыкновенную диковинку.
— А я что говорила?! — Марута качнула точеной ножкой.
Главный маг вскочил из полукресла и как-то по-детски, несолидно, забегал по кабинету. Его громкое бормотание позабавило Леона, но не более.
— Мне, уважаемые, домой нужно. Задерживаться у вас не намерен. Спасибо за хлеб, за соль, но пора и честь знать. Не пытайтесь удержать меня силой.
Его тирада особого впечатления на присутствующих не произвела. А господин Заган, наконец усевшийся на свое место, заявил:
— Вас, юноша, никто силком держать не будет, но… — он многозначительно поднял указательный палец. — В ближайшее воскресенье, то есть через пять дней, наступает ежегодный день обряда. Проще говоря, молодые люди проходят инициацию. Имеющие дар становятся учениками в магических школах.
— И много таких? — спросил Леон.
— Около шестидесяти процентов. Правда, год на год не приходится. Бывали и плохие периоды — всего по двадцать-тридцать процентов потенциальных магов.
— Скажите, господин Венцо, а почему демоны вообще лезут на вашу планету?
— Расширяют свои владения, — коротко ответил главный маг.
— Видите ли, Леон, в процессе тысячелетних войн мы, естественно, захватывали пленных для получения информации. Так вот, демоны рвутся во все стороны, где наиболее тонкая ткань между мирами. А нас угораздило приземлиться именно на этой проклятой планете, — с тяжелым вздохом закончила Марута.
— А что убраться отсюда подальше нет возможности?
Главный маг с хозяйкой замка лишь горестно развели руками.
— Постойте, но ваша дочь, Маха, у нее же дар создавать межмировые порталы?
— Увы, у девушки маловато силенок.
— Удивляюсь, как она вас-то сумела к нам переместить, — вздохнула Марута.
В кабинете наступило тягостное молчание, которое вскоре нарушил маг Венцо.
— В вас, господин Леон, я вижу огромный потенциал. Будем надеяться, что после инициации произойдет чудо.
На что наследный принц лишь пожал плечами. Никакого особого потенциала он за собой не замечал.
Подошло время ужина, который прошел в тишине, даже егоза Эва помалкивала. По спальням разошлись рано, без обычных посиделок. Господин Главный маг ночевать остался в замке.
С утра Марута отправила Леона в замковую библиотеку — постигать азы магии. Сопровождала его Маха, а вот Эве дали от ворот поворот. Хозяйка приказным тоном объявила младшей дочери не приближаться к гостю ближе десяти шагов. Та, зашипев дикой кошкой, вылетела из зала и заперлась в своей спальне.
В небольшой светлой библиотеке, устроившись за массивным столом, Леон с тоской взирал на толстенный фолиант солидных размеров. Обтянутый темно-коричневой кожей, с двумя затейливыми бронзовыми застежками, он подавлял своей толщиной и древностью. От старинной книги так и разило магией, будь она неладна.
— Маха, ласточка, а может, я обойдусь без всякой инициации, а? Ну не тянет меня учить всякую вашу заумь. Жил почти тридцать лет без магии и дальше как-нибудь проживу.
Потрясенная Маха со стоном опустилась на стул:
— Не шути так, любимый, ведь только благодаря магии ты остался в живых, и вообще…
Она так укоризненно посмотрела на молодого человека, что тому на короткое время стало несколько дискомфортно, но не более. Суровая жизненная реальность давно выбила из Леона розовые сопли романтизма и бредни совестливого интеллигента.
— Да, милая, ты, конечно, права. Это я так, дурака валяю, да и ленив, каюсь.
Леон уныло вздохнул и открыл книгу. К его удивлению, листы в фолианте оказались девственно чистыми.
— Подожди немного, — успокоила его Маха. — Настроится магический артефакт, и текст появится.
Действительно, минут через десять землянин увлеченно читал азы магии, вернее, даже не азы, а само становление магии на планете. Незаметно Леон настолько увлекся чтением, что пропустил обед. Из библиотеки он вышел лишь ранним воскресным утром и выглядел не лучшим образом. Зато умудрился прочесть фолиант от корки до корки. Маха отвела любимого в спальню, где погрузила его в сон простым заклинанием.
Разбудила Леона в семь часов вечера Марута:
— Иди умойся, приведи себя в порядок, мы отправляемся в храм.
Спустя короткое время они скрылись в портале. Маха и Эва держали пальцы скрещенными на счастье.
Вот чего-чего, а египетских пирамид, пусть и увеличенных раз в двадцать, Леон увидеть никак не ожидал. Возле одной из них нетерпеливо прохаживался Главный маг Заган.
— Долго спите, — вместо приветствия сварливым голосом заявил он.
Марута в ответ только фыркнула.
— Ну-с, не будем терять времени, алтарь к обряду готов, прошу за мной, — и Венцо Заган азартно потер ладошки.
Леона несколько насторожил отрешенный взгляд Главного мага — хоть рисуй портрет ученого-фанатика. Которые любят резать бедных лягушек или напускать на человечество смертоносные вирусы.
— А больно не будет? — осторожно поинтересовался наследный принц.
Теперь уже фыркнул маг, Марута хихикнула и подтолкнула Леона в спину.
В полумраке космического корабля, а именно ими и были две гигантские пирамиды на плато, далеко идти не пришлось. Встали на площадку у одних овальных дверей, через мгновение очутились у других. Заган приложил руку к незаметному выступу, и дверь с шипением ушла вбок.
Небольшой зал, освещаемый зеленым светом, оказался пустым, а алтарь представлял собой некое удобное ложе из черного пористого материала. Сбоку крепилась откинутая прозрачная крышка. Что-то до боли знакомое крутилось в голове Леона.
— Стоп, да это же криогенная камера! — воскликнул он, пораженный догадкой.
— Ну и что? Неважно, чем она была раньше, камера отлично подходит для инициации. Раздевайтесь, юноша.
— Что, совсем?
— Совсем, совсем, ишь какой стеснительный, — насупился маг.
Госпожа Чола демонстративно отвернулась. Леон, быстренько скинув одежку, лег на ложе, поеживаясь от прохлады. Выпуклая крышка с мягким чмоканьем закрылась автоматически.
«Замуровали, ироды», — возникшая нелепая мысль прервалась: в камеру подали газ. Совсем немного, но и этого хватило наследному принцу — он, расслабившись, заснул.
— Великолепный экземпляр. Тэк-с, тэк-с, приступим.
После пасса рукой перед Заганом появился голографический пульт управления.
— Венцо, я тебя оставляю, буду к обеду, к концу инициации. В замке дел полно. Да смотри у меня, аккуратнее, не навреди моему будущему зятю.
— Успокойся, дорогая, все сделаю в лучшем виде.
Гордого и самодовольного Главного мага было не узнать — он подбежал к Маруте, обнял, поцеловал и убежал обратно у пульту.
Женщина из своего любовника плела веревки любой величины. Любовь страшней любого катаклизма.
Сон Леона оказался короток, но страшен по сути: с безумной скоростью наследный принц несся по широкому тоннелю, конец которого обозначился блестящей точкой. При финише последовал беззвучный взрыв, и тело Леона разлетелось на атомы. Последняя мысль — я умер.
Небытие продолжалось неизвестное время, он очнулся от пощечин и резкого мерзкого запаха, исходившего от руки Главного мага. Не вставая, махнул ногой в основание черепа господина ректора и зарычал:
— Какого хрена, раз я умер, нечего надо мной издеваться.
От удара Заган ловко увернулся, заорав при этом:
— Живой, слава Творцу, живой! Иначе Марута мне бы горло перегрызла.
Дамочка, присутствующая рядом, подтвердила:
— И не только горло…
Леону заботливо помогли выбраться из криогенной камеры, и Заган проводил его в душевую.
Чистый и бодрый, как огурец, наследный принц с удовольствием уплетал бараний бок, запивая блюдо различными соками. Чувствуя в теле необычную легкость, с подозрением поднес к лицу свою ладонь. Так и есть, скинул не меньше пятнашки.
Главный маг успокаивающе замахал руками:
— Вес восстановится в ближайшую неделю, не беспокойтесь. Как ваше внутреннее самочувствие? — и Заган жадно уставился на Леона.
— Жрать хочу, — прочавкал землянин, жадно проглатывая очередной кусок мяса.
— Венцо, отстань от мальчика, дай ему спокойно поесть.
Леон отвалился от стола только через два часа и, отмахнувшись от назойливого мага, пристроился в уголочке прямо на полу. Спустя мгновение раздался приглушенный храп, потом он прекратился. Леон спал, бесшумно посапывая, по-детски положив под щеку ладошку.
Главный маг забегал по каюте, заламывая руки:
— О Единый, да что же это такое? Такой уникальный эксперимент, а объект дрыхнет без задних ног!
— Уймись. Лучше устрой юношу поудобней, негоже наследному принцу спать на полу.
— Да-да, конечно.
Заган ткнул пальцем в сторону стены, и от нее отвалилась подвесная кровать. Нехитрое заклинание гравитации, и тело землянина опустилось на ложе.
Марута, жестко ухватив мага за шиворот, потащила того наружу, приговаривая:
— А сейчас ты расскажешь, что на самом деле сотворил с мальчиком.
Заган послушно, как баран на веревочке, поплелся вслед за ней. «Любимая-то она любимая, но какой неудобный стальной характер», — размышлял Главный маг, семеня ногами рядом с дамой сердца.
* * *
Окончательно в себя Леон пришел на шестой день. Инициацию и все остальное помнил смутно — хотелось только есть и спать.
Наконец организм приобрел спортивную форму — чему доказательство подвернувшаяся под руку Маха. После двухчасового темпераментного секса (без перерыва на отдых) наследный принц сообразил, что что-то с ним не то, и отпустил охрипшую от оргазмов Маху из спальни, та еле ушла пошатываясь.
«Ну не гад ли этот главный маг, теперь нормально общаться с девушками будет весьма проблематично, — и Леон грустно посмотрел на свой торчащий блудень. — Тяжела ты наша мущинская доля».
На его счастье, в комнату заглянула Эва, которая мигом очутилась в кровати. Юное очарование, она полностью сняла напряжение, а финишный французский поцелуй — это было нечто.
— Ты чудо, — проворковала Эва, направляясь к двери, — чур, ночью я первая, — и молнией выскочила в коридор.
«Вероятно, помчалась к сестре делиться впечатлениями», — лениво подумал Леон, впадая в дрему.
На другой день приперся Заган и все испортил — оградил тело наследного принца от назойливого внимания сестриц и их подруг. Юные красавицы, прослышав о появившемся половом гиганте, слетелись в замок как мухи на мед.
Так вот, едва успев познакомиться накоротке, так сказать, с первой пятеркой прелестниц, как черт принес Главного мага. Тот с ходу затянул заумную хрень о невозможности в данный период всяческих перегрузок и выставил вокруг спальни Леона серьезную охрану. Даже внизу, под окнами, прохаживались два лба в доспехах.
На наглые происки Загана наследный принц ответил ультиматумом: или ночью девушки имеют свободный доступ, или Главный маг может идти на фиг, вместе с его любимой магией. Кстати, сам Леон ничего такого экстраординарного после инициации в себе не ощущал, ну разве что гипертрофированное либидо.
Когда стороны пришли к соглашению, то Заган пояснил: у Леона происходит качественная перестройка организма.
Землянин забеспокоился:
— Не сильно ли в итоге снизится потенция?
— О нет, не волнуйтесь, молодой человек, теперь вы такой навсегда. Ну это мелочи, давайте о главном.
И пошли разные тесты, медитации и прочая ерунда. Заган мучил Леона неделю. Наконец, выдохся и устроил перерыв на три дня. Из замка Главный маг удалился в столицу в полном смятении: ни изменения ауры, ничего, словом, полный ноль. Заган решил покопаться в архивах, может, там найдется описание подобных случаев.
«Странное дело — после инициации никакого качественного скачка магии», — бормотал он, входя в подвалы архива библиотеки Академии магии.

 

Главный маг исчез из поля зрения, но часовые остались. Вот ведь вредный типус! Так и шастал по замку Леон в сопровождении конвоя, чем веселил гостей. Землянин только скрипел зубами, но сделать ничего не мог. Успокаивала Марута:
— Потерпи немного, мой мальчик, скоро вернется Заган, и твои мучения кончатся. Кстати, сколько этой ночью осчастливил девушек, жеребец ты наш? — и оглушительно хохотала, чем приводила Леона в немалое смущение.
Странности и непонятки со своим организмом землянин обнаружил спустя день. Во-первых, проснувшись утром, обнаружил себя висящим в воздухе — в метре над кроватью. Во-вторых, ощущение небывалой мощи и силы. Для пробы двумя пальцами завязал в пару узлов каминные щипцы. Отправившись на ежедневную утреннюю пробежку, обнаружил способность совершать прыжки в несколько десятков метров, не напрягаясь.
Начавшиеся качественные изменения в себе невозможно было не заметить. Вспомнив магический талмуд, Леон для пробы попробовал сотворить простейшие штучки: светляки, файерболы и молнии. Все получалось элементарно, без всяких заклинаний, при одном желании.
Сотворив материальную иллюзию рыженькой белочки, с умилением пощекотал тварюшке брюшко. Белка, недовольно заурчав, цапнула Леона за палец и юркнула в густую траву. От боли и неожиданности новоиспеченный маг лишился дара речи. На пальце выступили четыре капельки крови.
«Вот зараза хвостатая, к ней всей душой, а она кусаться», — сокрушался Леон, направляясь к воротам замка.
Приехавший вечером Заган объявил о предстоящих испытаниях всех прошедших инициацию — с целью выяснения степени магического дара.
— Завтра отправимся в Академию, после чего снимем охрану.
— Ну слава Богу, дождались, — пробормотал обрадованный Леон.
* * *
Вокруг десяти огромных полигонов Академии собралась тьма народа. Родственники, друзья и близкие знакомые составляли ряды азартных болельщиков. Это разноголосое и галдящее море притихло при появлении ректора и Главного мага, парящего в воздухе за трибуной.
Усиленный магией голос раздавался на многие километры. Он поприветствовал Божьих воинов и объявил о начале состязаний. Общий одобрительный рев раздался в округе.
Леон шел по списку десятым и, дожидаясь своей очереди, с любопытством наблюдал за юными аборигенами, творящими чародейство и сражающимися на аренах. Большинство испытуемых успешно справлялись с легкими заданиями.
Отсев начался при магических поединках. Опытные маги противостояли сразу нескольким инициируемым. Молодежь излишне горячилась, но действовала, к удивлению Леона, слаженно и уверенно. Грохот взрываемых файерболов, треск и шипенье молний слились в один монотонный гул, пришлось землянину накинуть на себя «полог тишины».
С точки зрения Леона, большинство экзаменуемых находились в хорошей форме, спотыкаться начали во второй части испытаний, когда потребовалась ментальная защита и создание порталов. Сразу половина молодежи выбыла из борьбы. Леон заметил, что испытания идут без перерывов на отдых, заставляя будущих магов выкладываться до конца.
Но вот настала и его очередь. Связавшись телепатически с Заганом, попросил экзаменовать его отдельно и в магической схватке выставить против него несколько магов. Хмыкнув, Главный маг просьбу чужеземца удовлетворил.
Первую пятерку боевых магов Леон элементарно усыпил, причем умудрился очутиться за их спинами — его портал легко пробил защиту Божьих воинов. Трибуны болельщиков взорвались криками и овациями, такое случилось на состязаниях впервые. Заган в волнении облизал пересохшие губы, Марута в волнении отодрала от его камзола карман. Дальше — больше.
Когда следующая пятерка боевых магов запустила в Леона разные неприятные штуки, вроде молний, огненных шаров плазмы и ледяных игл, произошла крайне неприятная вещь, и маги спаслись лишь благодаря своей быстрой реакции. Все посланное в экзаменуемого, отразившись от магической защиты, полетело обратно в создателей.
— О Единый Творец, это же зеркальное отражение, — прохрипел Заган.
Главный маг был прав: такое магическое заклинание упоминалось в книгах, но теоретически, на практике никто его создать не смог.
Героем дня стал Леон. Обвешанный венками и гирляндами цветов, наследный принц из последних сил отбивался от толпы юных дев, хотевших слиться с ним в экстазе, в едином, так сказать, любовном порыве, не отходя далеко от трибун. Леона спасли Заган с Марутой, они буквально выдрали его из рук юных соблазнительниц. В толпе разгорелись нешуточные страсти — за право быть первой начались потасовки. Несмотря на исчезновение самого предмета горячих споров.
Троица — Заган, Марута и Леон — уже полчаса смаковали терпкое вино в замке, делясь впечатлениями дня. Вскоре прибыли и Маха с Эвой, сопровождаемые толпой родственников. Все поздравляли Леона с успешным прохождением испытаний, однако сам он был хмур и зол.
Дело в том, что Главный маг неосторожно ляпнул о гражданском долге: дескать, пусть не все пять лет наследному принцу драться с демонами, хватит и двух годочков.
— Уважаемый Леон, цените наше хорошее отношение, все-таки мы открыли вам дорогу в большую магию. Два года пролетят быстро, вы и не заметите.
— Господин Главный маг, а не пошли бы вы на… и в… со своими демонами! — с этими словами Леон встал из-за стола и выбежал из зала.

 

Его, сидящего на стене близ одной из башен, нашла Марута. Некоторое время молчали, потом Леон поинтересовался:
— Нельзя ли мне глянуть на места прорывов из нижнего мира, или есть какие-то запреты?
Госпожа Чола грустно улыбнулась:
— Запретов нет, я покажу. Но сначала переоденусь.
Леон, как и договорились, ждал хозяйку замка за воротами. Она вскоре появилась одетая в сплошную кожу и обвешанная оружием.
— Следуй за мной, зятек, — и она шагнула в открывшийся портал.
Они вышли на берегу океана. Леон оторопело вертел головой. Ни единого дуновения ветерка, ни криков чаек — мертвый океан. Да и океан ли? Землянин прошел по пепельному песку к самой кромке, но не воды, а непонятной черной субстанции.
— Что это?
— Не знаем. Качественному анализу эта зараза не поддается. Вот из нее и осуществляются прорывы. Ведь мы по существу живем на острове. Плавать в черной пакости невозможно, в ней все тонет, в том числе и дерево.
— Да… попали вы, ребята, по самое не могу, — пробормотал Леон, пялясь на горизонт.
После экскурсии землянин был молчаливый и задумчивый. Дня через три он провел эксперимент с открытием межмирового портала, и вполне успешно. Портал держался уверенно, без сбоев, в течение четырех часов, затем закрылся. Вернее, его закрыл сам Леон. Слишком много энергии жрала эта магическая хрень.
После чего встретился с Заганом и поделился с ним своей конгениальной идеей — населению покинуть Черную планету и уйти в другой мир. Возможность есть.
Главный маг не раздумывая ответил «нет».
— Божьи воины не пойдут на такое, здесь погибли тысячи наших братьев и сестер, а ты предлагаешь предать их память.
— Погоди, маг, дослушай до конца. Я предлагаю не просто всем смыться отсюда, но перед самым уходом взорвать к бениной маме вашу Черную планету.
Когда до Загана дошел смысл сказанных слов, он вскочил со стула и вцепился в отвороты камзола наследного принца.
— Ты хоть понимаешь, что сделал? Ты спас мой народ! Мало кто знает, но наша численность медленно и неуклонно сокращается. Сотня-другая попаданцев за год погоды не делают. А взорвать долбаную планету мы вполне можем: на наших древних кораблях до сих пор хранится солидный запас антиматерии. Да мы тебе памятник из чистого золота поставим! — орал Заган, прыгая возле землянина.
— Не, я не согласен из золота, — замахал руками Леон.
— Почему? — недоуменно выпучил глазенки маг.
— Сопрут, — лаконично ответил землянин.
Нахохотавшись до боли в щеках, Заган предложил продумать более детально план операции. Согласились по основным пунктам. Леон осуществляет эвакуацию населения, а Заган с помощниками работает над завершающим этапом — уничтожением планеты.
По стране прошла мощная агитационная кампания, причем в самые сжатые сроки. Противников почти не было. Вот из тех, кто не хотел бросать могилы предков, организовали особый отряд — они должны будут запустить механизмы самоуничтожения кораблей.
Исход начался на десятый день после встречи Леона с Заганом. Через межмировой портал нужно было провести около полумиллиона человек. Леон, посчитав его пропускную способность, слегка приуныл. С такими темпами ему придется сидеть на Черной планете не менее шести земных лет, что его никак не устраивало.
На срочное совещание собрались все Высшие маги, во главе с Заганом. Когда Леон обозначил проблему, то его успокоили: подпитывать магической энергией не проблема. Оказывается, кроме самих магов могут помочь боевые артефакты, а у них достаточно большая емкость.
Пока маги оживленно и радостно галдели, Леон снова произвел нехитрые подсчеты, а закончив, посмурнел. Заган вопрошающе на него глянул.
— Минимум год, — горестно вздохнул наследный принц, — меньше не получается.
Леону очень хотелось к маме, до слез хотелось, но и людей с Черной планеты оставить в беде не мог.
Совесть и долг. И неважно, чего больше.
* * *
Над горизонтом занималась зеленая заря, с правой стороны заалела полоска. У Черной планеты было два светила: зеленая угасающая звезда, названная местными Светлячок, и огромный Красный Дракон.
Гертокс — командир оставшегося отряда — вполголоса затянул Марш боевых магов, его поддержали полторы тысячи бойцов, среди которых были и женщины. Допев до конца, Гертокс коротко сказал:
— Пора. Вчера ушла последняя партия Божьих воинов, сегодня настал последний день существования Черной планеты.
От отряда отделилось пятьсот человек и двинулось через короткий портал ко второй пирамиде-кораблю. Через два часа ушедшие подали сигнал оставшимся. Маги на кораблях начали обратный отсчет, начав с тысячи.
Восемьсот двадцать три… Пятьсот один… Двести сорок семь… Сто пятьдесят пять… Двадцать семь… Ноль.
Два взрыва, превосходящие атомные в десятки тысяч раз, разорвали планету на куски. Космическая катастрофа произошла для равнодушных звезд беззвучно и как-то обыденно — за миллиарды лет своего существования они и не такое видели.
Лазейка из нижних миров оказалась запечатана наглухо.
* * *
Леон приходил в себя долго и болезненно — просветление сознания шло короткими рывками, выныривая на короткое время из глубокого, тяжелого небытия. Окончательно проснулся лишь на восьмой день, с трудом повернул голову и встретился глазами с Заганом. И тот тут же заорал:
— Люция, наш герой пришел в себя!
Некто в белом халате, пахнущий свежей хвоей, поставил поднос к изголовью. Леона напоили вкусным бульоном, обтерли влажным полотенцем. Почувствовав некий прилив сил, землянин попытался встать с кровати, но маг пресек это дело. Усадив наследного принца к изголовью, Заган присел рядом. Только сейчас Леон обратил внимание на то, как постарел Главный маг с момента последней встречи.
— Сколько я был без сознания?
— Две декады. Слава Единому, ты выкарабкался.
— Заган, у вас что-то случилось?
Маг, отвернувшись в сторону, глухо произнес:
— Марута погибла вместе с девочками. В самом конце исхода случилось несколько одновременных прорывов. Мы потеряли около пятидесяти тысяч человек. Демоны перли всей своей оравой, как чуяли о скором закрытии перехода. Это была самая жуткая бойня, в которой мне довелось участвовать, — и Заган смахнул набежавшую слезу.
— Извините, но я хотел бы побыть один, — Леон, закрыв глаза, откинулся на подушки.
Главный маг вышел из комнаты, и землянин остался один. На душе было тяжко и мерзопакостно. Гибель близких людей всегда горе, а тут еще и не родившийся ребенок. Не сдержавшись, Леон закусил угол подушки и тихонько завыл. Он плакал молча и страшно, лишь две скупые слезы прокатились по впалым щекам. Постепенно успокоившись, он заснул.
Ему приснился альпийский луг, усеянный алыми маками. Три женщины — одна с ребенком на руках — стояли на небольшом холме. В белых свободных одеждах они походили на ангелов. Подойдя ближе, Леон узнал родные лица. Марута, Маха с ребеночком и Эва нежно и печально улыбались Леону. Он побежал к ним, но расстояние почему-то не уменьшалось, а затем женщины стали отдаляться и исчезли, помахав на прощание руками.
Землянин проснулся с мокрым от слез лицом.
«Они ушли навсегда. Господи, да где же твоя справедливость, ты забираешь лучших из лучших, а всякая мразь топчет землю», — после этой тирады, произнесенной шепотом, Леон заснул и спал до обеда.
На другой день он выздоровел окончательно. Вытребовал у Люции свою одежду и отправился на прогулку, чем поверг в шок магов, и Загана в том числе. Они считали, что для полной реабилитации героя понадобится не менее месяца.
— Уникальный экземпляр, — бормотал Заган, провожая взглядом гуляющего Леона. В Главном маге некстати «проснулся» ученый-естествоиспытатель.
Назад: Глава VII
Дальше: Глава IX
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Лидия
    Вот решила написать комментарий, хотя это я делаю редко. Читаешь женское фентези и там мужики штабелями падают под ноги героине , а тут наоборот.. Но не смотря на тотже( мужской) грех, хочу сказать автору спасибо! Читается легко.Книга интересна.! Советую читать !