Наследный принц

Книга: Наследный принц
Назад: Глава V
Дальше: Глава VII

Глава VI

К радости Пишты, отряд задержался в замке еще на сутки. Наемники с удовольствием смотрели на веселую Яну, птичкой щебечущую возле господина Леона. К тому же Яна оставила свою отвратительную привычку придираться к внешнему виду воинов. То ей не так, то щетиной заросли… а сегодня не узнать командиршу — вот что любовь с людьми делает.
Наемники готовились в дорогу, чистили лошадей, придирчиво осматривали сбрую и оружие, подремонтировали кое-какие фургоны. Их решили много не брать, оставили пяток на нужды. Многочисленные трофеи проданы, и обременительный обоз ни к чему.
В последнюю ночь Леон давал Яне последние наставления. На карте показал дальнейший маршрут. Наемница пыталась оспорить один важный момент: после пересечения границы королевства Гален разделиться. Отряд уйдет на север, а Леон продолжит путь-дорогу в гордом одиночестве, чтобы потом встретиться у земель архимага Адемара.
— Пойми, лапушка, впереди схватка с очень серьезным противником, не исключено — с архимагами. Я не могу рисковать тобой и нашим будущим сыном.
— А может, дочкой? — ревностно вскинулась Яна.
— Да какая разница! — вскипел землянин. — Знамение мне было, весь отряд поляжет, а этого допустить нельзя.
— Боюсь за тебя, — всхлипнула девушка.
— За меня не переживай, выкручусь.
* * *
Едва зарозовел горизонт, отряд неслышными тенями выехал из главных ворот замка. Сдерживающий зевоту Пишта почтительно поклонился удаляющемуся Леону. Тот в ответ помахал рукой. Вскоре всадники скрылись в редком тумане, а новый герцог потрусил в отхожее место — придавило мочевой пузырь.
На четвертый день достигли края королевства. Не переходя границу, встали на ночевку — перед дальней дорогой нужно отдохнуть основательно. Предстоял последний бросок — за землями королевства бесхозные пустоши, клятое место, не заселенное людьми.
Две тысячи лет назад там произошла битва двух великих держав, с применением боевой магии. После чего противоборствующие армии перестали существовать, да и страны-противники канули в Лету, оставив после себя кучу мифов и небылиц.
Хорошо, что Яна владела простеньким заклинанием — «Полог тишины», иначе сладкая парочка всю ночь не давала бы спать уснувшему лагерю своими страстными стонами и криками. Темпераментная девушка превзошла себя — выжала землянина досуха. Тот мокрой тряпкой лежал рядом и, как положено мужчине, готовился отойти ко сну, чувствуя необычную легкость в теле и тяжеленные веки — глаза закрывались сами собой.
— Вот теперь я верю, что зачала ребеночка. Милый, скажи, как ты меня любишь, — капризно надула губки красавица.
Милый в ответ только всхрапнул. Яна лицемерно вздохнула:
— Какие слабые все же мужчины, а на вид такие большие и сильные.

 

Утром после двадцатикилометрового броска стали прощаться — отряд уходил неприметной проселочной дорогой на север, а Леон продолжил путь на запад. Место здесь было безлюдное, селений и крепостей никаких, что способствовало осуществлению плана.
Наследный принц ехал с весьма облегченным арсеналом и багажом. Автомат и почти все гранаты отдал Яне, ей же оставил казну — три с половиной тысячи золотых, логично решив, что две сотни может ему вполне хватить.
Леон в гордом одиночестве спокойно пропутешествовал ровно двое суток. На третий день почувствовал — впереди большая бяка. Миновав дубовую рощу, свернул с дороги и, оказавшись на большой полянке, принялся за дело. Сотворить одиночную иллюзию — плевое дело, но сейчас ему пришлось выложиться. На поляне возник его отряд, причем определение «магическая иллюзия» было здесь не совсем верным. Наследный принц создал материальных фантомов, имевших физические тела и даже обладавших зачатками разума. Лошади щипали траву, позвякивая удилами, всадники отрешенно сидели в седлах, ожидая приказа начальства.
Единственное отличие этого отряда от настоящего — отсутствие Яны, Леон не мог заставить себя создать ее двойника, зная о печальном конце фантомов. Глупо, конечно, но человеческое сознание иногда и не такое отчебучивает.
Скомандовав: «Вперед!», землянин скромно потрусил вслед за обозом, придерживаясь тактики всех армий мира — военачальник всегда в тылу, по причине личной безопасности, да и возможности для маневра и командования лучше.
Выбравшись на дорогу, отряд перешел на легкую рысь, впереди у холма их ждали. Видимо, короля основательно напугали последние события в соседних герцогствах. Шутка ли, невзирая на гвардию и личные военные силы, обоих правителей повесили, и вдобавок казнили всю аристократию, участвующую в мятеже. И все это проделал неизвестный представитель по имени Леон с небольшим отрядиком. Потому король и послал гвардейский полк во главе с начальником Тайной канцелярии графом Гаспаром ди Акевадо. Страшным человеком, лично пытавшим арестованных и преданным королю как собака.
Ди Акевадо, не желающий оставлять противнику хоть какой-то шанс на спасение, кроме пяти неуклюжих пушек прихватил с собой магов. Приказ короля был однозначен: уничтожить отряд наемников любой ценой, даже ценой собственной жизни. Гаспар, конечно, чтил короля, но не до такой же степени — для этого существуют гвардейцы, на крайний случай можно пожертвовать и магами, что весьма нежелательно. Они хорошо помогают в его нелегком деле, особенно скрытый архимаг Хулио Шорт. Граф последнего называл только по фамилии, имя мага отчего-то вызывало неприятие.
На четвертые сутки засады наконец объявились те, кого они так долго ждали. Приблизившийся отряд не насчитывал и тридцати всадников. «Управимся за один чих архака», — самодовольно подумал граф и махнул пушкарям белым платком. Рявкнули пушки, выплевывая смертоносную картечь.
Неприятный облом-с… Рубленая чугунина пронеслась сквозь наемников, не причинив вреда, лишь порвав тенты на фургонах. Видимо, последовала неслышная команда, так как, мгновенно перестроившись в боевой порядок, наемники под победный клич ринулись в атаку. Гвардейцы удивленно пялились на самоубийц. Между тем всадники достигли артиллерийских позиций и походя изрубили канониров, совместно с охранением. Гаспар испугался впервые в жизни. Нет, не так, как обычный человек, он пугался и раньше, а сейчас нахлынула волна ужаса перед неуязвимым противником.
Два мага, придерживая полы длинных балахонов, поспешили вперед. Добежав до крутого спуска холма, остановились и стали плести боевое заклятье. Отряд «наемников» погиб в «Кольце саламандры», обратившись в факелы магического огня, который ничем не тушится.
Леон, следовавший в арьергарде, не пострадал, но спускать гибель пусть и наемников-фантомов не собирался. Подскакав к подножию холма, он снайперски ухлопал обоих магов из «Гюрзы». Закинув пистолет в кобуру, наследный принц сосредоточился и сделал портал-прыжок на сотню километров в сторону, покрепче сжимая коленями бока лошади.
И надо же случиться очередной пакости, устраиваемой судьбой. В этот момент вмешался неучтенный фактор, с неприличным именем Хулио, архимагом, замаскированным под сержанта-гвардейца. Он применил редкое и страшное заклятие под названием «Посылка в ад», истратив на него все свои магические силы.
Среди магов слыло поверье: якобы объект, на который наслали заклятье, отправлялся в нижние миры, к демонам. Проверить этот факт не представлялось возможным — люди пропадали навсегда.
Вот и сейчас Леон сразу почувствовал необычность перемещений: во-первых, исчезла лошадь, он ее не ощущал; во-вторых, его волокло по какому-то серо-черному тоннелю, но, слава Богу, недолго. Полет прекратился, и, испытав нешуточный жар в теле, Леон с небольшой высоты сверзился в воду. Открыв глаза и перестав изображать из себя чемпиона по плаванию, обнаружил, что стоит по грудь в воде посреди небольшой речушки, голый, аки младенец. Совсем как в анекдоте: мы родились голыми, мокрыми и голодными — потом стало еще хуже.
Выбравшись на берег, обнаружил на ногах опорки, остатки сапог — и все, больше ничего не было. Ни одежды, ни оружия, ни денег с лошадью. Что называется, приплыли.
Леон со вздохом огляделся кругом — крутой песчаный берег с многочисленными круглыми отверстиями, очевидно, гнездами птиц или других мелких зверушек. Заметив невдалеке более-менее пологий склон, направился туда. Поднявшись, обнаружил пустынную местность, перемежаемую перелесками и кустарником. Недалеко виднелись развалины какого-то строения округлой формы. Из чистого любопытства он их внимательно осмотрел.
Здесь в давние времена, видимо, обретался маг, только они жили в башнях. Сейчас от резиденции волшебника остался лишь круг оплавленных блоков. Судя по всему, местный маг потерпел сокрушительное поражение. Что примечательно, в радиусе трехсот метров от бывшей башни ничего не росло, ни былинки, ни травинки. Да и как расти, если почва в округе представляла собой спекшуюся стекловидную корку.
Попялившись на унылый пейзаж и неопределенно хмыкнув, наследный принц отправился к близлежащим кустикам, скрывавшимся в высокой сочной траве. Соорудив из зелени нечто вроде юбки папуасов, Леон испытал облегчение, ходить голым — не комильфо для цивилизованного человека. Судя по светилу, время стояло послеобеденное, и желудок потребовал чего-либо съестного. Пришлось вернуться на берег речки, где он видел ракушки. Леон вскрывал створки и поедал нежнейшую мякоть, постепенно передвигаясь по песчаному пляжу.
Продвинувшись на три десятка метров, насытился, пришел в более благодушное настроение. Краем глаза заметил некую несуразность в самом высоком месте крутояра. Подошел поближе — овальная метровая дыра явно рукотворного происхождения, причем почти вровень с поверхностью пляжа. Не раздумывая, землянин протиснулся внутрь. Пробравшись на четвереньках с десяток метров по сухому полу, смог выпрямиться во весь рост.
Темноты в лазе не было, свет давали лишайники, или что-то в этом роде, росшие ковром по стенам. Кое-где путь преграждали небольшие холмики земли, упавшие, видимо, с потолка. Миновав левый поворот, Леон вскоре вышел в небольшой зал, где встретил бывшего хозяина башни. Тот лежал в истлевшем балахоне лицом вниз, сжимая в левой руке остаток посоха с золотым навершием и огромным рубином в торце. Судя по останкам, маг погиб случайно — с потолка сорвался ком земли, в котором находился острый осколок кремния. Он и сейчас торчал из черепа.
Дальнейшие действия землянина подчинялись одной мысли — найти что-либо полезное для его дальнейшего существования. Экспроприация дала следующие результаты — золотое навершие с крупным драгоценным камнем, литой ромбовидный медальон с непонятными рунами на солидной цепи — все, предположительно, из золота. И самая главная добыча — кинжал в истлевших ножнах на сохранившемся местами кожаном поясе, который, к сожалению, к дальнейшей эксплуатации оказался совершенно непригоден. Закаменелые куски пришлось выбросить.
Мумифицированное тело мага Леон закидал землей и покинул жутковатое подземелье.
При свете дня он внимательно рассмотрел кинжал.
Необычное лезвие, длиной около двадцати сантиметров, с двухсторонней заточкой, переливалось волнами белого цвета; рукоять длинная, ухватистая, из черного шершавого материала, в торец утоплен зеленый прозрачный камень грубоватой обработки, весьма похожий на изумруд. Примечательно, но на лезвии кинжала, вместо клейма мастера, искусно выгравирована мерзопакостная рожа с небольшими рожками. Вылитый черт, вон и рыльце пятачком.
Леон в сердцах сплюнул. Отложив столь дорогое приобретение в сторону, взялся за навершие посоха, и стоило приблизить его к глазам, как послышался шепот:
— Пить… пить…
Выронив кусок магического атрибута в песок, наследный принц вскочил на ноги, сделав оборот на месте. Да нет, никого, кроме пары горластых чаек, затеявших свару у кромки воды. «Фу ты, Господи, почудится всякая ерунда, не иначе голову напекло».
Леон быстро залез в воду и несколько раз окунулся. Взбодрившись, принялся снова осматривать трофей и опять его прервали:
— Пить… дай…
Он мог поклясться, что шепоток шел из кроваво-красного камня. Ну ладно, раз просят, дадим камушку попить.
Набрав в речке воды в ладони, вылил на навершие, тихо посмеиваясь про себя — уж слишком происходящее напоминало будни шизофреника.
Его игривое настроение прервал негодующий шепот:
— Пить… кров-в… пить.
«Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд», — Леон со вздохом проколол палец и выдавил на камень несколько капель крови. Кровь мгновенно впиталась в камень, и сразу же послышалось настойчивое:
— Иш-шо пить…
В роли донора пришлось пробыть не менее получаса. Исколов все пальцы, Леон уже проклинал себя за мягкотелость. Умолкнувший было клиент в камне напомнил о себе:
— Освободи меня, добрый господин, век буду помнить и служить.
Опешивший от неожиданной просьбы Леон брякнул:
— А ты, собственно, кто и как там очутился?
— Ой, я такой хороший, и много чего умею, выпусти, пожалуйста, — дальнейшая речь прервалась всхлипываниями и рыданиями.
— Ну будет тебе, не расстраивайся, сейчас что-нибудь придумаем. Как, кстати, тебя освобождать, существует определенный ритуал?
— Ай, да ничего сложного, нарисуй круг, затем раздели на четыре части, в центр сцеди немного своей крови, потом поставь туда навершие посоха и произнеси четыре слова.
После часовой пытки Леон смог заболевшим горлом точно произнести нечеловеческое заклинание. Таинство обряда произошло при свете заходящего солнца. В пересечении линий сверкнула молния и повалил густой белый дым. Когда он рассеялся, землянину явилась весьма завлекательная картинка: в центре круга стояла голая девушка с очень, надо сказать, аппетитными формами. Черные пышные волосы до попы скрывали лицо.
— Гюльчатай, открой личико-то, — по инерции пробормотал Леон.
Девушка, словно поняв его, убрала рукой локоны и явила его взору красивую мордашку с огромными глазами лани. В сторону наследного принца ударила такая волна сексапильности, что он пошатнулся.
— Врешь — не возьмешь, — прохрипел Леон, кидаясь к реке, дабы остудить восставшую плоть.
— Ты брось свои шуточки, не зли меня, — проорал он из воды.
— Как прикажете, господин, простите, мне лишь хотелось вам понравиться.
— Считай, тебе это удалось! — землянин запрыгал по песку, вытряхивая воду из ушей, и вдруг замер в нелепой позе. До него почему-то только сейчас дошло, что с девушкой он все время разговаривал по-русски.
— Эт-то как понимать?! — топнул ногой в опорках Леон, принимая вид сурового боярина, вершившего свой скорый суд над смердами.
Расшифровав свой вопрос, получил лаконичный ответ:
— На тебе медальон мага, он переводит, а говорим мы на своих родных языках.
— Во как, кругом магия, куда ни плюнь. Как тебя звать юное создание, ты чьих будешь?
Девушка, сидевшая на песке и закутавшаяся в свои густые и длинные волосы, с готовностью ответила:
— Зовут меня Маха Чола — девушка, между прочим. Ваш старикашка маг обманом вызвал меня из нашего мира и заточил в камень. Целых полтора века томилась в темнице, о бедная я, бедная, — послышались тихие всхлипывания.
— Будет тебе, Маха, успокойся. Ничего, перетерпим, перебедуем. Слушай, а ты сейчас в истинном облике находишься?
Тихий плач прекратился, и среди волнистых прядей показался влажный лукавый глаз.
— Господин желает видеть мою истинную физическую сущность?
— Ага, желаю.
На месте девушки возникла непрозрачная рябь, словно ветер на воде. Рраз — и та же Маха на том же месте. Особых изменений не наблюдалось, разве что зрачок стал желтым и вертикальным. Ни демонического хвоста, ни рогов, ни копыт. Видимо, на лице Леона проступило столь сильное разочарование, что девушка звонко расхохоталась.
— Господин ожидал увидеть нечто ужасное? Извините, не получится. Есть и другая ипостась, боевая, но ее я принимаю редко и только в крайних случаях.
— Угу, угу… Итак, приказ по гарнизону: гражданке Махе — одеться! Негоже голой расхаживать перед начальством. Кстати, меня Леон зовут.
Девчонка кивнула, и вокруг нее из воздуха стали возникать яркие наряды, опускаясь с тихим шелестом на песок.
— Это, конечно, впечатляет, но оно все иллюзорное. Маха, а ты вязать можешь? Давай отрежем твои длинные волосы да сделаем из них юбчонку с жилеткой.
Девчонка восприняла предложение землянина с энтузиазмом. Обхватив двумя руками волосы на затылке, решительно сказала:
— Режьте, господин Леон, только оставьте маленький хвостик.
Наследный принц не стал жадничать и откромсал кинжалом очень аккуратно — теперь локоны еле касались плеч. Маха повернулась вокруг оси и, уставясь на Леона своими глазищами, вдруг спросила:
— Скажите, господин Леон, я вам хоть капельку нравлюсь?
У наследного принца от таких провокаций в горле пересохло и вскипела кровь в жилах.
Вопрос, конечно, интересный. В двух метрах от тебя стоит нагая девушка, с точеной фигурой, крутобедрая, с красивой налитой грудью и впалым животиком, и задает коварный вопрос…
— А-а-а-а-а… — наследный принц в прыжке смел Маху на кучу нарядов и овладел без всяких прелюдий и экивоков.
Безумие длилось до глубокой ночи — молодые люди выпили друг друга до донышка и теперь счастливые спали под мирное журчание речки.
Леон проснулся от радостного ощущения, что что-то новое и светлое вошло в его жизнь. Он не хотел задумываться о дальнейшем, об отношениях с Яной и т. д. Как будет, так и будет.
Его плеча осторожно проснулся прохладный пальчик:
— Завтрак подан, господин, можно кушать.
Зарычав от вожделения, Леон обцеловал пальчик, а потом и его хозяйку. К завтраку приступили два часа спустя. Такого взрыва страстей он от себя не ожидал. Было так сказочно хорошо, что наследный принц чуть было совсем не потерял голову. Очнулся лишь на завершающем этапе и поинтересовался, лежа в полной прострации:
— Маха, ты ничего не колдовала? Уж слишком мне хорошо с тобой.
Девушка поджалась:
— Нет-нет, господин, этого делать нельзя, большой грех, — на ее глазах появились слезинки.
— Ну что ты, родная, дай я тебя поцелую и обниму.
Успокоил, убаюкал, и повеселевшая девушка горной козочкой поскакала по берегу. Маха кормила Леона рыбой, запеченной в глине. Ох и вкусная штука… м-м-м…
И все бы ничего, но голая девушка вызывала бурю эмоций. Не выдержав, землянин попросил Маху одеться, да хоть в иллюзорные платья.
— Ой, а я ведь юбочку с жилеткой приготовила, — весело воскликнула она, зарываясь в кучу нарядов.
Леон, сидя по-турецки скрестив ноги, оценивал куцый костюмчик девушки. Юбка доходила до половины бедра, небольшая жилетка символически прикрывала полушария грудей. Подозвав дефилирующую девушку, наследный принц провел ладонью по ее бедру, дабы удостовериться в качестве плетения, и, почувствовав, как затрепетало юное тело, резко отдернул руку.
— Маха, перестань, а то мы жить останемся на этом берегу, что в наши планы не входит.
— Я не нарочно, господин, оно само получается. Не казните, но я хочу вас постоянно, каждую минуточку. Это особенность нашего народа, — произнесла девушка извиняющимся тоном.
— Ладно, разберемся. Слушай, на какое время хватает твоих иллюзорных одеяний?
Маха озадаченно пожала плечами:
— На сколько нужно, на столько и будет.
— Прекрасно, сооруди себе балахончик с чадрой — не нужно привлекать лишнего внимания, а мне штаны и куртку, да на голову что-нибудь.
Одевшись и обнявшись, молодые люди скрылись во вспышке портал-перехода. На месте импровизированной стоянки истаивали яркие женские одежды. С уходом хозяйки некому стало поддерживать силы чародейства.
* * *
Отряд наемников, после партизанского рейда по северу, наконец вырвался за пределы королевства и сейчас передвигался по Великим пустошам. Ничто не говорило о заклятом месте — те же леса и поля, разве что живности да птиц поменьше. Так оно и к лучшему, а то верещат в кустах с утра до вечера, оглохнуть можно.
Не забывая высылать вперед разведку и выставлять боковое охранение, наемники целеустремленно рвались вперед, делая стокилометровые дневные переходы. Шли параллельно королевской границе и, как говорится, в ус не дули, посмеиваясь про себя над страшными легендами и прочими бабушкиными сказками.
Музыкант Рон не забыл съязвить:
— До чего народ у нас темный да суеверный, сами понапридумали чудищ поганых, а потом боятся.
Его оборвал седоусый наемник по прозвищу Зарок:
— Что ты видел за мамкиным подолом? Придержи язык, зелень.
И в этот момент впереди затрещало, зашумело, послышался стук копыт — вернулся разведчик.
— Госпожа, нам навстречу ненормальный тролль прется.
— Почто так решил? — поинтересовалась Яна.
— Дык рычит и крушит все подряд.
В общем, всем стало не до смеха, когда живая гора стала бегать за верткими наемниками. На тролля извели все имеющиеся арбалетные болты, и лишь к вечеру кто-то метко засадил великану в глаз. Тролль рухнул с гулом и треском, что вековой дуб. Причина бешенства нелюдя оказалась до безобразия проста: из уха упавшего великана выполз жучок и тут же спрятался в траве.
— И вот из-за такой шмакодявки мы тут носились, высунув язык, четыре часа подряд, — взъярился Рон. — Где этот мерзавец, казню самой лютой смертью!
Но угрозы музыканта так и пропали впустую — букашечка давно отдыхала под листиком.

 

Двенадцать дней гонки по пустошам, и наконец поворот на юг. Между землями архимага Адемара и отрядом наемников лежало лишь герцогство Нарбон. Сам герцог погиб в мятеже, и теперь делами заправляла его вдова Шурша ди Нарбон — особа склочная, жадная и стервозная. Она до сих пор не оставила попытки завладеть денежной башней архимага.
Дела в герцогстве шли из рук вон плохо — герцогиня от небольшого ума драла с подданных дикие налоги, разоряя и без того нищих крестьян. Ремесла не развивались, казна пустовала, что только добавляло желчи стервозной правительнице. Народ бежал за границу в поисках лучшей жизни, некоторых ловили, но это не отражалось на общей безрадостной картине.
Их остановили у самой границы архимага. Дорогу перекрыл герцогский гвардейский полк. Яна недолго обозревала в бинокль вояк, преградивших им путь, и, сделав некоторые выводы, удовлетворенно мотнула головой. Порывшись в фургоне, перевозившем казну, что-то спрятала за пазуху и отправилась в одиночку парламентером, размахивая белой тряпкой, привязанной к пике.
Умная Яна, приглядевшись к гвардейцам, сделала правильные выводы: обтрепанные солдаты имели изможденный вид. Потому наемница и взяла с собой самый толстый кошель, набитый золотом. Ларчик просто открывался — герцогиня который год не платила солдатам жалованье, на чем и собиралась сыграть Яна.
Подъехав к гвардейским рядам, она выдала яркую провокационную речь.
— Возвращайтесь под руку нашей милостивой императрицы Камиллы I, она простит ваше участие в мятеже, положит хорошее жалованье в полновесной золотой монете, а привилегии и послабления последуют после того, как вы перейдете к ней на службу. Вот вам аванс, сделайте правильный выбор, господа, — с этими словами Яна вытащила кошель и принялась разбрасывать золото пригоршнями.
Что тут началось. Строй мгновенно сломался — полк, включая офицеров, дрался за золотые монеты, рассыпавшиеся в траве. Яна, насвистывая Марш лесных егерей, отправилась к своему отряду.
К обеду полк в полном составе перешел на сторону императрицы и тут же получил аванс — по одному золотому в зубы. Гвардейцы повеселели — новая жизнь начинала им нравиться.
Только через три дня Яне удалось попасть на прием к императрице — ее проверял архимаг Адемар.
Камилла жадно слушала девушку, ведь та рассказывала о ее ненаглядном сыне. А узнав, что девушка носит под сердцем ее внука, прониклась к Яне самыми добрыми чувствами. Императрица с архимагом точно знали: девушка не врала, сильных магов обмануть невозможно.
* * *
Леон с Махой очутились у стрелки — слияния безымянной речушки с величественной и полноводной рекой, чей противоположный берег еле просматривался на горизонте. Здесь же располагался весьма крупный город, в котором очутились наши путешественники, войдя в главные ворота. С пеших путников, тем более без груза, стража денег не брала.
— Куда дальше направимся, господин мой? — спросила Маха.
— Надо бы на постоялый двор, но у нас ни копейки денег, — почесал в затылке Леон.
— Возьмите, господин.
И изящная ручка, вынырнув из-за чадры, протянула толстенький кожаный кошелек.
— Ничего не понимаю, откуда у тебя деньги? А-а, соорудила иллюзию, — догадался Леон.
— Деньги самые настоящие, прячьте кошель быстрее, — прошептала прижавшаяся девушка. — Ловкость рук, и никакого мошенства.
— О Господи, ты что, его стырила?
— Не стырила, а взяла взаймы. Вот разбогатеем, и я его верну со всем содержимым тому господину.
— Интересно, поди торговец какой-нибудь?
— Нет, это был офицер стражи.
От неожиданности Леон хохотнул, но затем, сделав строгое лицо, назидательно заметил:
— Красть нехорошо, грех. Больше так не делай.
— Как скажете, господин.
Никакого раскаяния в словах Махи он не почувствовал.
Пробираясь узкими улочками, землянин поучал девушку:
— Перестань называть меня господином.
На ее немой вопрос ответил:
— Ну, зови командиром.
— Ой, а что такое командир — титул знатного вельможи?
— Ага, что-то вроде наследного принца.
Маха сдавленно охнула и низко поклонилась:
— Простите Ваше величество за мое неподобающее поведение и простую речь. Не велите казнить, велите миловать.
— Ну вот, хотел как лучше, а получилось как всегда, — вздохнул Леон и принялся успокаивать взволнованную донельзя красавицу.

 

На постоялом дворе, сняв одну большую комнату на двоих, он приказал разделить ее пополам ширмой и притащить две бочки для мытья. Приняв импровизированную ванну, путешественники, наскоро перекусив, отправились в город.
Леона интересовала информация, географические карты — словом, все то, что могло указать на их местонахождение в данном мире. Маха оказалась плохой помощницей — о здешнем мире почти ничего не знала.
Нужную лавку, торгующую книгами, рукописями и прочим, обнаружили вблизи рынка. Здесь же нашли и карты. Хозяин лавки, сухонький старичок в тюрбане, сидя в небольшом кресле, с презрительной усмешкой поглядывал на снующих прохожих. Поскольку на вывеске красовался свиток, испещренный письменами, естественно, наша парочка тормознула возле лавки и теперь бесцеремонно разглядывала хозяина. Дуэль взглядов завершилась вничью.
— Вижу, у вас ко мне дело. Прошу следовать за мной, — и книготорговец прошел в открытую дверь.
Из общения с хозяином, которого звали Гаюм-Али, выяснилось, что они находятся в славном городе Дарица королевства Харлон, чья столица лежит на берегу Великого океана. Сам континент называется Южный. Ходят слухи, что очень далеко, за океаном, лежит Северный континент, где живут варвары и дикари, но это лишь слухи, достоверной информации нет.
За копию карты королевства старик запросил четыре серебряных монеты. Пришлось отдать. Дорого, но что делать.
Вернувшись на постоялый двор, основательно пообедали и легли спать, оставив все проблемы на потом. День закончился легким ужином при свечах в номере и ударным сексом ночью.
Утром, выйдя из города и замаскировавшись кустиками, ушли порталом в Четраро — столицу королевства. Причем портал сооружала Маха — Леон дальше двухсот километров не мог делать переходы.
Четраро, красивейший город, сооруженный из белого известняка, привольно раскинулся вдоль берега океана. Город утопал в зелени садов и представлял собой типичное южноморское поселение. Эдакая смесь Одессы с Неаполем — горластый темпераментный народ, проводящий полдня на рынке и обсуждающий последние новости к вечеру.
Сняв на последние гроши комнатушку на окраине, Леон призадумался о путях возвращения. До Северного континента порталом не пройти — у Махи не было точных координат. Нужен корабль однозначно, а для его найма необходимы деньги, причем большие деньги. Осталась сущая ерунда — заработать все сразу и много.
Мозговой коллективный штурм результатов не дал.
— Ничего, командир, разведаем, принюхаемся, пошли в город. Там видно будет.
— Ты права, девочка, пошли.
На экскурсию потратили целый день, в местные нюансы посвящал абориген четырнадцати лет, нанятый за два медяка. К вечеру они валились с ног, но результата — ноль.
Удача улыбнулась лишь на третий день. По столице с утра орали глашатаи: за спасение больной дочери король Аугуст V обещал дворянское звание с землей и две тысячи золотых. В случае неудачи — голова с плеч.
Трое лекарей, среди которых были два заморских, кончили жизнь на плахе.
— Маха, вот он наш шанс, быстро во дворец.
Очереди среди жаждущих спасти принцессу не оказалось, потому парочку сразу же представили перед королевскими очами.
Сидевший на троне Аугуст V оказался на вид типичным Моней с Подола. Толстогубый с вислым носом и маленькими проницательными глазками, он сразу приступил к делу.
— Чужеземцы, помогите нашему горю — озолочу.
— Ваше величество, для верного диагноза и правильного лечения нужно осмотреть больную, — Леон отвесил легкий поклон.
— Ты забываешься, лекарь. Что значит — осмотреть? — вскипел король.
— Маха, пошли отсюда, — Леон невозмутимо развернулся и пошел вон из зала, девушка засеменила вслед.
Аугусту V пришлось запрятать свой гонор кое-куда поглубже. Тем более чужеземец одной фразой поверг его в шок, шепнув на ухо правителю тщательно скрываемую семейную тайну: у короля отсутствовало левое яичко.
В комнату принцессы они вошли вдвоем с Махой, остальных выперли вон. Король с телохранителями и лизоблюдами остался за порогом. Принцесса, девушка лет шестнадцати, лежала в кровати под шелковым балдахином. В комнате не продохнуть от благовоний и мерзкого дыма, вдобавок и окна закрыты наглухо тяжелыми портьерами. «Тут и здоровый заболеет», — матерился про себя землянин, распахивая шторы и раскрывая створки окон. При дневном свете осмотрели бледную девушку — истощена до невозможности.
— Твое впечатление, Маха?
— Черная магия, командир.
— Согласен, отрываем башку колдуну, и принцесса спасена. Ну что, за работу?
— Не спешите, командир, здешний король не внушает доверия. Сначала договор по всем правилам, с королевской печатью и подписью, и только потом работа.
— Хм, а ведь правда.
Когда Аугусту V озвучили условия лечения, тот полчаса кипел, словно котелок, негодуя на недоверие, но, видя неуступчивость лекарей, сдался. Договор составили как положено, поставили большую королевскую печать, и Аугуст V расписался. Дальше последовало требование доставить в зал всех придворных магов, что и было сделано.
Леону и Махе не составило труда определить виновника болезни принцессы. Им оказался личный маг короля Булеор. Маха, коснувшись пальчиком лба злодея, заставила выложить всю правду. В дальнейших планах Булеора было извести всю королевскую семью и самому усесться задницей на королевский трон.
Врагу короны башку смахнули тут же, в летнем саду. А нашей парочке пришлось неделю прожить в королевских покоях, под неусыпным надзором тайной стражи, до полного выздоровления принцессы.
Аугуст V слово сдержал — договор следовало блюсти, так что наградил как положено. Король от радости поселил молодых лекарей в летней резиденции, обеспечивая пропитанием по высшему разряду. Единственное, с чем он не мог помочь, так это с кораблем. Свой небольшой флот оказался занят барражированием морских границ и поимкой пиратов с контрабандистами.
Однажды за ужином король подал идею:
— Поскольку вам, уважаемый Леон, нужно на Северный континент, а туда не сунется ни один здравомыслящий капитан, поищите среди безбашенных авантюристов. Завтра к вам подойдет начальник тайной стражи, он таких людей знает.
— Спасибо, Ваше величество, вы просто кладезь мудрости. Счастливы ваши подданные с таким умным королем.
И Леон, поднявшись, торжественно осушил кубок с вином. Аугуст V приосанился, а затем грозно глянул на свое окружение:
— Учитесь у чужеземцев, без всякой лести сделал приятное нашему королевскому величеству.
Маха еле слышно хихикала под чадрой. Леон запретил ее снимать, поскольку у девушки зрачки непроизвольно становились вертикальными. Зачем пугать народ.
Утром, после завтрака, их навестил начальник Тайной стражи — Гранд Релизан. Выпив бокал вина, Релизан пригласил вечером в трактир «Черная вдова», к девяти вечера, где обещал свести с нужным капитаном. После чего вежливо распрощался и отбыл. Гранд Релизан оказался человеком дела — в трактире он познакомил Леона с капитаном Ковенто.
— Арчибальд Ковенто, вольный мореплаватель, — представился изящный юноша, одетый, словно на бал — пышное жабо, перстни, изящная трость.
Внешность не обманула бывшего спецназовца ГРУ, гусиные лапки у глаз выдавали истинный возраст юноши — сороковник, не менее. Улыбающаяся физиономия не могла спрятать холодное выражение серых глаз.
— Итак, чем могу быть полезен, господа? — франт изящно закинул ногу на ногу.
Гранд Релизан поспешил откланяться, сославшись на неотложные государственные дела.
— Нам, сударь, необходимо попасть на Северный континент, какова ваша цена?
Леон с интересом следил за меняющейся физиономией вольного капитана. Брови дернулись вверх, а в глазах появился живой интерес.
— Вам повезло, господин Леон, я давно мечтал совершить подвиг, который бы вошел в анналы истории. Цена за проезд — тысяча золотых.
— Мы согласны.
Назад: Глава V
Дальше: Глава VII
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Лидия
    Вот решила написать комментарий, хотя это я делаю редко. Читаешь женское фентези и там мужики штабелями падают под ноги героине , а тут наоборот.. Но не смотря на тотже( мужской) грех, хочу сказать автору спасибо! Читается легко.Книга интересна.! Советую читать !