Два в одном. Оплошности судьбы

Глава 22

Кварт Свирт ранним утром прошел в зал трактира, что недалеко от столичного ипподрома. Его, как тени, сопровождали двое выходцев из империи Шуань. Их узкоглазые желтые лица представляли невозмутимые маски, ленивые и равнодушные ко всему, что происходило рядом. Но бывший шпион очень хорошо знал, на что способны эти худые и невысокие, словно свитые из жил жители далекого востока. Они могли убить ударом пальца сразу, или тот, кого они ударят, умрет через несколько дней. Могли обездвижить человека или заставить того мучаться от невыносимой боли, натыкав в него игл. Залезть в форточку или вытащить кошелек у зазевавшегося прохожего.
Главное – заключить с ними контракт и оплатить его вперед. Тогда получишь воинов-универсалов, готовых выполнить любой приказ. Нанять их можно было у главы их общины. Деньги брал он, и он же назначал исполнителей. Кварт всегда, если нужно было, пользовался их услугами. И ему, как проверенному клиенту, доставались всегда одни и те же шуани.
Кварт Свирт вошел в трактир, как полномочный представитель прокуратуры. Показал охраннику жетон с выбитой на нем короной и скрещенными алебардами под ней – знак Королевской прокуратуры. И приказал позвать хозяина. Вышибала хмуро разглядел серебряный значок, окинул взглядом шуаней и ушел. Хозяин появился моментально. Свирт уселся и стал оглядываться. Именно здесь убили второго кандидата в наследники на трон короля.
Хозяин подобострастно поклонился и, почтительно глядя на сидевшего человека, остался стоять у стола. Тот в его представлении не был похож на прокурорских, скорее на купца средней руки. Но от этого вызывал опасение у трактирщика еще больше. Жители королевства привыкли опасаться всего, чего не понимали, и на то были веские причины. Любая угроза, если она понятна, не так страшит, с ней сжились и часто принимали как неизбежность и приспосабливались. Но то, что было непонятно, пугало своей неизвестностью и заставляло в страхе сжиматься сердце. Воображение работало вовсю, придумывая казни одну страшнее другой, и придуманные страшилки устно передавались, как самый страшный секрет, знакомым в рассказах и небылицах.
– Присядьте, хозяин, и постарайтесь ответить на мои вопросы, – спокойно предложил прокурорский служащий. Подождав, пока тот усядется, улыбнулся. И хотя улыбка была располагающей, хозяин трактира испугался еще сильнее. Громко сглотнул и прижал ладонь к горлу. Почему он так по-доброму улыбается? Хочет потащить в застенки? А там… А там! Но что там, он додумать не успел.
Не обращая внимания на состояние трактирщика, Свирт произнес:
– У вас тут было совершено двойное убийство. Сначала убили Маншеля ла Брука, а затем его убийцу.
– Господин! – воскликнул хозяин. – Я уже все рассказал тем жандармам, что проводили опрос, и… – Кварт поднял руку, заставляя того замолчать.
– Я не буду спрашивать то, что спрашивали они. Просто отвечайте на мои вопросы, и все.
– Хорошо, ваша милость. Простите. – Хозяин нервно потер вспотевшие руки и сложил их на столе.
– Как часто появлялся здесь ла Брук?
– Э-э-э… – Трактирщик на мгновение замялся и четко ответил: – Почти каждую седмицу, в седьмой день. Как проводились бега, так он и появлялся. То праздновал выигрыш, то проигрыш.
Прокурорский что-то пометил в маленькой книжице и удовлетворенно кивнул.
– А как часто здесь появлялся господин Можель?
Сидевший напротив приподнял удивленно брови:
– А это кто?
– Это тот, кого звали еще Мрачный, – подсказал Свирт. – Тот, кто дрался на дуэли с Ла Бруком.
– Этот? – успокоившись, переспросил хозяин. – Этот приходил редко и только в последнее время посещал мой трактир каждый день. Приходил днем и сидел до вечера.
– Он приходил один или с друзьями, что были с ним в тот день?
– С ними, сударь. Сидели, чего-то ждали, мало ели и пили.
– Так, понятно. – Свирт вновь сделал какую-то пометку в книжице. – К ним кто-нибудь приходил, или они с кем-то приходили и говорили?
– Не помню, ваша милость, – ответил трактирщик, – надо спросить у Фрегона, охранника. Он всегда в зале и все видит, может, он что вспомнит.
– Хорошо, господин Бранштан, у меня к вам вопросов больше нет, позовите сюда вашего охранника, я поговорю с ним. – Свирт улыбнулся, отпуская свидетеля, и тот, вздохнув на ходу с явным облегчением, поспешил покинуть стол.
Охранник – широкоплечий парень с хмурым взглядом – молча уселся напротив. Видно было, что он не скрывал своего недовольства, и выражал его явно нарочито. «Посмотрим, как ты будешь на меня смотреть через минуту», – разглядывая вышибалу, подумал агент. Таких независимых бойцов, уверенных в том, что их сила дает им право смотреть на других презрительно, свысока, он видел много, и каждый раз они ползали у его ног, вымаливая прощения, но сейчас он не хотел доводить дело до унижения, ему нужна была только информация.
– Я задам вам несколько вопросов, – невозмутимо произнес Свирт и, глядя равнодушным взглядом на глумливую усмешку охранника, продолжил после небольшой паузы: – Если ваши ответы меня не удовлетворят, я вас арестую и продолжу допрос в подземельях городской тюрьмы. Но оттуда целым и невредимым вы уже не выйдете. – Голос Свирта был таким же доброжелательным, а взгляд добродушным, как у волшебника святого Абдурахмана, сказочного персонажа, который приносит детям подарки в конце года, только слова, произнесенные им, были не словами детского героя. Они смыли ухмылку с лица вышибалы в одну секунду.
– Я, я… готов ответить, ваша милость, – залепетал он и стал заискивающе ловить взгляд Свирта. Тот улыбнулся.
– Меня это радует, а то, знаешь, устал таскать в подвалы недоумков, что думают насмехаться над королевским правосудием.
– Да ни в жизнь, ваша милость! Я никогда не позволил бы себе такие насмешки, – поспешил объяснить охранник и жалобно заморгал.
– Вот и славно. Ответьте мне на такой вопрос. Сюда приходил Мрачный с друзьями. – Он не стал называть бретера по имени, так как предполагал, что вышибала должен был знать кличку бретера. – Я бы хотел, чтобы вы вспомнили – встречался здесь он с кем-нибудь в последние дни перед дуэлью?
Охранник задумался.
– Было. Один раз к ним подсаживался высокий южанин. Они посидели, ударили по рукам, и тот ушел. Больше он не приходил.
– Так. Понятно. – Сделав запись, Свирт попросил: – Опишите мне этого южанина.
– Так это… Высокий. С черной бородой, скуластый. Худощавый, но широкоплечий. Лет тридцати. На поясе короткий меч. По всей видимости, наемник.
Агент прилежно записал показания.
– А тот, что убил Мрачного, как стоял за его спиной?
– Как, как? – переспросил вышибала. – Просто стоял, когда господа бросились на Мрачного. Он вытащил рапиду и отступил.
– Как стоял? Какое положение рук? Ты же охранник, должен подмечать такое.
Тот задумался.
– Руки опущены. Рапида смотрит острием вниз. Мрачный отступает. А тот второй делает шаг вперед, поднимает острие клинка одним запястьем – и Мрачный напарывается. Острие вошло сквозь печень Мрачного, и тот умер быстро. Это я подметил.
– Так. Спасибо, можешь быть свободен, – сказал Свирт. Сам поднялся и отказался от предложения хозяина перекусить за счет заведения.
Розыскник вышел на улицу, сел в поджидающий экипаж и поехал на улицу Тополей, где жил в доходном доме нечаянный убийца Мрачного. Все адреса участников стычки у него были.
Сидя в раскачивающейся на камнях мостовой повозке, он думал о деле, что ему придется распутывать. Первые впечатления казались верными. Он предполагал, что Мрачного наняли для убийства очередного наследника. Убитый постоянно ошивался в этом трактире после бегов. И это многие знали, тем более что это не было тайной. Значит, этот трактир самое удобное место, где можно как бы невзначай встретить младшего Ла Брука. Боец тот отменный, выиграл не одну дуэль, но злоупотреблял пьянством. По-видимому, те, кто решили его убрать, это понимали хорошо. Мрачный – известный криминальный тип. Отлично владеет клинком и не гнушается никаким заработком. Только умный, действовал всегда изощренно и ловко. Так что он ни разу не был обвинен в преднамеренном убийстве. Как же он подставился под рапиду? На него это не похоже, перекатывал внутри головы мысли Кварт. Только если он очень доверял тому, кто прикрывал ему спину. Иначе не допустил бы этого.
Руки опущены, вспоминал он позу молодого Кертинга, товарища Мрачного. По свидетельству районной жандармерии, Кертинг приехал в столицу месяц назад, познакомился с Можелем и ссужал того деньгами. Их часто видели вместе.
Руки опущены, а клинок поднят, и шаг навстречу – довольно странно. Если испугался, то зачем идти навстречу и выставлять клинок. Логичнее отступить, это обычная реакция при испуге.
Экипаж проехал через весь город и выехал на улицу Тополей. Небогатый район, застроенный доходными домами для сдачи внаем квартир приезжающим провинциалам, которых столица манила мечтами. Обычно несбыточными. Иллюзией больших возможностей, роскошью и желанием сделать карьеру.
Не доезжая до нужного адреса, экипаж остановился. Свирт вышел и осмотрелся. Метрах в пятидесяти впереди находился двухэтажный дом, нужный агенту, но тот не спешил. Он оглядел улицу, заметил босоногого мальца, стоявшего в тени тополя и лениво ковыряющегося в носу. Чуть в стороне находилась стайка девочек, игравшая на дороге, и тот изредка бросал на них презрительные взгляды. «Вот ты-то мне и нужен», – про себя решил Свирт и направился к нему.
– Пять драхм хочешь заработать? – спросил он того.
Мальчик перестал ковыряться в носу и нагло ответил:
– Хочу десять.
– Ладно, получишь десять, если это будет того стоить, – покладисто ответил Свирт. Он улыбался своей обычной располагающей улыбкой, но при этом мог со спокойной совестью запытать мальца до смерти. Если это понадобилось бы для дела.
– Ты знаешь молодого господина, что снимает комнаты в том доме? – показал он рукой на особнячок.
– В том? – мальчик оглянулся. – Ну знаю. Это дом старого хмыря Шершня, чтоб он сдох. Вечно обливает нас помоями из окна.
– Он дома сейчас?
– Кто? Шершень? – переспросил мальчишка, посмотрев вновь на господина с доброй улыбкой.
– Нет. Другой, молодой господин, что заехал сюда месяц назад, – терпеливо поправил его Свирт.
– Не знаю, – пожал мальчишка плечами.
– Так сходи и посмотри, если тот дома – скажешь мне. – Свирт крутил в пальцах пять драхм, гипнотизируя малыша видом «огромного» богатства.
Мальчишка сорвался с места и скрылся в подъезде. Через пару минут он вернулся и отдышавшись доложил:
– Дома. Дверь не заперта.
– Вот твои десять драхм, – агент протянул деньги и, уже не обращая внимания на тяжело дышавшего мальца, пошел к дому. Следом двинулись шуани. Они поднялись на второй этаж и остановились перед чуть приоткрытой дверью. Прислушались. Из-за двери не доносилось ни звука. Свирт посмотрел на одного их своих бойцов и кивнул в сторону квартиры. Шуань понял сразу и, неслышно приоткрыв двери, перетек вовнутрь. Вскоре он вернулся, зажимая нос платком. И показал рукой жест – провел себе по горлу.
Свирт достал платок, налил на него сиреневый настой на перваче, осторожно вступил в двери. От самого порога он внимательно рассматривал окружение. В маленьком коридоре висел дорожный плащ и стояли запыленные сапоги. Агент осмотрел плащ, заглянул в сапоги, проверил подошву и, ничего не найдя, на что стоило обратить внимание, открыл дверь, ведущую в комнату, и остановился на пороге.
В комнате стояла невыносимая вонь. На полу лицом вниз лежал человек, в спине которого торчал кинжал. Тело уже начало разлагаться, и по нему ползали черви. Борясь с тошнотой, Свирт вытащил нож и посмотрел на лицо лежащего человека. По описанию это был постоялец. Несмотря на то что лицо раздулось и потеряло свои очертания, его можно было узнать по родимому пятну на щеке. Проверив карманы, он ничего не нашел. Комната была бедно обставлена. Кровать, стол, табурет, таз для умывания и кувшин. Ничто не говорило о том, что тут проживал дворянин.
Больше задерживаться он не мог и быстро вышел, стараясь не дышать. Кинжал он держал двумя пальцами. Махнул рукой обоим и поспешил на улицу. Там он постоял минут пять, разглядывая кинжал. Кривое широкое лезвие односторонней заточки. Сталь с волнистым рисунком. Значит, сделано на юге или на востоке. Скорее всего, на юге – именно там часто делают оружие из волнистой стали с односторонней заточкой. Он показал на нож шуаням. Те кинули быстрый взгляд, и один из молчунов произнес:
– Княжество Драхма.
– Ага, значит, все-таки на юге, – сказал Свирт и, завернув нож в платок, убрал в небольшую сумку, висевшую на поясе. Поманил к себе мальчугана и, когда тот добежал, спросил: – Ты видел кого-нибудь, кто мог дней десять назад приходить к молодому господину?
Паренек задумался и отрицательно покачал головой. Получил одну драхму и, обалдевший от привалившего ему счастья, ускакал вприпрыжку.
Свирт зашел в дом и постучал в двери квартиры хозяина дома. Ему на стук открыл старик, недружелюбно глянул на агента и хотел сказать что-то резкое. Но Свирт ждать не стал, показал жетон и, оттолкнув опешившего хозяина, прошел внутрь и осмотрелся. В комнате посредине стоял круглый стол, накрытый грязной скатертью, на столе старые остатки пищи, крошки и немытая посуда. Отодвинув стул, Свирт присел и знаком показал старику на второй стул.
– В доме убит постоялец, сударь, денег и драгоценных вещей при нем не обнаружено. Следствие приходит к выводу, что это ограбление, и подозрения падают на вас, – взял в карьер агент прокуратуры. – Убит дней десять назад, уже покрылся червями. Дверь открыта, и стоит невыносимая вонь.
– Я не убивал! – только и смог вымолвить хозяин дома, ошарашенный обвинением.
– Тогда почему не вызвали жандармов? – Взгляд Свирта не предвещал ничего хорошего.
Старик не на шутку испугался.
– Я не слежу за постояльцами, если они вовремя платят. Молодой господин заплатил за два месяца вперед. Что там произошло, надо спрашивать у других постояльцев.
– Дом ваш, вы и отвечаете за него! – отрезал Кварт Свирт.
А старика, казалось, хватит удар. Он открыл рот и хватал воздух, как рыба, вытащенная на воздух. Но, будучи человеком опытным, прожившим долгую жизнь, он сумел прийти в себя и спросить заплетающимся языком:
– Что можно сделать, господин?
– Можно рассказать, что знаете о постояльце. Кто к нему ходил? Чем тот занимался?
– Все расскажу, что знаю. Жил он один, даже девок не водил. Приходил к нему еще один молодой человек. Но редко. Как раз дней двенадцать назад, я видел в окно, как он пришел. Как уходил, не видел.
– Как выглядел этот молодой человек? – поинтересовался прокурорский.
– Простой парень в сером сюртуке, даже без меча, видимо, не из благородных. Волосы длинные светлые, – стал вспоминать старик. Теперь он проявил удивительную наблюдательность и вспоминал детали. Хотя, на взгляд Свирта, мог и выдумывать. Лишь бы угодить страшному прокурору.
– А высокий южанин появлялся в вашем доме, с черной бородой?
– Нет! – уверенно заявил старик. – Такого не было.
Больше расспрашивать старика не было необходимости.
Последним в дом приходил третий из их компании, и после этого убийца бретера был убит сам. Для Свирта все было ясно. Кто-то убирает свидетелей. Старик тоже ему нужен не был, не он убил – и ладно, у него совсем другая задача. Свирт поднялся и, ничего не говоря, вышел. Теперь, если выводы его верны, светловолосого господина они не найдут. Тот либо скрылся, либо уже тоже убит. Но проверить место жительства надо. Благо он жил в одном районе с убитым. Коляска покатила по улицам, а Свирт задремал. Вышел он из забытья, когда экипаж остановился. Он протер глаза и, кряхтя, уже немолод, и скривившись от боли в пояснице, вышел из коляски. Солнце перевалило далеко за полдень, и тени удлинились, дневная жара спадала, и это радовало агента, который за день сильно потел. Его рубаха не высыхала, и он чувствовал дискомфорт.
– Да, немолод, – пробормотал он и, приложив руку ко лбу, всмотрелся в сторону слепящего солнца. Затем неспешно двинулся в сторону дома, где должен был жить с матерью блондин.
Им открыла женщина с припухшими глазами. Она испуганно посмотрела на шуаней.
– Вам кого? – тихим голосом спросила она.
– Вы госпожа Аранья Транго? – слегка поклонившись, вежливо спросил Кварт Свирт.
– Да. Что вам угодно? – Она внимательно посмотрела на мужчину.
– Мы хотели бы знать – где ваш сын Риг Транго, сударыня? – так же вежливо поинтересовался седовласый человек.
Женщина всхлипнула, и слезы наполнили ее глаза.
– Он пропал двенадцать дней назад. Вышел, пообещав вернуться к обеду, и не вернулся. Он был такой домашний, пока не повстречал своего нового дружка. И вот пропал. – Она промокнула платком глаза. – А зачем вы его ищете, он что-то натворил?
Она вглядывалась в лицо мужчины с добрыми глазами, и в ее душе зародилась несмелая надежда.
– Нет, мы просто хотели поговорить о его друге. Вы что-то знаете о нем?
– Мало, – упавшим голосом ответила женщина. – Риг стал во всем брать с него пример и даже намалевал на щеку пятно, чтобы быть похожим на него. Я знаю его со слов сына. Что он очень удачлив, и что скоро наша жизнь изменится благодаря другу. – Она тяжело вздохнула. – Потратил деньги и купил новый серый сюртук, чтобы выглядеть как благородный… – совсем тихо прошептала она.
А Свирта прошибло откровение.
Серый сюртук. Боже, как он мог не обратить на это внимания! Старый идиот! Он поклонился и, скрипя зубами, вышел.
– Вы видели, во что одет убитый? – спросил он шуаней.
Те кивнули, но видя, что наниматель ждет от них слов, старший произнес:
– В серый сюртук.
– Едем обратно! – приказал Свирт и залез в коляску.
Когда они подъехали к дому, оттуда выносили тело. Рядом со входом стоял хозяин и районные жандармы, опрашивающие его. Хозяин увидел Свирта и стал показывать на него пальцем. Под прицелом трех пар глаз агент подошел к телу, открыл покрывало, посмотрел на убитого и платком провел по щеке. На платке остался коричневый развод. Он расстроенно покачал головой в такт своим мыслям. Поджал губы и подошел к жандармам. Показал свой жетон.
– Вы знаете, кто это? – спросил он, кивком указывая на тело. Те недоуменно переглянулись.
– По словам хозяина, это его постоялец риньер Кертинг, – ответил старший с нашивками поручика.
Нет господа, мысленно произнес Кварт. Это Риг Транго, который пропал двенадцать дней назад. Одетый в серый сюртук и с нарисованным родимым пятном на щеке. А Кертинг пропал. Он или убил парня, или его убили тоже, но в другом месте. Но судя по тому, что, кроме Рига, Кертинга никто не посещал и на щеке убитого нарисовано пятно, он должен был сойти за постояльца. А виновен в убийстве сам Кертинг. Но вслух он ничего не произнес. Только кивнул и направился прочь.
– Ты его знаешь? – спросил поручик напарника, который был младше своего начальника, но старше по возрасту.
– Немного, – скривился тот, – важная шишка в прокуратуре. Опасный тип. Что-то он тут вынюхивает. Был до нас и вернулся. Как думаешь, зачем? – теперь пожилой спросил начальника.
– Знаешь, лучше нам этого не знать. – после недолгого раздумья ответил поручик.
– И то верно, – покладисто согласился пожилой. Посмотрел на носильщиков, стоявших с телом убитого, и прикрикнул: – Ну чего встали, бездельники! Кладите покойника на телегу и везите в кладбищенский морг.
«Значит, мы имеем уже двоих подозреваемых: южанин и Кертинг», – уходя, размышлял Свирт.
Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий