Два в одном. Оплошности судьбы

Глава 20

Артам похлопал глазами и сел на топчан, недовольно подумал, что он опять управляет телом. Как хорошо находиться в покое и не вылезать наружу, в этот гадкий мир, где его никто не любит. Вокруг разливалась тишина, нарушаемая еле слышным скрипом, как будто дерево трется по дереву.
«Ладно, – подумал он, – лягу спать до утра. – Он улегся на топчан, повозился. Куда это вселенец все время бежит, торопится? Неугомонный», – широко зевая, подумал Артам. Он завозился, поудобнее укладываясь.
В дверь постучали. Артам повернул голову и недружелюбно крикнул:
– Ну что там еще?
Дверь приоткрылась, в дверном проеме показалась рука с зажженной свечой на подсвечнике, а следом в щель двери просунулась голова с широкой улыбкой на лице, спросила:
– Господин маг, разрешите почтить вас своим вниманием.
В другой руке у мужика была большая бутылка, которая привлекла взор Артама больше, чем сам посетитель. Он оживился.
– Что там у тебя? – спросил он, облизнув пересохшие губы.
Заглянувший заметил, какую реакцию произвела бутылка, и довольно ответил:
– Первач.
– Тогда заходи! – Артам сел на топчане и поднял крышку откидного стола. Закрепил ее и посмотрел на вошедшего. – У меня закуски нет, – сразу предупредил он.
– Вот, – мужик поставил бутылку и вытащил из кармана луковицу, кусок сала, завернутого в тряпицу, и маленький нож. Затем два оловянных стаканчика. Артам с вопросом в глазах посмотрел на гостя. Тот правильно понял его взгляд и растянул тонкие губы в неприятной улыбке.
– Пришел выразить, так сказать, свою благодарность за лечение доченьки, – умильным голосом почти пропел вошедший. – Разрешите представиться, Оригон Варжда, мелкий торговец. – С этими словами он разлил по стаканам. Поднял и произнес: – Со знакомством. – Спрашивать, как зовут мага, он не стал.
Они выпили и занюхали луком. Посидели молча, и торговец, перехватив взгляд мага, налил по второй. Выпили и вновь занюхали. Так они просидели почти час и выпили всю бутылку.
– Я так вам благодарен, господин маг, за помощь. Но не могли бы вы еще раз посмотреть мою дочь, у нее жар.
– Посмотреть? – Артам вскинул на гостя затуманенный взгляд, пытаясь понять, чего от него хотят. Он с трудом сфокусировал глаза. – А что с ней?
– Приболела, – со вздохом отозвался гость. – Может, посмотрите? – Взгляд его был просительным, а широкий рот опустился, явив по краям скорбные складки. Но Артам был слишком пьян, чтобы обратить внимание на такие нюансы. Он поднялся, шатаясь, и, поддерживаемый человеком, назвавшимся Оригоном, вышел в коридор. Слабый свет оплывшей свечи освещал трепетным светом стену, за которую держался маг, и отбрасывал две уродливые тени. Они с трудом преодолели расстояние до нужной двери. Гость открыл двери и пригласил мага.
– Заходите, уважаемый. А я схожу до ветру.
Артам вошел в каюту, освещенную тройкой свечей, и уставился на лежащую девушку. Он попытался открыть глаза пошире, сфокусировать их на больной, но та размывалась и регулярно исчезала из поля его зрения. Девушка, видя состояние мага, недовольно поджала губы и решительно откинула одеяло. На ней не было никакой одежды. Большие груди, распластанные по телу, и раздвинутые ноги ввели Артама в ступор, он тупо пялился на обнаженную девушку и молчал. Девушка сама протянула руку и, схватив Артама, повалила его на себя.
– Утолите мой жар, господин! – прошептала она, обхватывая его руками. Артам вдохнул запах женского тела и словно ошалел – он стянул с себя до колен штаны и набросился на девушку, как лев на добычу. Минуту-другую он громко сопел, а потом затих и перестал двигаться.
Открылась дверь, и в каюту вошел отец девушки. Он увидел лежащего на девушке парня и тут же громко вскричал:
– Господин маг! Что вы себе позволяете!
Девушка стала отбиваться от Артама, отпихивая его ногами, и закричала:
– Папа, он взял меня силой, я не хотела, но он угрожал, что убьет меня!
Маг, отпихнутый девушкой, лежал на животе, не отвечая и не шевелясь. Затем глубоко вздохнул и вдруг захрапел. Торговец выпучил глаза и недоуменно посмотрел на дочь. Та в ответ пожала плечами.
Приглашенные речники во главе со вторым помощником узрели голую задницу мага, храпящего на кровати со спущенными штанами.
– Вы уверены, сударь, что господин маг насиловал вашу дочь? – передвинув шляпу на затылок, озадаченно спросил помощник. – Парень вроде спит.
Девушка открыла одеяло, показав обнаженное тело, и завопила:
– Он меня раздел и изнасиловал, пока не пришел отец.
– Хорошо, хорошо, – покладисто ответил представитель капитана. – Мы его возьмем под стражу. В порту сдадим жандармам. А там пусть судья решает, виновен маг или нет.
Матросы со смешком подняли храпящего парня и отнесли в каюту. На палубе они подошли ко второму помощнику.
– Вторпом, мы не верим, что этот парень полез к девке. По ней видно, что она шалава. Вот так просто взять и обнажиться при посторонних может только портовая шлюха. Его, видимо, чем-то опоили и затащили к ней в постель. Сняли штаны и хотят содрать с него деньги.
Тот их внимательно выслушал, постоял, о чем-то размышляя.
– Все может быть, – ответил он. – Если утром, когда парень протрезвеет, к нему придет торговаться этот пройдоха, тогда да, ваши замечания верны. Мы выберем свидетеля и отправим его в суд. Он тебе руку лечил, Феднор? – спросил он у одного из матросов.
– Мне, – кивнул здоровяк. – Хороший парень и добрый. Только неопытный, вот проходимец к нему и прицепился.
– Значит, ты и пойдешь свидетелем на суд, расскажешь, что парень спал со снятыми штанами, а больше ничего не видел. Я предупрежу капитана. А в остальном на все воля Хранителя.
Все трое осенили себя священной змейкой.
– Ну у тебя и подопечный! – Арингил, пораженный тем, как глупо попался в сеть жуликов Артам, сокрушенно качал головой. – Ну какой же непроходимый тупица!
– А я что тебе говорила? – подхватила его слова обрадованная Агнесса. – Вот с таким уродом мне приходится мириться. Как я хотела, чтобы этот похотливый недоумок сдох. Так нет же, живет, гад! И портит всем жизнь. – Она выплеснула все, что у нее накопилась, обрадованная тем, что нашелся хоть один, кто ее понимает.
– А что ему грозит за изнасилование? – не обращая внимания на ее слова, спросил ангел. Его больше заботило, какие последствия могут быть, если Артема признают виновным.
– Э-э-э… Я… я сейчас спрошу у бабы, – быстро сориентировалась тифлинг, пряча свое смущение от незнания таких житейских азов, как преступление и наказание, за радостной улыбкой.
Арингил все правильно понял, но сделал вид, что не обратил на это внимания.
– Звали, голубки? – Баба Крыстя появилась еще до призыва внучки. Словно только и ждала их желания лицезреть многоопытную куртизанку. Она была с неизменной сигаретой в мундштуке. – Чего хотели от старой и больной женщины? – Играя глазами, искусно накрашенными и подведенными, она не отрывала от Арингила горящего взора.
– Баба. Я выжгу твои глаза, если будешь желать Арингила! – Агнесса решительно пошла на женщину грудью и заставила ту отступить.
– Да что ты! Что ты, девочка! – замахала руками женщина. – Я только смотрю и радуюсь за тебя. Говорите – что вам понадобилось от бабки? – Она затянулась и выпустила дым через нос, отгоняя разъяренную тифлинг.
– Тут такое дело, баба, сколько там внизу дают за изнасилование? – Агнесса отошла, отмахиваясь от дыма, и с вопросом в черных глазах посмотрела на женщину.
– Изнасилование? – Почетная потаскушка была крайне удивлена. – А кого ты изнасиловала? – Она поглядела из-за плеча девушки на Арингила и хмыкнула. – Хм. Он что, сопротивлялся?
– Да нет, не о том речь, баба. Нашему подопечному может грозить суд за изнасилование.
Баба Крыстя посмотрела на храпящего парня, которому не удосужились надеть штаны, на его голый зад и опять хмыкнула.
– Хм, это сейчас кто? Артам или Артем?
– Артам! – в два голоса ответили оба и посмотрели друг на друга.
– Да, этот может, – медленно и протяжно ответила она. – Тот еще жеребчик. Пьет все, что горит. Трахает все, что шевелится. Эх, мне бы его в мои молодые годы! – Баба мечтательно закатила глаза и затянулась. – Если признают виновным, дадут десять лет каторги, – не меняя выражения на красивом лице, произнесла женщина.
– Сколько? – ошарашенно переспросил Арингил. – Десять лет?
– Ну, а что ты думал, в королевстве чтят законы. – Она вновь затянулась и заспешила: – Если ко мне, голубки, вопросов больше нет, то я пошла. – Женщина исчезла, оставив после себя клуб дыма.
– Я не хочу на каторгу! – Агнесса смотрела на ангела со слезами на глазах. – Там такие ужасные тифлинги. Они могут проиграть меня или тебя в карты.
Теперь пришла пора удивиться Арингилу:
– Как это?
– Мне баба рассказывала о нравах, царящих на каторге, – пояснила девушка. – Им там скучно, вот они и играют. Однажды ей пришлось спуститься и обслужить всю охрану лагеря заключенных, чтобы рассчитаться с проигрышем.
– Да уж, – проговорил Арингил, а сам подумал: баба Крыстя, судя по ее характеру и наклонностям, специально проиграла.
Артем был выдернут из сна резко и даже грубовато. Протирая глаза, он недовольно смотрел на двух духовных существ, сидевших напротив него. Ангел и тифлинг были чем-то встревожены.
– Посмотри вниз! – голосом, в котором слышался приказ, произнес ангел. Артем недоуменно огляделся и посмотрел себе под ноги, там был пол, и видны были его ноги.
– А что там? – спросил он, не понимая, что он должен был разглядеть.
– Слева от себя посмотри, – невесело усмехнулась девушка.
Артем перевел взгляд и выругался:
– Что за черт? – Там внизу, на топчане, лежал с голым задом он сам и храпел. – Это что значит? – растерянно спросил он, и вдруг его глаза стали огромными как блюдца. В голову пришла шальная мысль, и слова сами сорвались с языка. – Меня что, изнасиловали?
Теперь пришла пора удивиться судьбам. Они не ожидали такого поворота мысли человека.
– Не тебя, а ты, – ответил Арингил.
– Что я? – не понял Артем, не отрывая взгляда от самой неприятнейшей картины, какую он мог только видеть в своей недолгой жизни. Лежащий повозился, что-то нечленораздельное промычал и громко испортил воздух. Из сумки выглянул гремлун, зажал нос и вновь спрятался, поплотнее закрыв клапан.
– Изнасиловал ты, – пояснила девушка.
А Арингил поправил ее:
– Вернее, Артам, пока ты спал.
Артем неверяще переводил взгляд со своего тела на сидящих существ, не зная, как ему реагировать.
– И что теперь? – наконец смог он собрать мысли в кучу и задать более-менее вразумительный вопрос. Хотя картина распростертого тела не давала ему сосредоточиться и вводила в ступор. Арингил понял его состояние и убрал картинку.
– Слушай меня внимательно, человек, – проговорил он и, дождавшись кивка Артема, что тот его понял, продолжил: – Артама напоил отец той девушки, которой ты читал молитву, затем пьяного оттащил в свою каюту. Артам был так пьян, что девушка сама его затащила на себя. Только тот уснул на ней и вот так продолжает спать до сей поры. Это твой шанс избежать каторги.
– Каторги! – глаза Артема полезли на лоб. – За что?
– В этом королевстве за насилие над женщиной дают десять лет каторги, – ответила за ангела Агнесса. – А если бы ты надругался над дворянкой, четвертовали бы.
Артем сидел молча. Потрясенный до глубины души, не в силах осознать, в какую пропасть он угодил со своим напарником, и оценить проблему, свалившуюся на него. Он только покачал головой и тихо произнес.
– Сурово!
– А этого поганца как-то можно забрать из тела и придушить по-тихому? – с бледной надеждой в голосе спросил он сидящих и, увидев их отрицательное движение голов, произнес: – Я так и думал. Что теперь делать? – посмотрел он на них как на палочки-выручалочки или добрых волшебников. Но сразу понял, что не прокатит.
– Тебя утром передадут жандармам и отведут в суд, – не обращая внимания на пришибленное состояние человека, продолжила девушка. Она, как более сведущая в реалиях этого мира, взяла инициативу в свои руки. – Тебе надо будет подкупить охрану, через нее подкупить секретаря и судью, деньги у тебя есть. Рассказать на суде, что тебя опоили, заманили. Пользуясь твоим состоянием, сняли штаны, но ты уже в это время спал. Команда корабля готова это подтвердить. Так как это не ты имел близость с девушкой, а Артам, ты сможешь быть убедительным.
– Да уж, – произнес Артем и полетел вниз.
Когда он ощутил себя в теле, эти ощущения у него были не из самых приятных. Его мутило, хотелось вырвать, освободить желудок. Голова разрывалась от боли, а проклятия Артаму рвались из горла. Непьющий Артем сильно страдал от похмелья, страдал физически, но еще больше морально.
– Как же противно! – проговорил землянин. Он первым делом натянул штаны, затем наложил на себя заклинание исцеления и сразу почувствовал себя лучше. Дальше уселся и стал думать.
Утром, когда в щель у потолка стали проникать лучики света, в каюту тихо заглянул вчерашний гость. Он воровато оглянулся и только потом вошел. Прикрыл за собой дверь, по-хозяйски прошел к соседнему топчанчику и уселся.
– Господин маг, не буду долго занимать ваше время. С вас десять баретов, и мы разойдемся мирно. Иначе… – Он нагло улыбнулся. – Иначе я подам жалобу судье на причинение насилия моей дочери. Вы знаете, что вас ждет в этом случае? – Он с победной улыбкой лягушки посмотрел на паренька.
– Знаю, – спокойно ответил Артем. – Вас привлекут за ложь, приговорят к штрафу и упекут в тюрьму. – Улыбка медленно сходила с лица незваного гостя. – Вы меня опоили, затащили пьяного в свою каюту. Ваша дочь напала на меня и оглушила, я отрубился и проспал всю ночь. Так что я готов за пять баретов замять эту историю.
Он не успел договорить, как пройдоха выскочил за дверь, но столкнулся лицом к лицу со вторым помощником капитана. Оттолкнул того и залетел в свою каюту. А к Артему зашел речник.
– Чего хотел этот паскудник? – спросил он паренька, уже догадываясь, что тот ему расскажет.
– Деньги вымогал, – кратко ответил Артем и усмехнулся. – Готов замять то, что я был со спущенными штанами в его каюте. Вы не знаете, кто с меня штаны стянул? – Он задумчиво посмотрел на вошедшего. – Я как зашел, сразу отрубился и не помню, что было потом.
– Кто-кто? Он и стянул, чтобы обвинить вас, сударь. Воспользовался вашей неопытностью, оценил, что вы человек не бедный, и решил содрать с вас золото. Много просил?
– Десять баретов.
– Фью-у! – присвистнул вторпом. – Не слабо! В общем, так! Скоро мы пристанем. Вас передадут жандармам. За вас будет свидетельствовать наш матрос, который видел, что вы спите. Трудно подозревать спящего в изнасиловании. Ну а там – как Хранитель решит, – закончил свою речь второй помощник капитана.
В камере, куда привели Артема, было несколько бродяг. Сама камера была закрыта сплошной решеткой. Помня, что ему говорила девушка в его сне, Артем не стал ждать самого суда. Он подошел к решетке и свистнул. Стражник оглянулся.
– Тебе чего? – спросил он и покосился на серебро в руках паренька. Подкрутил усы и подошел, кивком показывая, что слушает его.
– Позови сержанта, – попросил Артем и передал два рукля. На его взгляд, вполне достаточно для простого стражника. Тот деньги спрятал и вышел. Вернулся он с другим стражником, с бляхой на груди.
– Господин сержант, меня хотят оболгать, но я понимаю, что мое дело рассмотрят справедливо, поэтому хочу отблагодарить вас за доброе отношение, также секретаря суда и самого судью. Подскажите, сколько будет стоить моя благодарность. – Парень улыбнулся через прутья решетки. Сержант крякнул от столь витиеватой и двусмысленной речи парня, но должен был отдать должное его уму и смекалке.
– Расскажите мне о вашем деле, сударь, – поправив портупею с кинжалом, негромко ответил сержант. Он тоже был не лыком шит и хотел знать, за что берется. Артем подробно рассказал о своем деле. Упомянул, что за него будет свидетельствовать член экипажа. Чем вызвал удивление в глазах стражника.
– Подождите, я проконсультируюсь, – ответил он и удалился.
Через полчаса он вернулся.
– Значится, так, сударь, мне за мои скромные услуги полбарета, и я вас переведу в зал ожидания. Секретарю за правильное и быстрое составление бумаг барет и три барета его чести. Деньги вперед.
– Конечно-конечно, – закивал Артем, сам в это время размышляя, не надурит ли его сержант. Может, он присвоит деньги себе, а его самого отправят прямиком на каторгу. Ни денег, ни свободы. Вот как быть? И он решился выставить свои условия.
– Только у меня с собой лишь часть суммы, остальное на корабле. Сейчас я передам половину суммы, а остальное мне принесут сразу по окончании дела. И с меня за неудобство выпивка, господин сержант, – улыбаясь как можно обаятельнее, ответил Артем.
Сержант сначала нахмурился, но услышав про дармовую выпивку, улыбнулся.
– Договорились.
Он открыл решетку и выпустил Артема. Провел того в служебную комнату и получил половину суммы. Там Артем просидел до начала суда. Помещение, в котором проходил суд, было небольшим и грязноватым. Везде валялись какие-то тряпки и мусор. Заседал суд в лице худого человека лет сорока, с толстой цепью на шее и большой бляхой, висевшей на ней. За отдельным столиком, почти впритык к столу судьи, сидел секретарь, что записывал показания. Других мест, чтобы присесть, не было, но в комнате уже находились отец с дочкой, незнакомая женщина в черном платье и матрос, которому он вылечил вывих плеча.
Судья ударил молотком по дощечке и произнес:
– Слушается дело отца и дочери Оригона и Марты Варжда. Против, – он заглянул в дело и, не найдя имени ответчика, посмотрел на землянина.
– Артам Грузь, – поспешил отозваться ответчик.
– Против Артама Грузя, – повторил судья. Он обратился к стоящим обвинителям: – Сообщите суть вашей жалобы, сударь, – обратился судья к отцу девушки.
Оригон долго и красочно расписывал, как маг воспользовался беспомощностью больной беззащитной девушки. Не жалея эпитетов – типа взял силой, угрожал убить. Приставил нож к горлу. Бедная, непорочная, лишенная невинности девушка, павшая жертвой жестокого насильника.
Судья молча, не перебивая, выслушал заявителя и обратился к Артему:
– Что скажете в свое оправдание, сударь?
– В оправдание говорить не буду, ваша честь, – сказал Артем, чем сильно удивил судью. Тот пошире раскрыл глаза и с интересом посмотрел на полноватого парня, лицо которого не отображало наличия каких-либо мыслей у него в голове. – Хочу обвинить этих двоих в том, что они отравили меня и хотели воспользоваться моей беспомощностью, чтобы вымогать у меня деньги. Для этого обвинив в насилии. Эту девушку я видел днем на корабле в их каюте, куда меня пригласил ее отец, чтобы я полечил ее. Зайдя в каюту, я увидел, что девушка одержима греховной страстью, и прочитал над ней молитву. – В доказательство он достал молитвенник и пояснил: – Когда я, ваша честь, служил в библиотеке монастыря преподобного Брока, я всегда читал эти молитвы во славу нашего Хранителя. Кстати сказать, ваша честь, о таких проявлениях врага, что захватывает души молодых дев, мне рассказывал мой наставник отец Ермолай, меченосец Ордена инквизиторов.
Упоминание монастыря преподобного Брока и наставника в лице могущественной инквизиции произвели на присутствующих впечатление разорвавшейся бомбы. А то, что он показал на девушку, как на одержимую, требовало привлечения к этому делу клириков церкви. Обвинение было высказано вслух и при свидетелях. Девушка, услышав слова парня, упала на колени.
– Я не виновата! Это все он! – показала она рукой на отца. – Он меня заставил. Он не мой отец. Это бандит! Он мучил меня и заставлял обманывать, угрожая убить. Я не одержимая.
Судья, оторопевший от такого признания, стукнул молотком по столу.
– Дело разобрано. Ответчик не виновен. Лжесвидетели в свете открывшихся новых обстоятельств передаются суду церкви. – Он нагнулся к секретарю и что-то прошептал тому на ухо. Писарь кивнул и вышел.
– Господин Грузь, вы задержаны как свидетель до прибытия и дачи показаний братьям меченосцам. Сообщите стражникам, в какой гостинице вы остановитесь. Вам запрещен выезд из города.
– Понял, ваша честь, – поклонился Артем. Ему было жалко девушку, но еще больше было жаль себя. Умирать на каторге за то, чего он не делал, он очень не хотел.
Удивлены заявлением Артема были не только присутствующие, но и также Арингил и Агнесса. Ангел хлопал глазами и копался в своей книге, пытаясь разглядеть новые линии предстоящих событий. Тифлинг чесала рожки на голове, обалдело глядя на человека. Он, конечно, эффектно выиграл дело. Но привлечение церкви ему самому грозило костром. Инквизиторам было все равно, сколько людей сжечь, Агнесса это хорошо знала не понаслышке. Вот кто его тянул за язык обвинять эту дурочку в одержимости?
– Он играет с огнем! – укоризненно произнесла она и покосилась на свою бабку, присутствующую на суде. «Что она там забыла?» – отстраненно подумала девушка.
Внизу матрос потоптался на месте и, видя, что его показания не пригодились, похлопал парня по плечу.
– Поздравляю, друг. И рад за тебя. Держись. – Он еще раз похлопал парня и ушел. Женщина, наоборот, подошла и с интересом стала его разглядывать.
– Скажи сержанту, что остановишься в «Речной лилии», это хороший постоялый двор. Я буду ждать на улице. – Она стала уходить, а Артем задумчиво смотрел ей вслед. Что-то знакомое было в ней. Но что? Он не мог вспомнить.
Назад: Глава 19
Дальше: Глава 21
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий