Два в одном. Оплошности судьбы

Глава 10

По большому счету Артем здесь, в монастыре, никому не был нужен. И что с ним делать, никто из иеронов не знал. Но раз попал парень в монастырь, значит, так надо. Его опять провели до очередного иерона и оставили, сдав на руки. Библиотекарь оказался сгорбленным старичком, сухоньким и маленьким. Взгляд его был острым, пронзительным и, казалось, проникал в самую глубь души.
– Морда тупая, взгляд прямой, характер скрытный, – такими словами встретил парня старичок, осмотрев с ног до головы. – И чего ты решил у нас высмотреть? – язвительно спросил он.
– Много чего, – не смутился землянин. – Например, почему все толстые, а вы худой? Почему здоровые мужики, на которых пахать можно, ушли в монастырь? Чего у вас тут такого привлекательного? Чем кормят? Вот осмотрюсь, вызнаю. Может, и мне понравится.
– Наглый и дерзкий, это хорошо, – усмехнулся старикан. – В магах не получается? – Это был вопрос, который он задал, семеня мимо со стопкой тяжелых фолиантов в руках. Грохнул их на стол, подняв столб пыли, и обернулся.
– Как это не получается? – Артем даже обиделся. – Очень даже получается. Только шиворот-навыворот.
– Спокойной и сытой жизни захотел, шиворот-навыворот? – продолжал старик гнуть свою линию.
– Этого все хотят, кроме вас, досточтимый иерон, – не остался в долгу землянин.
– Почему ты решил, что я не хочу сытой жизни? – Взгляд монаха повеселел. Было видно, что разговор его забавлял и он готов был продолжать его дальше.
– По вас видно, пост и труд – вот и вся ваша жизнь, иерон.
– Досточтимый иерон, юноша, – поправил его старик. – То, что ты маг никудышный, видно сразу, стоит только посмотреть на твои руки. Но не дурак, это тоже видно. Можешь быть опасен для матери церкви, примут тебя за идиота из-за выражения твоей морды и обманутся. Тебя лучше сжечь.
– Спасибо на добром слове. Только я не понял – почему я опасен для матери церкви? И почему не опасен для отца Хранителя? – скривился Артем, явно недовольный, что старикан смог раскрыть его суть сразу, с первого взгляда. Сначала он хотел пошутить, но, поняв, что старик очень внимателен и умен, прикусил язык.
– Потому что умный и скрытный. Кто знает, что у тебя на уме? А то, что умный, видно по тому, что сюда сумел пробраться, – опередив вопрос, рвущийся с губ землянина, ответил иерон. Чихнул от пыли, поднятой книгами, закончил совсем странно: – Ты первый маг, что побывал в стенах нашей обители. Но для меня важно, что ты умный и притворяешься дураком. Пошли.
Он пошел в глубь своей библиотеки. И Артему ничего не оставалось, как следовать за ним. Они прошли вдоль высоких стеллажей, заставленных книгами, и спустились в подвал. Тусклый свет масляных ламп освещал длинный коридор с невысокими сводами. Слева и справа были деревянные, обитые железом двери. Это больше напоминало темницу, чем хранилище библиотеки. Прошли до конца, и старик толкнул дверь в торце коридора. Они попали в небольшое помещение, заваленное книгами и свитками.
– Вот твое место работы, умник, – показал рукой монах на груды макулатуры. – Надо все перебрать, рассортировать и составить каталог.
– Вы шутите, уважаемый иерон, с этой работой и вдесятером не справиться! – воскликнул Артем, в голосе которого звучало неприкрытое возмущение. – Я умру и не справлюсь с этой работой!
– Значит, такая у тебя судьба, ученик мага, – как ни в чем не бывало ответил старикан и повернулся уходить.
– Моя судьба совсем не такая. Моя судьба жить в довольстве и сытости. – Артем уже не знал, что говорить. Его припрягли к самой противной и нудной работе, какую он только знал. Такое он уже делал в институте и запомнил эту мучительную для него работу на всю жизнь. И вот на тебе! Все повторилось. Ну зачем он так быстро нарубил дрова?
– Насчет довольства не знаю, наш Хранитель заповедал нам трудиться не покладая рук, а сыт ты будешь. Кормят у нас хорошо. Но я советую тебе попоститься. – Он критически окинул взглядом фигуру Артема и сказал с усмешкой: – А то на бабу беременную похож, – и пошел своей шаркающей походкой на выход. Перед дверьми оглянулся. – Забыл сказать, заодно крыс тут погоняй, умник. Сытость и довольство! Надо же!
Это были последние слова, которые Артем от него услышал. Старик шаркающей походкой скрылся за дверью.
Парень огляделся, увидел табурет рядом, придвинул его к себе ногой и сел, горестно вздохнув. Он с тоской обозревал зал, который освещался не масляными, а настоящими магическими светильниками, и саркастически хмыкнул.
– Бесовская магия, понимаешь. – И подумал: «Везде и всюду один обман, говорят одно, а сами делают другое, причем скрытно».
Рядом раздалось громкое чавканье. Повернув голову, он увидел гремлуна, сидящего не стопке запыленных книг и жующего его пирог.
– Что будем делать, дружище Свад? – спросил землянин.
– Поедим и подумаем, – глубокомысленно произнес тот, и Артем, приободренный уверенным тоном мастера из другой вселенной, успокоился. Мудрый Сунь Вач Джин что-нибудь да придумает. Он терпеливо дождался, когда тот доест пирог, вытрет руки о замызганный фартук, поковыряется в зубах с глубокомысленным видом – все-таки мастер думал, и он ему не мешал. «Раз помог, поможет и теперь», – додумался землянин, ожидая от Суня быстрого решения проблемы. А тот улегся на книги, повозился и захрапел.
Услышав звуки, издаваемые маленьким проглотом, Артем даже подскочил от негодования, его глаза стали большими и налились кровью.
– Свад! – заорал он, и малыш с испугу свалился со своей горки. Выглядывая из-за книг, он спросил:
– Что случилось, человек?
– Как это что случилось? – Землянин не находил подходящих слов, чтобы выразить свое возмущение. – Как это что? – повторил он. – Ты придумал, как нам сделать быстро нашу работу?
– Нашу? – удивленно повторил за ним гремлун. Он вылез из-за стопки и забрался наверх. – Нет, не придумал, – равнодушно ответил он. – Я думал, ты придумаешь. И я не помню, чтобы мне поручали какую-то работу.
Артем сузил глаза и уселся вновь на табурет.
– Та-ак, значит! – произнес он. – А я не помню, что обещал тебя кормить, проходимец. Ты слопал мой пирог и остался мне должен. Или возвращай пирог и катись ко всем чертям, или предлагай решение, как мы быстро сделаем нашу работу. – Последние два слова Артем выделил интонацией.
Гремлун скорчил рожу и перешел в наступление.
– А что ты мне сделаешь? – нагло заявил он и глумливо продолжил: – Подожди пару часов, и я тебе верну то, что останется от пирога.
– Так, значит, мартышка бесхвостая! – Артем потер руки и деланно равнодушным голосом проговорил: – А зачем ждать два часа? Я сейчас заберу. У меня есть мобиле перпетуум.
– Стой, уважаемый! – Коротышка сменил тон и примиряюще произнес: – Зачем сердиться. Мы же разумные существа. Ты помог мне – я помогу тебе. На этом мир стоит.
– Надо же, каким ты стал философом! – всплеснул руками человек. – Минуту назад ты собирался здесь нагадить. В этом храме науки, – Артем обвел глазами ставший сразу ненавистным зал. – А теперь говоришь о разумности. Поверь, я дикарь и с разумом не дружу, твой долг вырос в два раза.
– Это почему?
– А чтобы ты свою разумность включал до глупости, а не после. Понял меня? – заорал Артем. Он имел опыт общения с братвой. Тем много ума не надо было, чтобы запугать человека. Все знали – за ними стояла бригада, или, проще говоря, банда отморозков. Один вид этих гамадрилов в кожаных куртках, с лысой головой и с выбитыми зубами внушал гражданам ужас. Милиция бездействовала. Их начальство куплено. Прокуратура ушла в спячку. Вот и он изобразил своего первого и последнего бригадира.
Испуганный Свад отшатнулся и, побледнев, еле вымолвил:
– П-понял.
– Если понял, тогда давай, предлагай или делай работу сам. Я тоже подремать хочу, – зевнув ответил Артем. Его наезд на мастера проклятий возымел результат. Тот сдался, стал тихим и покорным.
– Э-э… уважаемый Артам. Нам лучше делать, м-м… это вдвоем. Первое, что сделаем, – рассортируем свитки отдельно от книг. Мне надо подумать, как составить описание того, что в них заключено. Сейчас, минутку. – Он почесал нос, потом лоб. Поднял глаза к потолку, что-то с минуту изучал на потолке. – Сделаем так, – сказал он. – Ты мне, Артам, дашь задание улучшить все эти свитки, я на время выйду… короче, выйду, куда надо, и разберусь с тем, что там написано. Потом по памяти напишем каталог.
– Возражений нет. Ваше предложение, великий Сунь Вач Джин, принимается, – важно и в то же время поддразнивая надувшегося от гордости гремлуна, ответил Артем. – Свитки в одну кучу соберешь тоже ты.
– Почему я? – не выдержав надвигающейся на него, как лавина, несправедливости, возроптал Свад. – Мы же договорились вместе работать.
– Ну ладно, помогу тебе, – вздохнул Артем и нагнулся, собирая свитки. – Должен будешь.
– Что, опять! – Сунь взорвался ругательствами на неизвестном языке и стал потрясать кулаками.
Артем с кипой свитков разогнулся и улыбнулся.
– Шутка, Свад. Куда будем свитки складывать?
– Шутки у него, – проворчал недовольно коротышка и показал в угол зала: – Вон на те столы.
Через час они завалили два стола свитками. Гремлун удовлетворенно осмотрел работу и приказал:
– Все, иди спать!
Зная, что тот все равно не будет работать, если он не уснет, Артем спорить не стал, но поинтересовался:
– А как ты разберешься в них?
– Разобраться в них просто, увижу в проекциях. Давай, не тяни время, иди спать.
Артем уселся на табурет, пару раз зевнул и провалился в дремоту. Сквозь прикрытые веки увидел яркий свет и, приоткрыв глаза, лениво посмотрел на своих новых знакомых. Парень в белом халате и девушка с рожками в черном кожаном комбинезоне. Симпатичная парочка.
– Агнесса, что за шутки? – возмущенно спрашивал парень. – Я не собираюсь жениться. Мы, ангелы, состоим на службе. Нам не до того, чтобы разводить всякое разное.
– Что значит «всякое разное»? Ты вместе с этим клоуном вторгся в мою жизнь, – показала она пальцем на Артема. – Залез туда своими грязными лапами и хочешь растоптать ее своими подкованными сапогами? Сознавайся! Ты мужчина или нет?
– Э-э… – замялся Арингил. – Агнесса, я приношу извинения, что так получилось. Э-э-э… я искренне сожалею… но жениться – это слишком.
– Слишком – это было засунуть своего подопечного в тело моего разумного. Слишком – это когда тебя отрывают от всех и лишают благоволения Господа этого мира и бросают на произвол судьбы. И все по твоей милости. А сделать предложение девушке – это твой долг передо мной. Из-за тебя теперь мне весь век придется прожить одной. Кто меня возьмет в жены после того, как мы пробудем много лет вместе? – задала она вопрос и ответила: – Никто!
Артем с интересом смотрел на их перепалку. Арингил был смущен и красен. У тифлинга на щеках горел задорный румянец. И чего он упирается? Девка красивая. Даже с рожками. Хвоста нет. И, прерывая их спор, сказал:
– Она права, Арингил, ты должен сделать девушке предложение, тем более что она не уродина и ты виноват в том, что создал для нее проблемы. Ты как мужчина должен их решить, иначе карму себе испортишь.
– А ты чего вмешиваешься? – не выдержал ангел. – Иди отсюда. – Его зажали в угол, положили на сковородку и стали жарить.
– Я уйду, а твои проблемы останутся, Арингил, – пожал плечами человек и проснулся.
На столе среди большой стопки свитков сидел Свад.
– Готово, друг, – сказал он. – Бери пергамент и пиши под мою диктовку.
На столе стояла чернильница с гусиным пером, воткнутым в нее. Артем подсел к столу, принеся с собой табуретку, и осмотрелся. Три неравные кучки лежали перед ним. Он вывел аккуратными буквами «Каталог свитков» и посмотрел на Гремлуна.
– Пиши, – сказал коротышка. – «Летописи империи Тарунтеля с одна тысяча тридцатого года от прихода змея-искусителя до одиннадцатого года новой эры Хранителя». Я бы обозвал это «Расцвет и падение империи магов». Вот дурни были! Возомнили себя богами и поплатились за это.
Артем все это добросовестно писал.
– Вон пустой сундук стоит, – показал гремлун рукой и продолжил: – Тащи эту кучу туда.
Безропотно землянин встал и отнес за несколько заходов одну их горок свитков, лежащих на столе.
– Пометь, сундук «синий», – подсказал Свад человеку. Тот вновь, не споря, сделал, как сказал гремлун. Работа спорилась. – Пиши дальше. «Свод законов о применении магии». Законы вполне разумные, – сообщил свое мнение гремлун. – Где-то несовершенные, но на то они и люди, чтобы ошибаться. – И распорядился: – Тащи эту кучу в зеленый сундук.
– А в последней куче что? – поинтересовался Артем.
– А в ней описаны магические практики. Контрольные работы учеников школ магии. В общем, муть всякая околонаучная, – ответил гремлун. – Тащи в красный сундук. Скорее всего, свитки так и лежали, но кто-то вытащил их и перемешал. Затем бросил на долгие годы на полу.
– Подожди, родной, я хочу ознакомиться с этими работами. Может, там есть материалы по пространственным перемещениям.
– Нету там ничего про это. Одни работы первого года обучения. Я уже просмотрел. Церковь спрятала, – проворчал Сунь, – но почему-то не уничтожила их.
А зачем они меня допустили к этим тайнам? Артем вспомнил слова хранителя. Мол, для него важно, что ученик мага умный и скрытный… И надолго задумался. Что бы это значило? Его проводят в библиотеку и дают прикоснуться к древним знаниям. Для чего? Непонятно. Чтобы он смог изучить их? Наверное. Какой смысл? Вернуть утерянные знания? Может быть. Но кому это нужно? Нужно хранителю. А кто он? Неизвестно. Как быть? Надо думать.
Но сначала почитаем свитки. Их было около сотни. Он раскрыл первый и прочитал. Усиление магоконструкции первого уровня путем наложения параллельных структур. На примере каменного панциря. Дальше шло плетение, обозначавшее каменную броню из золотой и серой нити. И дополнительно еще несколько плетений с использованием золотой нити – такие как увеличение прочности, усиление заклинания и увеличение длительности его действия. Затем шли перечисления способов соединения вместе этих заклинаний.
– Что ты там читаешь? – пренебрежительно спросил гремлун, заглянув ему через плечо. – Эти неучи не знакомы с волновой теорией и идут методом тыка. Для решения этой задачи нужно только знать длину волн, и все. Дальше задача решается путем наложения и совмещения частоты колебаний. Суть усиления в том, чтобы ввести их в резонанс. Полученный эффект резонанса и есть усиление. Кроме того, здесь ошибка. Вот смотри. В последнем примере у него не получится тройного наложения, и вместо усиления произойдет взрыв. Каменная броня не выдержит. При чрезмерном усилении синхронизации система будет работать в условиях усиленного резонанса, что приведет к ее разрушению с высвобождением энергии. Вместо брони они создадут бомбу.
– Ни фига себе! Ты действительно гений, Сунь Вач Джин! – восхитился Артем. – Но видишь в чем дело, ты работаешь на высоком уровне понимания процессов, а маги на физическом. Они не видят волн, и у них нет инструментов для таких точных вычислений. Поэтому идут эмпирическим путем исследователя.
Свад довольно хмыкнул и надулся от важности.
– Что ты хочешь найти в этих свитках? – спросил он снисходительно.
– Я хочу изучить магию древних и использовать ее. Чем больше узнаю, тем больше у меня шансов будет выжить и преуспеть в этом мире, – возбужденно ответил Артем.
– Ты точно из этого мира? – подозрительно спросил гремлун.
– Нет! – сознался землянин. Он посмотрел честными глазами на коротышку и мило улыбнулся, по крайней мере так считал сам Артем.
– Почему-то я так и думал. Ты знаешь про электроны, атомарную структуру материи и про плазму. И как ты сюда попал? – Сунь уселся поудобнее, положил ногу на ногу и сдвинул свою шестерню на затылок.
– Так же, как и ты. Меня сюда выдернули, – не раскрывая всей тайны, но и не соврав, ответил человек.
– Понятно, – хмуро произнес гремлун, – стало быть, мы здесь застряли надолго. – Он так опечалился, что почти заплакал, шмыгнул носом и отвернулся. Посидел так, скрывая свое разочарование, и, смирившись с неизбежностью долгого пребывания в этом мире, спросил: – Что ты хочешь узнать у этих недотеп? – Он уже понял, что тот, кто его вызвал, полный профан в магии.
– Да все, что угодно. Любое заклинание. Чем больше, тем лучше.
– Так не годится, – остудил его пыл Свад. – Знания должны быть систематизированы, иначе пользы от них немного. Выбери раздел – и станем просматривать эти свитки.
– А какие тут разделы?
– Боевая магия. Магия жизни. Некромантия. Магия иллюзий. Магия разрушений, – ответил гремлун. – Все, что изучали на первом курсе. Первый круг и усиление заклинаний.
– И как лучше все это изучить? – Артем понял, что материала много, а времени мало. Кроме того, он будет изучать работы учеников, а не саму учебную литературу. А там возможны ошибки. Как в том первом свитке.
– Подхода два: или сконцентрироваться на чем-то одном, или пройти по верхам все, – подумав, ответил Сунь. – С учетом того, что ты ничего не знаешь, кроме перпетуум мобиле, рекомендую поверхностное ознакомление со всеми направлениями. Это расширит твой горизонт знаний и даст основу более глубокому изучению предмета. Послужит, как бы сказал мой отец, базисом для всех наук.
– Согласен. С чего начнем? – Глаза Артема горели огнем жажды новых знаний.
– По порядку, с боевой магии, тем более что первый свиток ты уже просмотрел. Это защитное заклинание от физических и магических атак. Снижает подвижность – в этом его минус.
– В нем есть и плюсы, – вставил свое слово Артем. – Оно может быть и как скрытое атакующее. – Он увидел недоуменный взгляд гремлуна и пояснил: – Наложил его с тройным усилением на противника – и тот подорвался сам и поразил рядом стоящих осколками брони.
Сунь Вач Джин покачал головой.
– Вы, люди, мастера производить средства уничтожения. Но тройное усиление для тебя будет сложно в исполнении. Давай начинать с простых вещей. Вот! – протянул он свиток. – «Волчья яма», плетение простое и с одной нитью, амплитуда постоянная.
Артем взял свиток и углубился в чтение. Действительно заклинание простое. Под тем, против кого его применили, образуется провал в виде ямы, куда он и падает. Неизвестный ученик прошлого предлагал усилить заклинание «драконьими зубами» – заклинанием каменных шипов на дне ямы. Это два внешне похожих плетения, только «волчья яма» представляла несколько измененное, перевернутое плетение «зубов дракона».
– Мне надо где-то это все записывать и рисовать плетения. – Артем стал оглядываться в поисках бумаги.
– Не надо! Я скопировал в блокнот. Вот следующее заклинание, протянул ему свиток гремлун. – «Заморозка». Здесь используется тот же принцип, что и с каменной броней, – усиление и взрыв. Но тебе важна заморозка. Снижает подвижность и боевые качества противника. – Артем прочитал свиток и согласился. Пока все было просто и понятно.
Так они прозанимались еще пару часов, потом в голове Артема стукнул сигнал тревоги. Он схватил в охапку свитки со стола и побежал к одному из сундуков. Перевернул его и высыпал сверху свитки с заклинаниями. Только он это сделал, как появился хранитель. Повертел длинным носом и поинтересовался:
– Как продвигается работа?
– Работа продвигается, досточтимый, – ответил раздраженно Артем.
– Досточтимый иерон, – ни капли не смутившись, спокойно поправил его монах. – Куда продвигается?
– Я думаю, к ужину, – успокоившись, ответил землянин. Невозмутимо посмотрел на сухонького хранителя и подошел к сундуку. – Здесь исторические материалы об империи магов. Разобрал только это.
– Я же говорил, не дурак. Пойдем ужинать.
Они прошли к столовой, и Артем, помня радушие повара, прошмыгнул на кухню. Хотя с его габаритами слово «прошмыгнул» не совсем точно отображает его маневр. Он повернул перед входом и, не заходя в столовую, прошел во внутренний хоздвор – и оттуда уже попал на кухню. Встретили его если не радостно, то как своего. Усадили и сытно накормили. Шеф-повар, или кто он тут был, с удовольствием наблюдал, как Артем с аппетитом уминал омлет, жареную курицу и пироги.
– Что сказал хранитель библиотеки? – осведомился повар. Видимо, им было интересно, чем мог заниматься маг у них в монастыре. Этот, можно сказать, их идеологический противник.
– Сказал, что мне надо поститься, – ответил Артем. – Послушайте, мастер, я считаю большим грехом не попробовать вашей стряпни. А поститься я буду в школе.
Повар в ответ только рассмеялся.
– Пироги с собой возьмешь? – спросил он.
– Конечно, великий! Но у меня еще вопрос к вам имеется. Хранитель библиотеки сказал, чтобы я крыс ловил. Не подскажете, чем вы их ловите?
– Как и все, капканом. У нас в кладовой есть десяток, я тебе на время дам и дам приманку из теста и сыра. – Габриель! – позвал он опять своего помощника. – Пирог нашему другу и десяток крысоловок. Да не забудь приманку захватить.
Обратно Артем шел по знакомому маршруту и пришел в библиотеку сразу за старичком.
– Ты куда делся? – спросил тот, разглядывая землянина.
– Постился, досточтимый иерон.
– А почему морда сытая? – ехидно прищурившись и став похожим на большую крысу, спросил старец.
– С небес подали. По молитве, – уточнил Артем и в упор уставился на старика. Его глаза говорили: и что ты теперь скажешь?
Но тот только кивнул.
– Бывает и такое. Иди работай.
– А спать мне где? – Артем насупился. Этот старикан решил его использовать с утра до вечера, словно он раб.
– Пойдем покажу, тут каморка сторожа осталась, – отправился он, не оглядываясь и не ожидая парня. – Теперь его нет, и место пустует, – продолжал говорить старичок.
– А сам сторож где? – неосмотрительно спросил землянин, следуя по пятам за хранителем.
– Так где же ему быть, помер он. – Старик, шаркая башмаками по каменному полу, подошел к двери между двумя крыльями коридоров. – Его крысы сожрали.
– Как сожрали? – Парень остановился в метре от двери, не собираясь двигаться дальше. – Это что за крысы такие? С собаку?
– Обыкновенные крысы, помер сторож – его и сожрали за ночь, и не в сторожке, а в подвале. Ты их тоже погоняй. – Он открыл дверь.
В открывшийся проем Артем увидел миниатюрную чистую комнату с застеленной кроватью. В углу стоял небольшой шкаф и неизменное ведро для отправления малой нужды.
– Спать будешь здесь после вечерней молитвы. На молитву созывают колоколом. Ты молиться умеешь? – Старик смотрел на Артема с большой долей скепсиса.
– Молиться каждый может, – не задумываясь ответил Артем, – это как у отца денег попросить, разница в том, что родной отец может дать, а небесный долго будет думать, достоин ты или нет. Так что можно и не дождаться.
Старик засмеялся.
– Интересная теория. А молитвы святого Августина или преподобного Брока ты знаешь?
– А зачем? Они просили для себя, я прошу для себя. У нас желания разные.
Старикан еще сильнее рассмеялся. Вытащил маленькую книжицу и протянул Артему.
– Вот, почитай. Это молитвы основателя нашего монастыря святого Брока. На общую молитву пока не ходи, а то братья тебя забьют за святотатство. Но здесь после сигнала с колокольни читай все до одной. Я проверю! – строго наказал он. – А теперь марш в зал, разбирай архив.
– Ты зачем все перепутал? – спросил Сунь Артема, когда они остались одни.
– Свад, ты сам подумай, если бы мы так быстро разобрали архив, этот вредный старик подумал бы, что я применяю колдовство. А чем бы это закончилось, вполне понятно. Костром. Вот что ты думаешь по поводу того, что меня допустили до закрытых источников? Для магов эта информация закрыта. Да и свитков с заклинаниями не уничтожили. Почему?
– Почему? – как эхо повторил Сунь.
– Я не знаю, Свад. И мне не по себе. Может, они не знают, что здесь лежит, может, им нужен козел отпущения, которого можно казнить. Кто их разберет, этих святош.
– А кто такой козел отпущения? – Сунь Вач Джин наморщил лоб, размышляя над словами человека. В чем-то тот был прав, и с этим трудно было не согласиться.
– Это тот, кого делают без вины виноватым. Назначают виновным – и все, – ответил Артем.
– Я думаю, они не разобрались в том, что тут лежит, – сделал свои выводы гремлун. – Ведь как свитки называются?
Артем вопросительно посмотрел на малыша. Тот прочитал немой вопрос в его глазах и ответил:
– Практические работы по магическому конструированию. Если не иметь магического зрения, то плетения кажутся простому взору просто украшениями. А размышления и выводы – просто набором слов. Мы обзовем эту группу «Приложение к Своду законов о применении магии» и все свалим вместе.
– Нормальный ход, – обрадовался Артем, – тогда давай изучать дальше.
– Нет, будем заниматься тем, что ты уже изучил. В этом монастыре везде заблокированы энергоканалы, за исключением библиотеки. Поэтому тебе нужно наложить на себя благословение и приступать к отработке того, что уже знаешь.
Еще два часа они потратили на отработку. Артем периодически накладывал на себя заклинание и терпеливо повторял одни и те же плетения. К его удивлению, запас Эртаны у него вырос в несколько раз. С чем это было связано, он только догадывался. Со звоном колоколов он отправился в свою комнату. Достал книжицу и приготовился читать. С небольшим скрипом отворилась дверь, и вошел хранитель. Встал на колени, и Артем неохотно последовал за ним.
– Псалом первый, стих первый, Благодать Хранителя, – сообщил старик и, закрыв глаза, заунывно начал читать по памяти: – «О вершитель наших судеб! Хранитель заветов создателя! И наставник скорбящих…»
Артем читал вслед за ним, не вникая в смысл слов. Он просто повторял, отстранившись от всего, с одним только желанием побыстрее закончить молитву и встать. Его колени начали болеть от соприкосновения с холодным камнем пола.
Назад: Глава 9
Дальше: Глава 11
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Олег
    Чудно!