Великие Спящие. Том 2. Свет против Света

Глава 7

В Нолд после операции по возвращению Скипетра Власти Олег приехал в состоянии если не шока, то полнейшего морального и физического истощения. Слишком много всего произошло там, по ту сторону океана, чтобы можно было остаться прежним. Такого, о чем не говорят не то что чужакам, а даже родным внукам рассказывают, лишь прогнав историю через сито строгой цензуры.
Страну Истинных магов покидал сводный отряд «Рольт» из полусотни бойцов Наказующих и четырех звезд Безликих, вернулось же… вернулось всего пять человек, считая Олега и Айрунга. Пять! Одномоментная потеря такого числа элитных бойцов нанесла немалый урон военному потенциалу Республики, и Чимир даже примерно не представлял, что станет с Нолдом, если такими потерями будут сопровождаться и другие боевые операции Истинных!
Страшные потери, просто страшные… Но при всем при том Олег прекрасно понимал, что это еще невысокая цена за сорванный куш. За обладание Великим артефактом принято платить кровью: хорошо, если удастся ограничиться чужой, но чаще приходится проливать свою. Это был случай из последних.
И ведь дело не только в масштабности той заварушки, в которой нолдцам пришлось участвовать ради захвата Скипетра. Из битвы между силами Рошага и Альянсом Света – после того как Айрунг заполучил в руки артефакт, а Олег вместе с парой Безликих на время лишил Рошага подвижности – вырвалось двадцать Наказующих. Понятно, что немного, но и не абсолютная катастрофа.
Встретившись в заранее оговоренной точке, нолдцы направились на восток, в сторону Фиора, где их должен был ждать торговый пузырь. Командование в группе взял на себя один из Безликих: он оказался единственной подходящей кандидатурой. Олег не обладал должным авторитетом, Айрунг же был целиком сосредоточен на подчинении строптивого Скипетра – под завязку накачанный магией жезл категорически отказывался окончательно признать власть нового хозяина и периодически взбрыкивал, так и норовя испепелить наглеца вместе со всем его окружением, – и ни на что другое сил у него уже не оставалось.
Поначалу все складывалось неплохо. После многочасового бегства у нолдцев появилась надежда, что они оторвались от возможного преследования и дальше можно будет двигаться в более спокойном темпе. Разбили лагерь, устроились на ночлег… а к утру их нагнала толпа нечисти. Костяный Гончие и ожившие скелеты с огромными двуручными мечами с ходу проломили поставленную защиту и набросились на чересчур расслабившихся магов.
С неожиданно напавшим врагом нолдцы справились быстро, но двое коллег ночную схватку не пережили. И что особенно отвратительно, погибшие оказались единственными бойцами в группе, специализирующимися на истреблении Бестелесных. Так что позже охотники за Скипетром Власти дорого заплатили за их гибель!
После той схватки пришлось снова удариться в бегство, однако помогало это мало. Нежить, духи, мелкие демоны и их собратья рангом постарше – на уходящих прочь от Козьих гор нолдцев нападали все. Причем сами Наказующие так и не поняли причин столь пристального внимания к ним со стороны сил Бездны. Рошаг то ли желал наложить лапу на Скипетр Всех Стихий, то ли хотел отомстить за нападение Олега, то ли еще имелась какая-то причина – для островных чародеев это так и осталось загадкой. Главное, что в какой-то миг тяжесть противостояния с самыми трудно убиваемыми миньонами дракона-лича – переродившимися Бестелесными и всамделишными демонами из глубин Бездны – легла на плечи Олега. Магия Света в сотню раз эффективнее в сражении против нечисти, чем власть Стихий, так что увлеченность Чимира Первостихией сыграла добрую службу. И именно его стараниями к исходу первой седмицы бегства половина нолдцев все еще была жива.
Затем давление на отряд заметно снизилось, и пару дней марш-броску нолдцев по бездорожью никто не мешал, пока в полусотне верст от Фиора их не вынудили вступить еще в один бой. Последний. Правда, на этот раз врагами оказались не всяческие твари, а люди. Неведомым образом их обогнала группа дезертиров с магом во главе, и мархузовы ублюдки не нашли ничего лучше, чем напасть на нолдцев.
Уже на пузыре, вспоминая случившееся, Олег понял, что причина скорее всего крылась в желании бежавшего с поля битвы чародея завладеть Скипетром. Точнее, даже не самим Скипетром, а просто источником могучей ауры, которую у Наказующих так и не получилось толком скрыть. Соблазн был велик, да и островитяне после забега наперегонки с нечистью и нежитью не внушали уважения, вот воины коалиции и не устояли. В итоге еще пятеро коллег Чимира отправились к предкам, Олег потерял голема и заработал ожог левого предплечья, Айрунг заполучил стрелу в бок, а из полусотни солдат Альянса не выжил никто. Особенно не позавидуешь судьбе вражеского чародея: Олег загнал его в земляную ловушку, переломал все кости и лишь затем сжег Плевком Вулкана. Погибших товарищей это не вернуло, но жажду мести Чимира удовлетворило…
И вот теперь выжившие в настоящем аду нолдцы прибыли домой. Впятером. Израненные, измотанные, полностью опустошенные, но при всем при том испытывающие удовлетворение от до конца сделанной работы. Потому как Олег и остальные знали – они полностью выполнили свой долг и вернулись на Родину с победой. Скипетр Власти снова был в руках своих исконных хозяев, и на этом фоне меркло все остальное. Ведь они вернули в Республику не просто оружие страшной разрушительной силы, они вернули символ. Символ страны, символ нации! Мостик, соединяющий нынешние поколения с великим прошлым и ведущий в не менее великое будущее. Зримое олицетворение власти Архимага, потерю которого ни один из правителей Нолда так и не смог официально признать, предпочитая громоздить горы вранья и разливать океаны лжи. Но теперь… теперь Скипетр у Истинных, и естественный порядок вещей восстановлен! Что может быть важнее?
Во всяком случае, именно эти слова Олег сказал встречающему на пузырной переправе, когда на правах помощника командира полусотни докладывал о результатах операции. От него ждали громких слов, и Олег их произнес. О том, что лично он рассчитывает громкой победой вернуть расположение льера Бримса, Чимир промолчал. Не обо всем можно говорить и не все мысли уместно озвучивать, что-то надо всегда держать при себе.
Как, например, он вряд ли кому скажет, что только теперь окончательно понял суть игры ныне покойного льера Виттора и льера Бримса вокруг личности Айрунга…
Умение перехватить контроль над любым артефактом само по себе редкость, а уж способность подчинить Великий артефакт и вовсе казалась ранее невозможной. И если изначально, когда наличие Скипетра у Маллореана лишь подозревали, Айрунга просто поддерживали как обладателя удивительного таланта, то, когда подозрения перешли в стадию абсолютной уверенности, могущественные маги стали воспринимать его как свой козырь на черный день. Секретное оружие, способное обезоружить пришедшего на порог и стучащегося в дверь врага. Не зря же сдавший Светлым все и вся Виттор утаил сведения об Айрунге. Даже предатель не хотел расставаться со всеми козырями!
А еще Олег никогда и никому не расскажет, что в его понимании Свет окончательно проиграл Тьме. Причем не какой-то конкретной Тьме, а Тьме вообще. Союз стран, разделяющих общие идеалы Добра и Света, ядро цивилизации на Торне, проиграл не силам Бездны, не павшим во мрак государствам, а… тьме в своих душах. Теперь каждый стал за себя, и… сияние Света погасло.
Для Олега это было особенно важно, потому как Нолд он полюбил не сам по себе, а как флагман той самой цивилизации, как передовую часть того самого Света. И К’ирсана Кайфата Чимир не любил в том числе и за то, что его стараниями варвары, те, кто вне Света, медленно, но верно оттесняли цивилизацию…
Понимание, пришедшее к много повидавшему и пережившему Олегу, не принесло ему радости и не добавило веры в будущее, но разбило последние иллюзии. А еще заставило понять, что же является истинной ценностью в этом дерьмовом мире. Для Олега таковыми стала семья, и он собирался держаться за нее как за спасительный якорь. Сегодня, сейчас и все последующие дни!..
Снизошедшая на Чимира ясность была столь неожиданна, что он поначалу даже заподозрил влияние какого-то заклинания, но быстро отбросил данную мысль. Свет неизбежно искажает мышление своих адептов, так что замеченные им трансформы сознания вполне могут быть связаны именно с этим. И не важно, что Олег к Первостихии едва-едва прикоснулся…
Об этом обязательно следовало хорошенько поразмыслить, но позже. Сегодня Олег возвращался домой, а значит… значит, все остальное могло катиться к мархузу!
С таким настроем прямо от пузырной переправы он и направился домой, благо на развернутый доклад к новому Архимагу тащить его никто не пытался. Потом, конечно, вспомнят и об Олеге, но сейчас все внимание сосредоточено на Айрунге и Скипетре Власти. И этим следовало воспользоваться…
До поместья Олег добирался на двухколесном экипаже, по пути успев заснуть. Да так крепко, что, когда кучер высадил его у главного входа, Чимир еще не меньше пары минут приходил в себя, пытаясь прогнать липкую дремоту. И наверное, именно поэтому он поздно заметил странную красную лужу, вытекающую из-под ворот. Но когда все же заметил, сонную одурь как ветром сдуло.
Что-то случилось! Бывает, конечно, всякое, но свежая кровь на пороге поместья не та вещь, от которой можно просто отмахнуться. Что-то было явно не так.
Олег с разбегу вскарабкался на стену вокруг родового владения Чимир и, перевалившись через гребень, рухнул в заросли шиповника. Весь искололся, исцарапался, но этого даже не заметил. Едва выбравшись из кустов, он побежал к воротам, чтобы спустя несколько мгновений практически споткнуться о тело одного из охранников. Бедолага умер от ранения в горло – убийца одним махом разрубил ему шею почти до позвоночника. Но, судя по кровавому следу на камнях, произошло это не здесь, а у ворот. Погибшего просто отволокли подальше, чтобы не бросался в глаза, да так и бросили. Однако маскировать пролитую кровь любитель резать глотки не стал.
Чувствуя, как все внутри холодеет, Чимир заспешил по центральной дорожке ко входу в дом. И почти сразу обнаружил новую жертву – из кустов торчали чьи-то ноги. Сразу за кустами начиналась дорожка к флигелю для прислуги, и там тоже обнаружились следы крови. Несколько кровавых отпечатков небольших стоп в обуви без каблуков вели в сторону от флигеля. И можно было не сомневаться, что трупы есть и там.
Кажется, Олег нашел, где начиналась тропа смерти!
Внезапно Чимир вспомнил, что именно в доме для прислуги поселили Селерея. За перипетиями охоты за Скипетром он как-то совсем забыл про сына Насти… И кажется, зря! Сердце внезапно защемило от дурного предчувствия, и Олег побежал в сторону особняка. Мархуз с этим Селереем, как он мог забыть, что где-то в доме находятся Аливия с Тураном?!
В распахнутые настежь двери он вбежал уже в откровенной панике. Всклокоченный, раскрасневшийся, с бешеными глазами. И почти сразу наткнулся на очередного погибшего. В прихожей, в проходе, ведущем в небольшую гардеробную, на спине лежал один из братьев жены. Причем лицо его было так залито кровью, что Олег даже не разобрал, кто это был. Только по фамильному перстню и понял, что кто-то из родичей.
Погибший явно пытался сопротивляться: вдоль одной из стен тянулась полоса растрескавшегося камня, как после попадания Луча Силы, но на этом разрушения заканчивались. Сделать что-то большее родственнику просто не дали и прервали колдовство на середине. И это заставляло иначе взглянуть на способности убийцы. Потому как одно дело резать слуг, и совсем другое – расправиться с Истинным магом, да еще без подходящих для этого инструментов. Насколько смог понять Олег, убийство было совершено обычным оружием: не артефактом и не клинком из обсидиана, а ничем не примечательной остро заточенной железякой. Рядовой головорез на такое не способен… как, впрочем, и многие знакомые Олегу Наказующие. Здесь чувствовалось мастерство и особая школа!
Все эти мысли промелькнули в голове у Чимира за какой-то миг. Он даже шаг почти не сбавил, а когда понял, что окровавленный родственник мертв, и вовсе ринулся в глубь дома. Бегом миновал несколько коридоров, лестниц, крытых галерей – ни мертвые, ни живые слуги или обитатели поместья ему не попались, – пока не оказался перед входом в спальню Турана. Там он замер на секунду, собираясь с духом, а затем рывком распахнул прикрытую дверь и ворвался внутрь… Чтобы застать сцену, увидеть которую он не хотел бы и в страшном сне. Непохожий на себя Селерей с застывшим лицом и заледеневшим взором именно в этот миг вонзал короткий клинок в грудь Аливии.
Происходящее было настолько шокирующим, что Олег словно бы впал в ступор. Когда ты все видишь, все понимаешь, но не можешь пошевелить и пальцем. Бессильно наблюдая, как убивают твою любимую.
У него на глазах клинок в руке сына Насти зажегся тусклым оранжевым пламенем и его острие погрузилось в возникший на пути амулетный Щит. Олег даже оружие узнал – однолезвийный меч с изукрашенным драгоценными камнями эфесом висел на стене в оружейном зале и всегда считался парадной никчемной железякой. Однако в руках Селерея «никчемная железяка» словно преобразилась, стала живой, хищной, смертоносной. И вполне подходящей для того, чтобы пробить магический барьер вокруг Аливии.
Сильнейший в своем классе амулет оказался недостаточно хорош, чтобы противостоять способностям гостя с Сардуора.
– Аливия!!! – заорал Олег, разрывая сковавшую его паутину бессилия и выстреливая из ладони Стрелой Эльронда.
Огненный сгусток устремился к Селерею, но на расстоянии вытянутой руки от него вдруг вильнул в сторону и улетел в окно. Малолетний же убийца на нападение даже ухом не повел. Нанес Аливии еще один явно смертельный удар и лишь тогда повернулся к магу. Смертельно же раненная жена Олега повалилась на пол. Впрочем, кровь великого рода не зря бежала по ее жилам – даже умирая, она изо всех сил пыталась прикрыть своим телом кроватку со все еще спящим Тураном.
– Зачем?! Скажи мне, зачем?! – зарычал Олег, безуспешно пытаясь обуздать затягивающее разум бешенство.
Он жаждал обрушить на мерзавца весь дом, загнать его на версту под землю и там медленно жарить на огне, испепелить Светом, но… но рядом был сын. Если Олег не хотел потерять еще и его, то ему следовало унять эмоции. И каким-то образом убрать мархузова ублюдка подальше от ребенка…
Однако Селерей и сам не спешил расправиться с Тураном, как не спешил вставать в позу и рассказывать о причинах своего нападения на семью Чимир. Он по-звериному оскалился и неуловимыми для глаза движениями заскользил навстречу Олегу, одновременно занося меч для удара. Все происходило настолько быстро, что Чимир едва не пропустил подходящий для встречной атаки момент.
Олег не стал ни выкрикивать заклинаний, ни соединять потоки Силы в плетения, а напрямую воззвал к тем крохам Стихии Земли, что еще сохранялись в пошедших на постройку дома камнях и глине. И магия откликнулась на призыв адепта! Из стены слева выстрелил похожий на нож каменный осколок, пробил стенку шкафа с вещами малыша и устремился к голове малолетнего убийцы. Причем в отличие от Стрелы Эльронда, спасовавшей перед необычной аурой хфургова сына, этот снаряд отличался заметно большей устойчивостью к чужой магии. Просто так его было не отразить…
Увы, Селерей даже не стал пытаться проверять способность своей ауры устоять перед новой атакой. Вместо этого он лениво взмахнул мечом и банально отбил каменный нож в дальний угол. Вот только и Олег тоже не собирался ограничиваться одним магическим ударом. Вслед за первым колдовским клинком полетел второй, третий, четвертый… Убийца отбивал их один за другим, но с каждым разом подпуская волшебные снаряды все ближе и ближе. Пока наконец пятый по счету нож из камня не скользнул по клинку меча и… не рассыпался пылью, столкнувшись с уплотнившимся до видимого обычным зрением аурного Щита. Ранить Селерея не получилось. Единственное, чего удалось добиться, это заставить его остановиться, сосредоточившись на работе с тонким телом.
Олегу же большего и не требовалось. Упав на колено, он хлопнул ладонью по полу и направленным магическим импульсом создал в перекрытии под кроваткой сына провал в сажень диаметром. Мебель с драгоценным малышом тотчас ухнула вниз, однако о пол нижнего этажа не ударилась – Олег успел замедлить падение чарами, заодно ухитрившись закрыть образовавшееся отверстие «заплаткой» из стянутого отовсюду песка и глины.
– Успел! – выдохнул он с облегчением.
Все, сына он обезопасил, и теперь осталось лишь продержаться до прибытия подмоги. Запрятанные в стенах дома амулеты наверняка уже среагировали на примененную боевую волшбу и передали тревожный сигнал в службу охраны. Так что если Олег не наделает ошибок, то…
Ход мыслей Чимира был прерван внезапной вспышкой резкой боли. Он вдруг понял, что его защита пробита, а в боку торчит глубоко засевший в теле заточенный штырь. Рана не смертельная, по крайней мере для мага уровня Олега, но очень, очень неприятная. Путающая мысли и сбивающая концентрацию.
Как у этого сына хфурга и шуши так получается-то?! До настоящего момента Чимир был искренне убежден, что на подобные чудеса не способны не то что простые воины, а маги! Но Селерей раз за разом убеждал его в обратном. Вот и сейчас он снова приближался к Олегу, странно перебирая ногами, непонятным образом перестраивая ауру и неудобно на первый взгляд отставив меч в сторону.
Времени на создание заклинаний не оставалось, и Олег внезапно осознал, что сейчас он умрет. И эта простая мысль так подстегнула его разум, что вместо привычных чар он ударил по Селерею смесью Огня и Света. Не сплошным потоком и не спрессовав Силу в кулак или копье, а накрыв своей магией малолетнего убийцу точно одеялом. Настолько плотным, что пацан словно оказался под непроницаемым для посторонних взоров облаком. И это облако начало Селерея душить и сдавливать в объятиях…
Однако зря Олег рассчитывал, что у него получится разделаться с убийцей одним махом. Магия подчинялась ему неожиданно тяжело. И виной тому была вовсе не скудость таланта Чимира – хфургов ублюдок сопротивлялся, и сопротивлялся весьма успешно.
И это окончательно взбесило Чимира. Проклятье, мальчишка, пусть даже Тьма знает кем подготовленный, не должен стоять на одном уровне с Олегом! Тем более на равных бороться в противостоянии чистых энергий! Разве можно с подобным смириться?!
Вспышка ярости дала Олегу тот недостающий толчок, после которого он смог-таки увеличить давление на Селерея, чтобы спустя миг через возникшую между ними связь ощутить отголоски чужой боли. Ребра зажатого в тиски Силы малолетнего убийцы ломались одно за другим, травмируя внутренние органы и разрывая энергетические каналы. И с каждым мгновением положение Селерея лишь ухудшалось. Жизнь сына Насти неумолимо приближалась к своему концу…
Мысль о милосердии в голове Олега даже не возникла. Все, чего он желал Селерею, – это смерть. И чем ужаснее она станет, тем лучше. В предвкушении неотвратимо приближающегося возмездия сердце Чимира колотилось как сумасшедшее, а разум медленно затягивала пелена безумия. Кажется, он даже чуточку замедлил давление своей магии, рассчитывая продлить агонию убийцы Аливии… И возможно, именно это промедление помешало ему закончить начатое.
Ворвавшиеся в комнату Наказующие с ходу ударили по волшбе Олега противочарами, а когда он попробовал взбрыкнуть, приложили чем-то оглушающим и парализующим его самого. Досталось и Селерею. Едва держащегося на ногах, но так и не выпустившего из рук меч пацана сначала спеленали по рукам и ногам чарами на основе Тьмы и Воды, а затем заковали в зачарованные кандалы.
Мархузову тварь уже уносили, когда Олег все-таки смог пересилить чары и вернуть себе частичный контроль над голосом. Но на его проклятия и требования убить Селерея, никто не прореагировал. И Чимир впервые в своей новой жизни пожалел, что он не простой горожанин, а допущенный к государственным тайнам Истинный маг. Будь Чимир обычным смертным, то о случившейся в его доме беде еще долго никто бы не узнал, и уж точно никто и никогда не отнял бы у него плененного врага!
В душе Олега постепенно разгоралось тихое бешенство. И Свет медленно раздувал праведный гнев Истинного мага…
* * *
Трехэтажный особняк на окраине Семи Башен, построенный в новокайенском стиле и, согласно городской молве, когда-то принадлежавший одному из беглых старших офицеров войск Колоний Заката, как минимум последние пятьсот лет пустовал. Да, каждые сто лет здесь проводился ремонт, обновлялась мебель, библиотека пополнялась свежими книгами, а сохраняющие артефакты снова заряжались Силой, но ни постоянные, ни временные жильцы в доме не появлялись.
По документам здание и земля вокруг находились на балансе гражданской администрации Нолда, что делало из поместья лакомый кусок для любого нечистого на руку чиновника. Однако даже самые отмороженные казнокрады «Тень Ярдвиги» – именно так назывался особняк – игнорировали. Жить в бывших владениях кайенца не желал ни один нолдец. Иногда, правда, звучали предложения избавиться от ненужной никому недвижимости, но дальше пустых разговоров дело не шло. Дом считался национальным достоянием и сносу не подлежал ни при каких условиях.
Так бы все и продолжалось, если бы не случилось странное – новый Архимаг вдруг пожелал сделать «неудобный» особняк одной из своих резиденций. И, не дав подсохнуть чернилам на подписанном указе, переехал в новый дом. Словно не было в мире ничего важней для повелителя Нолда, чем смена обстановки!
Необычное решение льера Бримса, конечно, породило волну сплетен, но она быстро угасла. Бывший Магистр Наказующих был не той фигурой, про которую можно безбоязненно болтать всякое…
В новой резиденции, куда льер Бримс пригласил Айрунга для очередной беседы, маг второго ранга был впервые. И честно говоря, его так и подмывало полюбопытствовать у большого начальства о причинах переезда. Причем Айрунг в свете приобретенных заслуг перед Нолдом не сомневался, что ответ он получит. И даже похожий на правду. Вот только зачем напрягаться, если до истины добраться все равно не удастся?! Лучше просто сидеть в кресле, пить разбавленное ключевой водой вино и любоваться украшающими кабинет Архимага картинами старых мастеров…
– Айрунг, понимаю, что бесконечные беседы об одном и том же тебя дико утомили, но давай еще раз вернемся к битве при Козьих горах. – Голос Архимага вырвал Айрунга из размышлений. – Особый упор сделай на свои ощущения, на то, как реагировал Дар…
– Магистр!.. О, прошу прощения!! – Дождавшись равнодушного кивка Бримса, Айрунг продолжил: – Архимаг, при всем моем уважении, после шести бесед с дознавателями Наказующих и допроса у мозголомов Ищущих я в принципе не способен выдать ничего нового!
Льер Бримс недовольно поморщился.
– Айрунг. Суть магического Дара до сих пор не изучена, и какие подсказки он способен нам дать в сложных ситуациях, не знает никто, – пояснил он. – Однако весь мой жизненный опыт говорит о том, что чем сильнее чародей, тем выше у него шансы припасть к этому источнику знаний… Ты же силен!
Айрунг на это лишь вздохнул и пожал плечами.
– К уже сказанному мне добавить нечего. Тело дракона-лича после налета на Равест изменилось и он из летающей твари превратился в этакого костяного «рыцаря». Невыносимо уродливого, но все равно «рыцаря». Но главное преображение связано не с телесной формой, а… не знаю… с духом, с разумом! – Несмотря на то что беседы на эту тему безумно его утомили, Айрунг сам не заметил, как мыслями вернулся к той битве. – Он словно… раздвоился. Но не сошел с ума, как то бывает у людей, а действительно распался на две личности. И это нашло отражение в виде «масок», появившихся на корпусе «рыцаря»… Причем «масок», вполне способных на активное участие в бою.
– Когда эти «маски» покидали Рошага, ничего… необычного ты не замечал? – спросил вдруг льер Бримс с непонятной интонацией.
Словно хотел одновременно выложить все карты и открыто сказать, что именно его интересует, и в то же время боялся своим вопросом повлиять на ответ молодого мага.
– Необычного? Что может быть еще более необычное, чем две парящие в воздухе рожи, колдующие, как сильнейшие из Магистров, и периодически прячущиеся во вдруг ставшем нематериальным теле?! – мрачно усмехнулся Айрунг. – Ах да! Рожи ведь эти еще и внешне отличаются. Красота и уродство, черное и белое, доброе и злое – прямо иллюстрация философского трактата времен становления империи Хань!
Эти слова молодого собеседника заставили льера Бримса вскинуть голову и испытующе глянуть из-под бровей.
– Ну зачем Поднебесную трогать, можно найти аналогии и у нас. Двуликие аналогии… – сказал Архимаг, особо выделив последнюю фразу. – И вот как раз с этим мне и хотелось бы разобраться поподробнее.
– Увы, льер Бримс, но тут я вам не помощник. На кого вы намекаете, я, кажется, догадываюсь, но так это или нет… Не имею ни малейшего представления! – Айрунг сделал неопределенный жест раскрытой ладонью. – И ладно бы речь шла о какой-то экзотической магии или ее проявлениях – тут я худо-бедно, а разобрался бы. Но мифы и сказочки черни… Нет, Архимаг, это без меня!
В комнате повисла неловкая пауза, которую Архимаг явно не спешил заполнить. Какое-то время он изучал Айрунга взглядом, что-то обдумывая, пока наконец не принял решение.
– Я понял твою мысль… Что ж, может, ты прав и дергать тебя не стоит… – сказал он, скривившись. Снова немного помолчал и уже немного по-другому предложил: – Тогда забудем про Рошага и поговорим о твоем приятеле, об Олеге!
Новый поворот в разговоре хоть и не застал Айрунга врасплох, но удовольствия ему не доставил. Обсуждать Чимира ему совсем не хотелось. Тем более что льера Бримса интересовали не действия адепта Земли и Огня во время операции на Грольде – где тот показал себя с самой лучшей стороны, – а недавняя трагедия с его семьей.
– О чем тут говорить? Жена убита, сын выжил чудом. Сотворил же это человек, которого Олег лично привел в свой дом… – Айрунг едва сдержался, чтобы не сплюнуть. – Благодетель мархузов! Сиротку он пожалел… Да ладно сиротку – сына женщины, которая Олега бросила. Променяла на другого, более богатого и успешного! – В голову мага пришла внезапная мысль. – Или вы хотите отдать этого Селерея ему на расправу?!
Бримс с непроницаемым лицом покачал головой.
– Нет. Мальчик оказался носителем одной очень редкой воинской традиции, до настоящего момента считающейся утерянной. Для Нолда его смерть – непозволительная роскошь! – твердо сообщил он.
– Тогда не понимаю, к чему это все… – хмыкнул Айрунг. – Только не говорите, что вас взволновали чувства Олега! Ни за что не поверю.
– К тому, что Олег тайно начал изучать магию Света. И успел взойти на ту ступень, когда ему жизненно важно держать чувства в узде и ни при каких условиях не терять контроль! – Льер Бримс откинулся на спинку кресла и уставился в потолок. – Даже Виттор не устоял перед воздействием Первостихии, что уж говорить про сопляка вроде Олега… – Архимаг вдруг перевел взгляд на Айрунга и жестко добавил: – Мне не нравится человек, в которого превращается Чимир. Он плохо управляем и непредсказуем… А Олег не та персона, которой можно позволить непредсказуемость! Понимаешь?
Айрунг мрачно кивнул и опять предложил:
– Может, все-таки попробуем отдать ему Селерея? Ну или хотя бы пообещать это?
Льер Бримс покачал головой.
– Даже если забыть про воинские секреты гвонков, специалистам Безликих удалось вытянуть из памяти пацана немало любопытного. А сколько там еще осталось… Хотя… кое-что можешь все-таки передать. На словах. Из того, что удалось понять по ситуации с нападением на семью Чимира, получилась следующая картина… Селерей не сам решил мстить Олегу, его явно к этому подтолкнули. И даже могу сказать кто.
– Светлые? – догадался Айрунг. – Кто же еще… У них на него давно зуб. Во время битвы в Долине цветов убийцу натравили, потом во время тренировок напали… И это только то, что я знаю!.. Мстительные твари!! – Маг яростно ударил кулаком по подлокотнику кресла, едва не расплескав остатки вина в бокале в другой руке.
– Мстительные, а еще очень рациональные. Месть местью, но устранить единственного нолдского адепта Земли столь глубокого посвящения дорогого стоит. Да и в отличие от многих других чародеев в делах Республики он участвует более чем активно. Такого надо уничтожить, пока силу не набрал. Потом поздно будет! – озвучил свое мнение льер Бримс. – Так как думаешь, имеет смысл поделиться этими мыслями с Олегом?
Айрунг медленно разжал стиснутый до боли кулак и принялся изучать следы ногтей на ладони.
– Хотите направить гнев Олега в полезное русло?.. – наконец спросил он.
– Ну а ты как думаешь? – спокойно ответил Архимаг. – Раз не получается обуздать творящиеся в душе столь перспективного мага переживания, то стоит хотя бы задать ему верную цель. И заметь, нигде и ни в чем не солгав! – Заметив, как нахмурился Айрунг, льер Бримс поспешно и с тщательно скрываемым раздражением, добавил: – Да-да-да… Это бесчеловечно и жестоко. Но если Олег пойдет вразнос, ты же понимаешь, какая этому альтернатива?
Отвечать Айрунг не стал. Он уже давно вырос из штанишек детского идеализма и не возмущался всякий раз, когда видел несправедливость во имя большего блага… Мархуз побери, он напал на недавних союзников, убивал сражающихся с силами Бездны людей, но… Но и столь цинично обсуждать судьбу друга, сохраняя притом душевное равновесие, пока еще был не готов.
Однако запутаться в тенетах эмоций льер Бримс ему не дал.
– Можешь сказать, где сейчас Скипетр?! – внезапно спросил он. – Только быстро!
Айрунг, который сразу после возвращения с Грольда передал Великий артефакт Архимагу и снова вернулся к тренировкам с использованием магических игрушек рангом пониже, моментально встрепенулся и потянулся к той части своего Дара, что делала его едва ли не самым уникальным чародеем Торна.
И тотчас ощутил жар запертых в Скипетре Стихий. Самое страшное оружие нескольких эпох, за возвращение которого заплатили жизнью десятки лучших сынов Нолда, находилось здесь, в этом кабинете.
Айрунг вскочил и быстро подошел к несгораемому шкафу. Отворил дверцу и обнаружил внутри закрытый кожаный футляр, сверху донизу исписанный колдовскими знаками.
– Не доставай, успеешь еще! – резко предупредил Бримс, заметив, что молодой маг собрался вытащить Скипетр Власти на свет.
И уже спокойнее добавил:
– Сегодня вечером мы едем в Ложу Магов. Пора показать твоим коллегам артефакт, положивший начало целой эпохе… ну и представить нового кандидата в Магистры Наказующих! Ты же помнишь, как я собирался вознаградить тебя за успех операции?
Айрунг потрясенно уставился на льера Бримса. Причем удивило его не столько исполнение Архимагом данного когда-то обещания – тот всегда славился умением держать слово, пусть иногда и трактуя его особым образом, – а само решение возвысить мага второго ранга, обычного середняка над сильнейшими чародеями Нолда! Что он с Наказующими-то будет делать?!
Видимо, последнее Айрунг сказал вслух, раз льер Бримс принялся объяснять:
– С командованием ты как раз справишься. Опыт у тебя есть, а если что, то и кому помочь тоже найдется… И не смей отказываться! Верный человек мне тут жизненно необходим!
– Да при чем здесь Наказующие?! Меня же Мастера с потрохами сожрут!!! – вскричал Айрунг. – Никто не позволит так попирать традиции. Ладно я хотя бы Подмастерьем был, так нет же, второй ранг! И на следующую ступень шагну вряд ли скоро!
Однако долго возмущаться не получилось. Архимаг придавил его взглядом, так что даже дыхание в груди сперло, и веско сказал:
– Вот поэтому-то ты и не вылезаешь из тренировок по управлению артефактами! И кому надо, те знают о твоих успехах… Ну а если же нет… Что ж, ты же не думаешь, будто кто-то из нынешних колдунишек решится не только открыто выступить против меня, но и не побоится вызвать на поединок теперь уже единственного владельца Скипетра Власти?
Услышанное заставило Айрунга вздрогнуть и сглотнуть вставший поперек горла комок. Так на ситуацию он еще не смотрел. И быстро переключиться на новое видение своего будущего не мог.
Но он справится! Обязательно справится…
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. олег
    клас