Великие Спящие. Том 2. Свет против Света

Глава 5

Олег никогда бы не подумал, что появление на пороге его дома сына давно и прочно забытой подруги станет для него шансом если не вернуть к себе прежнее отношение льера Бримса, то хотя бы снять с себя негласную опалу. Причем опалу весьма обременительную и сулящую мрачные перспективы. Да и как иначе, если, впав в немилость у бывшего Магистра Наказующих, он как-то чересчур быстро оказался изгоем в глазах уже Архимага – поддержанного Советом Мастеров, но еще не утвержденного Ложей Магов. Что очевидно подразумевало совсем другое отношение со стороны окружающих.
Так что отправленный в канцелярию Архимага доклад по ситуации в Объединенных Пяти королевствах помог Олегу напомнить льеру Бримсу о себе и своей полезности. Ничуть не уронив притом своего достоинства. И новый хозяин Нолда явно оценил данный шаг проштрафившегося подчиненного: уже через две седмицы на пороге особняка Чимир появился вестовой с предписанием для мага Олега явиться такого-то дня с личными вещами на одну из пузырных переправ. Что адепт Земли и Огня с радостью и выполнил.
Селерей же, оказавшийся для Олега вестником добрых перемен, стал еще одним жителем загородного поместья Чимир…
С пузырной переправы Олега забрал только-только закончивший летные испытания воздушный охотник. Внешне мало чем отличающийся от боевых пузырей схожего класса, однако имеющий гораздо более серьезную артефактную «начинку», а потому более быстрый, незаметный, мощный и Тьма ведает какой еще.
И уже на летающем судне Олега просветили, что он на время операции прикомандирован к сводному отряду Наказующих под кодовым названием «Рольт» и получает звание помощника командира полусотни. Без права приказывать рядовым бойцам, но со множеством обязанностей в качестве специалиста по магии Земли.
Раньше Олег счел бы подобный приказ оскорбительным, но сейчас рад был и такому. Теперь главное не наделать ошибок и выполнить все поставленные перед отрядом задачи… Жаль только, какие именно задачи, никто пока не спешил ему рассказать. Экспедиция явно готовилась в обстановке совершенной секретности, когда многие обстоятельства до последнего скрываются даже от ее непосредственных участников. Впрочем, льер Нурлан – командир «рольтов» и маг первого ранга – явно что-то знал или догадывался, но делиться своими мыслями не спешил.
Таинственности происходящему добавляла и закрытая для посещения нижняя палуба пузыря, где обретались четыре звезды элиты Наказующих – Безликих. Сильнейшие воины Нолда охраняли кого-то настолько важного и секретного, что сунувшийся в запретную зону «рольт», едва не схлопотал в сердце обсидиановый нож. Стараниями льера Нурлана конфликт таки разрешился, но вопросов добавил.
В общем, все то время, пока новейший боевой пузырь летел к месту назначения, Олегу ничего не оставалось, кроме как терзаться любопытством. И надеяться, что вся операция, в которой ему предстояло принять участие, не окажется чем-то самоубийственным.
К конечному пункту маршрута воздушный корабль прибыл в середине ночи, последнюю сотню верст пройдя под чарами Невидимости и на самом тихом режиме работы движителей. Снижаться перед высадкой отряда никто тоже не стал, и Наказующим – что бойцам «Рольта», что Безликим – пришлось прыгать с десантными поясами с высоты почти в версту. А после приземления еще полчаса собирать раскиданных порывами ветра бойцов… Но обошлось без эксцессов, и спустя час обе группы бойцов бодро направились на запад вдоль темнеющей немного южнее горной гряды.
Оттенки Силы, витающий в воздухе запах, какое-то общее ощущение и… мархуз побери, да те же самые горы!.. все было Олегу неуловимо знакомо. Однако лишь когда лучи Тасса разогнали тьму и маг смог хорошенько оглядеться, лишь тогда он окончательно понял, где оказался.
– Козьи горы, да? – мрачно спросил Олег у льера Нурлана, рядом с которым он шагал почти половину ночи. – Мы, часом, не на дракона-лича по имени Рошаг охотиться собрались?
Командир отряда не менее мрачно покосился на заговорившего помощника и дернул плечом.
– Прибудем на место – узнаешь! – отрезал он.
Прибудем куда? Вопрос так и вертелся на языке у Олега, но озвучивать его он не стал. Беседа явно не получилась, но одно выяснить все же удалось: у льера Нурлана предстоящее радости определенно не вызывало.
Олег оглянулся на двигающихся чуть в стороне Безликих, точнее, на шагающую в их окружении фигуру в плотном плаще и с наброшенным капюшоном, и беззвучно выругался. Четыре звезды лучших воинов Нолда явно заботило только одно – безопасность их подопечного. И можно было не сомневаться – любой конфликт с местными жителями или с демонами Рошага они будут рассматривать именно через призму защиты человека в плаще. Словно остальное не их дело.
Такое отношение, конечно, раздражало, но не так сильно, как холодное равнодушие со стороны подопечного Безликих. И ладно бы это был какой-то неизвестный Олегу чужак – мало ли почему тот свою личность скрывает и остальных игнорирует, но по характерной походке, рисунку движений и прочим признакам Чимир узнал человека в плаще… Айрунг! Старый друг, вместе с которым они прошли через столь многое, вдруг теперь начал вести себя так, словно знать не знает никакого Олега Чимира и знать не желает. Или причина в неожиданной важности его фигуры во всей этой операции?.. Проклятье! Да когда такое было, чтобы мага второго ранга прикрывали четыре звезды Безликих? Четыре! Да Архимага в иные дни меньше защищает, чем молодого Истинного в тайном вояже к Козьим горам!
Марш-бросок по зараженным Бездной предгорьям продолжался почти седмицу. Днем нолдцы отсыпались в разного рода укрытиях – оврагах, распадках и балках, в редко встречающихся рощах – под прикрытием отводящих взгляд чар, мороков и иллюзий, а ночью, активировав ночное зрение или напившись схожих по действию зелий, мчались к одним лишь командирам ведомой точке.
Пару раз их путь пересекался с группами свободно кочующей нежити и нечисти. Костяные Гончие, воины-скелеты, просто восставшие мертвецы, искаженные и исковерканные дыханием Бездны, голодные духи и даже один демон – для обычного армейского подразделения сражение с этими тварями закончилось бы большими потерями и обязательно сопровождалось взрывами, выбросами Силы и вспышками пламени. Но для воинской элиты Нолда все было иначе. С порождениями Зла нолдцы не сражались, они их истребляли. Быстро, четко и тихо. Олег даже не успел ни разу поучаствовать. Члены его отряда справлялись сами, пластуя врагов рода человеческого артефактными клинками и осыпая градом заговоренных стрел. У порождений Бездны не было ни единой возможности для серьезного сопротивления.
Наконец на исходе седьмых суток отряд добрался до гряды холмов, с вершин которых открывался вид на развалины какого-то города. С характерной для гномов архитектурой, строгой, как по учебнику, планировкой улиц и… бродящей по этим самым улицам немногочисленной нечистью. На ум приходил единственный населенный пункт в Грольде, подпадающий под такое описание…
Грумбаль, нолдский десант тайно прибыл в Грумбаль! Но что еще более важно, Наказующие были здесь далеко не единственным боевым подразделением. С занятой нолдцами позиции даже невооруженным взглядом можно было разглядеть огромный воинский лагерь, состоящий из сотен и сотен палаток. В его же центре на высоких флагштоках развевались штандарты армий едва ли не со всего света. Олег нашел знамена двух сильнейших легионов Зелода, сигны гарташских латников, копейщиков Скарта и даже морской пехоты Джуги. Помимо символов войск стран – лидеров Объединенного Протектората, присутствовали штандарты кридских отрядов и алебардистов Союза городов, родовые знамена самых крупных феодалов из Вольных баронств и даже мало кому известный знак в виде сжимающего молнию кулака в зубчатом круге, принадлежащий официально запрещенному Братству Отрекшихся.
– Ого, даже этих ублюдков смогли на белый свет вытащить. Лично я что-то не помню, чтобы ранее чародеи Братства выступали как отдельная сила, а не под видом «вольных магов»… – вдруг заговорил с Олегом льер Нурлан, незаметно подойдя к увлекшемуся помощнику.
– Нолд теперь плохой: продался Бездне, и все такое. Маги же Светлым нужны по-прежнему, вот они нам замену и готовят. Небось пообещали старейшинам Братства, что если те будут паиньками, то нарушившими Запрет станем мы, а не они, – ответил Чимир, наморщив лоб.
Несмотря на сказанное, его больше волновали не чародеи из еще недавно запрещенного ордена, а нелюдь. Эльфы, кажется находящиеся где-то позади лагеря людей, и гномы, чей штандарт с изображением молота и горы – одним из символов подгорной армии, – он только что обнаружил поодаль от остальных. И с теми и с другими отношения у него довольно напряженные, а значит, грозящие неприятностями при личной встрече. Так что подобная близость к своим недругам его изрядно напрягала.
– А это чей герб? Что-то впервые вижу, – спросил льер Нурлан, указав на белый флаг с кругом из пяти корон в центре.
– Объединенные Пять королевств. Новая креатура Маллореана, созданная на севере Сардуора. Не ожидал, что, имея в соседях своего непримиримого врага, они рискнут часть войск перебросить сюда. Смело, ничего не скажу, – ответил Чимир, в силу некоторых событий могущий считаться экспертом по ситуации на Сардуоре.
Однако мыслями он был далеко от предмета беседы. За последними событиями в Нолде и своей опалой Олег как-то перестал следить за тем, что происходит в мире. И пропустил момент, когда Светлые эльфы от разговоров о созыве Альянса Света для уничтожении портала в Бездну перешли к конкретным делам. Так что столкнувшись с реальностью, Чимир вдруг задумался: а что еще он пропустил, пока предавался рефлексиям?
– Совсем хорошо. А этих, как его… флагов самоназванной империи нет? – скривился льер Нурлан, не заметивший незаинтересованности собеседника в продолжении общения. – Раз уж ты так в сардуорских персоналиях разбираешься…
– Слава Стихиям, нет. Если такое случится, то можно считать конец времен официально состоявшимся. – Услышанное Олега аж встряхнуло, заставив вынырнуть из омута мыслей.
Кто-то назовет его ненависть к К’ирсану Кайфату иррациональной, бессмысленной, но от того она ведь не перестает быть менее сильной и обжигающей?
– Кстати, насколько понимаю, мы в планируемой войне участвовать не собираемся. Тогда зачем мы здесь? Не пора ли… – вдруг вспомнил прошлый разговор Олег, но командир полусотни прервал его решительным взмахом руки.
– Не пора! – отрезал льер Нурлан и, отвернувшись от лагеря Альянса, добавил: – И кстати, есть работа для твоих талантов…
Как выяснилось, близость к войскам Объединенного Протектората заставила командира отряда ужесточить требования к маскировке, и просто чары сокрытия он уже считал недостаточными. Теперь лидер нолдцев хотел полноценного убежища. Причем желательно, чтобы при его создании адепт Земли не сообщил о своем присутствии всем магам на десять верст окрест.
Лучше Олега, до сих пор остающегося самым близким к нужной Стихии чародеем Нолда, с такой задачей не справиться никому. И он это понимал не хуже прочих.
Через пять минут после получения приказа, даже не удосужившись освободить место от отдыхающих коллег и товарищей, Чимир принялся за магическое строительство. В его исполнении все выглядело просто. Присел, прижал к земле ладони, после чего принялся перекачивать куда-то в глубь холма особым образом структурированную Силу. Творя не заклинания, а словно бы вычерчивая в толще глины и камня колдовской рисунок. Раньше, когда Олег в своем развитии был сосредоточен на пути мага Земли, продемонстрировать столь мастерское владение Даром он бы ни за что не смог. Прорву времени потратил бы на расчеты, подготовку вспомогательных ритуалов и обязательно потребовал бы подстраховку в лице парочки коллег. Но после изучения Стихии Огня и освоения базовых знаний по магии Света его способности заметно усилились. И теперь его уже не страшили задачки и посерьезней тайного строительства схрона на почти сотню воинов.
Едва ритуальная фигура в глубине холма была завершена, как земля под ногами задрожала, и где-то внизу стала с нарастающей скоростью формироваться огромная полость. Причем массы камней и глины никуда не пропадали, а сдвигались в сторону, формируя потолок, пол и стены. Настолько крепкие, что уместно было говорить уже не о схроне, а о подземной крепости.
Разумеется, никаких выбросов Силы или хотя бы увеличения общего магического фона так и не случилось…
Лаз у подножия холма, завершивший строительство убежища, Олег создал отдельно. И спустя час после начала работ обе группы нолдцев скрылись в недрах рукотворного подземелья и закрыли за собой вход. А еще через пару часов надежность их схрона «проверили» дозорные из скартских егерей и охотящаяся на живых нечисть Рошага. Ни те, ни другие ничего не заметили, и появилась надежда, что так будет и впредь. Настолько долго, насколько это будет необходимо воинам островной республики. Пусть битва Альянса Света и сил Бездны начинается без них. Они же будут ждать своего часа и просто наблюдать за происходящим со стороны, благо среди спрятавшихся в схроне магов было достаточно специалистов по чарам Дальнозоркости и знатоков бытовых заклинаний. Сидеть под землей и оставаться в курсе происходящего на поверхности нолдцы могут седмицами…
Тем временем в лагере Альянса закончили сбор войск стран-союзниц и перешли к завершающей стадии подготовки операции. Начав ее с главного – с поиска местоположения врага, ради уничтожения которого и был создан новый союз сил Света.
Для этой цели в лагере за несколько часов была расчищена площадка под рунный круг с камнями-накопителями и походным алтарем. Основными работами занимались маги Братства Отрекшихся – чертили схему, проводили очищающие ритуалы, расставляли обереги и отвращающие зло знаки. И лишь когда все было готово, появились князья-маги Светлых эльфов. Холодные, высокомерные и неизмеримо могущественные… Ну или пытающиеся таковыми показаться. Если раньше высших чародеев Маллореана отличал от всех прочих колоссальный возраст, исчисляемый тысячей или больше лет, то теперь их состав заметно помолодел. Что не могло не сказаться на опыте и глубине познания Искусства магии. Противостояние сначала с К’ирсаном, а затем с Рошагом явно сильно ударило по верхушке магической аристократии Перворожденных. И на место пугающих личной силой Старейшин пришла далеко не столь влиятельная молодежь.
Сам ритуал не представлял собой ничего особенного. Часть князей-магов, используя возможности колдовской фигуры, открыла проход в Астрал, еще часть создала головоломное поисковое плетение, и последняя часть, сменяя друг друга, принялась проводить малопонятные действа с алтарем – рисовали там какие-то знаки, пели гимны, курили благовония. Так продолжалось минут двадцать, пока наконец из центра алтаря в Астрал не ударил луч золотистого света, по которому, как по дороге, не упорхнула созданная магией ищейка.
К сожалению, далеко не все из происходящего было понятно Олегу – его таланты лежали в другой области Искусства, – но помогли находящиеся рядом коллеги. И совместными усилиями удалось разобрать ритуал Длинноухих практически по шагам.
Потянулись томительные минуты ожидания. То ли Перворожденные где-то допустили ошибку, то ли Рошаг слишком хорошо умел прятаться, но отклика от отправленной в свободный поиск ищейки не было больше часа. Уже истлели и рассыпались в пыль накопители, выцвели в магическом зрении линии колдовского чертежа, как-то странно перекосился каменный алтарь, и даже князья-маги, по-прежнему остающиеся на положенных ритуалом местах, начали демонстрировать признаки усталости, а результата все не было.
Олег было заподозрил, что затея эльфов не удалась, когда из уже почти схлопнувшегося прохода в Астрал выскользнула бледная тень и скрылась в теле одного из магов подле алтаря. Длинноухий тотчас застыл будто статуя, прислушиваясь к чему-то в глубине себя, и зашевелился лишь спустя почти минуту. К чародею тут же подскочили несколько его коллег, о чем-то быстро переговорили и, разойдясь в стороны, принялись звать вестовых. Кажется, Светлые эльфы все-таки нашли своего врага, и теперь дело было за малым – добраться до его логова и уничтожить.
Лагерь людей и нелюдей очень скоро пришел в движение. Войска собирались в походные колонны, выдвигалось охранение, формировался обоз. Причем происходящему явно не хватало порядка. Командиры подразделений путались в приказах, отдельные подразделения занимали чужие места, а нервничающие солдаты из разных стран – добавляя происходящему хаоса – выясняли отношения друг с другом. На фоне общей суеты организацией и выучкой выделялись гномы. Бородачи ухитрились первыми собраться и покинуть расположение войск, ни с кем при этом не столкнувшись лбами и никому не перейдя дорогу. Причем они не только детали каких-то машин с собой забрали, но и все свои припасы утащили, словно ни на гильт не доверяли обозникам.
За коротышками последовали и эльфы. Но далеко удаляться от лагеря длинноухие маги под прикрытием лучников и пеших воинов не стали, предпочтя занять место подле гномов. Подставляться под возможный удар нежити и нечисти им было определенно не по нутру.
Ну а за эльфами потянулись и остальные, словно именно примера Перворожденных и не хватало людям для наведения порядка в войсках.
Понятно, что к логовищу Рошага вся эта неповоротливая и громоздкая масса солдат двинулась не слишком-то и быстро. Нарушая притом все требования и положения армейского устава, что не могло не повлечь за собой серьезных последствий. Уже спустя какой-то час после ухода из лагеря последнего солдата на многотысячную армию напали две или три сотни двухголовых Костяных Гончих. Которые смогли не только собрать большой урожай жизней среди попавшихся им на пути скартских вояк, но и успеть убраться подальше до того, как командиры повели своих солдат в контратаку.
Альянс понес первые потери, еще даже толком не приблизившись к главному врагу. И такое начало рисовало отнюдь не радостное будущее всей кампании…
Наблюдение за собранной эльфами армией нолдцы прекратили еще до темноты. Направление движения было понятно, тратить же силы на просмотр чужих ошибок и просчетов не имело никакого смысла. Гораздо важней было отдохнуть и выспаться, потому как на следующий день они планировали покинуть убежище и отправиться следом. Дело приближалось к развязке, и островитяне собирались быть как можно ближе к месту событий…
На следующий день, когда Тасс уже был в зените, отряд покинул схрон. И быстрым, пожирающим версту за верстой шагом принялся догонять ушедших далеко вперед бойцов Альянса. Особых усилий по поиску следов прилагать не потребовалось – огромная армия оставила их предостаточно, чтобы не сбился с пути даже слепец. А тела сожженных, изрубленных или утыканных стрелами монстров, которые в какой-то момент стали попадаться все чаще и чаще, можно было считать дорожными указателями.
О том же, что армия Альянса совсем близко, нолдцы узнали по шуму битвы. Где-то впереди, среди клубов пыли маги и воины дрались с чудовищами, и то была явно не примитивная стычка с налетевшими из ниоткуда тварями, а полномасштабное сражение. С применением бьющих по площадям заклинаний, полковых метателей и заговоренных стрел.
Отряд немедленно сменил направление движения, нацелившись на ближайший каменистый холм, благо их вокруг было немало: силы Альянса, ведомые князьями-магами, все дальше и дальше забирались в горы, теряя возможность маневра и будто бы подставляясь под удар миньонов Рошага. Это стало особенно ясно, когда нолдцы с вершины холма все же разглядели эльфийскую армию и то положение, в котором она оказалась.
Силы Альянса встали перед входом в горловину медленно сужающегося ущелья, другим концом упирающегося в самую высокую из близлежащих гор. На смену походным колоннам пришло боевое построение, позволяющее отбиваться от наступающего со всех сторон врага. Судя по знаменам, на левом фланге несокрушимой стеной стояли легионеры Зелода – Скорпионы, Василиски, Грифоны, а на правом таким же непреодолимым барьером замерли сводные части из солдат Гарташа и Скарта. Сразу за позициями тяжеловооруженной пехоты разместились эльфийские лучники.
Участок между левым и правым флангом заняли кридские отряды и воины Союза городов, усиленные сотней Мечников и Мастеров Меча под предводительством правителя Пяти королевств – Дарга. Олег даже смог разглядеть фигуру этого ставленника Светлых эльфов… ну или так ему показалось!.. В тылу разместились гномы в компании со странными, похожими на уродливых пауков шестиногими машинами и кавалерия Вольных баронств.
В итоге получилось напоминающее квадрат построение, внутри которого расположились маги Альянса – чародеи Братства Отрекшихся и князья-маги Светорожденных. Впрочем, ни колдуны, ни обычные воины не могли считаться главной боевой силой армии Альянса. За стенами из клинков и щитов в стороне от прочих магов замер ранее где-то скрывавшийся Перворожденный с коротким жезлом в руках, и аура внешне невзрачного артефакта затмевала собой все вокруг.
Скипетр Власти… Это был Скипетр Власти! Олег почувствовал, как помимо воли голова начинает вжиматься в плечи, а по спине бежит легион мурашек. Он достаточно пересекался с хозяином повелевающего Стихиями жезла, чтобы понимать его реальное могущество и… пусть не бояться, но… опасаться новых встреч. С другой стороны, глупо было бы ожидать, что на бой со столь великим врагом, уже доказавшим свою силу, Светлые эльфы не возьмут свое сильнейшее оружие.
Однако в данный момент хозяин Великого артефакта бездействовал, то ли что-то обсуждая, то ли приказывая четырем стоящим перед ним чародеям – двоим эльфам и двоим людям. И происходящее вокруг его совершенно не интересовало. Хотя на взгляд Олега, то, что происходило вокруг расположения войск коалиции светлых сил, вполне было достойно внимания этого Длинноухого. Армию Альянса штурмовала орда Приспешников Бездны, и это не та сила, которую было можно игнорировать…
Вообще, вспоминая битву в Долине цветов – ту самую, по итогам которой Нолд из лидера цивилизованного мира превратился в изгоя, – Длинноухие все-таки сделали выводы из прошлой неудачи. Численность армии увеличили с десяти до тридцати или даже больше тысяч, привлекли больше Мечников и Мастеров Меча, позвали гномов и кридских наемников и, самое главное, ввели единое командование. Правда, сложно сказать, насколько изменения повлияли на боевую эффективность, ведь на стороне Альянса больше не было Нолда. И Братство Отрекшихся, при всей его влиятельности, слабая замена Истинным магам. А в Долине цветов ведь массово применялись еще и големы, защитные артефакты и драконы!
Хотя… драконов, пожалуй, вспоминать не стоит… А вот почему нет эльфийских древесных големов, как и эльфийской же кавалерии на единорогах – вопрос. Хорошо хоть про обычных лучников не забыли: два полка Длинноухих с ростовыми луками немного потерялись на фоне шеренг тяжелой людской пехоты и не сразу бросались в глаза.
Неужели настолько верят в силу Скипетра Стихий, что готовы отказаться от использования элитных подразделений? Олег такого отношения не понимал.
В отличие от Длинноухих Рошаг после победы в долине заметно поглупел. Там войскам коалиции противостояла такая же армия, пусть и набранная из нежити и нечисти. Пауки и мохнатые слизни как пехота, четырехрукие скелеты как бойцы прорыва, Духи Бездны в качестве специалистов поддержки, легкая кавалерия всиар’ддин и ударная сила в лице измененных Бездной гро’валь’дье. Все соблюдают дисциплину, выполняют приказы и оперативно реагируют на изменения на поле боя. Добавим сюда личную силу, отсутствие страха перед смертью, владение магией, угнетающее воздействие на живых и получим страшного противника, способного на многое даже без опоры на предателей-драконов. Однако теперь ничего этого не было. На смену армии нечисти пришла толпа обезумевших от ярости монстров, двумя отдельными волнами накатывающих на позиции Альянса. Без какого-то порядка, стратегии или тактики твари буквально лезли под клинки, словно желая если не добраться до врага зубами и когтями, то хотя бы раздавить уже мертвым телом.
Да и сами Порождения Бездны были на этот раз совершенно другие. Олегу на глаза постоянно попадались лишь пауки да их извращенные подобия с дополнительными конечностями, приращенными зубастыми головами, рогами и костяными косами. Некоторые из чудищ подверглись настолько серьезным искажениям, что превратились в настоящих инвалидов. Кособоких, еле передвигающихся и мешающих своим же сородичам.
Вся эта масса монстров, конечно, представляла угрозу, но… с победителями битвы в Долине цветов их было не сравнить. К моменту, когда нолдцы догнали армию Альянса, слева и справа от «квадрата» уже громоздились две приличных размеров кучи уничтоженных тварей. И нельзя сказать, что позиции зелодцев, гарташцев или скартцев как-то заметно поредели.
– Погодите-ка, а почему не видно купола защиты? – вслух спросил Олег, внезапно поняв, что именно показалось ему странным в построении войск коалиции.
В Долине цветов солдат прикрывали несколько Сфер Птоломея, но даже мощи артефактов в конце концов оказалось недостаточно. И вдруг Светлые эльфы выводят своих подопечных на битву без прикрытия!
– Потому что Перворожденные пошли здесь другим путем, – ответил льер Нурлан, точно так же как и Чимир изучающий поле сражения. – Усиль Истинное зрение Светом или Воздухом и посмотри внимательнее…
Два раза повторять не потребовалось, Олег немедленно последовал совету командира. И перед ним открылась совсем иная картина. Каждый из латников был словно завернут в слой голубого света – в палец толщиной, не больше, – причем в районе головы цвет выглядел более насыщенным, чем в прочих частях тела. Мало того, из макушки у каждого воина словно бы выходила тончайшая нить. И эти нити, сплетаясь в настоящие канаты, тянулись к ранее незамеченным фигурам в серых плащах с капюшонами позади сражающихся воинов. Олег насчитал таких «пауков» порядка четырех десятков. Маги – а это могли быть только маги – словно бы дирижировали полками солдат, заставляя их драться с невиданной эффективностью и силой. При необходимости подпитывая зачарованных воинов энергией, поддерживая и дополняя их мастерство, но чаще манипулируя с личными защитами – только сейчас Олег заметил, что на шее у каждого бойца коалиции искрилось магией по амулету, именно ими управляли кукловоды.
– Благословение Леса – одно из высших заклинаний эльфийской школы магии. Позволяет отцам-командирам управлять солдатами точно безвольными куклами, но при этом не снижая их персональных навыков. Если бы не Благословение, то Эпоха Войн вполне могла закончиться совсем по-другому, – пояснил льер Нурлан, заметив недоумение Олега. – Считалось утерянным настолько давно, что некоторые исследователи старины начали называть его выдумкой…
Олег потрясенно втянул воздух сквозь сжатые зубы. Благодаря общению с Бримсом он, конечно, был в курсе методов работы Перворожденных со смертными – чему также немало поспособствовал недавний разговор с Селереем, – но это… это выходило уже за рамки допустимого.
– И это Добро?! Что будет, когда заклинание спадет и его жертвы осознают, сколь нагло их использовали?! – не удержался от вопроса Чимир.
Как ни странно, льер Нурлан ответил. Тихо и задумчиво.
– Мастерство манипулятора не в том, чтобы заставить тебя что-то делать, а в том, чтобы убедить тебя в отсутствии самого факта манипуляции.
И на какой-то миг от услышанного внутри Олега все словно бы сжалось в ледяной ком…
Пока нолдцы изучали диспозицию, маги Альянса закончили обсуждение и тоже взялись за работу. Только заботили их не набрасывающиеся на солдат твари, а нечто гораздо более серьезное и масштабное.
За какие-то несколько минут были сформированы два Круга магов: внутренний, состоящий из Перворожденных, и внешний, из чародеев Братства Отрекшихся. Причем члены каждой из этих групп не стояли неподвижно, а медленно двигались. Бессмертные шагали по ходу движения Тасса, смертные же – против. Центром обоих «хороводов» был хозяин Скипетра. Самый могущественный эльф Маллореана стоял неподвижно, широко расставив ноги и направив навершие артефакта куда-то себе между стоп.
Поначалу творящееся действо никаких магических проявлений не имело, словно это был не более чем странный дикарский танец. Бессмысленный в своей примитивности и бесполезности. Но так продолжалось недолго. В какой-то миг Олег стал замечать, как со всех сторон к внешнему кругу, точно в большую воронку, начала стягиваться Сила Воздуха. По чуть-чуть, понемногу, постепенно образуя видимые обычным зрением струи воздушной Стихии.
Собранная Сила не терялась и не рассеивалась, а передавалась внутреннему кругу. Дальше начиналось самое интересное. Потому как князья-маги полученную энергию использовали для создания еще одной воронки, вбирающей в себя уже Стихию Воды. Мархуз знает откуда брался в горах тот могучий поток холодной и трудноуправляемой Силы, который вдруг закрутился в воздухе над головой хозяина Скипетра Власти, но содержащаяся в нем мощь потрясала. И ужасала. Несмотря на весь свой опыт и обретенные знания, Олег даже примерно не представлял уровень мага, который мог подчинить своей воле подобную силу. Подмастерье? Мастер? Или начинать сразу с Архимага?!
Однако Светорожденных чародеев, как и их союзников, трудности не пугали, и они продолжали выкачивать из окрестностей всю доступную Силу. Контролем же над собранным озаботился Повелитель Великого артефакта. И нельзя сказать, что это далось ему так уж нелегко. Просто в какой-то момент эльф посмотрел вверх, указал жезлом на плещущий над ним океан энергии и… непокорный сплав из двух Стихий принялся собираться в огромный бело-голубой шар.
За считаные удары сердца тот увеличился до размеров взрослого шестилапа, после чего прекратил рост, басовито загудел и окутался ворохом разрядов. Словно этого было мало, земля под ногами начала ощутимо подрагивать.
Наблюдавший за творимой волшбой льер Нурлан вопросительно посмотрел на Олега. Однако тот в ответ лишь покачал головой. Нет, ритуал эльфов никак не затрагивал Стихию Земли. Дрожь под ногами была не более чем следствием воздействия сконцентрированной в одном месте Силы. Никто ее не контролировал и использовать не планировал.
Спустя мгновение его правота подтвердилась. Не иначе как подстегнутый начинающимся землетрясением длинноухий владелец Великого артефакта что-то прокричал и выпустил на волю собранную мощь.
Выглядело это как поток сжатой до предела Силы, бьющей из центра шара по невидимой для наблюдателей цели. Гигантское копье бело-голубой энергии пересекло в длину все ущелье, вонзилось в основание горы и – об этом говорили все чувства Олега – понеслось куда-то дальше, в неизведанные глубины. Попадающаяся на пути порода разбивалась в пыль, и было ее так много, что образовавшиеся клубы затянули все небо над ущельем.
Дрожь под ногами на какое-то время прекратилась. Колдовское оружие Длинноухого продолжало крушить горы, а шар Силы, несмотря на все старания смертных и бессмертных магов, постепенно уменьшался в размерах. Пока вдруг до слуха не донесся низкий громоподобный рокот, а земля словно подпрыгнула, посбивав всех с ног. Люди, нелюди, нечисть и нежить – не устоял никто. Остановилась атака тварей, солдаты потеряли строй, а маги прервали ритуал. Больше всех не повезло нолдцам. Многих из них подземный толчок сбросил со склона холма, и далеко не все успели остановить падение чарами – десантные пояса все давно сняли и убрали в вещевые мешки. Как позже выяснилось, землетрясение погубило троих Наказующих и еще семерым стоило переломов конечностей.
На ногах устоял лишь хозяин Скипетра. Причем не просто устоял, но и сохранил контроль над собранной Силой. Правда, удержать Копье у него не получилось. Землетрясение стало отголоском столкновения эльфийской магии с неизвестной преградой, и заклинание этой встречи не пережило. Впрочем, Длинноухий долго не горевал и тотчас взялся за создание новых чар. Шар Силы вдруг поплыл, потерял форму, а затем начал превращаться в огромный вращающийся бур из Воды и Воздуха. И, едва трансформа завершилась, по уже пробитому каналу снова устремился к невидимой для нолдцев цели.
Только-только поднявшийся на ноги Олег приготовился опять падать, но на этот раз удар в подземный барьер оказался гораздо менее разрушительным. И никто не упал, не сорвался вниз и даже не ушибся… На новую атаку Перворожденных отреагировали обитатели Козьих гор. И эта их реакция была страшнее любого землетрясения, пусть, чтобы дождаться ее, и понадобилось почти десять минут.
Эльф все еще продолжал ломиться сквозь земную толщу, расходуя последние капли Силы, очухавшиеся воины с их кукловодами отбивали приступы заметно оживившихся «пауков», а маги восстанавливались после отката от прерванного ритуала, когда на склонах ближайших гор внезапно начали открываться проходы в подземелья и наружу полезли орды новой нечисти. Только на этот раз это были не откровенно слабые «пауки», а кое-кто посерьезнее: Духи Бездны, Костяные Гончие, Мечерукие, просто безымянные демоны, духи и немертвые обитатели самых темных и самых глубоких пещер Козьих гор. И пусть они точно так же предпочитали атаковать врага не по всем правилам военной науки, а лишь подчиняясь инстинктам и исступленной ненависти, новые противники были гораздо опаснее проклятых «пауков». Одними клинками с такими не справиться.
Оценили угрозу и чародеи Альянса. Волны новых тварей еще даже не успели добраться до армейских позиций, как один за другим над полками начали разворачиваться Щиты Света, а на солдат дождем пролился звездопад усиливающих чар. Маги колдовали не покладая рук. Однако поддержкой бойцов занимались только колдуны Братства, эльфы сосредоточились на атакующих заклинаниях. Князья-маги, даже не объединяясь в Круг, жгли Лучами Света демонов Бездны и других Бестелесных, перемалывали в порошок костедробилками Костяных Гончих, с помощью Ветра Ножей рубили в ралайятский григ демонов всех видов. Однако как они ни старались, убить всех не получалось. И на пути тварей Бездны приходилось вставать простым смертным солдатам.
Такой напор выдержать было непросто. Резко выросли потери, да и боевой дух бойцов, несмотря на усилия кукловодов, начал снижаться, что не могло не сказаться на их эффективности. Впрочем, не все подразделения оказались не готовы изменившейся обстановке. Подчиненные Дарга и гномы громили врага едва ли не лучше, чем маги. И у каждого был свой секрет побед. Мастера Меча и Мечники с Сардуора, в отличие от их коллег из более цивилизованных мест, никогда не ставили в своей подготовке на первое место именно фехтование. В той или иной степени их интересовали вопросы воспитания прежде всего универсальных бойцов, способных к бою как с вооруженными смертными, так и с магами и прочими колдовскими тварями. Изоляция тому была виной или же сохранившаяся память о школах вроде никерры – не важно, главное, что виртуозы клинка с Сардуора знали, как убивать всяческую нечисть, и прекрасно с этим справлялись.
Гномы пошли по другому пути. Там, где пасовало воинское мастерство, они предпочитали использовать изощренное оружие и сложные механизмы. Метатели огня и кислоты, пружинные стрелометы, исписанные рунами молоты и топоры – в арсеналах подгорных воителей достаточно инструментов для уничтожения врага любой природы, и они с готовностью применили их против нового противника. Но наибольший вклад в уничтожение тварей внесли все равно не рядовые воины, а творения гномьих инженеров. Нелепые шагающие конструкции с громоздкими пушками обрушили на орды тварей море алхимического огня. Огня, способного пожрать как порожденную Бездной плоть, так и эфирные духовные оболочки.
Общими усилиями давление на позиции армии коалиции на какое-то время ослабло…
Тем временем длинноухий владелец Скипетра внезапно развеял остатки своего магического бура и вместо него создал нечто вроде вращающейся воронки из черного дыма, увитой золотыми молниями. Какие Стихии дали такой результат, Олег не знал, но очень хотел бы узнать. Потому как успел оценить таящуюся за невзрачными внешне чарами мощь. Особенно когда воронка вытянулась в длинный хобот, один конец которого погрузился в глубь пробитого в горе отверстия, и словно бы принялась что-то выкачивать из подземной тьмы…
До этого момента нолдцы наблюдали за происходящим без особых эмоций. Разрыв отношений с Объединенным Протекторатом заметно ухудшил отношение к бедам жителей входящих в него стран, так что о судьбе участников разворачивающейся перед ними битвы никто особо не переживал. Чем больше воины коалиции перебьют тварей, тем лучше. Ну а если и сами при этом погибнут, то тоже ничего страшного. Нолд привык стоять на страже мира и готов закончить начатое Альянсом Света даже в одиночку. Так что пока твари не трогают островитян, те не трогают их.
Но все изменилось, когда Длинноухие таки смогли добраться до своей цели. Идея выдернуть Рошага из его подземного обиталища на поверхность отдавала легким безумием, но при ее претворении в жизнь обещала немалые выгоды. В конце концов, бить врага на открытом месте всегда легче, чем в лабиринте узких переходов. Поэтому ухватившиеся за эту идею эльфы не были так уж и не правы.
Вот только, мархуз побери, они не какого-то полудохлого демона собрались тащить, а дракона-лича! И даже Олег, не раз уже сталкивавшийся с ним нос к носу, не мог предсказать, чем закончится эта авантюра. Что уж говорить про остальных Наказующих. Мощь Скипетра Власти потрясала, но и Рошаг не мальчик для битья.
Пока Чимир перебирал в уме заклинания, способные повредить или задержать могущественного немертвого дракона, эльф неожиданно легко и быстро выдернул из пробитого тоннеля нечто крупное, серого цвета, лишь самую малость не дотянув до расположения войск. В последний момент заклинание попросту развеялось, словно бы исчерпав запас вложенных сил. Добытое же из подземных глубин нечто за размаху грохнулось в полусотне саженей от позиций кридских отрядов, да так там и осталось неподвижной мишенью.
– Какого мархуза?.. – прошептал Олег, вглядываясь в громоздящуюся на поле боя фигуру.
От дракона-лича там почти ничего и не было. Скорее это нечто напоминало рыцаря-великана в доспехах из костей и шкуры прямоходящего ящера неизвестной породы. Причем «рыцаря» полупрозрачного, почти призрака, к тому же спящего по-настоящему богатырским сном и никак не желающего проснуться.
Это точно Рошаг?! Или князья-маги что-то напутали и вломились в гробницу какого-нибудь рыцаря времен вартагов?
Однако сомнений Олега в войсках коалиции точно не разделяли. Предоставив смертным сдерживать вспыхнувший с новой силой напор нечисти, все маги, а вместе с ними гномы с их алхимическими пушками и лучники с артефактными стрелами перенесли огонь на рухнувшего костяного «рыцаря».
И на месте его падения разразился огненный ад. Взрывы алхимических бомб чередовались с полыханием огненных стрел и «огневок», Лучи Света сменялись разрядами мощнейших молний. Самые мощные чары Света и Огня, обрушившиеся на один небольшой пятачок земли, вступали друг с другом в резонанс и приумножали силу друг друга, делая бессмысленной почти любую известную защиту. А ведь были еще атаки со стороны Астрала, с элементальных планов и мира Смерти… Такое не пережил бы никто…
Однако тело Рошага все так же лежало перед войсками коалиции, целое и неповрежденное, словно бы существующее одновременно здесь и где-то еще и потому недоступное для любых атак. Магия Стихий тут была бесполезна.
После всего того, что повелитель Скипетра натворил в этих горах, его победа над Рошагом поначалу не воспринималась как что-то невозможное. В глубине души даже Олег верил, что Великий артефакт сможет окончательно поставить точку в истории Вестника Бездны. Но одной веры мало. Ставший нематериальным Рошаг оказался не по зубам для всех его врагов, а значит, вся затеянная Светлыми эльфами кампания шла прахом…
Видимо, примерно такие же мысли крутились в голове хозяина Скипетра Стихий, раз он вдруг повернулся к Рошагу спиной и принялся размахивать жезлом во все стороны. И, повинуясь его воле, то здесь, то там среди нескончаемых толп тварей принялись вспыхивать Огненные Стены, взрываться Вулканические бомбы, разливаться Озера Магмы. Пауки и Костяные Гончие гибли сотнями, а Духи Бездны изничтожались десятками, но ничего из этого не могло унять гнев могущественного Перворожденного.
Однако ярость – плохой спутник для чародея. Ослепленный эмоциями эльф забыл о главном своем противнике, пусть даже на какое-то время и недоступном для атак. И потому он не увидел, как от призрачного тела Рошага отделились два светящихся облака и, обернувшись двумя гигантскими ликами, замерли над ним на высоте в десяток саженей. Одно лицо напоминало одухотворенного праведника, другое – жесточайшего из грешников. Такие разные, но в этот миг такие похожие. А еще оба лица роднило выражение сильнейшего гнева, на фоне которого взрыв эмоций Длинноухого казался чем-то мелким и незначительным.
– Боги Тьмы, да что тут происходит?! – выкрикнул Олег, забывшись.
Чимир не был знатоком Астрала, плохо ориентировался в теории иллюзий, совершенно не понимал особенности взаимодействия с духами, но даже ему было известно – это не морок и не случайные гости из-за Грани. Нет, происходило нечто гораздо более глубокое и… жуткое.
Льер Нурлан, видимо тоже мало что понимающий, сотворил простенькое заклинание Познания и отправил его в сторону Рошага. Обычно на таких расстояниях оно не действовало, но скорее всего командир отряда знал какую-то хитрость, раз его волшба без проблем достигла адресата и даже смогла подействовать. Вот только не так, как Нурлан рассчитывал. По обратной связи с плетением он явно ощутил нечто такое, что заставило его сначала заорать, схватившись за голову, а затем в судорогах повалиться на землю. И, судя по тому, как поползла клоками аура, это было не какое-нибудь примитивное, но действенное пыточное заклинание. Скорее речь могла идти о смертном проклятии, если не хуже…
Однако серьезно навредить льеру Нурлану враждебная магия не смогла. Многочисленные амулеты и артефакты, спрятанные на теле чародея, пусть и с задержкой, но пробудились и принялись бомбардировать чужое заклинание различными вариантами противочар. Раз, другой, третий… в какой-то момент защита сработала, и аура нолдца освободилась от гнета чужого плетения. Нурлан прекратил кричать и даже смог медленно подняться на ноги.
Поймал взгляд Олега, покачал головой.
– Н-ничего… Но что-то настолько могучее, что не с нашим уровнем это выяснять, – сказал он, цедя каждое слово.
Что-либо сказать в ответ Олег не успел. Со стороны поля боя раздался сильнейший грохот, и стало как-то не до разговоров. Сражение неожиданно перешло в новую стадию.
К сожалению, Олег пропустил тот момент, когда оба лика – а это были именно они – нанесли по хозяину Скипетра удар. Он даже не понял, какого рода волшба была использована. Все, что он увидел, это кровавая просека, протянувшаяся от Рошага до эльфа через позиции кридских отрядов и Мечников Дарга. Такое ощущение, что все попавшееся на пути неведомого заклятия взорвалось облаком крови, попутно измельчив в пыль плоть и кости. От этой атаки не спасли ни защитные чары, ни персональные амулеты и уж точно не личное мастерство. Все, кому не повезло попасть под удар, попросту исчезли. И лишь владелец Великого артефакта выжил и даже остался невредим.
За желание эльфа сбросить пар войско заплатило высокую цену. Если бы он не отвлекся, то, может, и смог бы отбить чары врага… Или нет.
Контратака Длинноухого была простой, как удар молота, безыскусной и очень эмоциональной. Взмах жезла отправил в самый мрачный из ликов Таран Молний, содержащий в себе Силу не менее чем трех или четырех Молний Богов. Концентрация энергии в одном ударе была столь велика, что полет не слишком быстрого заклинания сопровождался словно бы дрожью самой реальности. И не было никаких сомнений, что эта атака способна достать кого угодно – хоть бестелесных духов, хоть полуматериального Рошага. Видимо, это ощутили и лики – какие бы сущности за ними ни стояли, – раз вместо сопротивления они попросту юркнули в тело Рошага. И заклинание впустую пронзило воздух. Однако эльф словно только этого и ждал. И сразу за первой атакой последовала вторая, копия первой, только теперь нацеленная на тело Рошага.
Это было бы пустой тратой Силы, если бы тело «рыцаря» на этот раз как-то не изменилось. Не пропало ощущение инаковости, чуждости для мира. Не пришло понимание, что дракон-лич потерял свою бесплотность и стал вновь уязвим для боевой магии.
Жаль только Таран Молний все равно не достиг своей цели. Тело Рошага засветилось белым ослепительным светом, который принял в себя магию эльфа, лишил разрушительной мощи и… тоже погас. Две враждебные Силы полностью уничтожили друг друга.
Олег остро захотел выругаться. Наблюдаемое им противостояние достигло вершин, на которые он со своего нынешнего магического уровня боялся даже смотреть. А масштабы задействованных Сил все продолжали расти. Перед ним сражались титаны мира волшбы и чародейства, и все, чего ему хотелось, это убраться от них как можно дальше.
А битва продолжалась. Ярость владельца Скипетра немного ослабила давление орды тварей на воинов Альянса, но эффекта хватило ненадолго. Очень скоро прорехи в рядах выродков Бездны затянулись, и они с еще большей яростью обрушились на шеренги солдат. Был атакован их лидер, их символ, их бог, и теперь чудовища Козьих гор жаждали крови святотатцев! И не в силах людей или нелюдей было их остановить в честном бою. Мечи, копья, стрелы, артефакты и боевые машины – в ход пошло все, но этого было мало. Солдаты гибли один за другим, члены все сильнее сковывала усталость, а вера в победу перестала быть опорой в битве. Боевой дух войск неуклонно снижался, и в любой момент в испытываемых на излом полках могла начаться паника. Положение могли бы спасти маги, но многие еще не отошли после сбора энергии для ритуала «поимки» Рошага, те же, кто успел восстановиться, были больше сосредоточены на бое хозяина Скипетра с «рыцарем». Тем более что дракон-лич, приняв в себя оба лика и потеряв неуязвимость к атакам, вдруг словно бы даже подрос, окреп, и от него стало исходить гнетущее давление, заметно усилившееся после того, как полководец Бездны зашевелился и встал. Но теперь он почему-то больше не воспринимался как пусть порочная и злобная, но цельная личность. Нет, нарастала уверенность, что под костяными доспехами прятались два разных, однако близких в своем безумии существа. И будто отражая это внутреннее состояние, на грудных пластинах «рыцаря» начали гримасничать две маски.
На какой-то миг Олегу показалось, что эти две морды ему кого-то напоминают, однако кого именно, он не понял. Да и не до того ему было. Слишком грандиозные события сейчас разворачивались, чтобы отвлекаться на посторонние мысли.
Однако случившиеся с Рошагом изменения не укрылись от взгляда хозяина Скипетра. Что-то прокричав магам, он в который раз направил жезл на «рыцаря» и атаковал его Силой. Только теперь то была не чистая энергия Стихий – пусть в качестве основы плетения и лежал Огонь, – а ее гораздо более непослушный аспект. Жертвуя мощью и скоростью, эльф ударил по врагу Лучом Света. Учитывая объемы прокачиваемой через Скипетр Власти Силы, преобразование магии Стихий в магию Света наверняка давалось ему нелегко. И тому подтверждением были другие чародеи, вдруг принявшиеся кто подпитывать командующего армии Альянса энергией, кто укреплять его защиту, а кто стал создавать между собой и Длинноухим узы, призванные помочь выдерживать тяжесть отката от колдовства…
Луч оказался много эффективнее Тарана Молний. Вонзившись в грудину «рыцаря», он принялся буравить костяной доспех, и, судя по тому, как Рошаг вдруг замер и целиком сосредоточился на защите, шансы серьезно ранить дракона-лича у эльфа были…
Совсем скоро стало понятно, что ни Перворожденный, ни его противник добиться перевеса в этом поединке были не способны, как не способны и самостоятельно его прервать. Магия Скипетра никак не могла проломить защиту Рошага, но и Рошаг не мог атаковать, пока в него бил Луч Света. Ситуация зашла в тупик, выйти из которого можно было лишь при помощи извне. И время тут работало на порождения Бездны.
Впрочем, нельзя сказать, что воины Альянса, оказавшись в подобной ситуации, опустили руки. Рошага атаковали все, кто только был на это способен: князья-маги и чародеи Братства из тех, кто был свободен и успел восстановить силы, гномья артиллерия, прекратившая расстреливать тварей Бездны и перенесшая огонь на «рыцаря», лучники Перворожденных, арбалетчики Скарта. Такое уже было в начале битвы, когда бойцы коалиции обрушили на Рошага всю доступную им мощь и… не добились ничего. Не улыбнулась им удача и на этот раз. Магия защищала «рыцаря» ничуть не хуже нематериального тела, а может быть, и лучше, потому как отраженная сильнейшей тварью Козьих гор волшба то и дело била по чародеям Альянса. И они далеко не всегда оказывались готовы к контратаке…
– И долго мы будем смотреть?! Может быть, пора помочь?! – наконец не выдержал Олег.
Мархузово семя, зачем-то они сюда притащились? Разве не ради того, чтобы ударить в нужный момент по Рошагу и не закрыть раз и навсегда проблему с Прорывом Бездны на Грольде? Чимир действительно не понимал бездействия ни льера Нурлана, ни до сих пор держащегося в стороне Айрунга. Понятно, что Нолд сейчас в положении изгоя и его обвиняют во всех грехах мира, но есть ведь общие цели. Цели, ради которых можно поступиться и гордостью!
Видимо, последнее он сказал вслух, потому как из-за спины ему вдруг ответил знакомый голос Айрунга:
– Олег, Олег… Столько ты уже здесь живешь, своим уже стал, а до сих пор ничего так и не понял. Гордость тут ни при чем. Сейчас стоит вопрос выживания. Спасем мы Длинноухих, и опять все сливки снимут они, а следующий поход Альянса соберут уже против нас… Не спасем – и Рошаг уничтожит Маллореан вместе с их прихлебателями, а затем тоже примется за нас. Сложный выбор, не правда ли?
Олег резко повернулся к другу.
– Но делать его все равно придется! – горячо сказал он. – И что-то мне подсказывает: лично ты не готов брать на душу ответственность за смерть десятков тысяч людей и нелюдей, сражающихся там.
Чимир махнул в сторону поля битвы, где именно сейчас несколько сотен пауков при поддержке десятка Духов Бездны проломили-таки первую шеренгу зелодских легионеров и теперь пытались развить успех.
– Олег, сейчас у нас нет ни шанса! Связь Рошага с Бездной окрепла настолько, что ни мы, ни эльфы, ни крохоборы из Братства не способны ее разорвать. И никакой Скипетр Стихий тут не поможет, – сообщил Айрунг, не отводя взгляда от сражения. – Особенно когда Великий артефакт в руках профана, не познавшего даже половины его секретов. – Маг второго ранга коротко и зло хохотнул. – Длинноухие выродки отчего-то решили, будто они способны полностью раскрыть потенциал главной реликвии Нолда, реликвии людей!
Пока он говорил, тяжелая кавалерия покинула резерв и врубилась в ряды тварей, спасая дрогнувших Скорпионов, Василисков и Грифонов. Рыцари в заговоренных доспехах верхом на бронированных конях где-то стоптали, где-то посекли зачарованными мечами пауков и даже ухитрились развеять парочку Духов, но столкнулись с четырехрукими скелетами и потеряли темп. А затем за их спинами и вовсе вдруг вспыхнула серым пламенем гора из тел нечисти, чтобы из центра гигантского костра точно через портал выпустить самого настоящего демона. Уродливого, рогатого и безумно сильного. Настолько сильного, что, когда он ударил в тыл баронской коннице, рыцарям ничего не оставалось, кроме как пытаться сбежать. Двум огромным топорам гостя из Нижнего мира не мог противостоять ни один смертный воин.
– Айрунг! – вскричал Олег. – Тьма знает что за интригу ты закрутил с нашим новым Архимагом и ради чего столько дней играл в таинственность, просто ответь: ты понимаешь, что там нечисть убивает людей?!
Чимир особенно сильно выделил слово «людей», однако его экспрессия осталась незамеченной. Айрунг по-прежнему с невозмутимым видом глазел на поле битвы, и никто, кроме Олега, не рисковал нарушить его раздумья. Даже льер Нурлан – ранее считавшийся командиром Наказующих, а теперь скромно стоящий в сторонке и ждущий распоряжений.
– Людей, говоришь… Мы тысячелетиями были для этих людей барьером на пути Бездны и Тьмы, защищали от честолюбия магов, безумия личей, ярости гостей из иных миров. Мы спасли их от Объединенных Колоний Заката и ограждали от влияния Перворожденных… Взамен же мы всегда получали предательство при каждом удобном случае. Может быть, пора сделать паузу и позволить им самим позаботиться о своей судьбе? – на одном дыхании внезапно выдал Айрунг.
Он явно не играл – да и перед кем здесь было играть? – и говорил, что думал. Олег мог бы на это возразить, что и Нолд за упомянутые тысячелетия вел себя отнюдь не как светоч добра и благочестия, но смолчал. Но то сейчас было время и место для подобных разговоров и споров.
А вот Айрунг не унимался, словно выплескивая давно накипевшее в душе.
– Знаешь, я тут недавно читал мемуары одного из участников войн с Колониями Заката, заставшего самый кровавый и бескомпромиссный период той эпохи. Так там каждая строчка пронизана ненавистью, болью и страданием. Истинные маги, будущие граждане Нолда, заплатили такую цену за ту победу, что нам нынешним, со всеми нашими конфликтами и войнами, никогда не сравниться. И самая высокая, самая кровавая плата была ими уплачена за обладание Скипетром Власти. Артефактом, поставившим точку в войне и обещающим стать гарантом независимости Нолда, – тяжело роняя слова, сказал Айрунг. – Вот только у нас его украли. Нагло и бесстыдно, попутно убив хранившего Скипетр героя войны…
Айрунг зло замотал головой, а у Олега появилось ощущение, что друг не столько пытается его в чем-то убедить, сколько накручивает себя, готовясь к сложному и… не совсем «честному» делу.
– У того ветерана, автора мемуаров, я нашел еще текст одной песни… Тоже из тех времен, – продолжал говорить Айрунг. – И несколько строчек мне буквально врезались в память. Пропеть я их не смогу, но прочитать попытаюсь…
И маг второго ранга, как казалось Олегу напрочь лишенный какой-либо романтики и тяги к красивому слову, тихим спокойным, где-то даже бесцветным голосом вдруг принялся читать:
Да, это было, бремя не смыла кровь моя – мой проводник.
Память проснулась, злость встрепенулась, в вечность мой разум проник.
Вспомни со мною павших героев, но пролетают года.
Рядом со мною на поле боя… нет, не забыть никогда.

– Не забыть никогда… – повторил Айрунг финальную фразу и до хруста сжал кулак. – Мы же едва не забыли… Тебе Олег, наверное, не понять, но сегодняшний день – это дань памяти тем нашим собратьям, которые проливали кровь в боях во славу Нолда и следовали за лидерами, чьи ладони сжимали Скипетр Власти! – Маг безжалостно усмехнулся. – Что до защищаемых тобой людей, они свой выбор сделали!
На последних словах Айрунг кивнул Олегу, после чего повернулся лицом к отряду и принялся отдавать приказы. Смысл которых сводился к одному – совсем скоро им предстояло ударить в спину и без того проигрывающим битву солдатам Альянса, прорваться к эльфу со Скипетром, захватить артефакт и… унести ноги. Моральная сторона вопроса, в которой нолдцы атакуют прежде всего людей, пока те бьются с монстрами, даже не обсуждалась. Впрочем, рефлексировать Олегу было некогда, как некогда было и думать о самой возможности захвата подчиняющегося только одному хозяину Великого артефакта. Его, как адепта Земли и Огня, ждал отдельный приказ, и подготовка к его исполнению требовала от Чимира максимальной сосредоточенности.
Вуаль Земли, Каменная Кожа, Разгон, Усиление – Олег накладывал на себя чары одни за другими, фиксируя их структуру, стабилизируя подпитку энергией и очень рассчитывая, что они не «слетят» в той колдовской буре, в которой в скором времени ему предстояло оказаться. Затем пришел черед главного атакующего заклинания, ради которого, как оказалось, в основном Олега и взяли в эту экспедицию. Сплав из Каменной Пасти, Каменного Проклятия и Хищных лиан – до сих пор им не названный, но успешно продемонстрированный перед аттестационной комиссией непосредственно в начале открытого противостояния льера Виттора и льера Бримса – сегодня смело можно было назвать сильнейшим обездвиживающим заклинанием Стихии Земли. И для работы с ним требовалась предварительная подготовка.
Не отставали от Олега и его товарищи по отряду. Доставали защитные и атакующие амулеты, готовили любимое оружие и заклинания. Особенно выделялись здесь Безликие из охраны Айрунга, которые не только оказались увешаны поистине безумным количеством колдовских инструментов, но и еще вдобавок к ним накладывали друг на друга защитные или укрепляющие чары, малознакомые другим чародеям.
Правда, за несколько минут до начала атаки Олег все же ухитрился выделиться. Заготовки заклятий, несмотря даже на помощь артефактов, ощутимо его тяготили и заметно снижали мобильность, что в грядущей свалке вполне могло стать причиной если не гибели Чимира, то ранения или даже пленения. Чтобы подобное не произошло, Олегу требовалось нечто такое, что позволило бы ему быстро и без проблем перемещаться по полю боя. Этакий скакун, обладающий достоинствами рыцарского коня и лишенный его недостатков… И Чимир нашел решение. Пока остальные формировали боевой порядок в виде клина с двумя звездами Безликих на его острие и договаривались о совместной работе с заклинаниями, адепт Земли и Огня вызвал голема.
Это снова был Камышовый кот. Немного доработанный после разрушения предыдущего варианта в бою со сторонниками льера Виттора, но все равно Камышовый кот. Удачное соединение Стихий Земли и Огня, способное не только на равных драться с не самыми слабыми магами, но и выполнять гораздо более мирные задачи. Например, служить для хозяина и творца ездовым животным.
На появление рядом с Олегом высокого, слепленного из песка голема остальные нолдцы отреагировали со сдержанным интересом. Хотя сама идея ехать верхом на магическом создании многим явно показалась любопытной, перенимать опыт маги не спешили. Слишком привыкли Наказующие драться в пешем строю, чтобы менять наработанные тактики на малоизученные нововведения… И уже хорошо было, что Олегу хотя бы не стали запрещать использование подобной экзотики.
Пока отряд готовился выйти на «сцену», сражение окончательно приняло плохой оборот для сил Альянса Света. Рошаг оттягивал на себя все больше и больше сил, из-за чего противостоящие порождениям Бездны солдаты оказались почти без поддержки магией. И этим не могли не воспользоваться твари Бездны, медленно, но верно перемалывающие лучших воинов Зелода, Гарташа, Скарта и Вольных баронств в адской мясорубке непрерывных атак. Особенно дрянным было положение на левом фланге, где зелодские легионеры помимо обычных монстров противостояли рогатому демону. И то, что там до сих пор все не рухнуло к мархузу, скорее проходило по разделу чудес, чем относилось к воинской науке. Прибывшая из Нижнего мира козлорогая тварь безостановочно рубила людей топорами, и не было никого, кто был способен ее остановить. Наконечники копий и клинки мечей не могли даже оцарапать бронированное тело, магия слабеньких атакующих артефактов вязла в пугающей ауре, а попытки сбить с ног с помощью щитов заканчивались лишь новыми жертвами среди солдат из-за циклопической силы демона.
Крах был неминуем. И это тем более стало очевидно, когда рогатый монстр, словно получив какой-то приказ, вдруг прекратил крушить ряды легионеров и начал пробиваться к центру боевого построения Альянса. Туда, где стояли маги и где хозяин Скипетра Власти безуспешно пытался пересилить Вестника Бездны.
– Не пойму, почему князья-маги так бестолково сражаются?! Почему не натравят на Рошага астральных хищников, не попытаются перерезать канал в Бездну? – уже после того, как отряд спустился с холма и направился к месту сражения, спросил Олег у Айрунга.
Адепт Земли с комфортом ехал рядом с бегущим другом в центре боевого клина Наказующих и не смог удержаться от вопроса.
– Умел бы заглядывать в Астрал – не спрашивал бы! – огрызнулся Айрунг, махнув рукой с надетым на нее браслетом чтеца Астрала. Таланта к работе с миром эфира у него хоть и не было, но он все-таки смог освоить кое-какие базовые навыки. – Там сейчас столько извращенных Бездной духов собралось, что им эти князья-маги на один укус.
Слова бывшего Наставника неприятно кольнули Олега – истинный Астрал был ему недоступен. Так что дальше он ехал молча, не отвлекая других разговорами. Да и не до праздных бесед стало: чем ближе был отряд к месту сражения, тем сильнее накатывал мандраж. Идея насолить одновременно и Перворожденным, и дракону-личу со временем казалась все более безумной и пугающей.
Левый фланг, а вслед за ним и правый рухнули как раз к моменту появления отряда нолдцев на поле битвы. В первом случае ответственным за катастрофу ожидаемо стал рогатый гость из Нижнего мира, который не только прорвался через зелодских солдат, но и открыл дорогу для остальных тварей. Зато во втором… во втором причина поражения крылась в людях. Боевой дух гарташцев и скартцев оказался чересчур низок, солдаты не выдержали давления, поддались панике и побежали. Не только подставив остальных членов коалиции под удар, но и превратив самих себя в мишени для жаждущих крови монстров.
В боевых порядках Альянса – если теперь вообще было уместно говорить о каком-то порядке – воцарился хаос. Наверное, тут следовало бы посочувствовать попавшим в беду солдатам, но Олег, наоборот, испытал нечто вроде облегчения. Потому как все рухнуло без нолдцев, не по их вине и без их участия. И теперь никто не обвинит островитян в том, что Альянс проиграл именно из-за них и их охоты за Великим артефактом.
– Все, работаем!!! – пронесся над отрядом боевых магов приказ Айрунга, прежде чем клин нолдцев вонзился в толпу беснующихся порождений Бездны и начал методично пробиваться к центру свалки.
Туда, где эльфийские и людские маги под прикрытием Мечников и Мастеров Меча все еще пытались справиться с Рошагом.
Основным атакующим заклинанием нолдцев стала вариация Ветра Ножей, усиленная активным Огненным проклятием. Стихии Огня и Воздуха, дополняя друг друга, принялись изничтожать любого врага, осмелившегося заступить дорогу отряду. И строй Наказующих вошел в ревущую, кричащую, беснующуюся и безостановочно льющую кровь толпу, точно горячий нож в масло.
Скорость движения хоть и упала, но нолдцы все равно продолжили весьма бодро продвигаться к намеченной цели. Пару раз Олег видел, как кто-то из Безликих пускал в ход магический меч не только против тварей, но и против воинов коалиции. Убивая приспешников Перворожденных едва ли не с большей яростью, чем Порождений Бездны. Однако Чимир всякий раз делал вид, что ничего не заметил. Играть в гуманизм сейчас точно не стоило.
Они уже прошли половину пути, когда хаос битвы вытолкнул прямо к ним сражающегося с каким-то Мастером Меча демона. Козлорогий урод заметно уступал виртуозу клинка в мастерстве, но компенсировал данный недостаток силой и магий. Нолдцы находились от рогатого буквально в двух шагах, когда тот удачно накинул на шею воина Огненную Петлю и одним движением лишил его головы.
И это была последняя удачная атака монстра. Он еще только начал поворачиваться в сторону островитян, как на него уже насела одна из звезд Безликих. Два Воздушных Резонанса на чересчур крепкие колени, одна Голубая Жемчужина в живот и льющийся на падающего навзничь козлорогого Белый Огонь – маги выдали специально подобранную против подобных тварей серию чар с безукоризненной точностью. Когда же гость из Нижнего мира оказался на земле, то его сразу же попытались добить мечами.
Получилось у них или нет, Олег, к сожалению, не увидел. Обзор загородила сначала группа Духов Бездны, попробовавших атаковать нолдцев, а после того, как их отогнали молниями и Кулаками Света, мохнатые слизни и четырехрукие скелеты. Чтобы отряд мог двигаться дальше, часть Наказующих была вынуждена покинуть клин и заняться обнаглевшими монстрами.
Таких столкновений становилось все больше и больше, а вместе с тем уменьшалась и численность отряда. В какой-то миг оказалось, что помимо Олега, Айрунга, двух звезд Безликих, Нурлана и еще пары Наказующих из «крохоборов» в клине не осталось никого. Но этот никак не сказалось на стремлении оставшихся добраться до цели.
Непосредственно вблизи от замершего со Скипетром в руке эльфа накал сражения вырос еще больше. Собравшиеся подле Длинноухого князья-маги, смертные чародеи, воины Дарга и даже некоторые гномы отбивались от Порождений Бездны с одержимостью берсеркеров, используя ради выживания весь арсенал доступных им средств. Так что когда нолдцы приблизились к последней линии обороны Альянса, их, словно первейших врагов, встретили чары, клинки и артефактные стрелы… Впрочем, все их атаки моментально увязли в Щитах Наказующих. Особенно здесь отличился льер Нурлан. Развернутая им силовая плоскость не столько поглощала удары, сколько отражала их в нужном магу направлении. И тот десяток Стрел Эльронда, пульсаров, молний и Водяных Игл, что обрушился на созданную им защиту, моментально был отражен в подбирающихся с флангов пауков и мохнатых слизней. Прежде чем это «зеркало» было разрушено, обратно в Бездну отправился не один десяток монстров.
Остальные не отставали, также ухитряясь не только блокировать силы чародеев Альянса, но и отбиваться от тварей. Правда, Олег большую часть подробностей данного противостояния не видел. Одна из звезд Безликих увлекла его в обход сражающихся, туда, где замер ушедший в глухую защиту Рошаг.
У Чимира было опасение, что лучшие воины Нолда захотят сунуться едва ли не в пасть к королю всех монстров, но оно не оправдалось. Несмотря на свою верность долгу и желание исполнить приказ нового Архимага, Безликие тоже не спешили умирать. И когда их группа оказалась саженях в десяти от «рыцаря» – для чего пришлось прорываться с боем через плотный строй низшей нежити, образовавшейся из погибших кридских наемников и воинов Союза городов, – они остановились и укрылись за артефактными Щитами. Трое Безликих сосредоточились на обороне, двое оставшихся принялись быстро собирать станковый двухзарядный метатель, а Олег занялся подготовкой к волшбе. На все про все у них ушло минуты три. После чего, обменявшись взглядами, маги начали согласованную атаку.
Олег, припав на одно колено и прижав ладонь к земле, дотянулся сознанием до зоны под ногами Рошага и заставил там открыться максимально глубокую Каменную Пасть. Настолько глубокую, что «рыцарь» должен был поместиться в ней с головой.
Задача удалась наполовину. В последний момент, когда тело дракона-лича уже начало проваливаться под землю, а его защита деформироваться, Рошаг успел среагировать и каким-то образом заблокировал часть сил заклинания. Из-за чего он провалился всего лишь по пояс. Зато на мигом позже активировавшееся Каменное Проклятие и проснувшиеся Хищные лианы среагировать уже не успел. И он начал стремительно превращаться в уродливую статую, замотанную в кокон из сотворенных волшбой лиан.
Вряд ли это могло надолго удержать колдовскую тварь, черпающую Силу из глубин Бездны, но надолго и не требовалось. Едва магия Олега начала действовать, как боевой механизм Безликих один за другим метнул в Рошага две стеклянных, заполненных голубым дымом шара. Разумеется, ни один из снарядов не преодолел защиту дракона-лича, разлетевшись мелким крошевом. Чего нельзя было сказать о запертом в них тумане. Два образовавшихся на месте разрушения шаров облака втянулись в тело Рошага, невзирая ни на какие барьеры, и в ту же секунду Олег ощутил на краю сознания басовитый гул, как от лопнувшей гитарной струны. И ощущение от гнетущей драконьей ауры, довлеющей над всем полем битвы, резко уменьшилось!
– Уходим!!! – заорали в один голос Безликие и едва ли не закинули спешившегося Олега обратно на спину его голему. – Сейчас начнется!!!
Что именно начнется, стало понятно чуть позже, когда Олег, в панике чувствуя, как связывающие Рошага чары тянут из него Силу, уже ехал обратно в сторону увязших в противостоянии с магами Альянса коллег и товарищей. Именно тогда и так не блещущие спокойствием твари вдруг окончательно обезумели и начали кидаться на людей и нелюдей. Растеряв последние крохи инстинкта выживания, они лезли на колдовские барьеры с энтузиазмом смертников. Умирая и тут же освобождая место для других. Олег сам не заметил, как от сопровождавшей его звезды остался лишь один Безликий. Да и тот в какой-то момент вдруг получил в спину Секиру Света и взорвался ворохом кровавых лохмотьев…
Секиру Света?! Олег оглянулся и снова увидел два парящих над замершим в ловушке Рошагом лика. Светлое заклинание было брошено в погибшего мага кем-то из них…
О том, что задуманное удалось и Скипетр Власти сменил-таки владельца, Олег понял несколько позже. Когда вдруг осознал, что больше нет бьющего в Рошага Луча и что давление на его чары начало стремительно расти. Причем до точки, когда Чимир уже не мог сопротивляться попыткам разрушить его волшбу.
Впрочем, к этому моменту Олег уже поравнялся с Айрунгом, судорожно сжимающим невзрачный жезл, и позволил вскочить на голема у себя за спиной. Все, что им теперь оставалось, это бежать. Причем настолько далеко и настолько быстро, насколько это вообще было возможно. Без Скипетра Рошага было не победить, Айрунг же, судя по бледному, без единой кровинки лицу, был не в той форме, чтобы повелевать Великим артефактом. К тому же только что украденным у законного владельца.
А вообще, Олег с радостью посмотрел бы, как это происходило. Как отвлекали охрану длинноухого владельца артефакта, как ломали его защиту и как Айрунг сумел сначала вырвать жезл из рук эльфа, а затем смирил гнев артефакта и убедил хотя бы не испепелять вора-захватчика на месте.
В том, что дело было жаркое, можно было не сомневаться. На обратном пути голема с едущими на нем магами сопровождал только один Безликий. Четверо их собратьев, льер Нурлан и чародеи-«крохоборы» куда-то пропали. Впрочем, среди их противников вообще почти никто не выжил. Там, где раньше оборонялись князья-маги, чародеи Братства, гномы, Мечники и Мастера Меча, теперь неистовствовали Порождения Бездны, и что-то не было видно, чтобы кто-то из членов коалиции пытался дать им отпор или вообще уцелел. Олегу, правда, показалось, что чуть в стороне от основной группы нечисти среди окровавленных тел Длинноухих возился похожий на Сухарта гном – коротышка что-то искал на груди одного из князей-магов, – но позже Чимир посчитал это глупостью. Ошибкой разума, вызванной колоссальным напряжением и обилием льющейся вокруг крови…
Олег и рад был бы уделить случившемуся больше внимания, но вокруг все чаще и чаще сыпались заклинания, лезли монстры, и все явственней было ощущение от нарастающей мощи борющегося с путами Рошага. Единственной возможностью для спасения было бегство, и Олег бежал. Верхом на големе и увозя с собой нового владельца Скипетра Стихий, мечтая лишь об одном – вырваться из кровавой мясорубки этой битвы и добраться до дома. Такие простые и порой столь трудновыполнимые желания…
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. олег
    клас