Великие Спящие. Том 2. Свет против Света

Глава 11

Льер Бримс еще с тех давних времен, когда он не был не то что могущественнейшим магом Нолда, а хотя бы достойным внимания старших учеником Академии Общей Магии, старался просчитывать все свои действия на несколько шагов вперед. Учесть все, разумеется, невозможно – для этого надо быть пророком, – но и у незнакомых с мистическими озарениями людей есть неплохие шансы заглянуть в будущее. Надо всего лишь научиться правильно думать и под нужным углом смотреть на вещи. И тогда завтрашний день перестанет пугать неизвестностью. Главное осознавать недостатки любых прогнозов и оставлять простор для импровизации.
Архимагу раньше казалось, что он освоил данное искусство едва ли не в совершенстве. И отдельные неудачи, вроде недавнего противостояния с оказавшимся чересчур сильным Виттором, ничуть не портили общей картины. Но последние события показали, как же он ошибался!..
Льер Бримс с самого начала понимал важность операции в Пяти королевствах. И с момента отправки диверсантов за океан его помощники посменно дежурили у переговорных артефактов, готовые в любое время дня и ночи сообщить Архимагу о результате.
Для наблюдения за обстановкой в королевствах на ноги была поднята вся местная агентура – пережившая сначала чистки Парсана, а потом охоту эльфийской особой канцелярии. Правда, пользы от столь сильно прореженной разведывательной сети было не так много, но тут уж ничего не поделаешь. Отправить в королевства напичканный следящими артефактами пузырь Нолд точно не мог. Слишком вызывающий шаг, буквально кричащий на весь Торн об интересе Истинных к еще не произошедшему событию. Для и без того ощутимо подмочившей свой авторитет островной республики подобное пренебрежение приличиями было неприемлемо.
Зато за происходящим в Маллореане можно было следить особо не скрываясь. С момента разлада между Нолдом и Протекторатом воздушные разведчики Истинных в небе над Благостным океаном перестали быть редкими гостями, и появление парочки новых пузырей неподалеку от эльфийского побережья вряд ли кого-то удивило бы. Другой вопрос, что наблюдение за метрополией Перворожденных мало что могло рассказать о состоянии Лесных троп – все-таки диверсия планировалась на другом материке, – но даже крохи информации порой помогают сделать далеко идущие выводы. И льер Бримс не стал пренебрегать имеющейся возможностью. Кто бы знал, что именно благодаря этому решению в руках Нолда и окажется свидетельство величайший катастрофы последнего тысячелетия!..
В момент начала катаклизма Архимаг находился в комнате с переговорными артефактами – заглянул узнать свежие новости. И уже собирался уходить, когда отвечающий за связь с разведывательным пузырем помощник вдруг вздрогнул и, нарушив сосредоточение, спешно обратился к Высшему магу:
– Льер Бримс, вы должны это видеть! Срочно!
Голос наблюдателя срывался от волнения. И потому Архимаг, не задавая лишних вопросов, сел за столик, прикрыл глаза и мысленно потянулся к астральной проекции связного артефакта. Мгновение головокружения, и перед внутренним взором появилось необычайно четкое изображение эльфийского леса с высоты птичьего полета. Настоящее зеленое море – красивое, живое, достойное как пера поэта, так и кисти живописца. Однако Бримсу некогда было им любоваться. И он принялся обшаривать взглядом горизонт, выискивая причину беспокойства помощника.
Долго искать не понадобилось. Почти сразу в глаза бросились шесть увитых молниями столбов света – один совсем рядом, хорошо если в полусотне верст от побережья, остальные гораздо дальше, почти сливаясь с синевой неба. И льер Бримс готов был поклясться, что местоположение загадочных столбов совпадает с расположением активных Лесных врат Длинноухих.
– Получилось, что ли? – пробормотал Архимаг, удивленный увиденной иллюминацией.
Ни о чем подобном Ищущие не предупреждали, и это было плохо. В операциях подобного рода появление любых сюрпризов означало проблемы. И это не та вещь, которую Бримс хотел сейчас узнать.
И словно в ответ на вопрос Архимага, на полнеба полыхнула вспышка магического разряда, после чего от каждого из столбов, точно от некой оси, по воздуху побежали расходящиеся круги воздушной ряби… Связь с пузырем ненадолго прервалась – экипаж летающего судна активировал сферу Птоломея, – но затем все стало по-прежнему. О том, что буквально только что над лесом прокатилась взрывная волна, свидетельствовала лишь возникшая в море зелени огромная, в несколько верст диаметром, проплешина из поваленных деревьев, ощутимо истончившийся Астрал и… пространственная аномалия на месте ближайшего к позиции пузыря светового столба, слава Первостихиям, просуществовавшая всего несколько минут. От мысли, что разрушение шести врат могло породить Вероятностный Шторм размером со страну, льеру Бримсу стало нехорошо.
Понимание истинных масштабов случившегося пришло несколько позже. Сразу после того, как льер Бримс вспомнил, что большинство из означенных врат располагалось неподалеку от поселений и городов Светлых эльфов. И внезапно разразившиеся катаклизмы просто не могли их не затронуть.
То ли в расчеты Ищущих вкралась ошибка, то ли старые теории отказывались работать в столь необычных местах, как Маллореан и Сардуор, но рядовая в общем-то диверсия на деле оказалась чудовищной силы ударом по народу эльфов. Сложно даже представить, сколько Перворожденных могло погибнуть от обезумевшей магии. Сотни? Тысячи? Даже Архимаг, лучше прочих знавший, сколько крови обычных людей и магов было на руках Длинноухих, даже он ужаснулся.
Если, точнее, когда Светлые узнают о том, кто стоит за этой катастрофой, К’ирсану Кайфату придется потесниться на пьедестале самых страшных Врагов в истории Маллореана. Такое Длинноухие не забудут никогда и будут мстить до тех пор, пока не выкорчуют саму память об источнике обрушившихся на них бед – о Нолде!
Перспектива трансформации давно уже привычного скрытого противостояния между государствами в бескомпромиссную кровную месть и войну на уничтожение откровенно пугала. По таким правилам бороться за мировое господство Бримс не хотел. Хотя… хотя если нет другого выхода, если смерть уже точит косу, то, может, не стоит ждать, когда раненый враг вернет себе силы, и атаковать самому? Может… может, имеет смысл попробовать решить проблему здесь и сейчас, одним махом вырвав корень всех бед?!
Бримс ощутил, как от охватившего возбуждения на лбу у него выступает испарина. Проклятье, кто сказал, что он не сможет стать тем Архимагом, который устранит главного соперника Нолда и освободит Истинных от вечно висящего над их головами карающего меча эльфийских убийц?!
Мысли о разразившейся в Маллореане катастрофе были забыты, уступив место лихорадочным размышлениям о готовности Нолда к молниеносной войне, о его резервах и интересе членов Совета Мастеров к личному участию в сражениях. Необходимая для поддержания связи с разведчиком концентрация моментально была потеряна, и льер Бримс снова осознал себя сидящим за столиком в окружении собственных помощников.
– Вызовите Айрунга, срочно! – приказал он, поднимаясь и направляясь к выходу.
В голове Бримса уже выстраивалась схема того, как следует действовать дальше, но его опять отвлекли. «Крохобор», ответственный за связь с Магистрами, внезапно сообщил, что Айрунг не отвечает на вызовы. И вовсе не из-за того, что с его амулетом произошла какая-то неприятность. Хозяин Скипетра Власти явно не желал разговаривать, то ли планируя какую-то глупость, то ли уже находясь на стадии ее претворения в жизнь.
– Тогда узнайте, где он, и сообщите мне! – ледяным тоном отчеканил льер Бримс, и возникло ощущение, что температура в помещении резко понизилась.
– Уже известно. Я лично видел, как Магистр Наказующих поднялся на борт пузыря и отбыл на север, – сказал все тот же маг. – И со слов управляющего пузырной переправой, в путевом листе у него записан Темный океан!
– Что? – спросил Бримс внешне спокойно, но от этого его спокойствия лица окружающих вытянулись и побелели.
Однако льера Бримса реакция подчиненных не волновала. Быстрым шагом он покинул комнату, при этом едва не столкнувшись в коридоре с кем-то из слуг, и направился в заклинательный покой. Делать вид, что он не заметил своеволия Айрунга, и игнорировать его нежелание разговаривать со своим Архимагом Бримс не собирался. Конечно, придется постараться – особенно в условиях хаоса в Астрале и чересчур сильных последствий от разрушения порталов, – но этого хаффова сына он обязательно найдет, и тот вернется домой!
Впервые с того момента, как льер Бримс занял пост Архимага, он искренне пожалел о предательстве и смерти Виттора. Насколько все проще было, когда они работали вместе! И то, что Бримс формально был в их союзе подчиненным, ничего не меняло. Предсказуемость и сдержанность, делающие невозможными выходки вроде той, что совершил сейчас Айрунг, компенсировали любые недостатки.
* * *
С того самого дня, когда у молодого, но перспективного Истинного мага обнаружился Дар к управлению артефактами, Айрунг сам себе напоминал идущего на взлет дракона. Крылатый ящер может рыскать влево-вправо, крениться то в одну, то в другую сторону, однако главное направление остается неизменным – он поднимается вверх. Так же и Айрунг. Он менял подразделения, обучался у разных наставников, выполнял самые разнообразные задачи, но конечная цель всегда была одна – стать тем, кому на роду написано покорить Скипетр Власти, Скипетр Всех Стихий!
И вот наконец мечта стала реальностью, предназначение исполнено. Скипетр в руках Айрунга, и его власть над Великим артефактом с каждым днем крепнет все больше и больше. Молодой маг второго ранга медленно, но верно становится сравним по могуществу с гораздо более опытными и искусными коллегами. Первый ранг, Подмастерье, Мастер – эти вершины больше не казались Айрунгу чем-то недостижимым. Благодаря Великому артефакту от старших ступеней его теперь отделяли не десятилетия тренировок, а считаные годы. Надо лишь продолжать работать над собой и своим мастерством, и тогда Айрунг получит все причитающиеся ему звания и ранги.
Но в простое и понятное будущее Истинного мага с уникальным талантом вмешался льер Бримс, и жизнь пошла кувырком. Вместо последовательного и неторопливого обучения Айрунг раз за разом проходил жесточайшие тренировки, посещал подготовленные специально для него семинары лучших Мастеров и Подмастерьев Ищущих, изучал пределы своего Дара и всячески пытался их расширить. Однако новому Архимагу и этого было мало. Ему вздумалось сделать Айрунга Магистром Наказующих и ополчить против наглого выскочки едва ли не всех членов Совета Мастеров, а с ними заодно и крупнейшие фракции Ложи Магов. И эта коллективная ненависть лишала даже крох радости от внезапного карьерного взлета. В чем смысл высокой должности, если тебя не уважают и терпят лишь из страха перед твоим покровителем?
Нет, если льер Бримс таким образом желал замотивировать Айрунга быстрее стать достойным нового звания, то своей цели он добился. Хозяин Скипетра и вправду теперь из кожи вон лез, чтобы не зависеть ни от кого и из игрушки Высших магов превратиться пусть в одного из многих, но игрока. Однако, на вкус Айрунга, того же самого можно было добиться и менее экстравагантными способами.
Впрочем, новый Архимаг славился способностью одним шагом решать несколько проблем, а значит, и Айрунг в роли Магистра Наказующих нужен для какой-то иной надобности. Например, для сохранения контроля льера Бримса за Наказующими. Любого другого ставленника бывшего Магистра рано или поздно затащили бы на дуэль, причем с противником, победить которого тот ни за что бы не смог. А вот единственного и неповторимого Хозяина Скипетра Власти тронуть побоятся…
В принципе, Айрунг не возражал бы против роли щита для интересов льера Бримса – все-таки молодой маг всегда принадлежал к лагерю сторонников нового Архимага, – если бы в этой должности ему оставили хоть какие-то рычаги влияния или власти. Чтобы он не чувствовал себя марионеткой… Но нет, давать Айрунгу самостоятельность никто не планировал. Льеру Бримсу требовался не просто Магистр Наказующих, а Магистр без власти. Высший маг, который никем и ничем не управляет.
И вот с этим Айрунг смириться не мог. Окруженный людьми Бримса, он остро нуждался в сторонниках и последователях. Ему требовалась команда, и эту самую команду Айрунг собирался создать так быстро, насколько это вообще возможно. Чтобы плечом к плечу с ним наконец встали не перешедшие по наследству люди бывшего Магистра, а его собственные. Верные, преданные и разделяющие его интересы.
Айрунг даже знал, с кого начать формирование этой команды: с того, кому он мог всецело доверять. С Олега Чимира! Пусть тоже своевольного, себе на уме, со скелетами в шкафу и гирями на душе, но… ученика, друга и единомышленника. На кого Айрунг вообще тогда может опереться, если не на него?!
Каково же было потрясение Айрунга, когда выяснилось, что льер Бримс собрался отправить Олега на какую-то авантюру. Причем авантюру настолько сумасшедшую, что шансов выжить в ней почти не оставалось. Айрунг оказался перед выбором – принять волю Архимага, согласившись с нерадостной судьбой приятеля, или же пойти своим путем… И он не стал тянуть с решением. Олег ему нужен, и никакие планы льера Бримса не помешают Айрунгу вернуть его домой!
И даже последующий невнятный разговор с Олегом не уменьшил решимости Айрунга. Выждав некоторое время после отправки агентов в Пять королевств, он впервые с момента вступления в должность Магистра воспользовался доступными крохами власти и забрал с пузырной переправы один из самых быстрых малых воздушных охотников Нолда. Отметил в путевом листе конечной целью Темный океан, избавился от всех переговорных артефактов и с чистой душой покинул Нолд.
Разумеется, Айрунг знал, что льер Бримс желал сохранить в тайне причастность Нолда к удару по порталам Светлых. Но… проклятье, он собирался выручать друга и будущего соратника, что ему до чужих планов?! Тем более позиция Айрунга в иерархии Нолда была достаточно уникальна, чтобы он мог безбоязненно проигнорировать даже решение Архимага! Хотя бы потому, что льер Бримс не имел на него никаких способов воздействия. Что он может сделать с Айрунгом – Скипетр заберет или, может, в тюрьму для магов посадит? Так это даже звучит смешно!
Да и по большому-то счету от действий Айрунга интересы Нолда почти не пострадают. В цивилизованном мире сейчас царит хаос. Светлые эльфы бегут с Грольда. Страны Протектората предоставлены сами себе и находятся в полном раздрае, не понимая, с кем дружить и на кого равняться. И кто же тогда займет место лидера и мирового гегемона? Правильно, старый хозяин – Нолд! Но если судьба взаимоотношений со старыми союзниками уже предопределена, тогда к чему эти хитрости?! В одном лишь желании Архимага всегда и во всем действовать тайно, предпочитая интригу честной схватке?
Однако Бримс есть Бримс, и с того момента, как пузырь покинул Нолд, Айрунг постоянно опасался, что обнаруживший «пропажу» покровитель снарядит за ним погоню. И своевольного Магистра Наказующих вернут домой в сопровождении «почетного» конвоя. Но Архимаг то ли был сосредоточен на других делах, то ли попросту забыл о своем протеже, а погони все не было и не было… Или тому виной доверие, которое Бримс испытывал по отношению к Айрунгу? Все-таки последние седмицы Магистру Наказующих даже дозволялось держать Скипетр Власти при себе постоянно, не возвращая Великий артефакт под присмотр Архимага после завершения тренировок. Что ж, если так, то Айрунг после этой выходки сильно разочарует своего покровителя.
Да и мархуз с ним! Придет время, Айрунг разберется и с этой проблемой. Сейчас же главное дождаться сигнала от Олега и успеть выдернуть приятеля из лап охотящихся за ним Длинноухих.
Правда, с Чимиром тоже было не все так просто. Запутавшийся в своих переживаниях приятель вполне мог решить примерить на себя роль умирающего героя – во время последней встречи возникло у Айрунга такое подозрение – и отвергнуть протянутую руку помощи. Столь странную жизненную позицию молодой Повелитель Скипетра увязывал с происхождением Чимира. После рассказов иномирянина о нравах соплеменников у нолдца сложилось не самое хорошее о них впечатление, заставляя считать великовозрастными детьми и не видевшими жизни тепличными растениями. Для подобных созданий истеричность и катастрофический упадок духа в период трудностей – норма, и оставалось надеяться, что характер Олега достаточно закалился на Торне, чтобы пересилить тлетворное влияние прошлого…
Порой Айрунг задавался вопросом, как Чимир решился практиковать столь сильно влияющую на чародея магию Света, и не находил ответа. Первостихии не терпят слабости – льер Виттор тому примером, – и Олег обязан был понимать, что он не готов к изучению Запретной волшбы. Однако все равно начал, преумножив хаос в своей душе.
Ну не дурак ли?!
Оставалось надеяться, что состояние Олега не сказалось хотя бы на умении ценить хорошее отношение. Планы Айрунга на будущее во многом зависели от способности приятеля помнить добро и тех, кто спас ему жизнь. И если Чимир окажется неблагодарной тварью… если он предаст своего товарища и спасителя… Хаффово семя, Айрунг лично сожжет его тело и душу в магическом пламени Скипетра Всех Стихий!
Волею судеб именно на этой мысли обостренным магическим чутьем Повелитель Скипетра уловил отголоски чего-то жуткого и неправильного, случившегося буквально только что и словно бы ранившего саму реальность. Ничего подобного Айрунг никогда раньше не испытывал, однако об источнике колдовских возмущений догадался сразу. Артефактный заряд, заложенный Олегом в сердце Пяти королевств, наконец сработал. И нанесенный удар оказался гораздо сильнее, чем можно было представить в самом страшном сне… Но это не та вещь, что заботила сейчас Айрунга. Совсем скоро его помощь могла потребоваться Олегу, а пузырь новоявленного Магистра Наказующих до сих пор еще даже не приблизился к морской границе Пяти королевств.
Магистр Наказующих бегом направился на капитанский мостик…
То, что Айрунг зря беспокоился о недостатке здравого смысла у Олега, стало понятно почти через двое суток, когда пузырь приблизился к побережью бывшего Зарока на сотню верст. Тревожный сигнал прервал поздний завтрак Магистра и заставил сначала спешно разбираться с местоположением попавшего в беду приятеля – тот обнаружился в водах Темного океана, с высокой скоростью двигающийся на юго-запад, – а затем рассчитывать наиболее подходящий маршрут для его перехвата. Нескончаемые помехи в Астрале и идущие из глубин Темного океана непонятные пульсации Силы сбивали показания колдовских инструментов – компаса, астролябии, – из-за чего Айрунг то и дело ошибался в расчетах. Поэтому когда положение Олега все-таки удалось определить достаточно точно, он до последнего сомневался в результате. И лишь спустя несколько часов, после появления на горизонте двух кораблей – удирающего и догоняющего, – к Айрунгу вернулось спокойствие. Нашел!
Корабль, на котором Олегу удалось покинуть Пять королевств, оказался двухмачтовой шхуной джугской постройки. Джуга после нашествия монстров, повлекшим за собой уничтожение Гамзара, хоть и оказалась выброшена на обочину мировой политики, однако корабли делать не разучилась. И видимо, это была единственная причина, почему Чимир до сих пор был жив. Торговца преследовал остроносый эльфийский корабль под сигной морского клана, и любое другое судно смертных Длинноухие уже давно бы взяли на абордаж и пустили на дно.
Пока Айрунг размышлял об особенностях кораблестроения, погоня вступила в драматическую фазу. Окончательно разъяренные упорством и быстроходностью жертвы Перворожденные применили неизвестные Магистру чары и буквально «прыгнули» всем судном вперед. Тем самым сократив разделявшее корабли расстояние втрое и сделав возможной магическую дуэль.
Правда, первым воспользовались изменениями не маги Длинноухих, а беглец. Еще не успели стихнуть волны от врезавшегося в воду эльфийского охотника, как с кормы торговца ударила серия боевых чар. Гранитный Молот, Огненное Проклятие и Плевок Вулкана – на суше такая волшба смогла бы пробить не то что защиту какого-нибудь дворянского особняка, а целого военного форта, но в царстве другой Стихии эффект был заметно слабее. И возникшая на пути чар пелена Водного Щита даже не дрогнула…
Впрочем, Айрунга неудачный удар по эльфам почти не взволновал. Главным для него была манера колдовства беглеца. Неуловимая печать личного мастерства, присущая любому заклинанию, прямо указывала на то, что творил волшбу именно Олег. И это означало, что Магистр прибыл вовремя…
Айрунг, немного рисуясь перед присутствующими на мостике пузыря подчиненными, откинул рукав и медленно вытянул из петли на поясе Скипетр. Затем покрутил головой, повел плечами и шагнул в раскрытую по его знаку створку десантного люка.
Несмотря на опыт и наработанные навыки, в первые мгновения свободного падения желудок все равно свернулся узлом, а по конечностям разлилась предательская слабость. Но затем Сила Скипетра Власти наполнила ауру, и за плечами сами собой захлопали Воздушные Крылья. Высота – не та вещь, которой должен бояться Повелитель Великого артефакта!
Тем временем магическая битва между двумя кораблями набирала обороты. На неудачную атаку Олега Длинноухие ответили Водяным Тараном и неизвестным Айрунгу заклинанием, выглядевшим как катящийся по поверхности океана шар из кипящей воды и пара в три сажени диаметром. И если первое плетение Олег принял на примитивный Силовой Щит и отбил в сторону – даже удивительно, что у него это получилось, – то непонятный шар оказался ему не по зубам. Все выставляемые магом барьеры, как и вспыхнувший в какой-то миг корабельный Щит, творение эльфов проломило едва ли не играючи. Мало того, даже когда явно запаниковавший Олег обрушил на магический снаряд всю доступную ему Силу Света, шар не взорвался ворохом брызг, а сохранил часть вложенной в него энергии и все равно врезался в цель. Раздался оглушительный грохот, в воздух полетели обломки досок, а шхуна ощутимо вздрогнула и вильнула носом. Однако спустя несколько секунд корабль вернулся на прежний курс и продолжил движение. Повреждения были явно не настолько серьезными, как могло показаться со стороны. Но кто сказал, что Длинноухие ограничатся одним заклинанием?
Эльфийское судно на секунду окуталось голубым свечением и выстрелило в сторону беглеца магическим разрядом того же цвета. Волшба по ломаной линии прошла от носа охотника почти до уже пострадавшей кормы торговца и в полусажени от цели ударила в воду. Однако порадоваться промаху врага экипаж атакованного корабля не успел. Из-под поверхности океана, точно гость из Бездны, появилась бесформенная полупрозрачная фигура, которая с возмутительной легкостью взмыла в воздух и тяжело приземлилась на палубу шхуны.
Эльфы натравили на беглецов Водного демона, и это многое говорило о талантах находящихся в их рядах чародеев. Обычный колдун на такое точно не способен!
Вот только маг, который убегал от Длинноухих, тоже не был обычным. Олег – Айрунг даже разглядел его взъерошенную фигуру – подскочил к приземлившемуся на палубу демону и, вырастив из каждой ладони по огненному с позолотой клинку, принялся рубить тварь на части. Огонь и Свет прекрасно сработали против водной нечисти, и неуязвимый для физических атак монстр после первых же ударов тоскливо завыл и пополз в сторону корабельного борта…
Что ж, пришла пора и Айрунгу поучаствовать в драке. Иначе Олег потом скажет, что он и без него бы справился!
Магистр, незримой тенью паривший над схваткой, медленно поднял Скипетр и… на одном дыхании прямо в воздухе изобразил цепочку колдовских рун. Заключил их в круг, потом еще в один, а затем энергичным взмахом разбил его на части. Раздался резкий треск, запахло грозовой свежестью. И с кончика Скипетра в эльфа ударила ветвистая молния. Одна, вторая, третья… Каждый новый разряд находил на корабле Длинноухих новую цель. Сначала это были паруса и мачты, потом палубные надстройки, члены экипажа – Айрунг бил и бил, словно не зная пределов усталости.
Перворожденные пытались сопротивляться. Несколько раз на пути чар Магистра возникали полотнища магических барьеров, но остановить атаки Скипетра Всех Стихий не могли. Дважды Айрунга пытались достать огненными Стрелами и Копьями Света, но заклинания гасились встречными импульсами Силы. Наколдованный Айрунгом доспех ему даже не понадобился.
Под конец, когда основное сопротивление Светлых эльфов было подавлено, а их судно заметно сбавило ход, Магистр нанес завершающий удар. Потратив на волшбу больше двух минут, он сотворил полноценный Метеоритный удар, и корабль, расколотый надвое раскаленной каменной глыбой, обрушившейся на него с небес, стремительно затонул.
Полностью признавший его власть Великий артефакт делал победу над противником до неприличия легкой! И кажется, Айрунг начинал понимать, каковы истинные причины того, почему льер Бримс так настаивал на присвоении ему ранга Магистра. Находись с ним рядом носитель подобной мощи, он бы тоже старался всячески его задобрить!
– Олег, ты там как, домой на этом корыте будешь добираться или на чем-то более приличном?! – От накатившей вдруг лихости и веры в светлое будущее, Айрунг окончательно наплевал на конспирацию и обратился к приятелю напрямую, усилив голос магией.
И не дожидаясь ответа, нашарил Олега колдовским щупом и осторожно потянул. Будь у Олега на то желание, он с легкостью бы избавился от этого магического воздействия, но желания не было. И спустя минуту Айрунг лениво полетел к зависшему далеко в стороне пузырю, таща приятеля за собой на буксире. Судьба джугской шхуны Магистра Наказующих не волновала ни капли…
– Цел? – Первое, что спросил Айрунг, едва маги ступили на палубу воздушного корабля и за их спинами захлопнулась створка люка.
– Вроде бы, – глухо ответил Олег, явно не до конца еще осознавший случившиеся с ним изменения.
Он был бледен, хмур, лицо залито потом, а пальцы на посохе сжаты с такой силой, словно чародей собирался его сломать. Картину истощения и крайнего нервного напряжения дополняло напоминающее выжатую тряпку тонкое тело.
– Вроде бы… – хмыкнул Айрунг и хлопнул приятеля по плечу. – Напомню, вас шестерых едва ли не смертниками считали, а ты вон, стоишь живой и относительно здоровый! – Магистр внезапно посерьезнел. – Что с остальными, знаешь?
Палуба под ногами дрогнула – пузырь разворачивался для возвращения в Нолд. И это ощущение окончательно «разбудило» Олега.
– Что с остальными, понятия не имею, но про Гульда знаю. Пока до порта добирался, аж в трех вариантах слышал историю о том, как «Светлые защитники» попытались арестовать агента злобного Владыки и как простое задержание превратилось в побоище. Трое стражников убито, один какой-то «крохобор» ранен, мой напарник мертв, – принялся рассказывать Олег, следуя за Айрунгом по тесному коридору пузыря.
– Злобного Владыки? – переспросил Айрунг. – Так, может, это кого другого взяли?
– Да Гульд это, Гульд. И ловили его там, где мы встретиться условились, и описание внешности совпадает, – досадливо поморщился Олег. – Для местных с их промытыми проповедниками мозгами все зло начинается в бывшем Западном Кайене и там же заканчивается. К’ирсан же Кайфат для них и вовсе в Темного бога превратился. Вот они первым делом любую неприятность с ним и его происками и связывают.
Айрунг кивнул, показывая, что принял услышанное к сведению, и открыл перед Олегом дверь в каюту. Места там было не то чтобы много, но для беседы двух магов вполне достаточно. Особенно если один из этих магов только что избежал гибели: вопросы комфорта волновали его сейчас точно в последнюю очередь.
– Ф-фух!! – выдохнул Чимир, первым плюхнувшись в ближайшее кресло и вытянув ноги. С каждым мгновением он становился все раскованнее, словно забывая о недавнем напряжении. – Честно, когда не смог пробить защиту Длинноухих, думал, уже все. Мархуз пришел!
– Видел, – усмехнулся краешком рта Айрунг. – Кажется, я прибыл в самый нужный момент, да?
Олег серьезно кивнул.
– Да, Айрунг… То есть Магистр! И я этого никогда не забуду!
Айрунг с деланым равнодушием отмахнулся. Мол, пустое, но Олег предложенный тон не поддержал.
– Я серьезно! Когда оказался там, во владениях Длинноухих, в шаге от смерти, как-то иначе стала выглядеть вся прошлая жизнь. Цели, приоритеты, мечты… И очень сильно захотелось жить! Так что я точно не забуду благодаря кому у меня появился второй шанс, – немного путано принялся объяснять Олег. – Знаешь, меня словно какие-то высшие силы хранили. После того как наши заряды рванули и Длинноухие точно мархузом укушенные забегали, думал, с боем прорываться придется. Но нет, всю дорогу на меня ни один вонючий эльфийский скорт даже внимания не обратил. Без проблем добрался до порта, нашел корабль, заставил капитана вывести его в море… Торгаш, помню, все показывал на стоящий на рейде эльфийский охотник и кричал, что от него не уйти, что всех казнят… Даже жалко его стало… Но я «настоял», и оказался прав. – Чимир невесело рассмеялся. – Хотя опоздай ты пусть даже на час, и мы позавидовали бы судьбе Гульда.
Айрунг ободряюще хмыкнул. Почему-то сейчас, глядя на почти ставшего прежним Олега, ему начало казаться, что тот о чем-то недоговаривает. Было что-то еще, помимо выполнения поставленной перед агентами задачи и попыток вырваться из сжимающихся тисков облавы, что-то очень сильно повлиявшее на адепта Земли и Огня. Магистр уже собрался уточнить подробности самой операции, как ровное течение энергии в каюте было внезапно грубо нарушено. Около двери выросла полупрозрачная, светящаяся холодным светом тень, и прежде, чем оба мага смогли как-то среагировать, раздался всем знакомый голос льера Бримса:
– Хорошо прикрылся, хфургов сын! Еле-еле достучался!
От бывшего Магистра Наказующих так и веяло раздражением, которое проявлялось в навалившейся на разум тяжести, прерывистом дыхании и в голос вопящем чутье на опасность.
– Архимаг? – спросил Айрунг таким тоном, словно он больше не был ни Повелителем Скипетра, ни Магистром, а оставался нерадивым студентом Академии Общей Магии.
– А ты кого ждал? Владыку Сардуора?! – рявкнул льер Бримс, однако уже заметно спокойнее, без прежнего гнева. Испытующе глянул на Олега. – Выбрался все-таки? Молодец! И задачу выполнил, и жизнь сохранил… Герой!
Похвала льера Бримса звучала как-то странно. Словно он одновременно и одобрял совершенный Олегом подвиг – а выполнение порученной задачи в тылу врага и успешное возвращение домой именно что подвиг, – и желал за него наказать. Причины подобной двойственности Айрунгу были непонятны, и это раздражало.
Однако сейчас перед Магистром стояли другие задачи. Например, необходимость хоть как-то оправдаться за собственный проступок.
– Архимаг, приношу извинения за своеволие, но… При всем уважении, если бы я не нарушил ваш приказ, то Олег бы здесь не сидел! – тщательно подбирая слова, сказал хозяин Великого артефакта.
– Своеволие?! – В голосе Архимага зазвучали опасные нотки. – Одни идиоты вместо нарушения в работе эльфийских порталов устраивают катастрофу с тысячами жертв и называют это ошибками в расчетах, другой идиот, отправив мархузу в задницу всю конспирацию, на весь мир заявляет об ответственности за массовую гибель Перворожденных Нолда и говорит о своеволии… Айрунг, тебе что, обретенная Сила все мозги отшибла?!
Айрунг вздрогнул. Несмотря на все прошлые рассуждения о тяге Бримса к интригам, озвученная картина произошедших событий его обеспокоила. Если все так, как говорит Архимаг, то Нолд его стараниями и вправду мог оказаться в очень плохом положении. Настолько плохом, что вся прошлая подковерная возня между Нолдом и Маллореаном покажется детской игрой.
– Представители Светлых уже сделали заявление по поводу случившегося? – мрачно спросил Айрунг. – Или уже как-то иначе… прореагировали? Потому как я свидетелей не оставил. – Подумал, еще больше нахмурился и уточнил: – Во всяком случае, среди Длинноухих…
– Нет. Им сейчас не до того, – проронил льер Бримс и веско добавил: – И ждать, пока они оправятся от последствий диверсии и «прореагируют», уже не вижу смысла. Мы в тупике, и выйти из него можно только одним способом…
Айрунг переглянулся с ошеломленным новостями Олегом и, сам не веря в то, что это говорит, спросил:
– Война?
Бримс тяжело вздохнул.
– Возвращайся, и поскорее. Не те сейчас времена, чтобы наше сильнейшее оружие болталось без надзора не пойми где… И без своеволия, понял?! – Под конец от Архимага снова повеяло смертельной угрозой, от которой перехватило дыхание.
Он явно собирался сказать что-то еще, но не успел. Его астральная проекция вдруг задрожала, начала стремительно терять форму, пока наконец не распалась быстро истаявшими в воздухе лохмотьями голубого дыма.
– Не понял… Это что за фокусы?! – воскликнул Олег, медленно приподнимаясь в кресле.
И Айрунг разделял его удивление. Они оба были прекрасно знакомы с примененными Бримсом чарами и о таком завершении их использования никогда даже не слышали. Что-то было не так… и спустя считаные мгновения они узнали, что именно. Из-за границы с Астралом вырвалось непонятное возмущение, неспособное никак повлиять на материальный мир, но несущее новое знание всем, кто в состоянии его принять.
И перед внутренним взором каждого чародея – не важно, «крохобора» или Истинного, чтеца Астрала или классического стихийника, некроманта или адепта Древней магии – появилась картина событий, происходящих в ранее недоступных для взоров смертных землях…
Это был Маллореан, не какой-то другой эльфийский лес или роща, а именно сердце Маллореана. Только там росли столь высокие, с неохватными стволами деревья, только там даже в самой густой чаще было почти так же светло, как и на открытых полянах, и, наконец, только там аура жизни была так сильна, что ее могли ощутить даже чурающиеся магии друидов чародеи.
Однако очень скоро стало понятно, что в Маллореане не все так хорошо, как можно было бы ожидать. В дом к Светлым эльфам пришла беда, и ее масштабы было сложно оценить. Дышащий красотой и здоровьем лес вдруг сменился буреломом, пятнами гари и копоти. То здесь, то там взгляд начал цепляться за изломанные тела Перворожденных, и далеко не все из них принадлежали воинам. Кое-где по воздуху бежала рябь дикой магии, летели искры и сыпались молнии.
Поначалу показалось, что причина случившихся с Маллореаном изменений крылась в какой-то катастрофе, но довольно скоро неведомый наблюдатель показал живых эльфов. И Перворожденные не спасали выживших, не разбирали завалы, не пытались как-то восстановить разрушенное… они сражались! И сражались исступленно, яростно, как могут драться только обреченные на смерть, жаждущие забрать с собой за Грань всех своих врагов.
Вся безнадежность их стараний стала понятна чуть позже, когда эльфийские воины и маги – и среди них точно не было посредственностей! – один за другим пали под ударами копья. Настолько красивого и изящного, что оно просто не могло принадлежать существу обычному, рожденному в тварном мире и в тварном мире живущему.
Оно и не принадлежало. С эльфами сражалась девушка с потрясающей внешностью. С белоснежной кожей, серебряными волосами и чертами лица, способными безо всякой магии заворожить любого – будь то женщина или мужчина, – она напоминала ангела. Или невесту, чистую и непорочную, какую пристало брать в жены не смертному, но богу. С Перворожденными дралась Альме, и, когда она убивала Длинноухих, на губах у нее играла столь же кроткая и умиротворенная улыбка, как и на фресках в ее храмах.
А еще что-то роднило ее с Ловчими, что-то неуловимое и малозаметное, но однозначно реальное. И это что-то делало кроткую красавицу многажды страшней любых, пусть даже самых лютых зверств.
Расправившись со Светлыми, Альме легким прыжком взмыла в воздух, перелетела через завал из вековых дубов и приземлилась перед исходящей желтым паром полусферой из тассова камня, в центре которой мухой застыла фигура четырехрукой женщины. Столь же знакомой, как и Альме. Кали и Альме – две жены великого Двуликого Орриса вот-вот должны были объединиться…
Однако увидеть, как Альме будет освобождать плененную соперницу за внимание мужа, не удалось. Наблюдатель внезапно взмыл вверх, молнией пронесся через облака, чтобы затем столь же быстро спуститься вниз, на узнаваемые равнины подле Козьих гор. Обычно пустующие, а теперь заполненные десятками тысяч всевозможных тварей. Собранные в одну кучу, они были не скованной единой дисциплиной армией, но ордой. Жаждущей крови и плоти ордой, страшной своей исступленной яростью и подавляющей волю к сопротивлению огромными размерами. И направлялись эти тьмы и тьмы монстров не на восток, как можно было бы ожидать, к Светлым эльфам, а на север. Туда, где жили лишенные защиты сильных союзников люди…
Неведомый наблюдатель менял картинку еще несколько раз. Обладатели магического Дара смогли увидеть порты Маллореана, где спешно грузились на корабли женщины и дети Перворожденных. Ознакомиться с тем, как исходят энергией Бездны развалины храма в Фиоре и до сих пор действующие жертвенники в Гарташе. Еще раз посмотреть на Альме, правда, теперь уже в компании с Кали, и то, как богини сражались с очередным отрядом Светлых. Прочувствовать растерянность, ужас и бессилие эльфийских магов – разобщенных, ослабленных потерями последних лет, – чья волшба могла лишь замедлить жаждущих крови богинь, но никак не остановить и низвергнуть обратно в Бездну.
Последним был показан огромный меллорн. Самый старый меллорн на Торне, чей истинный возраст не знали и сами Перворожденные. Тысячелетиями верой и правдой он служил народу эльфов, поддерживал их Силу, подпитывал бессмертие, а теперь… теперь горел в огне Скверны, и не было надежды на его возрождение.
Вот с громоподобным треском исполинский ствол раскололся от макушки до основания, обломки рухнули на землю, а из центра похожего на оплавленную свечу пня поднялся столб белого тумана. На глазах стал плотнее, гуще, приобрел форму гигантского яйца, чтобы затем… взорваться миллионом осколков, оставив после себя фигуру рыцаря в костяных доспехах и с парящими над плечами ликами.
Несмотря на ту мощь, что излучал вовне новый гость, он все еще казался каким-то неполноценным, возможно, незавершенным. То ли не совсем разумным, то ли не до конца проснувшимся. Но сохранялось это ощущение недолго. Рыцарь внезапно наклонился, одним движением выворотил пень меллорна и достал из образовавшейся ямы сферу из белого камня почти в треть сажени диаметром. Сжал между ладонями, приблизил к лицевой пластине шлема и… словно бы втянул ее в себя одним длинным могучим вздохом!
И вот после того, как последняя прядь запрятанной в сфере Силы влилась в рыцаря, именно тогда из его фигуры и исчезли последние признаки несовершенства, а сам он запрокинул голову и издал трубный глас:
– Я – Оррис Двуликий!!! Я вернулся!!!
И это было самое поганое завершение принесенного ветрами Астрала видения, какое только можно было придумать.
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. олег
    клас