РАССКАЗЫ ОСВОБОДИТЕЛЯ

Откажемся ли мы когда-нибудь от танков?

 

1

Однажды на барахолке в Париже я купил потрепанную книжку 1937 года, которая рассказывала о войнах будущего. Автор рассуждал здраво и последовательно, блистая железной логикой и приводя неопровержимые аргументы. Проанализировав развитие военной техники за последние десятилетия, автор утверждал, что танки вскоре займут место в музеях рядом с мумиями фараонов и скелетами динозавров. Его доводы были простыми и логичными: танки появились во время Первой мировой войны, когда не было противотанковых пушек; теперь эти пушки достигли такой степени совершенства, что в будущей войне остановят и уничтожат танки точно так же, как в Первой мировой войне пулеметы остановили кавалерию, превратив ее в совершенно бесполезный род войск.

Не исключаю, что автор дожил до 1940 года и имел возможность увидеть немецких солдат на улицах Парижа там, где полвека спустя я и купил экземпляр его книги с пожелтевшими от времени страницами. Германские солдаты топтали землю Франции только потому, что германские генералы, имея меньше танков, поняли, как их надо использовать.

Тезис о том, что время танков на исходе, существует с момента первого появления танков на полях сражений. Франция, в 1940 году разгромленная немецкими танками, в начале 1960-х годов производство танков решила прекратить. К счастью для французов, это заблуждение рассыпалось в прах, когда в 1967 году во время Шестидневной войны израильские танкисты на стареньких американских «Шерманах» за несколько дней овладели Синайским полуостровом.

Почему же то в одной, то в другой стране возникают идеи о том, что танки свое отжили? Чем противники танков аргументируют свою точку зрения? Все они считают, что танки отжили свое, ибо очень уязвимы. В мире существует какой-то непонятный мне «противотанковый расизм»: раз танки уязвимы, значит, их время прошло.

Граждане, а что у нас неуязвимо? Самолет сбить — никаких проблем, только на кнопочку нажать. Но почему-то никто не говорит, что больше не будет самолетов. Вражеского десантника можно расстрелять из пулемета, из пушки, из миномета и гранатомета, можно на его пути мину-ловушку поставить. Его можно переехать танком или просто заколоть штыком. Но разве можно делать из этого вывод, что десантные войска никому не нужны?

 

2

После Второй мировой войны противники танков нашли новый аргумент: только посмотрите, какой удивительной точностью и пробивной способностью обладают противотанковые ракеты!

Согласимся: штука страшная. Однако танк страшнее. Страшнее, ибо у него инициатива. А противотанковая ракета — часть пассивной оборонительной системы, которая лишь реагирует на ваши действия. Танковый командир выбирает время, место и способ действий. На его стороне фактор внезапности. А противотанковый командир всего лишь реагирует на действия нападающих танковых масс.

Допустим, вы сосредоточили свои противотанковые средства на каком-то участке. А я своей танковой дивизией обойду вас стороной. Вы рассредоточили свои противотанковые средства равномерно — по две установки на каждый километр тысячекилометрового фронта. А я ударю на узком участке тысячью танками одновременно. Десяток-другой моих танков сгорит, но остальные прорвутся и ударят по вашим незащищенным тылам.

Надежды на то, что совершенствование противотанкового оружия однажды приведет к исчезновению танков, безосновательны. Вы же не надеетесь на то, что квартирные кражи и ограбления банков однажды полностью прекратятся из-за того, что будут придуманы новые замки и системы сигнализации. Вы же не верите в то, что грабители и воры вымрут как мамонты и динозавры только потому, что замки стали крепкими, а полиция получила новые камеры видеонаблюдения.

Потому не верьте в исчезновение танков. Грабители во все времена будут совершенствовать свои ломики и отмычки, средства разведки и тактику действий. Иногда ограбления будут успешными, иногда неудачными, но они не прекратятся, пока существуют банки. У грабителей банков то же преимущество, что и у танков — они нападают, им принадлежит инициатива. Они решают, где, когда и как атаковать противника, и они будут атаковать, только когда уверены в успехе, когда смогли обнаружить слабое место в обороне противника, о существовании которого неизвестно даже самому противнику.

 

3

Тысячи лет великие полководцы знали, что только движение приносит победу. Стоянием на месте победы не добиться. В древние времена солдаты двигались в пешем строю. Потом пересели на лошадей, слонов и верблюдов. В XX веке пересели на машины.

Чтобы победить, нам надо двигаться — и желательно двигаться быстро и по любой местности. Та штука, на которой мы движемся, должна нести какое-нибудь оружие для уничтожения врага, иначе наше движение не имеет смысла. Желательно нашу вооруженную вездеходную машину сделать неуязвимой для огня противника.

Стоп! Вот и все. Мы создали вездеходную машину с оружием и защитой. То есть — танк.

Танки будущего станут еще более совершенными: возможно, вместо гусениц они будут передвигаться иным способом (в истории уже были колесные танки), возможно, вместо пушки станут нести другое вооружение (есть танки, вооруженные только ракетами), возможно, изменятся и остальные характерные особенности танков, но их ключевые, самые главные отличительные особенности — способность передвигаться, стрелять и оставаться невредимыми — останутся.

Пока в мире продолжаются войны, пока у правителей, генералов и солдат остается воля к победе, останутся и танки.

Сценарии ядерной войны не только не исключают использования танков, но, напротив, отводят танкам важнейшую роль, ибо ни одна боевая машина не приспособлена для ведения боевых действий в войне с использованием ядерного оружия так хорошо, как танк. Если вы хотите выжить в ядерной войне, вы должны вкладывать деньги в производство этих стальных машин.

Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Александр
    Коррупция по-армейски.