РАССКАЗЫ ОСВОБОДИТЕЛЯ

Освободители

 

1

До чего же зрелище захватывающее — смена караула у Мавзолея. Много раз я приходил на Красную площадь, а налюбоваться четкостью и выправкой не мог. Тянет меня туда. Так бы и стоял часами да любовался.

И как не любоваться! Лучшие из лучших, артистичные, тренированные лучше, чем советские гимнасты на Олимпийских играх. Красавцы! В самом Кремле их — полк. Целый полк! КГБ! Не верится? А вот зайдите со стороны Александровского сада и гляньте, сколько этажей в их казарме. Вроде два. А присмотришься ближе — четыре. Окна громадные. В каждом окне два этажа. Присмотритесь только, и увидите. Итак, четыре. Это над Кремлевской стенкой столько возвышается. А сколько еще этажей стена закрывает? А теперь зайдите в Кремль и гляньте на казармы со стороны Царь-колокола и увидите, что дом-то этот — не просто дом, а громадное прямоугольное сооружение с внутренним двором. А теперь вновь войдем через Троицкие ворота в Александровский сад и попробуем шагами посчитать длину этого здания. Сколько получится? То-то! Туда не то что полк, а и больше вместить можно, без танков и артиллерии, конечно.

А теперь в воскресный день пойдем к Кремлю и полюбуемся, сколько этих парнишек гуляет. Пять процентов — это максимум, что командир полка в город может одновременно выпустить. Но это командир обыкновенного полка, а в Кремле полк не совсем обыкновенный. Но даже если командир и выпускает пять процентов своих орлов в город погулять, то все равно много их в Кремле получается. Если все же мы видим не пять процентов, а только два или три, сколько же их внутри осталось?

Ходят ребята важные, гордые. Как не гордиться! Форма у них знатная: шинели, шапки, сапоги — все офицерское. Погоны синие, буквы золотом горят: ГБ. Стоп, а отчего же не КГБ, а только ГБ? Это понимать надо. К — комитет, значит. Не солидно, МГБ солиднее. Но ГБ — лучше всего. Госбезопасность! Эдак-то веско, внушительно. Подняться над всеми министерствами и комитетами, включая и Центральный, — хрустальная мечта чекистов. Но не только мечта, конечно. Они не стесняются первую букву отбрасывать и каждый день Центральному Комитету демонстрировать кучу презрения ко всем комитетам! ГБ — и точка.

Итак, лучшие из самых наилучших. Целый полк, только без танков. Но танки и не очень нужны: стены у Кремля еще крепкие.

Ну, а случись что, переворотец какой, особенно если армия, да с танками, да против ленинского ЦК? Как тогда?

На этот счет, братцы мои, будьте спокойны. На тот случай дивизия имени товарища Дзержинского придумана. С танками, с артиллерией, со всем, что положено. Дивизия, правда, именуется дивизией Внутренних войск, то есть Министерства внутренних дел. Но вы этому маскараду не верьте. Мало ли под кого КГБ маскируется! На форму дивизии имени Дзержинского нечего смотреть. Маскарад! С каких это пор защита любимых вождей перешла в руки МВД? Всегда это было первой задачей КГБ. Дивизия для того и создана была. Так во всех справочниках и пишется: лично по указанию Ленина и для защиты Ленина лично. Дивизия этой ролью зело гордится. 18 тысяч человек, и все одного Ленина стерегли. И латышские стрелки этим же гордятся, и московское училище имени Верховного Совета, и Кремлёвские пулемётные курсы. Вон сколько набирается!

 

2

Итак, дивизия охраны вождей. Укомплектована лучшими из наилучших. Трижды проверенными. Передовиками производства, активистами, спортсменами.

Кроме дивизии имени Дзержинского есть у ГБ и другие полки и дивизии. Все укомплектованы самыми лучшими солдатами. Но кроме просто войск КГБ есть еще и войска правительственной связи КГБ. Много ли? Ох, много! Связь со всеми министерствами и ведомствами, со всеми республиками, краями, областями, районами, со всеми испытательными полигонами, космодромами, тюрьмами и лагерями, крупными заводами, фабриками, рудниками и шахтами, со всеми военными округами, армиями, корпусами, дивизиями и уж, конечно, с братскими партиями. И все это связь, связь, связь. Кабели, коммутаторы, шифровальные машины, подслушивающие посты. И все это надо строить, обслуживать и охранять. И все это войска, войска, войска. Самые отборные, конечно. Ибо каждый день эти люди должны слушать секреты и никому их не рассказывать. И чтобы, наслушавшись наших неутешительных секретов, никто из них не повесился и в Америку не сбежал. Сколько сюда нужно солдат!

Но это еще не Советская Армия, не Министерство обороны. Эти сами слушают и докладывают кому следует, о чем в Министерстве обороны толкуют... Но и это еще не всё, это не самая главная сила КГБ. Пограничные войска — вот где сила. Девять округов! Девять округов пограничных войск, то есть войск КГБ, с танками, с вертолетами, с артиллерией, с боевыми кораблями.

Все, конечно, самые наилучшие, самые отборные, ибо пограничник придуман для того, чтоб никто из нашего прекрасного общества не сбежал. А самого пограничника никто не охраняет! Стоит он на самой границе. Шаг ступил в сторону — вот уж и за границей. Так вот, чтобы он не сбежал, во все девять округов КГБ отбирают самых лучших из самых наилучших.

А все те, кто не попал в эту гигантскую организацию, попадают во Внутренние войска. Это тоже еще не Министерство обороны, это пока Министерство внутренних дел. Пока это еще не армия, хотя тоже полки, дивизии, танки и пушки.

— Чем занимаемся, братцы?

— Лагерь охраняем!

— Что ж, нужное дело. Ответственное. А много ль вас?

— Ох, много! По одному закону «Об усилении ответственности за хулиганство» за десять лет восемь миллионов человек посадили. А по другим статьям и законам тоже ведь сажают. Всех охранять надо.

— Небось, лучших берут?

— А как же. Такие нужны, чтоб в роду ни у кого судимости не было. А еще такие нужны, чтоб, пообщавшись с зэками, не нахватались бы чего не нужно, а нахватавшись бы, близко чтоб к сердцу не принимали, а приняв близко, чтоб услышанное не разносили, а если и разносили бы, так чтоб недалеко.

— Где ж вам таких набрать?

— Да уж перебиваемся кое-как.

Так вот, те, кто не попал ни в ГБ, ни во Внутренние войска, попадают в Советскую Армию, несокрушимую и легендарную.

 

3

Любая уважающая себя армия состоит из трех видов вооруженных сил, каждый из которых делится на рода войск. Советская Армия уважала себя больше всех и оттого состояла не из трех видов вооруженных сил, а из пяти. Кроме Сухопутных войск, Военно-Воздушных Сил и Военно-Морского Флота существовали еще два совершенно равноправных компонента: Войска противовоздушной обороны страны и Ракетные войска стратегического назначения.

Но кроме пяти видов вооруженных сил существовали еще и ВДВ — Воздушно-десантные войска, которые не являлись отдельным видом вооруженных сил, но никому, кроме министра обороны, не подчинялись. И командовал ими генерал армии — так, как и Сухопутными войсками, например.

В этих самых ВДВ было не много и не мало, а восемь дивизий. Между тем вся британская армия, к примеру, в то время состояла из четырех дивизий. Повторяю: вся армия Великобритании состояла в то время из четырех дивизий: три дивизии в Германии и одна на острове. И это всё! После такого сравнения сразу возникают сомнения в агрессивности блока НАТО.

Но не будем отвлекаться. В эти самые ВДВ отбирают самых лучших солдат: самых смелых, самых выносливых, смышленых, развитых и наиболее крепких физически. Еще бы! ВДВ — это дневные и ночные парашютные прыжки в любых условиях, действия в тылу противника против его самых важных объектов, в полной изоляции от своих войск, без подвоза боеприпасов, горючего, продовольствия, без эвакуации раненых. Своих раненых десантники должны сами убивать, чтобы те не попали в руки врага и не раскрыли планов и намерений десанта. Десанту внезапность нужна!

ВДВ по количеству дивизий равны двум таким армиям, как британская, и укомплектованы самыми первоклассными солдатами — сильными, решительными, стойкими.

Тех, кто не попал в ВДВ, забирают в Ракетные войска стратегического назначения, РВСН. То, что туда набирают самых лучших, нам с вами, конечно, понятно. Вопрос в том, сколько наилучших солдат туда надо отправить. Всего в РВСН три армии, каждая армия состоит из корпусов, три-четыре корпуса в армии, а уж каждый корпус состоит из дивизий. Иногда в корпусе три дивизии, а иногда и пять. Так что много дивизий набирается. Тут уж с британской армией и равнять нечего.

После того как представители РВСН в военкоматах отберут себе самых лучших солдат, наступает очередь Войск ПВО страны. Туда нужно несравненно больше солдат, но все они должны быть самыми наилучшими. ПВО страны — это борьба со спутниками, межконтинентальными баллистическими и крылатыми ракетами, стратегическими бомбардировщиками. ПВО страны — это три рода войск: зенитно-ракетные войска, авиация ПВО, радиотехнические войска.

Авиация ПВО — это самая лучшая авиация, это самые быстрые самолеты-перехватчики.

Радиотехнические войска — это тысячи самых разных локаторов, которые стерегут небо днем и ночью.

Зенитно-ракетные войска ПВО — тут и говорить нечего. Сами понимаете. В составе войск ПВО страны — Московский округ ПВО и девять отдельных армий ПВО.

После того, как лучших заберут в ПВО страны, наступает очередь авиации. Не путайте с авиацией ПВО. Военная авиация вообще, а вернее Военно-Воздушные Силы (ВВС), к авиации ПВО никакого отношения не имеет. В Советском Союзе в 1960-1970-х годах в состав ВВС входили три армии стратегической авиации, 13 воздушных армий фронтовой авиации, 6 дивизий военно-транспортной авиации.

Воздушные армии состоят из дивизий. Много их набирается. Не будем спорить с тем, что в авиации должны служить самые лучшие солдаты, отвечающие самым высоким требованиям.

После ВВС отбор ведет флот, вернее ВМФ. Флот тоже громаден, он имеет и морскую пехоту, где требования очень высокие, как и в ВДВ. Он имеет колоссальное количество стратегических ракет, а к матросам, обслуживающим эти ракеты, столь же высокие требования, как к солдатам РВСН, а может, и выше, так как запуск ракеты из-под воды с атомной подводной лодки несравненно сложнее, чем старт из шахты. Имеет флот и свою ПВО, и очень мощную авиацию флота, которая к ВВС и авиации ПВО страны никакого отношения не имеет. И повсюду нужны, конечно, самые умные, самые грамотные, самые смелые и решительные, самые сильные и выносливые.

 

4

А вот все остальные попадают в Сухопутные войска.

Самых лучших, кто попал сюда, направляют, конечно, за рубеж. Пусть освобожденные народы любуются на своих освободителей! Тут нужны самые наилучшие, чтоб лицом в грязь перед Европой не ударить. Это понятно. Много ли туда нужно, в эту самую освобожденную Европу? Ой, много!

Возьмем, к примеру, ФРГ, реваншистское государство и ее свирепую армию Бундесвер, которым у нас в Союзе ежедневно пугали всех, от пионеров до пенсионеров. Так вот, этот самый реваншистский Бундесвер имел 12 дивизий. Всего. Всяких. Танковых, мотопехотных, егерских, горно-пехотных и воздушно-десантных. А всего двенадцать. Все эти 12 дивизий сведены в три корпуса, армий у них нет.

Так вот, против этих 12 дивизий мы только в ГДР держали 5 (пять!) армий Сухопутных войск и одну воздушную армию ВВС. Все эти шесть армий именовались ГСВГ — Группа советских войск в Германии.

Кроме ГСВГ была еще Северная группа войск, это советские войска в Польше, и Южная группа, в Венгрии. Все эти три группы войск нужно было комплектовать самыми лучшими из наилучших. А в 1968 году к ним прибавилась еще и Центральная группа войск в Чехословакии.

Те молодые солдаты, которые по каким-то причинам не попали в число сотен тысяч лучших из лучших, служивших в освобожденной Европе, попадали в Сухопутные войска, но уже на территории Советского Союза. Прямо скажем: после многочисленных отборов миллионов самых наилучших тут остаются солдаты отличные, но не столь отличные, как, к примеру, в ГБ, в ПВ КГБ, ВВ МВД, в ВДВ, РВСН, ПВО страны, ВВС, ВМФ, ГСВГ, СГВ и ЮГВ.

Солдаты, которые остались, конечно, отличные, первоклассные, но... уже немного не то.

Так вот, Сухопутные войска на территории Советского Союза были объединены в 16 округов. В каждом из восьми приграничных военных округов — несколько армий, общевойсковых и танковых. Во внутренних округах армий нет, но есть дивизии — мотострелковые и танковые, бригады — артиллерийские, воздушно-штурмовые и прочие. И все эти армии и группы армий надо укомплектовать, но на этот раз не самыми наилучшими, а теми, которые остались.

Но как комплектовать такую армию, если у нас на полях урожаи некому убирать?

Сухопутные войска имели свои ВДВ, которые носили такую же форму, но были подчинены командующим округами — можно сказать, это не ВДВ вообще, а ВДВ Сухопутных войск. Их официальное название — Войска специального назначения, а короче — СпН.

Имели сухопутные войска и свою авиацию. Были также Ракетные войска Сухопутных войск, ПВО Сухопутных войск и многое, многое другое. И при отборе сюда действовали такие же жесткие стандарты, как и при отборе в ВДВ, ПВО страны, ВВС и РВСН.

И вот только после этого все те, кто остались, поступали на комплектование мотострелковых и танковых дивизий.

Итак, эшелон новобранцев привезли в дивизию.

Лучших сразу забирают в отдельный ракетный дивизион дивизии. Это главная ударная сила дивизии. Шесть пусковых установок, каждая из которых может сделать по три Хиросимы. После этого лучших забирают в отдельный разведывательный батальон. Это и понятно: лучших — в разведку. Затем лучших из оставшихся выбирают отдельный противотанковый дивизион и отдельный батальон связи. Все это входит в состав каждой дивизии. Без всех этих элементов дивизия жить и воевать не сможет.

После всех отдельных батальонов и дивизионов наступает очередь зенитно-ракетного полка дивизии, такой полк в каждой дивизии есть и без него в бою жить нельзя, а поэтому лучших — туда. А уж после этого полка приходит очередь артиллерийского полка, и такой полк в каждой дивизии есть. Недаром поется:

 

Умный — в артиллерии,

Щеголь — в кавалерии,

Лодырь — во флоте,

Дурак — в пехоте!

 

Так вот, когда всех умных заберут в артиллерию, всех остальных отправляют в мотострелковые и танковые полки.

Беда только в том, что и в каждом полку есть своя разведывательная рота, своя зенитно-ракетная батарея, своя артиллерийская батарея, а сейчас даже дивизион, своя реактивная батарея, рота связи и прочая, и прочая. Туда, конечно, тоже лучших отбирают!

 

5

Глянул я на свою гвардейскую роту, закусил губу и ничего не сказал. Не вызывал офицеров для беседы, не разговаривал с сержантами. И к соседним командирам рот не пошел знакомиться. Посмотрел на роту, и стало мне очень грустно.

После знакомства с личным составом положено принимать боевую технику и вооружение роты, а после — имущество роты и боеприпасы. Но не пошел я в парк боевых машин. Нет. Я пошел прямо в офицерский кабак с лирическим названием «Звёздочка» — то ли небесная, то ли очередная на погон, то ли красная на грудь. Каждый может трактовать название в зависимости от своих амбиций.

Сисястой буфетчице сунул лишний рваный рубль, чтоб, значит, пузырек поднесла, потому что продавать алкоголь в столь позднее время было не положено. Поставил тот пузырек под стол, да так, потихоньку подливая в стакашку вместо лимонада, к вечеру этот пузырек и засосал в гордом одиночестве.

Но не развеселился, нет. Только тоски прибавилось. На хрена ж, думаю, такую систему придумали? Кто придумал? Как ни крутись, а воевать на поле боя танкистам да пехоте, не ракетчикам же и не гэбистам. Бить врага не числом, а умением надо. А гвардейцы мои языка русского не понимают! Языка своего командира! И друг друга тоже не понимают, потому что все нации перемешаны. Кто хоть немного что-то понимает, тех давно или в артиллерию, или в разведку забрали.

Зачем же стадо такое держать? Отправить всех в строительные части, больше толку будет! Армию иметь поменьше, но пусть же они хоть немного друг друга понимают! А случись война? Это же в сто раз хуже, чем арабское войско, там хоть офицеры с солдатами объясниться между собой могли. Что же мне делать с ними?

Ну не война, думал, ну мир, но их же всех придется учить чему-то. Тактике, например. Если ученик не понимает своего учителя, его даже в шахматы не научишь играть. А в шахматах вся обстановка как на ладони, любая угроза видна, только анализируй. На поле боя ситуация не ясна, и угроза может возникать с любой стороны и внезапно. И противник не ждет, когда ты обдумаешь свой ответный ход, он молотит и прет, не дожидаясь ответных ходов. И расплата за проигрыш на поле боя — не шахматная корона, не один-другой миллион долларов, а жизнь миллионов людей. И каждому хочется выиграть. Как же мы воевать будем? В 1941 году не было всяких этих РВСН или ПВО СВ, оттого хоть стрелковые дивизии первоклассными солдатами комплектовали. Оттого, может, и выстояли. И национальные дивизии были — латышские, грузинские; командир дивизии по-русски понимает, и достаточно. А как теперь?

Заказал второй пузырек и, вылакав половину, почувствовал такую жалость к себе и своему несчастному Отечеству, что хоть вой на луну.

Уже к закрытию кабака подсели ко мне два минометных капитана, то ли знакомиться, то ли третьего искали. На их приветствия я, наверное, ответил не очень вежливо.

— Новый офицерик-то...

— Плачет никак...

— Да они всегда, новые, в этом углу плачут...

— Ничего, отойдет... Оклемается... Все мы с этого начинали. Это последнее, что я слышал. Наверное, два капитана, поняв мое состояние и настроение, дотащили меня глубокой ночью до офицерской гостиницы.

В ту ночь меня, вдрызг пьяного, вновь кто-то тащил из офицерской гостиницы в мою роту. Меня аккуратно положили в командирской машине, и колонна тронулась.

В ту ночь полк подняли по боевой тревоге. Братский народ Чехословакии просил нашей помощи и защиты.

Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Александр
    Коррупция по-армейски.