РАССКАЗЫ ОСВОБОДИТЕЛЯ

Операция «Днепр»

Украина

Лето 1967 года

 

1

Тревогу объявили сразу поле отбоя. Приказали снять наши малиновые с галунами курсантские погоны, вместо них выдали полевые солдатские защитного цвета. Никто не объяснял зачем. Возможно, наши командиры этого тоже не знали. После того весь выпускной батальон вывезли на товарную станцию и погрузили в эшелон. Среди нашего брата высказывались самые дикие предположения о том, что бы все это могло означать. Кто-то выразил мнение, уж не к арабам ли «в Ебипет» нас отвезут.

На следующую ночь мы разгружались под проливным дождем на маленьком полустанке в Черниговской области. Нас ждала колонна крытых брезентом грузовиков. Еще через три часа в серой предрассветной мгле, в теплом тумане нас выгрузили в лесу у палаточного лагеря.

Мать честная! Столько палаток в одном месте мы никогда не видели. Лагерь напоминал орду Батыя на последней стоянке у ворот престольного града Киева. Насколько хватало глаз, вдоль лесных просек теснились серо-зеленые палатки. Мелькнет небольшой пролесок, и снова бесконечные ряды шатров под маскировочными сетями. Палатки, палатки, палатки. За горизонт и дальше. В любую сторону — островерхое однообразие. Десятки, а может быть, сотни тысяч людей. Артиллеристы, ракетчики, зенитчики, саперы, пехота, десантники.

Что за черт! Куда это мы попали? Что за воинство вокруг, по какому поводу?

Рядом с нашими палатками — ровные ряды точно таких же палаток какого-то танкового полка. Полк необычный — все солдаты по-русски разговаривают, значит, полк «придворный», показной. Морды у танкистов нахальные, разговоры тоже:

— Слыхали, братцы, указ новый, к великому юбилею новые монеты выпустят?

— Как не слыхать!

— Запасаться этими монетами надо — после новой революции они в большой цене будут.

В танковой курилке хохот.

В жизни своей антисоветчину мы слышим ежедневно и на каждом шагу. Вот только не приходилось слышать такие разговоры во весь голос и при скоплении чужих людей. То ли стукачей танкисты не боялась, то ли стукачи у них были либеральные.

Как бы там ни было, во время завтрака мы решаем отправить к танкистам нашу делегацию и осторожно объяснить им, что мы не простые солдаты, а курсанты-выпускники, только без знаков различия, и этим положить конец всяким попыткам обращаться с нами запанибрата. Официально на уровне командиров полков этого, конечно, сделать не удастся — секретность.

В делегацию попал и я.

Танкисты встретили нас восторженными воплями.

— Пехоте привет!

— Броня крепка, и танки наши быстры. А наши люди, не хрен говорить!

— Выпить пехоте! — распорядился стройный солдат-танкист, и десятка три солдатских фляг, наполненных чем-то душистым и очень знакомым, потянулись со всех сторон.

Но мы были серьезны и приглашения не приняли. Где это видано, чтобы без пяти минут офицер с солдатами пил, да еще с чужими?

— Товарищи, — строго начал Гена Охрименко, глава нашей делегации, — мы хоть и не имеем знаков различия, но мы курсанты-выпускники.

Дружный хохот был ему ответом.

— И мы, браток, без пяти минут офицеры, да только в солдатских погонах. Мы — Харьковское гвардейское танковое командное училище. Мы вчера тоже делегацию к соседям-десантникам отправляли. Думали их образумить. Да только и они почти офицеры из Рязанского высшего воздушно-десантного училища. А дальше выпускники Полтавского зенитно-артиллерийского училища. А вон там — сумские артиллеристы. И все тоже в солдатских погонах.

— Ну что ж, давайте сюда ваши фляги. Выпьем. Ваше пехотное здоровье.

Выпили.

— Что ж вы, соколы, тут делаете?

— Официально это именуется переподготовкой на новую боевую технику, а неофициально — показуха в честь славного юбилея родной советской власти.

Еще выпили. С утра не очень хорошо идет. Но прошло.

Вот в чем разгадка! К великому пятидесятилетию готовится грандиозный спектакль, а мы — его участники. Статисты на массовых съемках.

— Предстоит невиданный балет. Войск соберут столько, сколько никогда не собирали.

Настроение наше, несмотря на выпитую водку, ухудшилось. Уж мы-то знали, что такое показуха и как к ней готовятся.

 

2

Ночью в наш лагерь нагрянули бесчисленные колонны 120-й гвардейской Рогачевской мотострелковой дивизии — «придворной» дивизии командующего Белорусским военным округом. В каждом округе есть такая «придворная» дивизия. В Московском это 2-я гвардейская Таманская мотострелковая имени Калинина. В Прикарпатском округе — 24-я железная Самаро-Ульяновская мотострелковая. В Киевском — 41-я гвардейская танковая. Дивизии эти созданы для показухи. Парады, демонстрация мощи, торжественные церемонии, высочайшие посещения — их удел. В Советской Армии «придворных» дивизий девять. Содержатся они по полному штату, то есть по 12 тысяч человек в каждой.

Сейчас в преддверии великого юбилея было сочтено необходимым разбавить «придворные» дивизии еще и курсантами-выпускниками и даже молодыми офицериками на солдатских ролях.

На громадных территориях происходило переформирование войск, предназначенных для действий на главном направлении грандиозных учений «Днепр». Где-то совсем рядом находилось полевое управление 38-й армии. На период проведения учений в состав 38-й армии вошли лучшие из «придворных» дивизий Советской Армии: 41-я гвардейская танковая, 79-я, 120-я, 128-я гвардейские мотострелковые, 24-я железная мотострелковая, ракетная и зенитно-ракетная бригады, номеров которых я не знал, 27-я гвардейская пушечно-артиллерийская бригада прорыва, 963-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк и многочисленные части боевого обеспечения: армейская подвижная ракетно-техническая база, армейская подвижная зенитно-ракетная база, полк связи, понтонно-мостовой полк, несколько саперных, химических, ремонтных, транспортных, эвакуационных и других батальонов. 38-я армия имела в своем составе несколько отдельных мотострелковых батальонов, непосредственно подчиненных командующему армией. Эти батальоны имитировали штрафную пехоту: их должны были использовать в самом пекле, там, где разведка проморгала или артиллерия недоработала.

Рядом с нашей 38-й армией шло переформирование еще трех армий, вместе составивших 1-й Украинский фронт, который являлся частью сил «Восточных».

На правом берегу Днепра разворачивались «Западные». Правда, не было у них той мощи. И танков новейших не было. И в качестве солдат они использовали просто солдат.

Войска всё прибывали. Каждый день, каждую ночь, каждый час. Во время подготовки к операции «Днепр» Советская Армия была полностью небоеспособна: для укомплектования «балетных дивизий» курсантов-выпускников военных училищ не хватало, поэтому к показухе были привлечены десятки тысяч офицеров Прикарпатского, Киевского, Белорусского и Прибалтийского военных округов. А округ — это группа армий. Представляете себе группу армий, из которой убрали несколько тысяч офицеров?

Куда же тогда солдат девать? На уборку урожая! На целину! На картошку!

Каждый год Советская Армия бросала на уборку урожая сотни тысяч солдат и тысячи автомашин. Для таких действий в Советской Армии специальный термин был — картошка в мундире. В год великого юбилея появилась возможность бросить не десятки, а сотни тысяч солдат. И оттого этот год рекордов был и годом рекордного урожая. К слову говоря, у нас в любой год урожаи были рекордными. Только некому было их убирать.

Столь вольное обращение советского Генерального штаба с офицерами и солдатами наиболее мощных военных округов, противостоящих агрессивному блоку НАТО, еще раз подтверждало, что в Генеральном штабе в агрессивность НАТО не очень верили.

 

3

Знаете ли вы, как танки под водой ходят? Если не знаете, докладываю. Танк герметизируют, а на башню устанавливают трубу. По этой трубе воздух всасывается в боевое отделение, а оттуда поступает в силовое отделение, в двигатель. Выхлопные газы выталкиваются двигателем прямо в воду. Перед входом в воду водитель настраивает специальный прибор, гирополукомпас, на любой предмет на другом берегу. Стрелка прибора под водой показывает водителю направление на этот ориентир. А на берегу командный пункт разворачивают, который следит за движением каждой втягивающей трубы над поверхностью воды. В случае чего командный пункт помогает по радио водителям точно поддерживать направление движения под водой: «Двести двенадцатый, левей! Левей, твою мать!»

Если двигатель заглохнет под водой, то водолазы зацепят танк тросами и тягачи вытянут его на берег. Вот и вся наука. Беда в том, что танк, каким бы тяжелым он ни был, все же пузырь с воздухом, да и дно реки — тоже не укатанный грунт. И оттого его сцепление с грунтом под водой меньше, чем на суше. Оттого вождение под водой требует большой практики: чуть сильнее прижал рычаг, и танк уже затанцевал под тобой, повернулся черт-те знает куда. С танком на бетоне такие же фокусы происходят. Водитель привык всем телом на рычаг давить. А на бетоне чуть придавил — вот танк и в кювете. Вон их сколько в Чехословакии по откосам валялось!

Солдату вдалбливают, что лучше под водой рычагов и не касаться. Идет танк криво, и хрен с ним. Авось выберешься на другой берег. А ежели и касаться рычагов, то самую малость. Объясняй не объясняй, а он все давит корпусом, как привык. В моей более поздней практике один довольно толковый солдатик, который даже и по-русски понимал, гонял танк под водой час десять минут при переправе через речушку метров шестьдесят шириной. Вначале он танк развернул против течения. Ему влево командуют, он тогда танк по течению развернул — все он вдоль реки ходил, никак поперек встать не мог. Это еще и от скорости такое идет: сбросить обороты никак нельзя — двигатель захлебнется. Так он и крутился, то по течению, то против него, пока наконец не выбрался на тот же берег, откуда и вошел в воду. Пока он «танцевал» в воде, две роты батальона его дожидались, в воду не могли войти, а одна рота, которая переправилась до него, конечно же, посредниками была списана, так как не имела никакой поддержки.

На учениях «Днепр» такие «танцы» были противопоказаны, поэтому всех толковых солдатиков заменили офицерами и инструкторами-сверхсрочниками.

Но Днепр — великая река. Это не Ворскла и не Клязьма. И предстояло форсировать Днепр не танковым батальоном, а одновременно четырьмя армиями. Правда, по дну должна была идти только одна дивизия, которой предстояло захватить плацдарм, остальные — по наплавным мостам. Танки целой дивизии должны была переправиться через Днепр под водой за три часа, и сделать это на глазах всего Политбюро, а самое главное — на глазах наших дорогих иностранных гостей, которых Политбюро специально пригласило, дабы попугать их несокрушимой мощью Армии-освободительницы.

Мало того, у самых правительственных трибун было решено не только организовать переправу танков по дну Днепра, но и артиллерию перетащить по дну, на буксире у танков.

А если кому под водой плохо станет? А если у одного танка двигатель захлебнется? А если один-другой танк вдоль по течению пойдет? А если они сталкиваться начнут. А если буксируемые артиллерийские орудия под водой сцепятся? Что тогда? Что «младшие братья» о нашей мощи подумают? То-то! Думать надо.

Думали, думали. Придумали: мостить дно реки.

Пока тысячи офицеров тренировались, тысячи солдат именно мостили дно на участках переправ. Под водой были уложены тысячи тонн стальной арматуры и сеток. А по краям каждой подводной, невидимой с берега дороги укладывались железобетонные плиты, образуя барьеры, как отбойные брусья на автостраде. Стальные решетки на дне давали танкам более надежное сцепление, а бетонные барьеры не давали танку сойти с дорожки. Танки катились по таким дорожкам словно по желобам. Таких желобов было построено несколько десятков. Сколько на то было потрачено стали, бетона и человеческого труда, мне неизвестно. Известно только, что по производству легковых автомобилей Советский Союз даже Испанию долгое время обогнать не мог.

Забегая вперед, скажу, что танки, некоторые из которых имели в дополнение и по артиллерийскому орудию на крюке, иногда до восьми тонн весом, переправились через Днепр без единого происшествия, чему братья по социалистическому лагерю немало удивлялись. Более того, советские маршалы на трибуне во время форсирования Днепра не бледнели, не краснели, за маршальские свои звезды не тряслись и наперед были уверены, что происшествий не будет и не может быть. Кстати, войска других наступающих фронтов переправляли свои танки просто по мостам и на паромах. Когда иностранные гости не видят, это допускается.

 

4

Вечерами после утомительных тренировок по нашим лагерям — веселье. Песни старинные лихие звенят:

 

Эх, яблочко, куды ты котишься?

В ГубЧеКа попадешь — не воротишься...

 

И сотня глоток в припев:

 

Эх яблочко, оловянныя, —

Советская власть — окаянная.

 

Удивляемся нахальству соседей наших:

— И не боитесь?

Глаза у артиллерийского офицерика добрые, масляные, с лукавыми чертиками.

— A y нас художественная самодеятельность, пьесу про проклятых махновцев, чтоб им неладно, ставить будем.

Такой свободы нравов, как в Сумском артиллерийском училище, я нигде в Советской Армии не встречал. С ними у нас был задушевный контакт, несмотря на разницу в цвете погон.

 

5

Интенсивность тренировок между тем нарастала. Каждый день, без выходных и отпусков, на громадной территории готовится небывалый спектакль. Каждый солдат (то есть переодетый курсант или даже офицер) изучает и отрабатывает свою задачу: прыжок с бронетранспортера у этого кустика, девять шагов вперед, автоматная очередь, еще тринадцать шагов, вон моя мишень, еще очередь, вон мишень соседа справа, если он не поразил, с этого места я помогаю ему, а вот тут танк влупит бронебойным, и еще раз, и еще.

Учения явно готовились не один год, и когда мы приехали на подготовку, то каждому была выдана папка с ролью, в которой не только каждый шаг расписан, но и каждое дыхание: семь шагов вперед, тут будет вспышка, дыхание затаить, глаза закрыть, противогаз надеть, резкий выдох, короткая очередь из автомата. Так было и у нас, и у артиллеристов, и у десантников, и у всех прочих: танк выходит из воды — герметизацию ствола пробить бронебойным выстрелом, сброс трубы, орудие и башню со стопоров, орудие вниз, сейчас появятся четыре вражеских танка вон за той березкой; сосредоточенный огонь всей ротой; моя цель самая левая, после ее поражения огонь переносить на ту, что правее, если и она поражена, еще правее...

Уже через неделю после нашего прибытия в лагерь каждый должен был сдать устный экзамен на знание роли. Все часы, минуты и секунды, когда, где и какая цель появится, расстояние до нее, ее скорость и угол движения. Каждый из десятков тысяч людей знал точно наперед все действия противника, состав его сил и средств, все его хитрости.

После теоретического экзамена начались практические тренировки. Вначале каждый сам проходит все поле, отрабатывая мельчайшие детали своих действий. Каждый танкист в этом случае идет только пешком. Пехота тоже пешком, но якобы на бронетранспортерах.

Слева, справа, сзади тысячи людей группами идут каждый по своему маршруту. Все бубнят свои задачи. Тихо переговариваются, иногда заглядывают в записи. Пока это можно делать. Танки впереди, следом пехота, впереди разведка, иногда «пролетают» «самолеты» — летчики из воздушной армии фронта тоже тут.

На следующий день все начинается сначала, но на этот раз идет сколачивание взводов, уже переговариваются не только экипажи внутри «танков», но «танки» между собой. На следующий день все повторяется: сколачивание рот. После этого инспекторская проверка для всех. Только после этого начинаются тренировки на боевой технике. Один день ротные учения, каждая рота отдельно и без стрельбы, затем батальонные учения, потом полковые, дивизионные, армейские и, наконец, фронтовые. Все поля заботливо застланы металлическими сетями и арматурой, чтоб танки не перепахали все гусеницами. Только перед самыми учениями все эти решетки убрали, и за пару недель трава поднялась: местность низменная, почти Полесье.

После отработки всех задач в одном районе следует перемещение в новый район. Так из-под Чернигова на Украине мы постепенно перекочевали в Белоруссию и дошли до Бобруйска, затем вернулись и все повторили сначала, и вновь вернулись.

К этому времени не только наш фронт отрепетировал свои задачи, но и другие тоже. А вот после этого были проведены все учения как полагается, в быстром темпе и с участием нескольких фронтов. Это были еще не учения «Днепр», это была только подготовка к ним, генеральная репетиция. И только после этого нас вновь вернули в наши лагеря, где и произошла замена боевой техники. Десятки же тысяч солдат шли по нашим следам и уничтожали следы тренировок, убирали металл, зарывали воронки, собирали орудийные гильзы, искали неразорвавшиеся снаряды.

И вот только после этого...

 

6

Колонна нашего мотострелкового батальона знакомыми перелесками выдвигалась к водному рубежу. Артиллерия и авиация тем временем «готовили почву» для броска первого из батальонов. Задача его проста: форсировать Днепр, захватить плацдарм на правом берегу с тем, чтобы дать возможность нашему танковому полку с артиллерией переправиться, а уж следом начнется переправа сразу трех армий с одновременной высадкой тактических вертолетных десантов в тылу противника. После переправы трех первых армий последует строительство железнодорожных мостов, переправа армии второго эшелона, выброска двух воздушно-десантных дивизий в глубоком тылу противника, переправа двух других фронтов, встречное сражение с «Западным». Но пока идет один мотострелковый батальон.

Почет батальону был оказан небывалый. Путь батальону расчищают две артиллерийские бригады и восемь артиллерийских полков, 612 орудий для одного батальона. Кроме того, прямо к береговому срезу был выдвинут танковый полк и прямой наводкой гвоздил по цели на том берегу. 600 орудий и почти 100 танков для поддержки 300 человек! Такое бывает только на показательных учениях в честь великого юбилея.

Наши бронетранспортеры, ломая прибрежные кусты, не сбавляя скорости, влетели в воду, подняв столбы мелких брызг и, словно крокодилы, устремились к неприятельскому берегу, окутанному дымом разрывов. Пни и стволы деревьев, вывороченные разрывами, взлетали высоко в небо. Осколки снарядов сыпались непрерывным дождем, иногда долетая чуть ли не до середины реки.

По плану бронетранспортеры должны были дойти до середины реки, и в этот момент артиллерия должна была перенести огонь в глубину, давая возможность батальону преодолеть вторую половину пути и высадить десант на берег. Бронетранспортеры достигли середины, но артиллерия и не думала переносить огонь. Наоборот, темп огня возрастал. Или артиллерийские наблюдатели проморгали, или батальон минуты на две-три раньше в воду вошел, но так или иначе плыть дальше было нельзя, и бронетранспортеры закружили на месте, борясь с сильным течением Днепра и натыкаясь друг на друга.

Все это происходило прямо у правительственной трибуны. Генеральный секретарь с недоумением посмотрел на министра обороны, а тот крикнул в микрофон нечто такое, что передать на бумаге нет решительно никакой возможности, но отчего стрельба моментально смолкла. Десятка три орудий беспорядочно продолжали стрельбу, но основной хор умолк. Постепенно и оставшиеся орудия неуверенно, конфузливо смолкли.

Бронетранспортеры тем временем продолжали свои пируэты на воде. Командир батальона, видно, не решался дать команду «Вперед», ибо хрен ее, артиллерию, знает — замолкла, а сейчас вдруг вновь заговорит. Да и по инструкции он мог пересекать середину реки, только удостоверившись, что артиллерия действительно перенесла огонь в глубину. Но артиллерии нужно две-три минуты на изменение прицелов, и в ожидании этого батальон барахтался в реке. На тренировках все это было так хорошо, а тут на тебе...

Наконец, артиллерия медленно, как бы неохотно, начала обстрел дальних рубежей, и батальон вновь двинулся к берегу, но выйти на берег ни одному бронетранспортеру не удалось. Когда-нибудь я подробнее расскажу о нем, о БТР-60П и его привередливом характере, но сейчас кроме характера мешало и другое. Артиллерийская подготовка во время тренировок проходила весьма успешно, но сейчас либо наводчики волновались, или еще что, но весь береговой срез, который должен оставаться нетронутым, был перепахан и изрыт воронками. И началась импровизация. Командир батальона приказал десантироваться в воду и вплавь добираться до берега. В некоторых местах было мелко, но не везде. Пехота посыпалась с бронетранспортеров с отчаянным хриплым «ура». Все смешалось. Вместо четкого развертывания получилась толпа. Играть роль дальше было невозможно, ибо все было спутано.

Спас ситуацию командир нашего батальона подполковник Рубцов, впоследствии — полковник, начальник кафедры огневой подготовки Киевского высшего общевойскового командного училища. Он громко, что было сил, подал команду: «Действовать как в бою!»

Военные корреспонденты на все лады расхваливали потом бравого командира. Особенно лозунг комбата понравился начальнику Главного политического управления генералу армии Епишеву. Но комбат не стремился произвести впечатление. Просто он своей командой приказал нам, переодетым без десяти минут офицерам, одетым в солдатскую форму, забыть всю показуху, забыть заученные роли, забыть весь этот балет и действовать так, как подсказывает здравый смысл и опыт, полученный за годы курсантской жизни.

Действовать как в бою! Мы поняли своего командира, наши цепи выровнялись, ротные и взводные оценили ситуацию, и через пару минут комбат прямо от самого уреза воды поднял батальон в атаку, бросив бронетранспортеры.

Дальше все пошло как по писаному; возникла, правда, еще одна небольшая заминка. Бронетранспортеры так и не смогли выйти из воды, и у танкистов были серьезные опасения, что какой-нибудь из них может стоять поперек «потемкинской переправы» — секретного подводного желоба. Тогда головной танк упрется в бронетранспортер, все следующие за ним тоже встанут, и скандала не миновать.

Но доблестный комбат спас ситуацию и на этот раз. Он уже довольно далеко ушел с пехотой вперед, но затем, вспомнив о танках, подал по радио команду своим бронетранспортерам, не сумевшим вскарабкаться на перепаханный берег, уходить вниз по реке, освобождая путь танковой лавине. Все бронетранспортеры таким образом попадали в руки противника или под его огонь, но открыли путь наступающим войскам. Это решение спасло всю нашу показуху, но чуть не сгубило нашего комбата. После учений маршал Гречко счел такое решение нецелесообразным и чуть было не выгнал Рубцова из армии.

Танки без приключений переправились через Днепр, перетянув под водой орудия. Боеприпасы и расчеты были переброшены на правый берег саперными транспортерами ПТС. После этого весь балет вновь вошел в свое русло: «Западные», как и ожидалось, в панике бежали от нас, едва завидя пыль на горизонте, мишени падали, даже когда снаряды не попадали в них, а, главное, грохот стоял оглушительный.

Командование «Восточных» без труда разгадывало коварные планы «Западных» и наносило сокрушительные удары. Одним словом, все было привычно, до тошноты.

 

7

Потом был парад.

В Киеве есть авиационный завод Антонова. На окраине города — заводской аэродром. Все поле от края до края было заставлено танками и другой военной техникой. Возможно, это было самое большое скопление танков в послевоенное время. Тут стояла военная техника четырех фронтов — тысячи машин. Шокирующие фотографии бескрайнего поля, заполненного танковыми армадами, обошли все газеты мира.

Тот, кто нам враг, должен был от такой картины прийти в ужас.

Тот, кто любит наш народ, кто пытался посчитать, во что обошлась юбилейная суперпоказуха, должен был плакать.

Но войска, построенные на аэродроме, смеялись. Был на то повод.

Выстроенные для парада войска ждали прибытия высоких гостей. Ждали их и на трибуне. Парад по традиции начинается в 10:00. В отличие от стандартных московских парадов был запланирован пролет неимоверной массы боевых самолетов. Все было рассчитано по секундам.

Но товарищи Брежнев, Подгорный, Косыгин и Шелест задержались. Самолеты взлетали в Борисполе и с дальних аэродромов. Взлет, полет и прохождение над парадными колоннами должно быть четко согласовано даже не по минутам, но по секундам: самолетам надо взлететь, набрать высоту и в точно определенное время пройти над взлетно-посадочной полосой антоновского аэродрома. К одной точке с разных сторон одновременно устремляются сотни самолетов. Тут балет похлеще того, который мы вытанцовывали в Днепре, не имея возможности выкарабкаться на берег.

Самолеты взлетели, и секундомеры неумолимо отсчитывают время...

Но руководство задерживалось.

Министр обороны СССР Маршал Советского Союза товарищ Гречко Андрей Антонович, стоя на трибуне, тихим шепотом крыл родную партию, советское правительство и всех членов Политбюро персонально таким отборным матом, какого не услышишь даже от знатоков и ценителей этого самого популярного вида устного народного творчества.

Гречко крыл товарища Брежнева шепотом, но микрофоны, установленные на трибуне, были включены ровно в 10:00, и оттого маршальский шепоток разносился громкоговорителями на многие километры и был слышен всем участникам парада.

Оттого-то этот киевский парад был проведен особенно молодцевато и, я бы сказал, весело. Через полчаса, когда войска торжественным маршем рубили мимо трибун руководителей, на лицах солдат и офицеров не было обычного выражения суровой решимости. Все лица цвели улыбками.

И вожди улыбались в ответ, помахивая пухлыми ладошками.

Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Александр
    Коррупция по-армейски.