РАССКАЗЫ ОСВОБОДИТЕЛЯ

Новый освободительный поход в Западную Европу

Стратегическое наступление в планах советских военачальников

 

1

Советские военачальники совершенно справедливо полагали, что наступление — лучший способ обороны. Соответственно, никакого планирования или подготовки стратегических оборонительных операций на уровне общевойсковой армии и выше никогда не велось.

Чтобы сокрушить противника, советских генералов учили наступать.

Чтобы защитить свою страну от иностранной агрессии, советских генералов все так же учили наступать.

Именно поэтому Красная Армия потерпела столь сокрушительный разгром летом 1941 года: в Советском Союзе все было готово для проведения колоссальной стратегической наступательной операции, а стратегическая оборона не предусматривалась вообще, не было даже теоретических разработок на эту тему.

Война заставила советских военачальников вести оборону в масштабе фронтов, групп фронтов и даже перейти к обороне по всей линии боевых действий от Белого моря до Черного. Стратегической обороной Красная Армия остановила наступление противника, затем робко и неумело начала проводить наступательные операции, которые сначала медленно и неуверенно, а затем все быстрее приобретали гигантский размах и сокрушительную мощь.

После разгрома Германии опыт начального периода войны вновь был забыт и отброшен. Оборона — это уровень батальона, полка, бригады, дивизии, армейского корпуса, иногда — общевойсковой армии, но не выше. Задачи войны советское командование планировало решать только наступлением.

Поэтому, когда мы говорим о подготовке Советской Армией крупномасштабных военных операций на уровне фронта или стратегического направления, мы имеем в виду только стратегические наступательные операции.

Философия таких операций предельно проста: легко порвать карты, доставая из колоды одну за одной, но десяток карт, сложенных вместе, порвать трудно. И совершенно невозможно порвать целую колоду. Мало того: ни одна карта в колоде не пострадает если мы попытаемся рвать их все сразу.

Подобным образом советские военачальники готовились сокрушать противника лишь огромными массами войск, группируя их вместе словно колоду карт, где каждая дивизия защищена действиями множества других дивизий.

 

2

Советские военачальники во всех случаях придерживались единого сценария стратегической наступательной операции. В качестве примера возьмем Западное стратегическое направление.

Командование войск Западного направления находились в Польше, в городе Легница. В мирное время в подчинении этого командования было пять танковых и шесть общевойсковых армий (24 мотострелковые, две артиллерийские и 26 танковых дивизий), пять воздушных армий, две армии ПВО и один флот (Балтийский).

Все познается в сравнении. Пять танковых армий — это много или мало? Каждый может судить по-своему. Но если помнить, что во всем остальном мире после Второй мировой войны не было ни одной танковой армии, то мы будем вынуждены признать: пять танковых армий — это много.

В случае войны в распоряжение Главнокомандующего войсками Западного направления передавались несколько воздушно-десантных дивизий. В его интересах наносились ядерные удары силами Ракетных войск стратегического назначения и Дальней авиации. Кроме того, в подчинении Главнокомандующего находились вооруженные силы Польши, Чехословакии и ГДР. Одна только Польша выставляла 5 танковых и 11 мотострелковых дивизий, не считая авиации, флота, отдельных бригад и полков сухопутных войск. В случае войны сюда перебрасывались войска из внутренних округов Советского Союза — Прибалтийского, Московского, Приволжского.

В самый последний момент перед началом боевых действий на Западном стратегическом направлении в первом эшелоне разворачивались три фронта: два в Восточной Германии, один в Чехословакии. Еще один фронт — во втором эшелоне. Группа танковых армий — в третьем. На правом фланге — объединенный Балтийский флот. Каждый фронт первого эшелона имел в своем составе одну танковую, одну воздушную и две общевойсковые армии, несколько отдельных дивизий, бригад и полков.

По замыслам советских военачальников стратегическая наступательная операция должна была состоять из пяти этапов.

Первый этап должен был длиться несколько часов. В ходе этого этапа планировалось нанесение массированного ядерного удара одновременно силами Ракетных войск стратегического назначения, ракетных бригад фронтов и армий, ракетных дивизионов мотострелковых и танковых дивизий.

Целями такого удара должны были стать:

• Командные пункты и штабы, административные и политические центры, узлы и линии связи — иными словами, мозг и нервные центры противника и его вооруженных сил.

• Ракетные базы, хранилища ядерного оружия, базы подводных лодок и стратегических бомбардировщиков. Эти цели нужно было поразить для того, чтобы снизить до минимума возможность ответных ядерных ударов.

• Аэродромы, позиции зенитных ракет, линии РЛС ПВО — чтобы советская авиация смогла успешно наносить удары по силам противника.

 

Еще одной важной целью для советских ракетных войск стратегического назначения на этом этапе были главные морские порты — удар по ним должен был обеспечить изоляцию Европейского континента с тем, чтобы не допустить переброски крупных воинских формирований из-за океана.

Советские стратеги совершенно справедливо полагали, что первый ядерный удар должен быть нанесен неожиданно, он должен быть коротким и предельно интенсивным. Если растянуть его хотя бы на несколько часов, ситуация может радикально ухудшиться: части противника могут уйти из мест постоянной дислокации, авиация будет рассредоточена, высшее руководство скроется в специальных укрытиях, где уничтожить его будет очень сложно или вообще невозможно. Именно поэтому первый удар должен быть нанесен максимально возможным числом ядерных боеприпасов.

 

3

Второй этап должен был начаться немедленно после окончания первого и продолжаться несколько часов. В этот период по противнику должен быть нанесен массированный удар силами всех воздушных армий всех фронтов и дальней бомбардировочной авиации, которая передана в распоряжение Главнокомандующего войсками стратегического направления.

Воздушные силы, которые планировалось использовать для нанесения этого удара, должны были разделиться на несколько волн, идущих одна за другой. В первой волне должны были действовать все самолеты разведывательной авиации стратегического направления, причем не только самолеты, непосредственно предназначенные для воздушной разведки, но и те экипажи истребительных и истребительно-бомбардировочных частей, которые имели подготовку в качестве воздушных разведчиков — всего более тысячи машин плюс беспилотные летательные аппараты.

Главная задача этой волны — оценка результатов первого ядерного удара и выявление целей, которые не были уничтожены.

Сразу за этой волной должен был последовать вылет основных сил всех воздушных армий. Их оружие — как обычное, так и ядерное. Цели воздушного удара на этом этапе почти те же самые: нужно подчистить то, что не сметено первым ракетным ударом. Кроме того, авиация способна делать то, чего не могут ракеты, — обнаруживать и уничтожать подвижные цели: танковые колонны, сумевшие выйти из мест дислокации, группы самолетов, покинувшие аэродромы и перелетевшие на временные взлетно-посадочные площадки, оборудованные на автострадах, подвижные ракетные батареи, рассредоточенные средства ПВО.

В третьей волне снова идут разведчики — для того, чтобы зафиксировать результаты воздушных ударов.

Советские стратеги полагали, что массированная воздушная операция может быть проведена без значительных (по советским понятиям) потерь, поскольку многие радиолокационные станции противника к тому моменту будут разрушены, компьютерные системы и линии связи повреждены, а части противника — деморализованы.

Во время проведения воздушной операции личный состав советских штабов и разведывательных органов должен был с предельной точностью оценить поступающую информацию как о результатах первого ядерного удара, так и следующего за ним удара авиации.

В это же самое время ракетные части и соединения, наносившие первый удар, должны были готовить удар повторный. Некоторые ракетные бригады фронтов, общевойсковых и танковых армий, ракетных дивизионов мотострелковых и танковых дивизий не принимали участие в первом ударе потому, что находились слишком далеко от линии фронта. В момент нанесения первого удара все они должны были начать стремительное выдвижение к заранее определенным огневым позициям и по мере готовности наносить удары по назначенным для них целям.

 

4

Сразу после возвращения авиации на свои базы должен был начаться третий этап операции. Этот этап должен был длиться совсем недолго, как и первый. По своей силе он, конечно, не мог быть таким же мощным, как первый. Ибо в первом ударе самая важная роль была отведена 43-й и 50-й ракетным армиям (штабы соответственно в Виннице и Смоленске). Их интерес — отстреляться как можно скорее при первой возможности. Все, что стояло на боевом дежурстве, должно улететь в первые минуты, иначе противник все это накроет, и от мегатонных зарядов и стратегических носителей не будет никакого толка. Понятно, ракетные армии имели некоторое количество запасных носителей и зарядов для повторного залпа, однако этот резерв всегда был меньше половины первоначальной мощи.

С другой стороны, в повторном ракетном ударе могли принять участие те ракетные части тактических и оперативно-тактических носителей, которые успели выдвинуться из глубины территории.

На четвертый этап отводили от 10 до 20 дней. Он представлял собой наступательные операций отдельных фронтов.

Каждый фронт должен был сосредоточить все силы, чтобы обеспечить успешное наступление своей танковой армии. Общевойсковые армии проламывали оборону противника, а командующий фронтом вводил в сражение танковую армию на том направлении, которое представлялась наиболее перспективным для стремительного броска вперед. Вся артиллерия, подчиненная лично командующему фронтом, должна была работать в интересах танковой армии, расчищая для нее путь.

Задача фронтовых ракетных бригад — сокрушить любого, кто мешает рывку танковой армии.

Задача воздушной армии фронта — прикрыть прорыв.

Фронтовые противотанковые бригады предназначались для действий на флангах танковой армии. Десантно-штурмовые бригады имели задачи на захват мостов и ключевых транспортных узлов на пути рвущихся вперед танков. Диверсионные части всегда действовали в авангарде и на флангах танковой армии. Их задача — поиск и уничтожение штабов, узлов связи, ядерного оружия и средств его доставки.

Танковую армию фронта рекомендовалось вводить в сражение после того, как в обороне противника удается совершить реальный прорыв, когда силы фронта получат свободу маневра. Танковой армии следовало совершать рывок с максимально возможной скоростью и на максимально возможную глубину, не ввязываясь в ненужные бои местного значения и обходя стороной очаги сопротивления. Танковая армия фронта могла отрываться на значительное расстояние от главных сил фронта. Ее задача, ее цель — рассекающий удар, подобный удару топора по черепу: чем глубже, тем лучше.

 

5

Глубина задач общевойсковых армий в ходе фронтовой наступательной операции определялась в 500 километров. Глубина задач фронта — 800 километров. Танковая армия действовала на всю глубину фронтовой операции, то есть на 800 километров.

От командующих общевойсковыми армиями требовали таких же темпов наступления, каким был темп наступления танковой армии. Однако все понимали, что на практике эти темпы будут ниже, ибо общевойсковым армиям предстояло, кроме всего прочего, зачищать территорию и уничтожать очаги сопротивления и силы противника, попавшие в окружения.

Движение танковой армии должно быть подобно стремительному потоку, устремившемуся в брешь в плотине и сметающему все на своем пути.

Действия общевойсковых армий, напротив, должны напоминать спокойное и в то же время неудержимое затопление местности, накрывающее островки, подмывающее здания и сооружения до тех пор, пока они не развалятся.

 

6

Фронт второго эшелона Западного стратегического направления предполагалось развернуть перед началом войны в Польше. Его руководство должно быть советским (командование Северной группы войск), ядерное оружие — тоже. В его составе должны были находиться дивизии из состава Северной группы войск и Прибалтийского военного округа, а также дивизии Войска Польского. После прорыва трех фронтов первого эшелона в Западную Германии этот фронт второго эшелона должен был нанести удар на север — в Данию. После распада Варшавского договора входившие в него страны Восточной Европы открыли документы и планы этой операции, поэтому все сказанное здесь подтверждено документально (см. карту из архива Генерального штаба Вооруженных сил Республики Польша на стр. 14-15 вклейки 1).

В третьем эшелоне этой колоссальной группировки должен был находиться Белорусский военный округ. В его составе официально было четыре армии: 26-я воздушная, 5-я гвардейская танковая, 7-я танковая, 28-я общевойсковая. Уже одно это било по мозгам словно кувалдой: не может быть такого фронта, в котором танковых армий больше, чем общевойсковых!

Однако реальность была еще более суровой. И общевойсковая, и обе танковые армии имели одинаковую структуру: в составе каждой — одна мотострелковая и три танковых дивизии, не считая бригад и отдельных полков. То есть на самом деле все три армии были танковыми.

Так вот, в случае войны войска Белорусского военного округа не превращались во фронт, да и не могли в него превратиться просто из-за колоссального перевеса танковых дивизий над мотострелковыми. Это был не фронт. Это была группа танковых армий.

В первые несколько часов или дней войны один или несколько фронтов могли понести колоссальные потери, однако это не должно было заставить командование стратегического направления ввести в действие танковые армии из третьего эшелона, чтобы укрепить силы одного из фронтов, несущего наибольшие потери, или заменить их. Группа танковых армий должна была вводиться в сражение там, тогда и постольку, где, когда и поскольку силы фронтов первого эшелона добились максимального успеха, где плотина обороны противника была полностью взломана или, как минимум, в ней возникла очень обнадеживающая трещина.

Пятый этап — это ввод в сражение группы танковых армий.

К группе танковых армий командование могло присоединить силы танковых армий фронтов первого эшелона, которые уже были введены в сражение. При таком количестве одновременно действующих танков обязательно должен был проявиться эффект колоды карт. Более того, успешная операция группы танковых армий должна была поддерживаться всеми силами Главного командования войск стратегического направления и всеми вооруженными силами страны, включая резервы Верховного главнокомандующего. К концу операции в группе могло быть четыре или даже пять танковых армий. Даже если эта броневая кувалда в ходе боев теряла половину или две трети своей мощи, все равно остановить ее без нанесения ядерных ударов никто бы не смог.

Вот почему никакие сценарии эскалации ядерной войны советскими маршалами никогда всерьез не принимались и не рассматривались даже теоретически. Ядерные средства противника и средства их доставки во время войны подлежали немедленному уничтожению сразу после получения данных о месте их нахождения.

Вопрос: можно ли было рассчитывать на стойкость войск Восточной Германии, Польши и Чехословакии, включенных в состав советских армий и фронтов?

Ответ все тот же: если нанести ядерные удары внезапно и массированно, так, чтобы нашим братьям по оружию некуда было бы переметнуться, тогда на их верность пролетарскому интернационализму рассчитывать можно было вполне.

 

*  *  *

Холодная война продолжалась почти полвека. За эти годы в Главном оперативном управлении Генерального штаба ВС СССР неоднократно предпринимались попытки разработать планы разгрома западноевропейских государств без применения ядерного оружия. Силища-то вон какая! На Западном стратегическом направлении официально одних только танковых армий четыре. А на самом деле их шесть!

Рано или поздно в ходе отработки этих планов в штабных играх наступал момент, когда советские танки на картах даже без применения ядерного оружия прорывались к Рейну. И вот тут-то у советских стратегов в очередной раз и рождались сомнения в правильности выбранного сценария: хорошо, мы прорвемся, а вот если они теперь по нам ядерным оружием вмажут? Терять-то им уже нечего.

После очередной попытки разыграть безъядерный сценарий вторжения все возвращалось на круги своя: пока у Запада есть ядерное оружие, освободительный поход в Европу с обычным оружием невозможен, и приходится планировать такую войну, в которой Советский Союз использовал бы свое ядерное оружие для уничтожения ядерного оружия Запада. 

Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Александр
    Коррупция по-армейски.