РАССКАЗЫ ОСВОБОДИТЕЛЯ

Как обеспечить снабжение огромных масс войск в ходе стратегической наступательной операции

 

1

Прежде чем воевать, надо научиться снабжать армию. Это классика. Сам Бонапарт так считал.

Многие западные военные специалисты были уверены, что для проведения стратегической наступательной операции наподобие той, о которой рассказано выше, необходимо сконцентрировать колоссальные ресурсы, и советское командование в случае проведения такой операции наверняка столкнется с непреодолимыми трудностями в организации снабжения таких огромных сил.

Западные эксперты оценивали Советскую Армию по своим меркам. Они заблуждались, ибо исходили из своих представлений о том, как надо снабжать войска и пополнять запасы. А Советская Армия жила по своим законам и правилам, западным экспертам не понятным.

Начнем с главного. Повторим триста раз: только движение приносит победу. А чтобы двигаться, нужно горючее. Много горючего. Посмотрим на танки западных армий, а потом на советские танки. Разницу улавливаем невооруженным глазом. У советского танка над гусеницами полки, а на полках ничем не защищенные плоские топливные баки. Да еще и на корме две круглые бочки.

Западные умники над этим потешались: весь танк обвешан топливными баками! Попадет случайная трассирующая пулька, и танк полыхнет факелом! Ну не глупость ли?

Нет, граждане, не глупость. Танк — оружие стратегическое.

Объясняю. Западноевропейский рыцарь побеждал боем. Для этого ему был нужен огромный конь, железные доспехи, тяжеленный щит и длиннющее копье. А великие восточные завоеватели обходились без всего этого: небольшие кони, легкие всадники, никакой брони, никакого тяжелого вооружения. Но коней и всадников было много, и побеждали они не боем, а маневром. Стратегическим маневром. Они обходили тяжелых рыцарей стороной, уходили далеко вперед и грабили деревни и города. За ними не угнаться.

Для таких действий создавались и советские танки. Их было много, и их сила была в маневре. В стратегическом маневре. В январе 1945 года германский фронт был прорван, и четыре советские танковые армии рывком с плацдармов на Висле вышли к Одеру и форсировали его. В этом движении их могла остановить только нехватка горючего. Вот почему советские танки были обвешаны емкостями для топлива.

Но ведь это опасно! Правильно. Но советские военачальники не были идиотами. В советском танке есть внутренние баки под броней и внешние, без бронирования. Пока идут бои местного значения, пока враг перед вами, пока идет вялая перестрелка, держите свою горючку только в внутренних баках, а внешние пусть будут пустыми.

Но если однажды перед вами откроется великолепная перспектива, когда фронт прорван, когда впереди нет противника, когда надо рвануть к океану, тогда заполняйте все бочки доверху и неситесь вперед с гиком и посвистом, как те завоеватели, которые побеждали только маневром.

 

2

После Второй мировой войны в Советской Армии был введен стандарт: все боевые и транспортные машины во внутренних и внешних баках должны иметь запас топлива на марш в 500 километров. Это много. Это глубина армейской наступательной операции. Понятно, танки идут не по прямой. Они маневрируют. Но искусство большого танкового командира определялось тем, насколько успешно он сможет обойтись без петляния на местности.

Существовал показатель, который назывался коэффициентом маневра. Командир считался успешным, если коэффициент маневра у него был не выше 1,3. То есть у хорошего командира при выдвижении на глубину 100 километров танки должны намотать на гусеницы не более 130 километров.

Исходя из того, что танки и другие боевые машины во внутренних и внешних баках имеют запас топлива на 500 километров, советские командиры смело планировали броски на 200-300 километров без дозаправки.

Во время войны существовала практика на заключительном этапе операции, когда топливо у всех было на исходе, сливать остатки топлива из машин со слабой ходовой частью, разболтанной во время непрерывных маршей, и передавать их тем машинам, у которых двигатели, трансмиссия и ходовая часть в лучшем состоянии, с тем, чтобы они продолжали движение.

Горючее — кровь войны. Еще перед войной в Красной Армии создавались отдельные трубопроводные подразделения и части. В ходе войны они себя полностью оправдали. В последний год жизни товарища Сталина эти отдельные трубопроводные батальоны и полки были сведены в трубопроводные войска, которые имели общее руководство, собственные учебные заведения и знаки отличия.

Трубопроводные войска! До этого таких войск не было ни в одной стране мира. В 1970-х годах в составе трубопроводных войск Советской Армии было 24 бригады по четыре батальона в каждой, не считая отдельных батальонов и рот. Одна бригада была способна за сутки проложить трубопровод длиной 120 километров и прокачать по нему тысячи тонн горючки.

Уже в мирное время Советская Армия выводила к границам магистральные линии трубопроводов. Во время войны трубопроводным бригадам оставалось только подключиться к магистральным линиям и прокладывать новые ветки вслед за уходящими вперед мотострелковыми и танковыми дивизиями. От фронтовых магистралей каждая общевойсковая и танковая армия тянула свой рукав. На конце каждой нитки трубопровода оборудовалось множество заправочных станций, каждая из которых могла одновременно заправить топливом технику целого батальона и даже полка. И только на самых отдаленных участках в дело включались батальоны и роты подвоза горючего на автомашинах Урал-375.

В дополнение к этому в конце 1960-х годов в Советской Армии активно разрабатывались методы использования вертолетов для снабжения горючим наступающих войск. В Советском Союзе был разработан вертолет Ми-10 — летающий кран на длинных «ногах». Он мог поднять большой автомобиль, контейнер или любой другой крупногабаритный груз. Основное его назначение — доставка стратегических ракет на дальние позиции в тайге и других труднодоступных местах. Второе назначение — обеспечение наступающих войск, прежде всего горючим. Представим ситуацию: дивизия стремительно наступает. Один батальон останавливается для дозаправки, остальные уходят вперед. Садится вертолет с контейнером на 10-12 тонн горючего, оставляет его, а сам возвращается назад. Танки прожорливы. Т-62, например, имел емкость внутренних баков 675 литров и еще 685 литров во внешних емкостях. Всего 1360 литров. 10-12 тонн на батальон — это немного, но все же лучше, чем ничего. А вертолет работает, продолжая носить контейнеры.

В Советском Союзе был создан вертолет В-12, самый большой вертолет в истории авиации. Создавался он для тех же целей: первой и основной была доставка межконтинентальных баллистических ракет на удаленные базы, второй — заправка наступающих танков. Действовать он должен был по той же схеме. Дивизия наступает, один батальон останавливается в тылу для дозаправки, рядом садится большой вертолет, который приносит 30-40 тонн топлива. Дозаправленный батальон догоняет наступающие части, вступает в бой, тем временем какой-то другой батальон останавливается и заправляется горючим. Один вертолет делает пять-шесть рейсов в день. Высоты полета низкие. Скорость 250 километров в час. Летает вертолет над нашими тыловыми районами, которые прикрыты средствами ПВО.

Тяжелые и сверхтяжелые вертолеты не получили развития только потому, что использовать трубопроводные части было проще, дешевле и надежнее. Однако, если бы возникла необходимость, советская промышленность построила бы тяжелые и сверхтяжелые вертолеты в достаточных для снабжения наступающих армий количествах. К этому все было готово.

 

3

Вторым по важности было снабжение наступающих войск боеприпасами.

Во время войны и немецкими, и советскими генералами было подмечено, что чем стремительнее наступление, тем меньше расход боеприпасов. Часто на всю операцию войскам хватало одного боекомплекта, который находился непосредственно в танках и других боевых машинах.

Кроме того, каждый командир имел в своем распоряжении транспортное подразделение. После войны был установлен стандарт: в каждом полку — транспортная рота, способная единовременно поднять 200 тонн грузов, в каждой дивизии кроме того — транспортный батальон, способный поднять 1000 тонн грузов, в каждой общевойсковой и танковой армии была автотранспортная бригада и так далее. В ходе наступательных операций все эти части предполагалось использовались почти исключительно для доставки боеприпасов наступающим войскам.

Западные эксперты пытались представить, как будут снабжаться советские дивизии. Но представить не могли. Ибо в их понимании советским войскам приходилось бы тащить за собой слишком много груза.

Но это не так. Начнем хотя бы с того, что советский солдат не имел спального мешка и не нуждался в нем. Советского солдата можно было не кормить несколько дней. Ему были нужны лишь боеприпасы. Это решало множество проблем. Задача снабжения советских войск в любой операции сводилась к обеспечению их горючим и боеприпасами. При этом каждый командир или командующий не делил боеприпасы поровну между подчиненными, а направлял большую их часть на тот участок, где наступающие части добились наибольшего успеха. Все остальные довольствовались остатками.

 

4

Теперь посмотрим, как это все должно было работать на практике. Дивизия из второго эшелона, полностью укомплектованная личным составом и техникой, накормленная и заправленная топливом, с двумя тысячами тонн боеприпасов вводится в сражение. Она проводит в боях от трех до пяти дней без какого-либо отдыха для солдат и офицеров. Раненые после оказания первой помощи эвакуируются в тыл медицинским батальоном.

Роты, батальоны и полки этой дивизии не станут терять времени, ожидая запасные части для ремонта вышедшей из строя техники. Такую технику они просто бросают. Ею займутся ремонтные батальоны, следующие за наступающими частями — они отремонтируют то, что можно отремонтировать, разобрав при этом один неисправный танк, чтобы использовать его узлы для ремонта и восстановления двух или трех других таких машин.

В боях дивизия, действуя решительно, будет нести потери в живой силе и технике. Небольшая часть поврежденной техники будет отремонтирована и возвращена в дивизию. Через три-пять дней тяжелых боев оставшиеся в живых бойцы и командиры будут остановлены на достигнутых рубежах, а в сражение будет введена свежая дивизия из второго эшелона, сытая и хорошо отдохнувшая.

В остановленную дивизию вольют резервистов с боевой техникой. Ее подразделения и части доведут до приемлемой боеспособности и снова бросят в сражение.

Существует два способа восстановления боеспособности: доукомплектование и переформирование.

Доукомплектование проводится вблизи районов боевых действий, когда система управления полком или дивизией не нарушена.

Переформирование проводится в тылу, когда система управления нарушена, то есть обыкновенного дополнения солдатами, офицерами и боевой техникой для восстановления боеспособности будет недостаточно.

Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Александр
    Коррупция по-армейски.