ОСВОД. Челюсти судьбы

Глава 4
Обретение веры

Босс не подвел, выполнил обещанное. Пакет с удостоверениями нам действительно доставил посыльный после обеда и вручил под роспись.
Соколов перебирал корочки с видом заядлого коллекционера, заполучившего для своего собрания редкостные экспонаты.
– Ух ты!.. Даже президентская гвардия! И в звании повысили аж на две ступени! И на разные имена… Любую легенду можно теперь придумывать, реально любую!
Я не разделял его восторгов. Положил в карман первое подходящее удостоверение, запомнив указанную в нем фамилию. Остальные отложил…
Стали подводить итоги сделанного.
Властимир выдал пачку распечаток наиболее интересного, обнаруженного на служебных компьютерах, Ихти – лист, исписанный с двух сторон мелким почерком.
Чем их нагрузить еще, я толком не знал. Но безделье пагубно влияет на подчиненных.
Ихти я немедленно отправил в местную командировку, в службу внутренней охраны, – просматривать записи, сделанные во вторник камерами на турникетах. С ее сестрой более-менее понятно, а вот время прихода и ухода Златы Васильевны в последний ее рабочий день не мешает уточнить. Если уход вообще состоялся…
Властимир тоже не остался без задания. Ему я поручил проверить сетевые ресурсы, продающие билеты на различные виды транспорта. Нельзя было исключать вариант, что наши пропавшие добровольно и легально покинули город… Или одна из них покинула.
Времени ждать ответы на официальные запросы не оставалось, и я подозревал, что Властимир сейчас займется банальным хакерством. Но подозревать не значит знать, если что-то пойдет не так, – я ему задание хакать сайты не давал…
Соколов отправился в компанию сотовой связи (ему повезло, Импи и Злата Васильевна пользовались услугами одного оператора).
Пристроив всех к делу, вновь проглядел полученные от щедрот босса удостоверения – их изобилие навело на одну любопытную мысль… Потом отнес коллекцию корочек в сейф. Посмотрел на лежавший там пистолет – может, взять? – и решил не брать. Огневых контактов вроде не предвидится, да и не специалист я в них и в прочей джеймсбондовщине, если честно.
Следующий шаг в расследовании опять-таки не имел ничего общего со стрельбой и погонями: я начал изучать плоды утренних трудов Ихти и Властимира.
Читал служебную переписку Златы Васильевны с разными службами Института (личную эта поборница дисциплины на рабочем месте не вела).
Задумчиво просмотрел список контактов Импи – ее сестричка расстаралась, выдала на-гора множество персонажей, к делу о пропаже относящихся мало… Но, как выражается босс, поди знай…
Вот, к примеру, Аллочка (фамилия неизвестна, но телефон имеется) – специалист по дизайну ногтей. Маникюрша, проще выражаясь. Вроде бы совершенно неинтересный объект для разработки… Но кто знает, что могла сболтнуть Импи дизайнерше, пока та вдохновенно трудилась над ее ногтями… Отработать всех таких Аллочек – не то что двух дней, двух недель не хватит.
Нет бы Ихти вспомнила кого-то действительно подозрительного… Хотя бы так: «Господин Имярек, телефон такой-то, адрес такой-то, преследовал в последнее время Импи, неоднократно высказывал желание ее похитить». Увы… Таких Ихти не вспомнила… Сплошные Аллочки.
Чем дольше я пялился в залежи пустой информационной руды в поисках золотого самородка, тем сильнее крепло убеждение: все это ни к чему… Я и так знаю все необходимое, чтобы разгадать загадку. Или две загадки, если они не связаны между собой. Но едва ли не связаны… Не бывает таких совпадений.
И вообще я все делаю неправильно. Сосредоточился на пропавших, игнорируя похитителя. Нельзя заниматься последствиями, не задумываясь над причиной.
Задумался, и получилось вот что…
Допустим, за всем стоит некий Икс. Его задача – провести операцию отвлечения. Вывести из игры структуры Института, отвечающие за безопасность и спецоперации. Занять их чем-то, не оставляя времени и сил ни на что иное…
И вот в Неве появилась акула-оборотень. Вычислять вероятность ее спонтанной инициации – дело пустое и бессмысленное, при таком варианте тупая зубастая бестия никогда бы самостоятельно не вернулась к укромному местечку на берегу, где лежала сброшенная одежда. Кто-то (наш Икс, кто же еще) ментально контролировал Катю в акульей ипостаси, подавал команду на возвращение и обратную трансформацию… Иначе никак.
На акулу мы отвлеклись, но ненадолго. Сработали быстро, четко, профессионально, и второй шаг (целенаправленные вбросы в Сеть) запланированных результатов Иксу не принес, взбудоражил общественность и власти, и только.
Другого столь же проработанного плана у Икса не было… И он быстренько придумал и воплотил экспромт: убрал две пешки с доски, двух сотрудниц ОСВОДа. Простенько, но эффективно: цель достигнута, мы не ныряем сейчас в Финском заливе, – а там, похоже, произошло то главное, ради чего все затевалось…
Двигаться дальше и размышлять об «этом главном» я не стал.
Игры Сил, происки Древних и прочие высокие материи – уже не мой уровень. Задание (вполне совпадающее с личным интересом) у меня проще: вернуть Импи и Злату Васильевну целыми и невредимыми. И хорошо бы, конечно, упаковать этого Икса, хватит ему гадить на нашей поляне.
Расставив таким образом приоритеты, я отбросил опостылевшую макулатуру и поспешил прочь из отдела. Не ловить загадочного Икса, но все же сделать к нему первый шаг… Все началось с акулы-оборотня? Именно там Икс проявил себя впервые? Вот и я с нее начну, благо теперь она под рукой и в человеческой ипостаси.
* * *
Но сразу добраться до медизолятора я не сумел… Меня перехватил зампокульт Заблудовский.
– Чернецов, есть к тебе серьезный разговор.
Я попытался отмазаться, ссылаясь на срочные дела, на безотлагательные распоряжения босса… Бесполезно. Отмазаться от Заблудовского никому не удается. И ЛБ ему не указ – зампокульт хоть и ниже вице-директоров по рангу, но никак им не подчиняется, у него свой сектор ответственности и команды ему может отдавать лишь Биг Босс.
Смирившись, я приготовился слушать. И заранее решил лишний раз рот не открывать и со всем соглашаться – может, хоть так удастся сократить общение.
– У вас в отделе, я слышал, куда-то запропал культорг… Надо назначить временно исполняющего обязанности, квартальный отчет на носу.
– А у нас был культорг? – искренне изумился я.
Заблудовский нехорошо на меня посмотрел, и я сообразил: ну конечно, Злата Васильевна! Просто она исполняла обязанности (не в пример прочим культоргам) ненавязчиво, никому и ничем не надоедая, – отчеты и планы в свой срок уходили зампокульту, взносы она брала из наших общих денег, за которые тоже несла ответственность…
– Хорошо, – согласился я. – Подумаю, кого можно назначить на ее место… О решении сообщу в ближайшее время. До свида…
– Стоять! Врио назначаю я. И уже назначил. Тебя. Пошли в культком, выпишу временное удостоверение.
Вот не было печали… И это первая ласточка. Злата Васильевна самый внешне неэффектный сотрудник ОСВОДа, не плавает с нами под водой, не сражается с морскими чудищами… Но сколько же всего лежало на ее плечах, а теперь переместится на мои…
Хотел спросить: в чем будут состоять обязанности? – но вспомнил принцип «молчать и соглашаться» и не спросил. Надо будет, сам сообщит.
В культкоме ничего о культах не напоминало, кроме таблички на двери. Обычная конторская обстановка, не изменившаяся с прошлого моего посещения.
Заблудовский достал бланк временного удостоверения, вписал фамилию-имя-отчество. Спросил год рождения и тоже вписал. А затем случилась непредвиденная заминка.
– Какой культ исповедуешь?
– Вообще-то я атеист-агностик.
Он даже ручку от удивления уронил.
– Ты?! Ты ведь знаешь, что боги существуют, наверное, даже встречался с ними… Встречался?
– Было пару раз…
– И при этом ты сомневаешься в их существовании? Ты, Дарк, раздвоением личности не страдаешь? Шизофренией, проще говоря?
– Страдаю. Раздваивается личность на две ипостаси, есть такое… В личном деле все изложено. Короче, я атеист-агностик. Точка, вопрос закрыт. На том стоял и буду стоять.
Заблудовский задумался, говоря словно сам с собой:
– У нас, конечно, свобода совести… но культорг-атеист… как-то не очень…
В душе трубили победные фанфары. Стану первым человеком в Институте, отмазавшимся от Заблудовского! Эх, надо было сразу ему сказать про атеиста-агностика…
Я недооценивал зампокульта. Он зашел с другого фланга:
– А родители во что-то верили?
– Верили, а как же… Что мумия, лежащая в здешней пирамиде, жила, живет и будет жить, что она руководит и направляет…
– Ага, ага, культ мертвых, что-то верхнеегипетское… – оживился Заблудовский. – И ты в это верил в детстве?
– Ну-у-у… до второго класса верил, пожалуй…
– Чудненько! – Ручка быстро забегала по бумаге, потом зампокульт пришлепнул печать и протянул мне удостоверение. – Держи. Иди и работай. У тебя сейчас период временных сомнений, но вера вернется, уверяю, непременно вернется. Квартальный отчет приноси через три дня, а заодно, чтоб дважды не ходить, прихвати план культмероприятий отдела на второй квартал.
В коридоре я полюбопытствовал: ряды какой конфессии пополнил?
«Неоанубизм», – вписал недрогнувшей рукой зампокульт в соответствующую графу… Язык мой – враг мой. Ну что стоило сказать, что и родители были атеистами?
* * *
Итак, до медизолятора я добрался, обретя по пути статус неоанубиста-неофита и должность культорга ОСВОДа. Надеюсь, на обратном пути ничего дополнительно не приобрету.
Катю Заречную, как мне показалось, не выписывали исключительно из перестраховки… Либо потому, что на начальственном Олимпе пока не приняли окончательное решение о ее судьбе. В кровати она уже не лежала, свободно передвигалась по довольно просторной палате, одетая в спортивный костюм.
– Привет. Мы встречались, даже дважды, но я тогда не представился. Меня зовут…
– Я знаю. Сергей Чернецов по прозвищу Дарк. А меня зовут Света. Или Катя… Кто как привык, так и зовет, если долго не прихожу.
– Как самочувствие?
– Твоими молитвами… Словно сквозь мясорубку пропустил, ремнями напластал, – и еще спрашивает…
– Я реально не хотел… Вернее, хотел не я.
– Да не бери в голову! – заговорила она совсем другим тоном, потом рассмеялась, хлопнула меня по плечу. – Поплавала в вашем бассейне – даже шрамов не осталось, а уж думала: все, не носить мне коротких юбок…
Я смотрел на нее и думал: ни малейшей тяги к ней в ее человечьей ипостаси не испытываю… Полный ноль. Ну не нравятся мне фабрично-заводские девчонки, исполняющие шансон хрипловатыми голосами.
И все-таки хорошо бы ее отправили куда подальше… В Дальневосточный филиал, например. Вдруг оттуда не дотянется проклятый зов? Ведь придет срок, и он вновь потянет меня на невидимом аркане…
– Что уставился?
– Нравишься, – соврал я. – Предложение о десяти тысячах в силе?
– Отвянь.
Нет… Полный ноль. И это хорошо, и это правильно.
* * *
– Может, участвовала в каком-нибудь странном ритуале? Его могли представить игрой, например…
Она покачала головой.
– Какие-то новые вещества? Напитки?
Тот же самый жест.
Наверное, зря я взялся за это дело, лучше бы с Катей побеседовал кто-то, больше понимающий в инициациях…
– Хотя погодь… Было… С напитком точно было…
Я начал выпытывать подробности. Выяснилось: произошло все в «Уткиной Заводи», вечером в пятницу… вернее, уже наступила суббота… в общем, они с братом откатали выступление, до закрытия оставалось с полчаса, когда к их столику подсел какой-то мужик. Новый, не из местных. И, как выразилась Катя, «конкретно присел Женьке на уши». (О том, что Евгений Паруцкий, он же Михаил Рваный, приходится Кате единокровным братом, я уже знал.)
– На какую тему «присел на уши»?
– Не помню… Я под коксом была… – безмятежно ответила Катя. – Этот же кент и угостил, но, видать, ему бодяжный впарили… штырил как-то не так, необычно… Я так-то на кокосе не сижу, но пробовала, случалось… В общем, базарили они с Женькой долго, там уже закрылись, прибирать начали, но нас-то не гнали, понятно… Потом он флакон достал…
Оказалось, что «флакон» в данном контексте не синоним «бутылки». Именно флакон, в каких бывают духи, – граненый, из толстого стекла, с притертой стеклянной пробкой. Только слишком большой для духов. Флакон заполняла ярко-алая жидкость, что-то о ней мужик забавное говорил, но Катя не помнит…
Мужчины выпили хорошо, а Катя сделала лишь глоточек, чтоб не обидеть. Она к спиртному равнодушна, у нее мать была алкоголичкой – так что насмотрелась, и эта дорожка не для нее. Но поскольку Женя ни в кого не обернулся, да и мужик, наверное, тоже, история с флаконом вроде бы не при делах…
У меня имелось другое мнение. Красная жидкость – наверняка активатор, ничего не стоивший без генетической предрасположенности. Она даже у полностью родных брата и сестры не всегда совпадает (я знаю точно, ибо Наташа проходила проверку в Институте – кархародоном ей никогда и ни при каких обстоятельствах не обернуться). А у Кати-Светы и Евгения-Михаила лишь отец был общим…
У Кати с братом состоялся долгий откровенный разговор – счел Рваный сестру умалишенной или нет, теперь не узнать, но в «следственном эксперименте» поучаствовать согласился. И в итоге погиб при попытке сделать то же, что и сестра: наполнил легкие водой Утки – и ожидаемо захлебнулся, на что Катя, начавшая трансформацию, даже не обратила внимания…
Мужик с флаконом меня крайне заинтересовал. Однако Катя не смогла ничего толком рассказать о нем… Не знала, кто он и откуда, на какой машине приехал в «Заводь». Помнила, что внешность мужика произвела приятное впечатление, в ее терминологии «такому и забесплатно дать можно», но от составления фоторобота решительно отказалась. Даже внятного описания дать не сумела.
Лишь когда я собрался уходить, она припомнила еще одну деталь:
– Фильм был такой старый, «Спартак»… Так вот, я тогда подумала, что этот кент на Спартака смахивает… Или не на Спартака, а на другого… ну как там главного плохиша звали… вот на того похожий… А чем похожий, сейчас не вспомнить.
Кокаин ей в тот вечер поднесли точно неправильный. Правильный, если не запивать его обильно алкоголем, к провалам в памяти не приводит… Понятно, что в заведениях вроде «Заводи» могут угостить девушку под видом кокса дикой смесью амфетамина не пойми с чем, но я подозревал, что у забывчивости Кати Заречной другая причина. Надо будет съездить туда, потолковать с персоналом, может, кто-то вспомнит загадочного мужчину, даст более внятное описание…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий