ОСВОД. Челюсти судьбы

Глава 2
Искусство мотивации подчиненных

– Дармоеды! Поувольняю! – орал я. – Два рабочих дня меня не было! Два! И что?! Треть отдела в минус! Будто корова языком слизнула! Надо было на всю неделю в отгулы уйти! Чтоб все вы нахрен пропали, чтоб никого больше не видеть! Но я от вас и без того избавлюсь, слышите?! Ты, жирдяй, в зоопарке работать будешь! Зеленой черепахой! За еду и жилплощадь в террариуме! А ты откуда к нам попал?! Из психушки?! Собирай вещички, возвращаешься обратно! А ты, имбецилка двоякодышащая?! Ты-то куда смотрела?! Сестру, единственную родную душу, просрала!!! У-у-у…
Негромкие щелчки пальцами оборвали мой вдохновенный внутренний монолог. Поднял веки, увидел Ихти, участливо склонившуюся надо мной. В ушах еще стояло эхо мысленных воплей.
– Дарк, ты в норме?
– В относительной… Босс рвет и мечет. Давненько его таким не видел… Потребовал, чтобы я и вам накрутил хвосты, выдал по первое число и прописал ижицу. А еще он отменил все наши дела и задания. И дал два дня сроку, включая сегодняшний, чтобы мы своими силами отыскали Импи и Злату Васильевну. Время уже пошло.
– Я здесь человек новый, конечно, – осторожно произнес Ротмистр. – Но мне представлялось, что такие вещи должны находиться в компетенции службы безопасности Института…
– Они там и находятся, ты прав. В компетенции Лернейской. Вот именно поэтому босс так рвет и мечет. Поэтому у нас два дня и ни часом больше… Все, начинаем работать. Ротмистр, тебе доводилось заниматься розыском пропавших?
– Как-то не попадались такие дела…
– Жаль. Тогда так… Властимир, займешься служебными компами Импи и Златы Васильевны. Они под паролями, но ты разберешься, думаю…
– Что интересует в первую очередь?
– Переписка, соцсети, последние посещенные сайты… Все, за что зацепится взгляд.
– Вообще-то доступ в Интернет со служебных компов крайне ограничен, по соцсетям отсюда…
– За идиота начальника держишь?! – перебил я. – Дарк тупой, не знает, чем вы тут занимаетесь, когда никто над душой не стоит? Не догадывается, что ты все блокировки давным-давно научился обходить и других научил? Выполняй! Вперед и с песней!
Он поплелся к себе, выполнять.
– Теперь ты, Ихти… Садишься, берешь лист бумаги – и пишешь все внеслужебные контакты сестры. Любые, даже самые незначительные. Все, что вспомнишь, – на бумагу. Не просто имена с фамилиями – кто такие, как с ними связаться. Не спеши, хорошенько вспоминай, тщательно.
– За какой срок вспоминать? А то ведь одним листом не обойдусь…
Я вопросительно взглянул на Соколова. Все-таки он куда лучше меня разбирался в сыске, пусть и не искал никогда исчезнувших.
– За месяц хватит, – сказал он. – Большего за два дня не осилить… Да и этот список фильтровать придется.
– Задание поняла? – вновь вступил в разговор я. – Берешь лист – и марш-марш вперед. Хотя погоди… Квартира Импи та же, на Новоизмайловском? (Она кивнула.) Оставь ключи, заскочу, может, ты что-то не заметила утром второпях.
Мы остались с Ротмистром вдвоем.
– Ну, давай, критикуй… – разрешил я. – Что я делал не так?
– Да в общем правильно… Телефоны еще у обеих надо бы пробить. Биллинг, локализации…
– Займешься?
– Не вопрос… В смысле, заняться не вопрос… А вот результат… Боюсь, с институтской ксивой мне вместо распечатки выдадут путевку в пешее эротическое путешествие.
– У тебя же были корочки ГУВД, нет?
– С ними недолго спалиться. Самопал за версту виден…
– Будут удостоверения, и не липовые, от самых серьезных контор… Я поставил вопрос, и босс пообещал. Чуть позже, после обеда, будут. А пока давай смотаемся на квартиру к Злате Васильевне. Вдруг она, тьфу-тьфу-тьфу, – я имитировал плевки через левое плечо, – там с инсультом лежит, до телефона добраться не может.
Насчет инсульта я загнул, не подумав… Инсульт у мага-оборотня – это из разряда самых коротких анекдотов. Однако ход мысли правильный: ну как стряслось с ней на дому нечто форс-мажорное, непредвиденное, такое, что и в голову-то не придет…
– Ну что, Ротмистр, по коням?
– Кстати, я замки на дверях вскрывать не умею. И отмычек у меня нет. Если не собираешься вышибать двери плечом или по-голливудски палить в замок, нужен специалист по проникновению.
– Не нужен… Есть ключи. Злата Васильевна давно вручила мне запасной комплект, на всякий случай. Сейчас заберу из сейфа.
* * *
Босс и вправду рвал, метал, сотрясал воздух и ставил нереальные сроки… Но приступил к этому занятию не сразу. Поначалу, отменив погружение в Финский залив, спросил достаточно нейтральным тоном:
– Что сам об этом думаешь? Об исчезновениях?
– Думаю, что в Институте завелся опасный маньяк, охотящийся за женщинами ОСВОДа. Более того, у меня есть конкретный подозреваемый.
– Ну-ка, ну-ка… – поощрил ЛБ. – И кто же это?
– Пингвин Крейзи.
– Оп… Неожиданно.
– Все стрелки указывают на него. Смотрите сами… Мы впервые встретились, когда он отирался у ОСВОДа, раз. Никто не знает, а я многих спрашивал, кто он, откуда и как заполучил свой уникальный бейдж, это два. Почему-то никто ни разу не видел его в человеческой ипостаси, это три. Он последний из чужих, побывавший в отделе перед исчезновениями, – в пятницу поздно вечером. Что он у нас позабыл? Это четыре. И, наконец, от него отвратно воняет рыбой, и этим он мне крайне не нравится.
– М-да… Улики косвенные, однако по их совокупности можно брать в разработку. Но я запрещаю. Этот пингвин… в общем, это какой надо пингвин… Никаких действий в его отношении не предпринимать. Никаких, даже самых безобидных. Это приказ.
– Босс… Да я ведь пошутил насчет Крейзи… Неудачно, наверное.
В каждой шутке лишь доля шутки – меня всерьез интересовал пернатый мутный персонаж, и я рассчитывал выудить у босса хоть какую-то информацию о любителе несвежей рыбы… Но выбрал не тот момент.
Вот тогда-то, после слов о неудачной шутке, ЛБ и взорвался:
– Пошутил??!! У тебя пропала русалка на сносях, а ты шутки шутишь??!! Имбецил пластинчатожаберный!!
И пошло, и поехало, и понеслось…
Я терпеливо и с покаянным видом слушал. А когда шквал предельно нелестных эпитетов в мой адрес несколько поутих, я направил поток в нужное русло, выдав провокационную реплику:
– На сносях – ну и что? Все равно ей пару себе не найти, они с сестрой последние в роду… Даже если отмечет икру в природный водоем, та останется неоплодотворенной, и конец истории.
Провокация удалась. Тайфун оскорбительных определений моих умственных и душевных качеств ударил с новой силой. Но мелькала и ценная информация, ранее мне неизвестная.
Я и до того знал, что русалки имеют способность размножаться двумя способами: обычным, двуполым, и партеногенетическим. В последнем случае развитие икры могут инициировать молоки самцов рыб, чей нерест происходит при той же температуре воды и в тех же условиях. Но происходит именно инициация, не оплодотворение – гены псевдоотцов потомство не наследует, и вылупляются из икринок исключительно самки.
Именно так, партеногенезом, размножались остатки вымирающей популяции восточноевропейских русалок (еще в девятнадцатом веке небольшие их группы при огромной удаче можно было встретить на берегах среднерусских речек).
А потом течение великих русских рек перекрыли плотины многочисленных ГЭС, осетровые рыбы перестали подниматься из Черного, Азовского и Каспийского морей в верховья и притоки (а именно их самцы помогали поддерживать русалочью популяцию). Плюс заиление нерестилищ, плюс загрязнение сточными водами.
И русалки стали преданием… Именно поэтому, по мнению босса, исчезнувшая Импи потенциально превращалась в биологическую бомбу изрядной мощности – если доставить ее к месту нереста осетровых. Либо, наоборот, привезти для нее пару-тройку самцов белуги или севрюги.
– В старые добрые времена удачный нерест одной особи давал несколько сотен личинок, однако до взрослого состояния доживала в лучшем случае одна или две! – разорялся босс на повышенных тонах. – Но если Импи сейчас отнерестится в месте с искусственно созданными условиями для развития икры и личинок – на выходе получится несколько тысяч тварей! С развитым мозгом – но не социализированных, опасных для людей! А люди еще двести лет назад знали, как от них защититься! Пусть на уровне фольклора, но хорошо знали! Как отшутиться, какими задобрить подарками, какие обереги носить! Не очень верили, но носили! Теперь все позабыто, все… И будут трупы, много трупов, понимаешь ты, дебилоид?!
В качестве бонуса я узнал, как появились на свет Ихти и Импи – в те времена, когда популяция восточно-европейских русалок уже считалась давно вымершей. И какую роль сыграл босс, когда определялась их судьба, – дальнейшая судьба двух крохотных, с полпальца длиной личинок, ничего еще не понимающих и не осознающих… Если «биологическая бомба» взорвется, ему эту роль припомнят. Найдется, кому припомнить.
Он сделал паузу, перевел дух… И добавил спокойным тоном, резко контрастирующим с предыдущими гневными тирадами:
– Примерно вот так же проведи накачку отдела. Чтоб осознали. Но все, что я сообщил про русалок, повторять не надо. Ихти ни к чему это знать.
Его рекомендацию я выполнил лишь отчасти: Ихти ничего не узнала.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий