Приключения Бернарды и Городских мальчиков в нашем мире (СИ)

Вероника Мелан
Приключения Бернарды и Городских мальчиков в нашем мире

Глава 1. Подготовка к путешествию

Отдельное спасибо Морозовой Ольге за коррекцию текста, исправление синтаксиса, грамматики и просто за поддержку и дружбу.
*****
Сумки из темной военной непромокаемой ткани выглядели внушительно — два забитых доверху баула с пузатыми боками. Халк Конрад — сенсор отряда специального назначения — вытащил их на крыльцо и развернулся, чтобы закрыть дверь.
Человек, что ждал его в машине, распахнул водительскую дверцу, нажал кнопку открытия багажника и поставил тяжелую подошву армейского ботинка на сухой асфальт. Вдохнул прогревшийся на солнце весенний воздух полной грудью и улыбнулся.
— Ты полдома в них упаковал?
— Четверть.
Мак Аллертон — высокий брюнет с внушительным разворотом плеч, зачесанными назад волосами и смешинкой в зеленовато-карих глазах — улыбнулся и выбрался наружу, чтобы помочь забросить сумки в машину.
— А Шерин не едет?
— Нет.
Халк подтащил баулы к багажнику и присвистнул, глядя на утрамбованные шнурованные рюкзаки, приваленные друг к другу.
— Да ты и сам упаковал весь гардероб!
— Не весь. Только то, что требовалось. А почему Шерин не едет? Занята?
— Говорит, что иногда нам стоит отдыхать в сугубо мужской компании. — Конрад поднял одну из сумок, придвинул ее к рюкзаку и хитро блеснул светло-серыми глазами. — Телепортер, мол, не в счет — она переносит и выполняет роль гида, а в остальном мы предоставлены сами себе.
— Мудрая у тебя женщина. — Аллертон утрамбовал вторую сумку рядом с первой и захлопнул багажник. — Я слышал, Рен тоже будет один. Вчера он говорил, что Элли почти все время проводит в мастерской — готовится к выставке, не хочет нарушать график и спугивать вдохновение посещением непонятных мест.
Халк огляделся: особняк степенно грелся в лучах полуденного солнца, наслаждался теплыми лучами и сад, раскинувшийся вокруг; пока еще голые ветви едва заметно покачивались от легкого ветерка. Скоро бутоны и почки нальются, выпустят наружу нежную зелень, протянут к небу ростки и листочки. Окна, отражая безоблачную гладь небосвода, подернулись синевой.
— Что тогда получается, едут семеро? Логана вчера припрягли срочно писать новую программу, ему на несколько суток работы.
— Да, я слышал, как он матерился.
— Я бы тоже матерился, могу его понять. Мы столько ждали, пока выдадутся эти несколько дней. Морена и Хантера тоже отправили к черту на кулички — куда-то на запрещенный Уровень, так что не видать им отпуска, как своих ушей. А Одриард уже две недели как нежится на островах вместе с Меган. Дрейк чего-то разомлел и дал ему поблажку. Одни мы весь месяц пахали без устали.
— Зато теперь…
— Да, теперь мы оторвемся.
— Ну, семь, так семь… Эльконто можно считать за троих — он то еще несчастье.
Чейзер хмыкнул и оперся на открытую дверцу; посмотрел, как переливается под солнцем лакированная поверхность крыши. Любимая машина, она как любимая женщина: всегда красива, всегда уникальна, всегда притягивает руки и взгляд.
Сенсор выудил из нагрудного кармана сигару, зажал ее между зубами и поднес к кончику пляшущее пламя.
— Хорошо, он тебя не слышит. Вот бы всю дорогу нудел…
Мак рассмеялся и сел внутрь.
Тело в форме, голова в гармонии, настроение замечательное. Все-таки отпуск — отличная вещь! Давно пора было.
— Поехали.
— Ага.
Конрад сел на пассажирское сиденье, захлопнул дверцу и пристегнул ремень безопасности. Чейзер завел двигатель. В приоткрытое окно, завиваясь спиралями, будто тоже предчувствуя скорые приключения, весело вытягивался сигарный дым.
*****
Широкая, застекленная от пола до потолка гостиная городской резиденции Эльконто была похожа на вещевой склад: сумки разных форм и размеров загромождали углы, лежали на полу, мешали ходить. Поверх сумок были разбросаны теплые рукавицы, шарфы и меховые шапки, вперемешку с легкими футболками, шортами и пляжными сланцами. Футляры с солнцезащитными очками, майки, джинсы, рубашки — спецотряд по моей просьбе однозначно подготовился. Хорошо хоть не видно мотков веревки, кошек и сухих пайков, а то бы совсем как заправские походники…
Прокручивая в голове детали предстоящего наутро путешествия, я заглянула внутрь бумажного пакета, полученного в Лаборатории, достала набранную кем-то заботливым инструкцию и принялась ее изучать.
Рен Декстер, одетый в легкую серую ветровку, о чем-то спорил по поводу бутылки виски, что держал в руке, с Баалом. Волосы последнего были завязаны в толстый хвост, а на шее, поверх черной майки, болтались бусы, похожие на четки.
Точно у всех уже праздничное настроение. Шорты с нарисованными зонтиками, какие-то цацки, торчащие из карманов рюкзаков. От чтения, которое и так едва удавалось посреди царившего гомона, меня отвлек смачный раскатистый бас.
— Да ты знаешь, сколько я за эти говнодавы отдал?!
Речь, очевидно, шла о здоровенных меховых унтах с узорной окантовкой, стоящих у кресла. Размера эдак шестидесятого.
Услышавший цену, Лагерфельд начал давиться от смеха.
— Тогда тебе, чтобы оправдать затраты, надо год по говну ходить. Хочешь, я тебе посреди гостиной кучу навалю, чтобы зря не простаивали?
— Я те навалю!
Теперь от смеха начала давиться и я. Действительно, где он только такие достал, в каком магазине сувенирных товаров?
— Эй! Ты тоже там ржешь? Сама ведь сказала, нужна теплая обувь, способная выдержать мороз. Я нашел лучшую!
Мы с медиком переглянулись и расхохотались в голос.
Ну и балаган! На кой черт я все это затеяла и что буду делать со здоровыми мужиками в количестве семи штук в собственном мире? Не успела я вдоволь посокрушаться по этому поводу, как внизу раздался дверной звонок. Приехала недостающая часть команды. Ох, сейчас начнется… Ну, держись Бернарда… сама затеяла.
Они заняли все диваны и кресла, находившиеся в гостиной. Бодрые, неуловимо веселые, расслабленные. Кто-то положил на сумки ноги, кто-то оперся на них локтем, кто-то кое-как втиснул между поклажей, занявшей весь пол, одетую в носок стопу.
Я оглядела собравшуюся компанию, подняла вверх бумажный пакет и заявила:
— Вот нам подарочки из Реактора. Сейчас объясню, что это такое и зачем. Итак, как я уже говорила, там, куда мы отправимся, существует множество различных языков, понять или изучить которые за короткое время не представляется возможным. Я знаю только два языка своего мира, остальные не понимаю совсем.
Аарон Канн, подперев щеку кулаком, взирал на меня с интересом; солнечный луч проложил дорожку по его колену и подлокотнику, распространившись и на штанину Мака, который сидел рядом. Халк сверлил серебристым взглядом мешок — не иначе пытался угадать, чем же нас порадовала Комиссия.
— Так как мы собираемся посещать разные места, нам придется общаться с местными жителями — не могу же я говорить, что вы глухонемые, так? — а общение требует понимания, которого нет ни у меня, ни у вас. Вот поэтому я сделала заказ в Лаборатории на портативные переводчики, которые мы возьмем с собой.
— Ух, ты! Давай, показывай! — Эльконто заерзал в кресле.
Я взмахнула рукой.
— Их все по нашему возвращению надлежит сдать обратно в Лабораторию, так как эти устройства уникальны и содержат какие-то секретные нейротехнологии. Терять гаджеты строжайше запрещено. Всем ясно?
— Ясно-ясно…
— Открывай уже мешок, хоть посмотрим!
Я поочередно раздала аккуратные темно-красные браслеты, состоящие из звеньев, всем присутствующим и развернула инструкцию.
— Тут сказано: «Закрепить на запястье, позволить игле войти под кожу, зафиксировать положение браслета специальным гелем. Получаемый извне сигнал будет обрабатываться и поступать непосредственно в мозг, где с помощью встроенного модулятора будет формировать обратный ответ…»
— Ай, собака, больно!
Я еще не дочитала инструкцию, а кто-то уже нацепил — вот где детсад! Я фыркнула и грозно нахмурилась.
— Да погодите вы, дайте дочитать!
— А гель какой-то странный…
— А что это за кнопка? Ее можно нажимать…
— Ты намазал под браслетом?
— Я обмазать, та… и теперь мозг дымиться… почти фзрываться… фто за странный эффект?
В комнате сначала повисла недоуменная тишина, а затем раздался дружный хохот; нажимавший до этого на различные кнопки Эльконто моментально зажал рот и выпучил глаза.
— Фто происходить?
— Дэйн! — взревела я. — Вот ведь торопыга! Эти кнопки для создания в любом языке акцента! Его уровень можно варьировать. Потому что если вы все будете говорить на любом языке без акцента, посыплется слишком много вопросов: откуда так хорошо знаете, долго ли учили, почему вас привлекла именно наша культура? А корявая речь не вызовет подозрений.
— Умно! — хмыкнул Декстер, рассматривая бордовый ремешок.
— Ага. — Регносцирос тоже не торопился мазать гелем запястье, подозрительно разглядывая кнопки. — А вернуть до нормальной речи можно?
— Мофно?! — Дэйн продолжал сидеть с глазами-блюдцами, явно смущаясь нового выговора. — Дай мне инструкция!
— Скажи «говнодавы»? — подначивал сидящий рядом Лагерфельд. — Ну, скажи! Скажи: «Я купить гафнодавы…»
Канн сложился пополам и затрясся от неслышного хохота. Чейзер, чтобы скрыть набежавшую от смеха слезу, отвернулся к окну — плечи его ходили ходуном.
— Убью!!! — заорал Эльконто и повалился на сделавшегося пунцовым доктора.
— О-о-о! — заверещал тот, шутливо отбиваясь от громадных кулаков. — Можешь ведь, когда захочешь! И вообще, зачем тебе инструкция, пусть теперь так и остается… Хоть повеселимся! А-а-а! Я пошутил!!!
Я ошалело смотрела на устроенный в гостиной цирк. И мне завтра с этими клоунами в собственным мир?!
Подошедший Халк сочувственно похлопал меня по плечу.
— Мы будем себя хорошо вести, не переживай.
— Да уж, — крякнула я в ответ. — Жду не дождусь.
— А вот акцент ему я бы оставил. — Губы сенсора искривились в хитрой улыбке. — Дай-ка сюда инструкцию, я ее припрячу, пусть пока так походит.
И Халк туда же?!
Я застонала и закатила глаза.
*****
Оранжевые шторы привычно закрывали окна старой спальни, где я провела так много ночей. Сколько мыслей, сколько воспоминаний… Казалось, стены пропитались духом того времени, когда я, будучи новопоселенцем этого мира — мира Уровней, — размышляла об уроках, новой жизни, собственном Начальнике, на тот момент недостижимом, а теперь самом близком и родном человеке.
У стены все так же стояла корзинка для Смешариков. Сами Фурии в этот час привычно сидели перед телевизором; Клэр готовила ужин.
Я выглянула в окно, на пустую дорогу Брайтлэйн-драйв, и улыбнулась.
Как привычно, хорошо и знакомо. Мой первый дом в Нордейле, навсегда ставший родным.
Новый особняк на холме, что мы с Дрейком приобрели не так давно, все еще находился на редекорации; пока дизайнеры заканчивали отделку третьего и четвертого этажей, я часто проводила время здесь, в старом доме. Сюда же часто приходил Антонио: днями он работал в собственном ресторане, а вечерами чаевничал с Клэр, гладил полюбившихся ему кошек, строил планы на будущее. С бывшим поваром Рена было легко, всегда тепло и комфортно. Хороший человек, легкий и приятный в общении.
Когда дом на холме будет готов к полноценному заселению, я поговорю с Вирранцем, быть может, они с Клэр согласятся составить нам компанию, поселившись на первом этаже. Моя экономка, Фурии, кошки… их уже не разделить, если и перевозить, то только всех одновременно. А захотят, пусть остаются и живут здесь. Время покажет…
Насчет Смешариков Дрейк выставил только одно условие: пусть не катаются по верхнему этажу, там, где комната для отдыха и рояль, все остальное приемлемо. Несмотря на некоторую ворчливость, мне показалось, что Дрейк был рад тому факту, что иногда по вечерам, сидя с бокалом вина, он сможет продолжить общение с одной из древнейших рас, некогда выведенной им же самим в Лаборатории. Загадки, секреты — ничто не манило Начальника больше, чем возможность завладеть еще одной крохотной частичкой Знаний. Я его понимала.
Что ж… время все расставит по своим местам и приоткроет завесу тайны того, что случится дальше, а пока родной дом, грохот посуды на кухне и пушистая морда кота, трущаяся о пальцы. Мишка — теплый, родной и чудесный Мишка. Я погладила белую шерсть и улыбнулась.
На лестнице послышались шаги — дверь приоткрылась.
— Дин, ужинать идем?
— Ага.
Клэр просунула лицо в щель и какое-то время постояла, пытаясь почувствовать мое настроение. Уж этому за месяцы совместной жизни она научилась хорошо.
— Ты чего, волнуешься насчет завтра?
Я отпустила шторку и оторвалась от созерцания пустой дороги, освещенной фонарями.
— Да нет, не волнуюсь, хотя экспромтов будет много. Но ничего, справимся… В конце концов, они хоть и шумные, но неглупые ребята. Я тут любовалась видом из окна. Иногда накатывает, знаешь ли.
— А ты не переживай! — Кухарка бойко закинула на плечо полотенце. — Дальше будет только лучше. И новый вид станет по душе, и мы будем рядом.
— Правда?
Внутри сделалось тепло.
— Конечно. Всегда рядом.
— Ядом! Ядом! — В комнату вкатился целый ворох Пушистиков. — Ушать! Дем ушать!
Их неумение произносить слова целиком до сих пор вызывало на лице улыбку. Невозможно ни привыкнуть, ни перестать умиляться.
— Я же вас уже накормила, негодники! Четыре раза кормила и еще сироп наливала пятнадцать минут назад. Уже съели?
— У-у-у-сно! — Облизнулся один из Смешариков, сидевший ближе всего к ее тапку. — Осень усно!
— Видишь, как хорошо, что у тебя с собой не будет хотя бы этих. Вот бы там хаос настал!
— Да там и так мало не покажется! Пойдем, расскажу тебе, что сегодня учудил Эльконто…
Я отодвинула тюль, чтобы Михайло спрыгнул с подоконника, выключила свет и направилась следом за Клэр в гостиную, где на столе перед телевизором уже ждал горячий ужин.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Лекси
    Просто супер !Легко ,коротко но очень интересно ,без напряга... море позитива ,смеха до слез и мурашек ))) классный рассказ, спасибо автору за незабываемые минуты с нашими любимыми героями !))))