Последний звонок. Том 2

Глава 96. Дима

Я вставал целую вечность. От каждого движения в голове рвались снаряды. На пол упало несколько алых капель из носа. В следующий раз самолет тряхнуло, когда я уже стоял на ногах, держась за спинку кресла. Мужчина, сидевший в нем, смотрел на меня, хлопая глазами.
— Что это было? — прошептал он.
— Точно хотите знать? — усмехнулся я.
Должно быть, выглядел я страшно — мужчина шарахнулся и медленно покачал головой.
Пол прыгал под ногами, качался во всех проекциях, но я двигался вперед. Добравшись до Маши, помог ей встать.
— Дышать тяжело, — сказала она, обнимая себя. — Ребро, наверное…
Я повернул голову. Мы стояли рядом со своими местами. Туда я и подтолкнул Машу. Она пыталась остановить меня, цепляясь за рукав, но я, вырвавшись, шагнул дальше, к Брику. Он все еще тер виски, глядя себе под ноги. Выражение лица его было растерянным, как у маленького мальчика, внезапно обнаружившего себя за рулем несущегося на околозвуковой скорости гоночного автомобиля.
— Сажай самолет, — сказал я. — На земле разберемся.
Он поднял на меня взгляд и, кажется, испугался, что я так близко. Шарахнулся, чуть не сбив с ног стюардессу, выскочившую в проход. Самообладанию девушки я мог только позавидовать.
— Извините, — сказала она, обращаясь к Брику, — я не совсем понимаю, что происходит, но если вы каким-то образом сейчас управляете самолетом, то вам лучше пройти в кабину и согласовать свои действия с пилотами. Послушайте своего друга.
Глаза Брика на мгновение вспыхнули ярко-синим.
— Он мне не друг. — Я ощутил легкий толчок в грудь. Одновременно самолет «клюнул» носом, и мне пришлось отступить на несколько шагов. — Дайте координаты Москвы.
Девушка кивнула. Глядя на нее, я подумал, что стюардессы запросто могут, оставив небо, работать в психиатрии. Такой невозмутимости и искреннего желания помочь я до сих пор ни у кого не видел.
— У меня нет такой информации, — сказала она. — Лучшим вариантом будет обратиться к пилотам. Я провожу вас в кабину.
Она взяла Брика под руку, и он позволил вести себя. Стюардесса возвышалась над ним почти на голову. Я пошел следом.
— Молодой человек, вам лучше остаться на месте, — бросила через плечо стюардесса.
— И чем это будет лучше? — спросил я. — Вы хотя бы понимаете, кого тащите в кабину?
— Того, кто контролирует ситуацию лучше всех, находящихся на борту.
— А кто будет контролировать его?
Брик остановился, повернулся ко мне. По лицу то и дело пробегали судороги, будто от невероятных физических усилий.
— Контролировать меня? — переспросил он. — Как ты собрался это делать?
— Запросто, — сказал я, повторяя слова, которые нашептывал мне Разрушитель. — Как только мне что-то не понравится, я поверну твою гениальную башку на сто восемьдесят градусов. — И добавил, обращаясь к стюардессе: — Видите ли, я — единственный человек на борту, который сможет это сделать.
Вернулось то чувство, как будто первозданная тьма поднимается из глубины души. Мгновение — и все прекратилось, только лицо стюардессы побледнело. Не хотел бы я знать, что она увидела в моих глазах.
— Тварь. — В голосе Брика не осталось полутонов. — Даже из проигрышной позиции ты умудряешься вставлять мне палки в колеса. За каким чертом ты вообще существуешь? Это твоя единственная цель — мешать мне достигнуть желаемого? Ничего удивительного, что с тобой в итоге связался Разрушитель, ты с потрохами принадлежишь им с самого детства, и мне жаль времени, что я на тебя потратил.
Разрушитель у меня в голове смеялся. Только благодаря этому смеху я выдержал взгляд Брика.
— Он обещает спасти Юлю, — сказал я. — Его не волнует ее сила, он хочет спасти ее и знает, как это сделать. А чего хочешь ты, взбесившаяся ошибка мироздания?
— Привести мироздание к разумному началу.
Он развернулся и двинулся дальше. Стюардесса торопилась следом. Мы перешли, как я понял, в бизнес-класс. Здесь на нас с недоумением таращились, видимо, бизнесмены, облаченные в спасательные жилеты.
— Спроси этих людей, — сказал Брик, не оборачиваясь. — Спроси их, чего они хотят больше. Чтобы их жизнями управлял слепой случай, какой-то непонятный баланс, или же чтобы в основе всего лежал разум? Что-то, что можно понять. Что-то, с чем можно договориться. Эй, леди и джентльмены! Кто хочет жить, скажите мне: «да!»
— Да! — грянул хор, и Брик рассмеялся хриплым, безумным смехом.
— Вы в надежных руках, — провозгласил он, прежде чем стюардесса открыла перед ним следующую дверь. — Сегодня я всех вас спасу, а вы не забудьте за меня проголосовать на выборах Господа Бога.
Он шагнул в небольшое помещение, отделяющее салон от кабины, стюардесса проскользнула следом. Я задержался. Повернулся к леди и джентльменам:
— Прежде чем голосовать, учтите: падать мы начали из-за него же.
* * *
Стюардесса открыла дверь в кабину, и передо мной развернулось во всей своей красе огромное небо. Темно-синее, бескрайнее.
«Не увлекайтесь, Дмитрий Владимирович, — одернул меня Разрушитель. — Мы здесь, чтобы контролировать, помните?»
Я заставил себя сконцентрироваться на людях, находящихся в кабине.
— Алена, я не знаю, что тебе сказать, — простонал один из пилотов, тот, что сидел справа. — Можешь сообщить пассажирам, что нас подхватили ангелы, и мы не знаем, когда им надоест нас тащить.
Пилот был совершенно седым, и мне почему-то казалось, что поседел он за последние десять минут. Во всяком случае, когда он повернулся, лицо его выглядело молодым.
— Что здесь делают посторонние? — рявкнул пилот мощным командным голосом.
— Вот этот человек, — показала стюардесса на Брика, — каким-то образом управляет самолетом.
Второй пилот молчал, внимательно оглядывая всех нас. Первый, несколько секунд посмотрев на благосклонно молчащего Брика, опять поразил меня профессионализмом:
— Чудесно. Самолет захвачен? Это теракт?
— Самолет вышел из строя, — сказал Брик. — Но я поднял его в воздух, и я же не даю ему упасть. Я хочу попасть туда, куда должен прибыть самолет, согласно информации, указанной в билете. Это теракт? Самолет захвачен? Попробуйте сделать выводы самостоятельно.
Первый пилот задумался. Второй, черноволосый, широкий в плечах, смерил тщедушную фигуру Брика скептическим взглядом.
— Какие-то претензии? — повернулся к нему Брик. — Высказывайте вслух, а то ваши мысли очень сумбурны. Я только вижу, что не нравлюсь вам, и что вы мне не верите. Наверное, нужны какие-то доказательства?
Кабину тряхнуло. Пилоты повернулись к штурвалам, я отлетел к двери и упал на корточки, Алена устояла на ногах, элегантно расставив руки.
— Саня! — рявкнул первый пилот.
— Чего? — огрызнулся второй. — Мало ли, что я подумал! Мне теперь за каждую мысль отчитываться?
— Пока рейс этот не закончится — да. Что мы должны сделать? — Пилот посмотрел на Брика.
— Дайте мне координаты Москвы. Максимально точные, потому что когда выйдем из прыжка, я вряд ли осилю длительное маневрирование.
— Но самолет посадить сможешь? — скептически уточнил второй.
— Мне нужно в Москву, и немедленно, — объяснил Брик. — А вы все — либо со мной, либо падаете.
Я встал, держась за стену, переживая очередной приступ боли.
«Да он полностью слетел с катушек, — заметил Разрушитель. — Задумал телепортировать самолет».

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий