Последний звонок. Том 2

Глава 82. Юля. Тремя днями ранее

В аэропорту нас встречали — невысокий пронырливый деятель в кожаной куртке и с золотыми зубами. На меня он вытаращился, будто дрессированную обезьяну увидел.
— Знакомьтесь, — предложил Саша. — Это Виктор. Он наш шофер, домоправитель и человек, выполняющий массу других полезных функций. А это — наша ученица, пока еще потенциальная. Ее зовут Хомура.
— Угу, — обалдело выдавил Виктор.
Предсказуемая реакция, пожалуй. Если б мне самой сказали про кого-то «ее зовут Хомура», обалдела бы не меньше. Тем более что на любителя аниме Виктор мало походил. Он и на Сашиного знакомого, честно говоря, не походил — совсем другой породы дядька. Я, подумав, решила, что не мое это дело — кто тут на кого похож — и постаралась мило улыбнуться.
В машинах я разбираюсь чуть меньше, чем никак, но мерседесовский кружок с тремя расходящимися лучами опознала. Впрочем, после поездки на такси и бизнес-класса чего-то в этом духе и ждала. Саша сказал, что ехать мы будем долго: аэропорт находится в одном пригороде Москвы, а школа — в другом. Добираться, по пробкам, часа два, а то и больше.
— То есть, школа не в самой Москве?
— Нет. Я, кстати, этому рад. С некоторых пор начали раздражать большие города. Народ, суета, трафик тяжелый… В пригородах уютнее. Впрочем, сама увидишь.
По дороге я пыталась смотреть в окно, но ничего интересного не увидела. Шоссе да машины — сплошным потоком.
Зато на месте... Мне раньше такие дома — хотя, кажется, это называется «коттедж» — только в кино показывали. Белоснежный дом с черепичной крышей, по стенам — вьющиеся зеленые растения. От ворот протянулась мощеная дорожка, вокруг — идеально ровный газон, разбавленный подстриженными в форме шаров и конусов деревцами.
— Это — школа?! — обалдела я.
— Пока нет. Это — общежитие для поступающих.
— И... сколько тут ещё поступающих?
— В этом коттедже — ни одного, не волнуйся. Другие ученики в других домах живут. —Саша показал рукой: по соседству виднелись похожие домики. — По правилам, до поступления мы вас друг с другом не знакомим. У каждого — свои способности, и испытания для каждого свои.
— Испытания начнутся завтра?
— Если успеешь отдохнуть с дороги, то завтра. Если нет, можем подождать денёк.
— Я не устала.
— Это ты сейчас так думаешь. — Саша распахнул массивную деревянную дверь. — Добро пожаловать.
Мы прошли через прихожую в просторный холл, поднялись по лестнице на второй этаж.
— Вот твоя спальня.
Кованая кровать, накрытая пушистым пледом, на полу — ковёр в тон. По кровати — россыпь ярких подушек. У окна компьютерный стол с крутящимся креслом, напротив кровати встроенный шкаф. А на стенах... Я и не думала, что бывают такие постеры. Хомура Акэми собственной персоной, во всех возможных видах.
— Я не знал, какая тебе больше глянется, — объяснил Саша. — Заказал все, что нашел.
— Спасибо, — выдавила я. Не бросаться же ему на шею с воплем: «ты сотворил комнату моей мечты!»
— Может, перекусить хочешь? Кухня и столовая — на террасе, по коридору до конца. Виктор, как машину поставит, расскажет, что к чему. Или будешь отдыхать? Дорога тяжёлая, я, честно говоря, с ног валюсь.
— Да-да, я тоже валюсь! Прилягу, пожалуй.
Иначе мне снова, как в самолете, придется делать вид, что хочу есть. Саше я рассказала о себе многое, но далеко не все. А кое в чем вообще не собиралась сознаваться.
* * *
Закрытая группа «Эффект куколки». Информация.
Здравствуй, незнакомец. Тебя считают странным, правда?
Родители стесняются водить тебя в гости. Учителя достают глупыми вопросами. У тебя совсем нет друзей, и никто в мире тебя не понимает…
Добро пожаловать в наш мир. Эффект куколки ждёт тебя.
Я лежала в кровати с ноутом на коленях. Листала переписку с Сашей — тогда я еще не знала, как его зовут. Долго изучала их группу, «Эффект куколки», пыталась лазить по ссылкам — но почти везде натыкалась на отсутствие информации. А если информацию не могу добыть я, следовательно, ее не существует. В конце концов, я решилась и написала тому, кто добавился ко мне в друзья. Человеку со странным ником: «Anatomist».
Он долго не отвечал — Саша потом объяснил, что мне подбирали куратора. «Anatomist» — это общий ник группы. А после того, как о потенциальном ученике соберут информацию — они еще и информацию обо мне собирали!— каждому определяют отдельного куратора.
А я-то всего этого не знала! Ждала, надеялась. Каждый час свою страницу проверяла. В школу ходила, уроки делала. В сети ползала по всяким тухлым форумам, пыталась хоть что-то еще об этой группе отыскать. Они ведь четко написали: «Эффект куколки ждёт тебя»! И я загадала, что если выдержу до весны, в школе ни с кем не сцеплюсь и с мамой ругаться не буду, то они обязательно ответят.
Это иногда я так себе внушала. А иногда говорила, что не очень-то мне это все и нужно! Подумаешь, группа — мало их, что ли? В сети кого только не встретишь. Я и на педофилов нарывалась, и на всяких сатанистов-чернокнижников, даже с самоубийцами общалась — кто бы мог сказать, что потом безумное сообщество «синих китов» так пригодится.
Я себя обманывала. «Эффект куколки» — не просто группа. Это было то, что изменило мою судьбу.
Anatomist:
«Здравствуй, Homura» — вот оно, начало нашего знакомства. 2-е февраля, почти три месяца назад.
Я написала Анатомисту в сентябре, он отозвался только в феврале. Зима для меня — самое мерзкое время года. Зимой мне чаще, чем обычно, хочется сдохнуть. Но тот февраль стал совсем другим.
Anatomist:
Твоё имя — Homura. Хомура Акэми, я ведь прав?
Homura:
Как вы догадались?
Anatomist:
Это несложно. Мы, странные, чувствуем друг друга. И понимаем так, как никто другой.
Homura:
Вас много?
Anatomist:
Нас ничтожно мало. И тем ценнее каждый из нас.
Homura:
Пока звучит, как социальная реклама.
Фу, какой же я была дурой! Пыталась не показать, насколько важно для меня то, что они ответили. Крутую и независимую корчила.
Расскажите о себе.
Anatomist:
Вот так, напрямую? Это скучно. Я хочу, чтобы ты догадалась сама. Тебе о чем-нибудь говорит название нашего сообщества?
Homura:
Разумеется.
Бессовестно врала.
Anatomist:
Любопытно. Ни в одном поисковике определения нет.
Homura:
Поисковики созданы дураками для дураков. Истинная информация — избалованное существо. Она не даётся в руки кому попало. Ждёт того, кто умеет ее ценить.
Anatomist:
Кажется, я знаю, о ком ты говоришь)) Но вернёмся к определению. Что ты думаешь о нашем сообществе? Для чего оно?
Homura:
Вы помогаете таким, как я, развить свои способности? Превратиться из куколки в бабочку?
Anatomist:
Ты права.
Homura:
А зачем? В этом мире никто и ничего не делает бескорыстно.
Anatomist:
В этом мире — никто. Но нам чужд этот жадный убогий мир.
И все. Тут меня как будто с тормоза сняли. Я взяла и вывалила Саше позавчерашнюю историю о том, как ходила к маме на работу.
Она перевод от дедушки получила, а в супермаркете на площади какая-то акция была. Мама позвонила, сказала, что накупила разного, со скидкой. Столько набрала, что сама не дотащит… Знаю я ее «разное»! Сразу решила, что бутылки расшибу по дороге — скажу, что случайно. Впрочем, пакет с бутылками она мне не отдала.
Маму тогда еще не уволили, она на почте работала, оператором. Оформляла посылки: отправку и получение. То, как этот гнусный дед-получатель орал, еще на улице было слышно:
— Что значит — нет?! Мне дочь сказала, что все есть, она по компьютеру смотрела!
— Я смотрю там же. — Это мамин голос, устало-безразличный. — Система зависла, подождите, пожалуйста. Не кричите.
— То есть, зря я сюда через сугробы тащился? Система у них зависла! А я — инвалид второй группы! Ветеран труда. Позовите начальника! Ищите посылку, как хотите.
Начальницы маминой, Альбины Викторовны, не было, на обед вышла. А то бы очень доходчиво деду рассказала, где ему свою посылку искать и куда ее засунуть, когда найдет. Мама так не умеет. И компьютеры у них на почте стоят до того убогие, что отвернуться хочется, чтобы не видеть — я так на калек смотреть не могу. Плохо мне от этого — когда человек страдает, а ты ничем помочь не можешь. Почему-то сволочью себя чувствуешь.
Впрочем, это я человеку помочь не могу. А вот зависшей системе…
Homura:
В общем, систему я подняла. Посылка нашлась, она оказывается еще месяц назад приехала. Вы думаете, дед после этого заткнулся?
Anatomist:
Сомневаюсь. Такие, мне кажется, специально по публичным местам ходят, чтобы эмоциями поделиться.
Homura:
Потому что дома никто не слушает!
Anatomist:
Точно)) Постой… Ты сказала, что подняла систему?
Homura:
Ну да. Невозможно было деда этого слушать! А мама расстроилась. Она всегда расстраивается, когда я… ну, так делаю.
Anatomist:
Ее можно понять. С нами, странными, обычным людям нелегко.

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий