Последний звонок. Том 2

Глава 76. Дима

— «Крузака» нет, — доложила Элеонора, посмотрев в окно. Одновременно с этим телефон выплюнул мне в ухо сообщение, что абонент временно недоступен. — Может, оно и слава богу?

 

Эля открыла окно, достала сигареты. Жанна заняла ванную, я стоял у стола, вертя в руке телефон.
— Что значит, «слава богу»? — Я посмотрел на рыжий затылок. — О чем ты говоришь?..
— Давай раскидаем, — пожала плечами Эля. — Недомерок взял в охапку свою бывшую и свалил в спешке. Я вижу два варианта — либо обратно шишка задымилась, либо сообразил, куда бежать. И хотя я этого козла безрогого ненавижу так, что даже кушать не могу, учиться он вроде как способен, выводы делает. И уж о том, что ты его за Маню на британский флаг порвешь, — должен бы сообразить. Значит, взял след. И ушел. По-английски. Вопрос, что теперь ты делать собираешься?
Я крутил туда-сюда список контактов, не находя единственного нужного. Шум воды в ванной утих, сейчас выйдет Жанна.
— Позвони ей, — попросил я. — У меня номера нет.
— Дим, ты думаешь? Нет, правда, ты — думаешь? Если бы он узнал, что Юля в соседней подворотне с бичами самогонку хлещет, разве бы тебе не сказал? Наверное, все чуток сложнее, не кажется?
— Я могу хотя бы узнать? Просто позвони ей, спроси, что происходит.
Вместо ответа Эля швырнула в меня телефоном.
— Видишь, как я тебе доверяю? — сказала она, когда я его поймал. — Только попробуй, обмани мое доверие, узнаешь, какова Эля во гневе.
Я набирал номер, и с каждой цифрой уверенность таяла. Смогу ли я просто взять и отвернуться? Узнав, куда они поехали, смогу ли я предоставить их самим себе? Может, Эля права, и не стоит гневить судьбу, великодушно вернувшую мне все то, что я чуть было не потерял?
Я сделал так, как поступал в минуты колебаний всю жизнь. Принял решение и приготовился разбираться с последствиями. В тот момент, как я поднес к уху телефон, дверь открылась и в комнату вышла Жанна с мокрыми волосами, одетая в мою футболку. Ту самую футболку, которую позавчера надевала Маша.
Они с Элеонорой немедленно вступили в перепалку по поводу открытого окна (холодно!) и сигареты (воняет!), а я услышал длинный гудок. Еще один, и еще.
— Да, Дима, — ответил голос Маши.
— Где ты? С тобой все нормально?
Жанна повернулась ко мне. Стояла и молча смотрела, без всякого выражения. Я сумел выдержать ее взгляд.
— Все хорошо, — ответила Маша. — Езжай домой, мы… Сами справимся.
На заднем плане я услышал голос Брика, что-то недовольно выговаривающий.
— Я сейчас выброшу сим-карту, — сказала мне Маша. — В твоих же интересах, если ты не будешь знать, куда мы летим.
Летим. Так… Уже кое-что.
— Спасибо тебе за все. Ты мне очень помог. Если бы не ты, я… В общем, прости, что так получается. Надеюсь, у тебя все будет хорошо.
— Ты вернешься домой?
— Не знаю. Правда, не знаю. Как все это решится… Тут столько всего намешано, я уже ничего не понимаю.
— Не теряй мой номер. Если что — звони. Поняла?
— Спасибо, — сказала Маша еще раз и отключилась. Я опустил телефон.
— Что теперь? — спросила Жанна.
Я пожал плечами. Заставил себя улыбнуться:
— Домой.
* * *
Для начала мы на такси заехали к Васе — отдать ключи. Соседям он не доверял.
— Нормально все? — спросил Вася с такой трогательной надеждой в голосе, что я чуть не рассмеялся.
Нормально. Всего-то вызывали духа жены маньяка-убийцы.
— Все отлично, — кивнул я. — Спасибо. Если что понадобится — обращайся.
Вася не выглядел довольным. Вася смотрел на меня с подозрением.
— Девку-то нашли?
— Нет, — поморщился я. — Этот... Пускай сам ищет, я — домой.
— Дима! — Встревоженный голос Жанны звучал здесь совершенно инородно. Я обернулся. Увидел свою принцессу в окружении грязных автомобильных внутренностей и верстаков с инструментами. Она шла, не замечая ничего вокруг, и протягивала мне телефон.
— Твоя, что ли? — успел тихо спросить Вася.
— Законная, — ещё тише отозвался я, не сумев сдержать глупой гордости.
— Ни фига себе...
Моя личная жизнь ни разу не пересеклась с рабочей, Жанну я не пригласил ни на один «корпоратив», больше напоминающий банальную пьянку после работы. И, разумеется, знал, что все заочно считают, будто я женат на «серой мышке».
— Дима, он тебя просит! — Жанна впихнула телефон мне в руку. — Поговори, а потом скажи мне, что все нормально, пожалуйста.
— Кто просит? — недоумевал я, пока Вася с глупой улыбкой тянул: «Здра-а-асьте».
— Костик, — сказала Жанна, после чего, посмотрев на Васю, рассеянно кивнула.
Я отошёл в сторонку, не мешая им знакомиться, и прижал телефон к уху.
— Здравствуй, папа, — послышался из трубки родной голос, полнящийся чужими интонациями. — У меня тут развился Эдипов комплекс. Можешь прислать ко мне маму, а сам свалить куда-нибудь подальше?
Звучало так, будто он читает текст, написанный на бумажке. Язык спотыкался о непривычные слова и конструкции. Но интонации я не мог не узнать. Точно так же, словно бы сдерживая смех, говорил со мной «Петя».
— Ты? — вырвалось у меня.
— Я, — подтвердил голос сына. — Если волнуешься за родителей — напрасно, они меня не интересуют, как и тебя. А вот за разум твоего сына имеет смысл беспокоиться.
Я стоял перед верстаком, тупо уставившись на разводной ключ. Тот самый, кажется, который позавчера демонстративно ронял Брик. Я ощущал себя подвисшим в открытом космосе, одиноким, беспомощным. Не за что было ухватиться. Разве что за этот ключ... Взять бы его и разбить вдребезги голову... Кому? Сыну? Пете Антонову?
— Чего ты хочешь, мразь? — Я говорил тихо, но телефон в руке начал похрустывать.
— Он, кстати, все слышит, — сказал Исследователь. — И принимает на свой счёт. Сейчас малыш мысленно скукожился и плачет — папа никогда не говорил с ним так страшно. Объясни этот нюанс Жанне, прежде чем послать ее сюда. Сам отправляйся за Юлей и как найдешь — позвони...
Тут он осекся и начал хихикать:
— «Папа совсем меня не любит. Папа любит Юлю, а она плохая», — кривляясь, произнесло существо. — В общем, ты меня понял. Как только Жанна окажется здесь, связь через нее, каждые три часа.
— Я не знаю, где искать Юлю, —проговорил я, старательно глотая ругательства. — Брик уехал без меня, он недоступен, и...
— Ну так начни с того, чтобы отыскать его, — перебил «Костик». — Прояви смекалку, папаша, иначе разум твоего сына... Да он попросту не перенесет того, что я сделаю с твоей женой.
Пальцы полезли в карман куртки, за сигаретами, но наткнулись на пустоту. Я опустил руку.
— Жанна останется со мной.
— Не вопрос, тогда умрут твои родители, отец Жанны, Катя, Софья Николаевна. После чего мы вернёмся к этому разговору. Я перезвоню через три часа, должен успеть...
— Стой! — закричал я.
— Как раз встал, да.
— Я все понял. Сейчас... Господи, да, сейчас мы все устроим.
— Я знал, что ты меня любишь, папа. — Мне показалось, что это сказал сам Костик, настоящий. Но тут же эстафету перехватил Исследователь: — Перезвоню через пятнадцать минут. Если Жанна ещё не будет в дороге, начнут умирать невинные люди. Как только она доберется досюда, позвонит тебе. С этого момента связь — каждые три часа. Пока, папа. Люблю тебя.
В динамике пикнуло — завершился разговор. Я медленно повернулся, встретил перепуганный взгляд Жанны.
— Ну? — всхлипнула она.
Вася, почуяв неладное, отошёл к давешней «Мазде», снова трогал кардан и хмурился. Может, эта машина вовсе и не в ремонте, а просто — нечто вроде четок или... Или спиннера.
Ярко представив себе Брика, я мысленно закричал. От моего вопля должна была содрогнуться Вселенная, но я, кажется, остался один во Вселенной. Ответа не пришло.
— Дима, что с ним? — тормошила меня Жанна. — Все нормально?
Знала, что не нормально, но просила от меня чуда. А я ненавидел себя за то, что не мог чуда совершить.
— Ты едешь домой без меня, — сказал я, глядя в сторону выхода. — Как приедешь — звони каждые три часа. Я отправляюсь искать... Не знаю... Брика, Юлю. Когда найду, все закончится.
Я ждал, что она заплачет, ахнет, хоть как-то выразит тот ужас, что, будто расплавленный свинец заполнял меня, каждый уголок души, включая те, о существовании которых я до сего дня не подозревал. Вместо этого Жанна схватила меня за подбородок, заставила смотреть себе в глаза, горящие не хуже, чем у Исследователя.
— Что мне там делать? — спросила она. — Что-то я могу сделать? Ты этих тварей знаешь лучше, скажи, что...
— Ничего.
— Значит, мне просто сидеть дома и смотреть на это... Существо?
— Это твой сын, — сказал я. — Наш сын. И он ничего не понимает, но все видит и слышит. Попробуй успокоить его. Скажи, что я делаю всё, что возможно.
Я за руку потащил ее к выходу.
— Димон! — крикнул вслед Вася. — Чего там у тебя, нормально все?
— Сын заболел. Спасибо тебе ещё раз.
С Элеонорой мы едва не столкнулись на пороге.
— Ну что там? — Она крутила головой, глядя то на меня, то на Жанну. — Трубку взяла, побелела, убежала... Что случилось-то?
Я объяснил, пока мы шли к ее зелёному «Пежо». Сам себе объяснил, в какую меня поставили ситуацию. Предать либо Юлю, либо Костю с Жанной... Нет, вопрос теперь должен стоять иначе: предать свою семью, или чужую девчонку, которая, к тому же, изрядно мне подгадила.
— И что ты собираешься делать? — спросила Эля.
— Найду Брика...
— Поклонишься в ноженьки, попросишь заступиться?
— Нет.
Эля за рулём вздрогнула. Я сидел на заднем сиденье, рядом с Жанной. Мы держались за руки, стараясь не смотреть друг на друга. Элеонора смотрела на нас.
— За дорогой следи, — не выдержал я.
— Хрена за ней следить, она асфальтовая, никуда не денется, — медленно произнесла Эля. — Ты что, даже не попытаешься подумать?
Жанна стиснула мне руку до боли.
— Нет, — ответил я.
— Позволь напомнить. Вчера ты ради Юли чуть с крыши не спрыгнул. Ты ей год жизни подарил безвозмездно. А теперь просто скормишь ее этим...
— Эля, — перебил я ее, — закрой, пожалуйста, рот. Если я сказал, что не собираюсь думать, значит, не собираюсь. По указателю поверни в аэропорт.
— Куда? — Широко раскрытые глаза в зеркале заднего вида.
В твоих же интересах, если ты не будешь знать, куда мы летим.
— Ты слышала. — Я отвернулся, стал смотреть на улицу через тонированное стекло. Только не видел улицы, вообще ничего не видел. Вспоминал, как когда-то давно, не желая делать подлость, попытался направить автомобиль, в котором меня везли, под грузовик. Жаль, что сейчас в этом не будет смысла.
Выехали из города, но Эля жалась к правому краю — будто боялась набирать скорость.
— А что с тобой потом будет? — спросила она, непривычно серьезная и тихая.
— Ничего.
Машина остановилась. Эля повернулась к нам.
— Барби, до тебя доходит, что Кен домой не вернётся?
— Вернётся. — Жанна ещё сильнее стиснула мою руку.
— А дальше — как?
Мы с Жанной посмотрели друг другу в глаза и одновременно сказали:
— Не знаю.
А потом я улыбнулся. Положил руку на плечо Жанне. Попросил:
— Не грусти. Что-нибудь придумаю. Посоветуюсь с Бриком. Не такой он и эгоист, каким может показаться.
На прослушивании в театральное училище я бы волновался меньше, чем во время этого экзамена. Жанна смотрела недоверчиво, потом расслабила руки. Кажется, пронесло...
Эля хотела возразить. Отличать ложь — одна из ее невероятных способностей. Но, поймав мой взгляд, замолчала. «Пежо» тронулся с места. И почти сразу запел мобильник Жанны.
— Возьми трубку, это он, — сказал я.
— Что говорить? — Рука Жанны исчезла с моей, оставив по себе ледяную пустоту.
— Правду. Не вздумай врать ему. Никогда. И скажи, что я хочу с ним поговорить.
Жанна поднесла телефон к уху.
— Да, малыш. — Я вздрогнул, услышав ее спокойный и теплый голос. — Конечно. Не переживай, мама уже в пути. Скоро мы увидимся, и все будет хорошо. Не говори такие слова! Ты же знаешь, это нехорошо. Все, жди. Пока-пока. С тобой папа сейчас поговорит.
Когда я взял телефон, теплый ещё от соприкосновения с кожей Жанны, то почувствовал растерянность существа на той стороне прежде, чем оно заговорило:
— Дмитрий Владимирович, — начал мой сын таким голосом, каким обычно играл во взрослых, — мне не нравится...
— Это с каких пор ты папу по имени-отчеству называешь? — «удивился» я.
— Что вы задумали? — взвизгнул он.
— Стараемся не напугать сына больше, чем он уже напуган. Все нормально, Костя, мама скоро приедет домой. А я — чуть позже. Только мне нужно точно знать, что ты будешь хорошо себя вести.
— Я буду, — отозвался мой сын. — А ты... — Что-то словно переключилось, голос стал сдавленным: — Дурацкая идея. Он точно не сможет меня одолеть, как ни старайтесь.
— Разумеется. — Я продолжал говорить спокойно, вкрадчиво, как с Бриком после инъекции. — Просто мне тоже необходимы гарантии. Каждые три часа я должен слышать своего сына, знать, что с ним все в порядке. Если мне хотя бы покажется, что ты меня обманываешь — Юля достанется Принцу. Скажи, сынок, ты помнишь сказку, где прекрасный принц спасает прекрасную принцессу?
Спустя долгие секунды тишины Костик ответил:
— Помню. И жили они долго и счастливо...
— У сказки есть продолжение. Принц и принцесса нашли всех врагов и победили их, стали править страной, в которой не осталось ни одного плохого человека.
— А как они победили? — спросил шепотом Костя.
— О, это длинная история. Скоро я тебе перезвоню и расскажу. Ты будешь ждать?
— Да! — Голос стал живее. — А там будет страшно?
— Немножко. Но ты справишься! Ты ведь смелый парень, правда?
Костя не успел ответить, его разум вновь перехватил Исследователь:
— Что это за дурацкие угрозы? Не забывай, что помимо сына, у меня будет твоя жена, я смогу добраться до всех твоих друзей и знакомых, твои родители...
— Жил да был один глупый-глупый злодей, — вклинился я. — И больше всего на свете он боялся Принца. Потому что любил Принцессу и хотел первым ее найти. Но он был такой глупый, что послал вместо себя другого человека... Рыцаря.
— Как в «Шреке»? — радостно воскликнул Костя.
— Почти. Только чуть сложнее. У рыцаря была жена, и был сын, которых глупый злодей похитил. Он думал, что сможет управлять рыцарем, думал, что он всемогущий, что забрал у рыцаря все. Но он ошибался. Кое-что у рыцаря все же осталось. Угадаешь, что?
— Меч? — Костик не раздумывал ни секунды.
— Именно. Если у рыцаря есть меч и силы его держать, победить его невозможно. А если отобрать меч, то не будет и рыцаря, и некому будет разыскать принцессу. И вот, узнав об этом, злодей испугался. Испугался рыцаря и его острого меча, который не смог отобрать. Через три часа, если будешь вести себя хорошо, я расскажу продолжение.
Я нажал «сброс» и вернул телефон Жанне. Она молча спрятала его, опять взяла меня за руку.
— Туда, что ли? — буркнула Эля, увидев дорожный щит со словом «Аэропорт».
Я кивнул. Эля повернула руль.
— Рыцарь хе́ров, — добавила она спустя минуту. — Смотри, чтоб меч до самых гланд достал! А уж куда засовывать — сам сообразишь, мальчик взрослый.

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий