Последний звонок. Том 2

Глава 128. Дима

Я перестал чувствовать свое тело. Это было совсем не так, как в «предсмертии», здесь не было места даже иллюзии тела. Меня как будто разобрали на атомы, и разум, пораженный неописуемой болью, перестал ощущать что бы то ни было, кроме страха.
— Отдай, — вмешался тихий голос, пол которого я не смог определить. — Когда ты привыкнешь к силе, расстаться будет сложнее.
«Кто ты?» — Я пытался кричать, но кричать было нечем. Мысль, будто электрический разряд, зародилась посреди небытия, и заметалась, неприкаянная.
— Мы — Исследователи, Созидатели. Мы вот-вот уничтожим Землю...
— Ребятам не чужда ирония. — Голос Кая прозвучал так спокойно, будто мы все ещё сидели в «скорой». И этот голос каким-то образом помог мне собраться.
— Что произойдет, когда вы получите силу? — спросил я, теперь ощущая, как мысли концентрируются и превращаются в слова, летят туда, где мое воображение нарисовало фигуры Исследователей в серых плащах с капюшонами, закрывающими лица.
Сейчас я вновь переживал то, что показывал мне Маленький Принц в начале этой бесконечной недели. Только теперь не он, а я стоял перед выбором.
— Ликвидация всех носителей, — прозвучал ответ.
— А Юля? Маша?
— Мы должны знать, кто это?
Кажется, я немного выбесил основополагающую силу вселенной. Или раздраженный тон дорисовало мое воображение?
— Это люди, которые обязаны выжить.
Исследователи повысили голос:
— Физическая жизнь не важна. Важна энергия и ее баланс.
— В таком случае, у нас с вами разные приоритеты.
Тишина. Фигуры в плащах теснее сомкнулись вокруг меня... Нет, вокруг нас. Я ощущал присутствие рядом Кая.
— Мы можем сохранить твое тело живым. О носительнице позаботятся Разрушители.
Так, мы торгуемся. Уже неплохо.
— Я хочу, чтобы вы гарантировали мне жизнь Маши, Юли и Брика. Я смогу убедить его отказаться от силы в вашу пользу. Все можно решить миром, никто не проиграет, кроме Положенцева, с ним решайте сами.
Они думали. Времени здесь не существовало, но... Они ответили не сразу:
— Большой процент риска. Мы на него не пойдем. Отдай силу и довольствуйся тем, что выживешь сам. Возможно, спасутся и остальные. Если ты оставишь силу себе, мы нанесем удар немедленно.
Я тоже ответил не сразу. Представлял, как мы с Каем оказываемся на крыше, успеваем заметить Юлю в руках Положенцева, и вдруг все исчезает в ослепительно-белой вспышке...
— О чем тут думать? — вмешался Кай. — Что у тебя за детство было? Неужели никогда не мечтал поиграть с суперсилой?
Я уставился в пустоту под капюшоном одной из фигур:
— Не нанесёте.
Эту волну раздражения я почувствовал совершенно определенно. Исследователи «скрипели зубами».
— Все было бы так, останься Положенцев на вашей стороне, — заговорил я увереннее. — Но он вас послал, или вы его, и теперь вам нужно получить хоть что-то, ради драгоценного баланса, так? Нет, вы не взорвете улей, в котором так много меда. И даже не попытаетесь забраться туда голой рукой. Вы будете бегать кругами, схватившись за голову, и ждать, пока ваш вопрос решат люди, «заражённые болезнью разума», и Разрушитель, который, в отличие от вас, не побоялся исследовать человеческую природу.
Они молчали. Кажется, так они признали поражение.
— Теперь «фак» покажи, и гордо уходим, — прошептал Кай. — Ничего больше не говори, эффект испортишь.
— Глупый человек, — выдохнули все фигуры одновременно. — Разумеется, удар нанесем не мы. Удар нанесут настоящие Разрушители, и это будет решающий удар, после которого вселенная погибнет. Все, что мы можем, это оставить вам последние четыре минуты. По их истечении на Земле не должно остаться носителей. Желаем успеха, вероятность которого составляет менее одного процента.
Они развернулись и ушли, исчезли, оставив нас с Каем посреди пустоты.
— Вот, никак не решу, — проговорил Кай. — Я рад тому, что сопричастен апокалипсису, или мне наплевать, потому что похвастаться все равно будет некому?
Ответить я не успел — закончилось наше бесконечное путешествие длиной меньше секунды.
Свет резанул глаза, лёгкие наполнились воздухом. Я со стоном повалился на твердую поверхность. Рядом вскрикнул и упал Кай. В глазах то темнело, то прояснялось. Не в силах повернуть голову, я видел только серый шершавый бетон. Крыша, наверное. Очередная крыша.
— Вы?! — Проревел голос, который лишь отдаленно напоминал спокойную, текучую манеру Положенцева. — Вы здесь... Как?!
Кай очухался быстрее меня, или же его сарказм просто не реагировал на такие мелочи, как телепортация:
— Паркур, дедуля. С детства балуемся. — И вдруг резко посерьезнел. Стряхнул с плеча автомат.
Источник света в груди отозвался на смутную команду. Что-то перестроилось в организме, руки и ноги получили былую силу. Я встал и нашел взглядом Положенцева. Изрядно помятый старик стоял в паре десятков метров от нас, спиной к пролому, над которым ещё клубилась бетонная пыль. Юлю он держал на правом плече. Безжизненно висящее тело...
Четыре минуты, вспомнил я. А сколько секунд я уже тут валяюсь?!
— Отпусти девчонку и отойди на пять шагов! — Кай, стоя на одном колене, прицелился в Положенцева из автомата. — Шевелись! А то полетишь с друзьями разбираться.
Положенцев усмехнулся:
— Так веришь в пули? Напрасно. Вспомни Арсена. А в этом теле я...
— Она умирает! — крикнул я. — Если она дойдет до того дворца, — все. Хер тебе вместо силы.
Кай покосился на меня. Я мысленно умолял его молчать, не разрушать моего блефа, этой последней призрачной надежды обхитрить дьявола.
«Да слышу, не ори, — раздался голос Кая в голове. — Уже понял, что никакой силы у тебя нет».
Глаза Положенцева, только что бывшие обычными, сверкнули синим. Он быстро, но аккуратно положил Юлю на спину. Коснулся бледного лица. Пальцы переместились на шею, пытаясь нащупать пульс. Я шагнул к ним, Кай тоже подался вперёд.
— Ни с места! — Положенцев махнул рукой, и нас оттащило на пару метров назад.
Мысленно я осторожно «пощупал» Положенцева. Сгусток силы. Чуть тронь, и... Нет, не сейчас, не рядом с Юлей.
— Вы взяли лекарство? Не могли не взять! Дай!
Рука Положенцева, только что «оттолкнувшая» нас, развернулась ладонью вверх. Пальцы пошевелились в нетерпеливом жесте.
— Кай, — сказал я. — Отдай ему шприц.
— Уверен?
— Она умирает.
Я смотрел на Положенцева, но знал, что Кай достает из кармана лекарство. «Лекарство», Господи... Да переживет ли она вообще этот укол?
Шприц мелькнул в воздухе, Положенцев схватил его и повернулся к Юле.
— Я верну тебя к жизни, слышишь? — крикнул он, высоко занес руку со шприцом и обрушил вниз.
Свет внутри меня хлынул вперед, будто река, прорвавшая плотину. Я знал, что Положенцев сейчас спасает Юлю, но выглядело это как удар, как попытка убийства.
То, что бушевало внутри меня, не поддавалось осмыслению. Нечто, непрестанно тянущее щупальца в разные стороны. Оно могло и хотело читать мысли, двигать предметы, управлять энергиями.
Игла прошла сквозь ткань замызганной блузки, вонзилась в плоть. Сила рвалась из меня наружу, к своей настоящей хозяйке. Я пытался стоять на пути бешено ревущего потока, пытался сдержать его. Он немного слушался, но все равно по крыше поползла трещина. Она ширилась, змеилась. Не добежав до Юли с Положенцевым полуметра, она будто налетела на незримую преграду и ушла вправо, огибая их, описывая окружность.
— Давай, моя дорогая! — крикнул Положенцев, выдавив поршень. — Хватит притворяться! Я чувствую, как бушует твоя сила!
Веки Юли дрогнули, ресницы затрепетали. Мне показалось, что она не сама открыла глаза — это Положенцев в нетерпении поднял ее веки силой мысли.
Огонь, ревущий внутри меня, перестал согревать и начал жечь. Мне он не хотел принадлежать больше. Юля была его настоящей хозяйкой, она сумела подчинить, подавить его, заточить внутри себя на долгие годы ради того, чтобы спасти свою умирающую семью. И пусть ею руководил страх пополам с отчаянием, но для дикого зверя, по ошибке попавшего на Землю, Юля была госпожой. Я хватался за поводок Кербера, понимая, что как только он прекратит вырываться, — повернет ко мне три своих головы и сожрет в мгновение ока.
— Просыпайся, просыпайся! — Положенцев хлопал Юлю по щекам, будто она задремала, выпив лишний бокал на вечеринке. — Давай, дорогая, мы не закончили беседу. Очищай организм, и…
Он замолчал. Вздрогнул, глядя в глаза Юли. Теперь она была беззащитна, и для Положенцева все ее мысли, вся память оказались раскрыты.
— Нет! — воскликнул он и отпрянул от Юли. — Немыслимо! Ты…
Он нашел меня взглядом, приоткрыл рот.
Он теперь стоял в полушаге от Юли. Большего требовать от судьбы я не мог. Кай рассудил так же — слева от меня раздался звук автоматной очереди.
«Будешь слушаться меня, понял? — прорычал я мысленно, подтянув к себе Кербера за поводок. — Она тебя мне доверила, и ты, скотина, будешь слушаться! А теперь — фас!»
Кербер бросился в атаку.

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий