Последний звонок. Том 2

Глава 115. Маленький Принц

Сквозь красно-серый туман беспамятства долетали отголоски. Отзвуки воспоминаний и, кажется, реальные голоса. Вслушавшись, я различил:
— … главный приказал.
— Хрена се! Дэн, как так? Он тебе мысленно приказы отдает? Этот «сокрушитель»?
— Разрушитель, Саня. Давай поднажми, они на мосту Москва-Сити. Сейчас девку брать будут.
— Слышь, а меня в тусовку? Я парень способный!
— Это не тусовка, Сань. Все, отставить базар. Ты этому нормально закатал?
— Да я ему столько закатал, что слон бы уже кони двинул.
Смех. Я уплыл обратно. Только два слова извне остались и горели ярко-желтыми огнями на красно-сером фоне. «Разрушитель». «Юля». От них тянулись ниточки в реальность. Ниточки, сотканные из смыслов. По ним пробегала дрожь, и я чувствовал приближение… Нет! Не может этого быть!
— Ну и как тебе мой сюрприз?
Он встал передо мной, смотрел, усмехался. Чувствовал себя уверенным. Ничтожество.
— Как видишь. Пытаюсь вывести то, что мне вкололи.
— Не получается, да? — Он склонил голову, изображая сочувствие. — Тычешь кнопочки — а не работает?
— Это что сейчас было? Леденящий душу сарказм?
Борис ухмыльнулся:
— Похоже на то. Похоже, я справился со своими проблемами, и мне больше не нужен такой механизм компенсации, как Принц. Хотя за это, разумеется, стоит поблагодарить тебя.
Я молчал. Я был связан по рукам и ногам. Только мысли остались моими, Борис не мог их прочитать. Я задавал себе вопросы, ни на один из которых не мог найти ответа — закованный в эту тюрьму. Как Борис умудрился выжить? Как он одолел меня? Почему я ничего не заподозрил? Что вообще произошло?
На последний вопрос ответ нашелся. Я восстановил цепь событий, приведшую меня сюда, на заднее сиденье полицейского автомобиля. Это было просто.
Подслушать мысли Арсена, явившегося в больницу. Выкрасть из палаты Машу. Прийти в особняк Арсена, внушив, что я — «новый человек». Помочь добыть информацию из наемников, избавиться от стукача, снять «жучки» с машин, втереться в доверие по-настоящему. Мне нужны были эти бандиты, я мог бы на них рассчитывать…
Но что-то вдруг резко пошло не так. В голове помутилось. Я увидел, как моя рука дергает дверь автомобиля, почувствовал, что выпрыгиваю на полном ходу… Удар, боль, темнота в глазах. Я почти не мог шевелиться, мог лишь тянуться мыслью туда, к Юле. Тогда я не сомневался, что на меня напал Исследователь, ему такой финт вполне по силам. А сейчас увидел истинного виновника. И им оказался жалкий психопат.
— Справился с проблемами? — проговорил я. — Теперь не будешь плакать по ночам, вспоминая мамочку?
Я намеренно ударил в больное место, но реакции не дождался.
— В том числе, — отозвался Борис. — Но главным образом — я принял себя. И свою семью.
Свою семью? Что это может значить, Господи? Речь про Катю?
— Я бы не пришел к тебе. Предоставил бы тебе сдохнуть. Но эти два слова меня насторожили. Они не должны употребляться рядом. — Борис поднял руку, указывая на горящие желтым буквы: «Юля», «Разрушитель». — Моя дочь в опасности. И мы должны ее спасти.
— Мы?! — Я попытался засмеяться, но не смог. Здесь не получалось притворяться. — Это в смысле, ты и я? Да на кой черт ты мне сдался? Как ты вообще выжил?!
Борис, в отличие от меня, сумел засмеяться. Он покачал головой, сел, скрестив ноги, на это — красно-серое. Мне вдруг представилось, что оно — наш мозг. И я вижу извилины…
— Не настолько хорошо ты ориентируешься в нашем мозгу, как хочешь думать, — бросил Борис. — Я не умирал. Очнулся в одном закоулке, о котором ранее не подозревал. Пытался выбраться, но заблудился. Зато нашел кое-что интересное. Спроси меня, что я нашел?
Я промолчал. Подыгрывать ему? Нет уж, спасибо.
— Ладно, Принц, я нашел карту. И по ней смог найти все, что мне было нужно. Вот почему ты сейчас беспомощен. Ты находишься здесь. — Он показал сжатый кулак. — И только от меня зависит, сможешь ли ты получить ту или иную способность. Одна беда: ты лежишь поперек прохода, и перешагнуть через тебя я пока не могу. До этих двух слов, — кивнул он на красно-желтые буквы, — меня все устраивало, смерть не так страшна, если хоть раз ее пережил. Но теперь у меня появилась цель: моя дочь должна уцелеть. Ты знаешь, как этого добиться. Предлагаю сделку: я возвращаю тебе тело, но только тело. Никаких сверхспособностей. Слух и зрение — пополам. Транквилизатор я выведу.
Плохая сделка. Очень плохая! Я покачал головой. Борис в ответ пожал плечами:
— Как хочешь.
Лег на спину и начал насвистывать. А ведь он не умел свистеть…
— Сам пришел просить меня спасти Юлю, а теперь притворяешься, будто тебе все равно? Неубедительно.
— С тобой надо кончать, Принц. Это — куда важнее. Ведь ты же хотел сам убить девочку. Не надо отпираться. Я видел карту. Я знаю о тебе то, чего даже ты сам о себе не знаешь. Так что выбирай. Хочешь ли ты сделать перед смертью хоть что-то хорошее?
Вот так наивно и глупо. Борис — в своем репертуаре. Но ведь здесь я не сумею соврать, вот в чем проблема! Значит, придется говорить правду.
— Видишь ли, в чем загвоздка. Юле придется умереть, вне зависимости от того, что все мы об этом думаем.
Он приподнял голову, прислушался.
— Как отделить ее саму от ее тела? Это — операция на духе, если так можно сказать. Исследователь и Разрушитель наивно полагают, будто Юля сама отдаст им силу. Смешно. Как можно отдать руку? Или ногу? Она ведь не самурай. Это мы все — гости извне, заселившиеся в тела. А она — цельная.
— То есть, Юля обречена?
Теперь у меня получилось усмехнуться:
— Тебе ли не знать, что смерть можно пережить? Разумеется, если понимаешь, что происходит, и знаешь, что делать. Разница между мной и всеми остальными в том, что я знаю, как это сделать, и могу объяснить ей. Могу отвести от нее всех. Забрать ее силу. И уйти! А ты теперь достаточно сведущ, чтобы защититься от моего возвращения.
— Отлично. — Борис сел. — Так ты согласен?
— Мне нужно все. Чтобы победить сейчас, мне нужен полный контроль…
— Нет. Мне осточертело то, что ты делаешь с моими друзьями, с остальными людьми. Ты управляешь телом, я — всем остальным. Так, или никак. Решай. Я готов умереть. А ты?
Прежде чем я успел собраться с мыслями, губы шепнули ответ:
— Нет…
Я открыл глаза. Почувствовал, как тяжело и больно ворочается сердце. И этот туман… Левое плечо болезненно тянуло. Целая вечность понадобилась, чтобы сообразить: мне сковали руки за спиной, я лежу на левом боку на заднем сиденье автомобиля. Очень неудобно.
«Верное решение, Принц. А теперь, внимание, я вывожу транквилизатор».
Отлично. Только как Борис собирается это сделать? Через по́ры такую дозу не вывести. Тошнота? Очень долгий процесс концентрации транквилизатора в желудке.
— Нет, — шепнул я.
«Ничего страшного. Знаешь, сколько раз, твоей милостью, подобное происходило со мной?»
Я скрипел зубами, ожидая, когда прекратится этот горячий поток, льющийся мне на ноги, наполняющий салон зловонием. Но мочевой пузырь как будто бесконечен. Вдруг до меня дошло: я могу скрипеть зубами!
Осторожно послал сигнал пальцам — они шевельнулись, чуть слышно звякнула цепь наручников. Поморгал, разгоняя остатки тумана. Приподнял голову, посмотрел вперед. Лица водителя я не видел, но, кажется, это тот самый «Саня», который просился в «тусовку». Отлично. Значит, Разрушитель — второй. Дэн. Его профиль я видел. Вот он поморщился:
— Ты обоссался, что ли?
— Офигел? — возмутился Саня. — Блин, да это пассажир наш! Вот сука!
— Он, похоже, очнулся.
— Да быть не может…
Взгляд Разрушителя давил. У него очень темные, почти черные глаза, я едва не потерялся в них.
— Останови, — приказал Дэн.
— Да мы почти на месте, ты...
— Я сказал, останови!
«Приготовься!»
Из самого сердца рванулось наружу что-то громадное. Я попытался это перехватить, взять под контроль — тщетно. Силами управлял Борис. И голова Дэна бестолково мотнулась, повисла.
— Дэн, ты чего? — всполошился Саня. — Дэн, Дэн?! Ай, бля, развилку прое…
Водительская дверь открылась, и Саня, выкрикнув на прощание грубое слово, выпрыгнул.
«Нужно спешить. В мыслях Разрушителя я увидел, что происходит на мосту. Садись за руль».
Наручники осыпались, превратившись в металлическую пыль. Неужели я мог и такое? Или этот недоумок отыскал источник сил, мне неведомых? Но что значит, «неведомых»? Ведь я и есть — сила, так почему же…
«Время, Принц!»
Я рывком поднялся и сел, мокрые брюки отвратительно хлюпнули. Оставшаяся без водителя машина теряла скорость и уходила направо. От сигналов клаксонов вокруг звенел воздух.
— Я не в том состоянии, чтобы вести! Дай мне телекинез, это решит…
«Нет, так мы не договаривались».
Я перелез на водительское место, взялся за руль.
— Я даже не знаю, куда ехать!
Выровнять курс получилось. Стрелка спидометра телепалась в районе цифры «50».
«Езжай прямо».
Проклиная тупоголового Борю, я вцепился в руль, изо всех сил стараясь не выезжать за белые полосы. А они, как назло, побледнели и исчезли. Это что, такая остроумная человеческая шутка?!
«Не отвлекайся».
Я не успел спросить, о чем он. Вокруг заскрежетало, захрустело, машина подпрыгнула, крыша сорвалась и улетела назад. Я проводил ее взглядом в зеркале заднего вида, увидел, как уворачиваются автомобили от скачущего по дороге куска металла. Ветер загудел со всех сторон, гул двигателей ворвался в уши.
— Ты что творишь?! — заорал я, вихляя рулем.
«Спокойно. Сосредоточься на дороге».
Тело Разрушителя подскочило, перепрыгнуло через спинку сиденья и шлепнулось в лужу на заднем сиденье.
«Перестройся под нее. Не смотри по сторонам, машины я растолкаю, если придется».
— Под кого?
Борис заставил меня поднять голову, и я увидел Юлю. Отсюда, конечно, нельзя было разобрать, что за фигура застыла, стоя на перилах моста, проходящего над дорогой, но Боря отчего-то знал точно.
«Голубь, — сообщил он. — Я смотрю туда глазами голубя».
Глазами голубя? Он что, серьезно?! Жаль, я не в том положении, чтобы задавать вопросы… Я повел рулем вправо, и машина покорно переместилась. Мост приближался. Мы должны были проехать прямо под Юлей.

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий