Медиа-манипулирование общественным политическим сознанием: Телевидение и Интернет

Заключение

В переживаемую ныне человечеством информационную эпоху СМИ действительно стали реальной «четвертой властью», обладающей огромными возможностями и оказывающей давление на все области общественной жизни. Современные технологии служат сегодня не только инструментом по передаче и обмену информацией, они выстраивают новые отношения между властью и обществом, являются неотъемлемой частью политического управления.
В демократическом государстве СМИ призваны реализовывать волю и власть народа, а развитыми считаются те из них, которые действуют в соответствии с потребностями и интересами общества, занимая при этом нейтральную позицию и поддерживая тем самым демократический процесс. В идеале СМИ и власть должны взаимодополнять друг друга, их отношения должны быть партнерскими: СМИ от имени народа следят за происходящими в политической жизни событиями с критической точки зрения, предоставляют слово различным сторонам, власть, в свою очередь, гарантирует свободу СМИ и откликается на те требования общественности, которые артикулируются через СМИ. Таким образом, СМИ призваны охранять демократию, выполнять функцию социального контролера деятельности государственных институтов, информационно обеспечивать их деятельность, а не быть оружием в достижении тех или иных целей.
СМИ — это один из важнейших социальных институтов, призванный выполнять значимую роль по предоставлению обществу альтернативных точек зрения. Успешность развития этого института зависит от наличия в обществе консенсуса относительно целей его создания и правил функционирования.
Между тем в реальной жизни эта идеальная схема далеко не всегда работает, и СМИ часто становятся инструментом в руках государственной власти. В сегодняшнем мире СМИ оказывают прямое воздействие на политическое поле и политическое сознание.
СМИ сегодня во многом служат способом формирования, а не отражения реальности, как считалось в недалеком прошлом, они вырабатывают наиболее важные категории классификаций, служат способом и каналом для медиа-манипулирования. Благодаря развитию СМИ перед властью открылись беспрецедентные возможности для контроля за политическим сознанием граждан.
Развитие новых способов подачи информации (универсальность, банализация, излишняя драматизация и сенсационность при подаче новостей) и особенно преобладание в СМИ развлекательных передач низкого качества не только стимулируют распространение конформизма, приводят к некритичному восприятию информации, фрагментарности сознания и падению общего образовательного уровня, но и вызывают у граждан политическую апатию, индифферентность, страх потерять политическую стабильность, отучают их мыслить и, соответственно, делают общество более подверженным медиа-манипулированию.
Медиа-манипулирование — это сложный феномен, который можно определить как вид ненасильственного психологического воздействия на сознание при помощи СМИ, благодаря развитию которых оно достигло ранее невиданных масштабов и результатов.
Истоки современного медиа-манипулирования можно обнаружить в основополагающих принципах пропаганды, сформулированных еще в 20—30-е гг. XX в. Эти принципы достаточно широко и активно применяются и в наши дни. В реалиях начала XXI в. медиа-манипулирование проводится настолько искусно, что остается незамеченным объектом манипулирования.
Борьба за обладание СМИ — это борьба за достижение права на навязывание гражданам легитимного видения социального мира. В терминологии постмодернизма это «борьба за чисто символическую власть направлять взгляды и веру, предсказывать и предписывать, внушать знание и призвание...».
Анализ специфики, методов и технологий манипулирования общественным сознанием на примере телевидения и Интернета позволяет сделать вывод о том, что появление этих электронных СМИ имело колоссальные последствия для политической публичной сферы: во многом благодаря им на смену политическим дебатам, дискуссиям и анализу пришла борьба образов, запоминающихся высказываний, которые удобно использовать в заголовках новостей; изменился характер подачи новостей в целом. Все большее значение стал обретать имидж политиков, а не их программы и политические взгляды.
Новостные заметки приобретают все более развлекательный характер, а сами передачи становятся все более короткими, при этом потребление информации — все более некритичным. Это во многом объясняется тем, что телевидение и Интернет испытывают давление со стороны коммерческой выгоды и поэтому вынуждены создавать массовые продукты низкого качества.
Как телевидение, так и Интернет способны влиять на ход политических событий, формировать отношение к происходящему при помощи целого ряда выработанных специальных приемов — «раскруткой» новости, ее «перекруткой» и «удушением».
Конкретное изучение используемых в медиа-манипулировании приемов и методов приводит к выводу о том, что они существенно воздействуют на сознание и подсознание масс, позволяют успешно формировать политическое сознание, формировать требуемые политические симпатии и антипатии.
Важнейшим инструментом формирования политического сознания граждан продолжает оставаться телевидение, что объясняется масштабностью его распространения, бесплатностью, уникальным сочетанием видео- и звукоряда, особой логики построения передач и выпусков новостей.
Вместе с тем следует отметить и ограниченность этого ресурса: телевещание является в большинстве своем не уведомительным, а лицензируемым видом деятельности, что объясняется не только нехваткой частот, но и тем огромным влиянием, которым оно обладает.
С ростом интернет-технологий роль и популярность телевидения, как канала информации, неизбежно будет снижаться. Распространенность Интернета в мире в настоящий момент все еще меньшая, чем телевидения, но он все более уверенно занимает место параллельного источника информации и важного инструмента политической жизни. Примерно с начала 1990-х гг. можно говорить о постепенном проникновении Интернета в политическую жизнь развитых стран, а со второй половины 1990-х гг. (периода массового распространения персональных компьютеров, имеющих выход в сеть), Интернет становится уже одним из источников информации. Так, во время выборов 1996 и 2000 гг. у американских кандидатов в президенты уже были собственные веб-сайты, а за последней информацией о ходе голосования на президентских выборах в Интернете следили миллионы американцев.
Все большее влияние на политические события начинают оказывать социальные сети. С начала 2000-х гг. Интернет и мобильная связь начали активно использоваться для организации протестных массовых мероприятий. Личные страницы и аккаунты политических деятелей сегодня успешно используются для рекрутирования сторонников (избирателей).
Интернет — это стремительно растущая сила, которую в будущем ожидают значительные изменения, связанные как с развитием новых способов контроля за поведением граждан и их настроений со стороны властей, так и с новыми возможностями граждан оказывать сопротивление попыткам власти манипулировать их мнением.
Современные коммуникационные технологии изменили и продолжат изменять способы воздействия на политическое сознание и будут все активнее менять способы взаимодействия между государством и обществом.
Телевидение и Интернет в определенной степени антагонисты: если Интернет двусторонен, интерактивен, учитывает механизм обратной связи, учит взаимодействию, позволяет, как потреблять информацию, так и создавать ее, то телевидение односторонне, однонаправлено, не рассчитано на ответ и приучает лишь к пассивному восприятию.
Благодаря развитию цифровых технологий сегодня мы становимся свидетелями «медийной конвергенции», когда каждый может создавать контент и распространять его с очень низкими затратами. Если раньше барьеры для входа в сектор СМИ были крайне высокими, то сегодня технологии стали доступны среднему человеку. Стремительно развивается «гражданская журналистика», которая основывается на идее о том, что люди без профессиональной журналистской подготовки могут использовать инструменты современных технологий и глобальное распространение Интернета для создания контента, исследования или проверки фактов СМИ самостоятельно или в сотрудничестве с другими.
Современные государства по-разному определяют степень допустимого в интернет-пространстве. Во-первых, люди в разных странах говорят на разных языках, имеют разные потребности, что отражает их историю, культуру, благосостояние, а соответственно, они хотят получать тот контент, который соответствует их предпочтениям. Во-вторых, технологическое развитие накладывает отпечаток на различия между странами: государства могут создавать закрытые сети, о чем свидетельствует опыт КНР. В-третьих, существует разное понимание вредоносности одной и той же информации: например, где-то авторские права прекрасно защищены законом, а где-то они постоянно нарушаются.
Все это означает, что государства могут в рамках своих границ изменять само понятие и основу Интернета как децентрализованного источника информации. Условно можно выделить три модели присутствия государства в сети: западную, китайскую и российскую. Их отличает то, как государство меняет архитектуру Интернета в рамках своих границ, используя порой даже силу принуждения. Такие государства как США, Китай и Россия будут склонять другие страны к той модели, которая в большей степени отвечает их интересам.
Применительно к телевидению, формирующему мировоззрение, интеллект и образ жизни людей, можно сказать, что, с одной стороны, оно не должно быть монополизировано государством, а с другой — не должно находиться в полной зависимости от рекламы, т.е. быть сугубо коммерческим. Во многом этим объясняется тот факт, что в «странах золотого миллиарда» сегодня нет феномена государственных СМИ: у государства не должно быть отдельных от общества интересов, а значит, не должно быть своих каналов для их выражения. При этом речь не идет о государственной поддержке СМИ — во многих странах практикуются государственные дотации отдельным журналам или телеканалам, что в идеале должно объясняться стремлением представить общественности несколько точек зрения. Один из успешных примеров государственной поддержки СМИ — страны Северной Европы, где субсидируются периодические издания второго ряда.
В этих целях в подавляющем большинстве развитых государств существует система общественного телерадиовещания, которая является результатом демократического развития и служит на сегодняшний момент единственным институциональным способом сокращения масштабов манипулирования общественным мнением при помощи телевидения.
Весьма поучителен опыт применения системы общественного телерадиовещания на примере первой в мире общественной вещательной компании — Британской вещательной корпорации («Би-Би-Си»). Британский институт общественного телерадиовещания является примером того, как на протяжении многих лет в целом успешно функционирует модель общественного вещания, а деятельность СМИ на политическом поле регулируется детальными нормативными документами.
Анализ модели общественного вещания в Великобритании позволяет утверждать, что в стране сложилась такая система телевещания, которая, несмотря на критику, в большей степени независима как от власти, так и от влияния рынка. Из анализа документов, составляющих основу редакционной политики компании «Би-Би-Си», следует, что наличие детально прописанных правил поведения журналиста (оператора, продюсера) призвано и позволяет сделать толкование политических событий более беспристрастным и объективным, воспитать у населения уважительное, а не пренебрежительное или ироничное отношение к деятельности государственных органов. Все это позволяет сократить пространство для манипулирования политическим сознанием британцев.
Несмотря на периодическую критику в свой адрес, зрелый институт общественного телерадиовещания Великобритании, сложившийся около века назад, с детально прописанными нормами освещения общественно-политической жизни и финансово подконтрольный обществу, является своего рода ролевой моделью с богатым багажом накопленного и проверенного временем опыта.
Общественное телевидение в Великобритании выполняет важнейшую функцию СМИ как социального института — предлагает обществу набор альтернатив, среди которых его членам предлагается делать выбор, т.е. этот институт становится в большинстве случаев трибуной для высказывания различающихся мнений.
В России пока рано говорить о становлении модели общественного вещания. Это объясняется главным образом отсутствием запроса на его развитие как со стороны государства, так и со стороны общества. Российская модель общественного вещания была создана искусственно сверху, а телевизионный канал ОТР оказался не особенно интересным с точки зрения наполнения информационного поля альтернативной информацией.
Это дает основание утверждать, что модели общественного вещания не могут быть механически перенесены из одной страны в другую, поскольку залогом успешного развития этого института являются исторические факторы и наличие не только в обществе, но и среди политических сил консенсуса относительно необходимости и целей его существования. Успешно действующий институт может возникнуть скорее в результате развития общества (эволюции), нежели по распоряжению сверху, а для его полноценного функционирования необходимо согласие власти и гражданского общества относительно целей и правил его существования.
Система развитого общественного телерадиовещания сегодня — это не только единственный институциональный способ сокращения масштабов манипулирования политическим сознанием при помощи телевидения, но и способ стимулирования здоровой конкуренции между разными политическими силами.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий