Медиа-манипулирование общественным политическим сознанием: Телевидение и Интернет

Общественное телевидение: британский и российской опыт

Общественность каждой страны нуждается в информации о деятельности ее государственных органов и должностных лиц. Однако представления о том, что именно следует понимать под освещением их деятельности, значительно разнятся в различных государствах.
Условно страны можно разделить на две группы. В одних существуют установленные и приемлемые как для СМИ, так и для государственных органов подробные правила освещения деятельности последних. Такие правила призваны представить функционирование этих органов объективно и с разных точек зрения (например, в Великобритании и США). В других государствах под информационной проблемой понимают введение нормативов по показу официальных событий, одновременно далеко не всегда соблюдая эти нормативы (например, в России — Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» (1995 г.).
Несколько проблем осложняют вопрос информационного обеспечения деятельности органов государственной власти. Во-первых, это эффект присутствия телевизионной камеры — как уже было отмечено, она способна изменить поведение тех, на кого она направлена. Так, многочисленные потасовки в российском (1990-е гг.) и украинском парламентах (2000-е гг.) стали своеобразными визитными карточками некоторых политиков тех лет. Именно поэтому, например, в США, на протяжении практически 35 лет велись ожесточенные дебаты относительно того, должны ли заседания Конгресса транслироваться в телеэфире. Результатом этих дебатов стало то, что освещать деятельность конгрессменов могут только собственные телевизионные службы Конгресса.
Помимо эффекта телекамеры существует и проблема того, что об одном и том же событии можно снять два диаметрально противоположных репортажа. Это зависит как от выбора персонажей, качества монтажа, так и от поведения комментатора, который может играть с тоном подачи сообщения. Это не отменяет того, что он может выражать свое мнение в аналитических передачах, но делать это в новостных блоках недопустимо. В-третьих, существует проблема продолжительности показа сюжетов, освещающих работу государственных органов. Весь новостной блок не может сводиться к трансляции официальных заседаний, он призван быть сводкой наиболее актуальных событий дня из самых разных областей общественной жизни. В 1995 г. в России был принят Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных СМИ», который был призван ввести регулирование отношений между органами государственной власти и государственными СМИ.
В Законе говорится о том, что аккредитованные журналисты, а также пресс-службы федеральных органов государственной власти могут вести запись официальных мероприятий и сохраняют за собой право на монтаж (ст. 4). На практике это означает, что в течение всего рабочего дня депутат может находиться под прицелом телекамер, а из его речи может быть выхвачен любой фрагмент и смонтирован по заказу того или иного СМИ.
В Законе также сказано о том, что Государственные федеральные аудиовизуальные средства массовой информации обязаны обеспечивать распространение некоторых теле- и радиопрограмм в полном объеме не менее чем по одному общероссийскому телеканалу и одному общероссийскому радиоканалу в удобное для телезрителей и радиослушателей время, но не позднее чем через двадцать четыре часа с момента совершения соответствующих событий.
Контроль за соблюдением требований Закона «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных СМИ» был передан Федеральной комиссии по телерадиовещанию, которая должна была осуществлять контрольные полномочия путем анализа записей программ после их выхода в эфир (ст. 14). Однако такой орган в России отсутствует, а значит исполнение закона не контролируется.
Из приведенных выше отрывков Закона видно, что он не соблюдается в полном объеме, не решает многочисленные проблемы в сфере освещения деятельности государственной власти, не действует в связи с отсутствием органа, который контролировал бы его деятельность. Но как же решается этот вопрос в других странах?
С появлением электронных СМИ и особенно телевидения стало очевидно, что обществу необходим отдельный институт, обеспечивающий его независимость как от рынка, так и от государства. Юридически данная необходимость была закреплена в 1998 г., когда Международным союзом электросвязи и ЮНЕСКО был принят «Типовой закон об общественном телевещании», согласно которому общественное вещание — это вещание: а) предназначенное для общества; б) финансируемое обществом; в) контролируемое обществом. Именно таким образом закрепляется принцип независимости на трех уровнях: финансовом (общественное телевидение существует за счет абонентской платы и продажи продуктов собственного производства), управленческом и редакционном.
На основе трех указанных составляющих британский профессор Фрэнк Уэбстер вывел следующее определение: «Общественное вещание может рассматриваться как образец института, который в своей повседневной деятельности внеположен влиянию политики, бизнеса и даже аудитории, к которой он обращается, ему не нужно добиваться определенных экономических целей, и то, что он создает, предназначено и доступно для общества в целом, а не только для тех, кто может оплатить подписку, причем, создавая информационный продукт, общественное вещание не заботится о спонсорах и рекламодателях».
Сегодня в мире существует около сорока моделей национального общественного вещания (больше других в мире распространена дуальная модель, сочетающая в себе общественное и коммерческое телевидение). Все они, по мнению директора Фонда развития общественного телевидения в России Игоря Яковенко, включают четыре общих признака:
1) формирование на основе специального законодательства (отдельного закона, глав законов или специальных законов);
2) контроль со стороны общества через специальные коллегиальные органы, которые гарантируют независимость вещания от государства;
3) финансирование в соответствии с законом, что исключает возможность подчинения телевидения коммерческим интересам;
4) объективность информации, удовлетворение потребностей самой широкой аудитории.
Примером того, как на протяжении многих лет в целом успешно функционирует модель общественного вещания, является Великобритания, где деятельность первой в мире общественной вещательной компании — Британской вещательной корпорации («Би-Би-Си») регулируется строгими правовыми нормами, которые неукоснительно соблюдаются. Именно британская концепция общественной службы вещания оказала влияние на развитие этого института во многих демократических странах. В этой связи представляется полезным рассмотреть, с помощью каких механизмов модель общественного телевидения помогает избежать давления на политическое сознание граждан, и каким образом в Великобритании решается проблема освещения деятельности государственных органов.
Британская вещательная корпорация считается первой общественной вещательной компанией, созданной в мире. Она получила лицензию на осуществление вещания в 1922 г. и до 1954 г. пользовалась этим правом монопольно. Следует отметить, что в Великобритании, как и в большинстве развитых государств, действует система именно общественного телерадиовещания. Это означает, что в стране есть специальное законодательство, составляющее правовую базу «Би-Би-Си» (Королевская Хартия), деятельность корпорации контролируется обществом посредством коллегиальных органов (Совет управляющих и региональные Общественные советы зрителей и слушателей), финансирование производится в основном за счет абонентской платы, а содержание вещания должно строиться на основе объективной информации. Наличие этих четырех составляющих оказывает непосредственное влияние на освещение деятельности органов государственной власти в Великобритании.
Главным документом, определяющим обязанности компании, является Королевская Хартия. Помимо Хартии, правовую основу деятельности компании составляют лицензия и договор, который был заключен между «Би-Би-Си» и Секретарем Национального наследия. Данный договор («Agreement Accompanying the BBC Charter») содержит основное положение, которому должна следовать корпорация: «Би-Би-Си» запрещается выражать свое отношение к текущим политическим и социальным событиям.
Помимо Королевской Хартии, лицензии и договора, BBC выработала многостраничный документ, включающий Руководство или регламент (Guidance) для редакторов. Он содержит как основные принципы работы корпорации, так и конкретные требования, предъявляемые при освещении самых разных событий политической, экономической и общественной жизни.
Ключевое понятие при осуществлении вещания «Би-Би-Си» в Великобритании — беспристрастность. «Беспристрастность является сердцевиной деятельности “Би-Би-Си” и должна присутствовать во всех, выпускаемых нами медиа-продуктах», — говорится в Руководстве (регламенте) для продюсеров. Под самим термином «беспристрастность» корпорация понимает обязательное представление «не менее двух сторон любого вопроса». Ее представителям в ходе вещания запрещается выражать свою позицию по текущим событиям. В репортаже, посвященном проблемам политики или экономики, следует придавать значение «основным различающимся точкам зрения».
В целом новостные программы призваны предложить зрителю такое информационное сообщение, чтобы он мог, прослушав его, сформировать собственное видение вопроса. Безусловно, нельзя утверждать, что это происходит в каждом новостном сюжете, но по вопросам, относительно которых в обществе нет консенсуса, в эфире обязательно присутствуют и политические дебаты (вопрос об участии британских сил в войне против Ирака, референдум по вопросу о независимости Шотландии и др.). Таким образом, ОТР в Великобритании выполняет важнейшую функцию СМИ как социального института — предлагает обществу набор альтернатив, среди которых его членам предлагается делать выбор, т.е. этот институт становится трибуной для высказывания различающихся мнений.
Названный ключевой принцип относится, прежде всего, к освещению деятельности главного государственного органа Великобритании — парламента, что тоже отражено в регламенте. В задачи «БиБи-Си» входит передача ежедневного беспристрастного отчета о его работе.
Парламент устанавливает также и свои ограничения на освещение его деятельности. Как говорится в «Правилах освещения деятельности парламента», подготовленных Палатой общин, они (правила) созданы для того, чтобы «Палата могла контролировать то, как изображают ее деятельность на телевидении». Эти положения, составляющие неотъемлемую часть регламента «Би-Би-Си», были впервые сформулированы в 1989 г. С тех пор по окончании каждой парламентской сессии Палата общин выпускает доклад о том, как освещалась ее деятельность. Там же приводятся высказывания тех парламентариев и журналистов, которые считают, что существующий порядок устарел, и формулируется позиция законодателей в целом по данному вопросу. Как будет видно из нижеизложенного материала, порядок, установленный в 1989 г., довольно консервативен.
В регламенте говорится, что главным правилом при освещении деятельности парламента является отношение журналиста к работе этой инстанции не как к «месту развлечений», а как к «рабочему органу». Именно поэтому в разделе, касающемся трансляции собраний, большое внимание уделено поведению оператора в случае начала беспорядков в зале дискуссий. В этих обстоятельствах оператору надлежит направить камеру либо на председателя, либо показывать «широкоугольную картинку всего зала заседаний». Эти меры призваны не допустить демонстраций «непарламентского поведения» и превращения деятельности парламента в «цирк». Более того, запрещается включать отрывки из заседаний парламента в выпуски развлекательных и сатирических передач.
Помимо этого, правила съемки в парламенте подразумевают жесткие требования к трансляции выступления отдельного его представителя. Так, оператору следует показывать голову и плечи выступающего, и запрещается приближать объектив слишком близко к лицу. Это правило призвано не допустить комичного изображения оратора. Камера должна быть направлена на выступающего до тех пор, пока он не договорил. Запрещается направлять объектив на пометки председателя парламента или самого выступающего. Журналисты не имеют права выделять при помощи графических средств оратора (запрещена комбинированная и панорамная съемка), не допустимо также ускорять/замедлять темп его речи и запись самого выступления. Каждый раз, когда поднимается председатель палаты, камера должна быть направлена на него. Допускается быстрый отвод камеры для показа реакции конкретного парламентария на сказанное, но только в случае, если реплика была направлена в его адрес. Реакция на местах для публики не должна попадать в кадр.
Данные требования регламента применяются также при трансляции заседаний законодательных органов Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии, они же действуют в отношении Европейского парламента.
Ежегодные отчеты парламента Великобритании об освещении его деятельности на телевидении свидетельствуют о том, что законодатели не намерены менять сложившийся порядок. Между тем в их среде не утихает бурная дискуссия о том, следует ли скорректировать установленные правила в соответствии с требованиями времени. Так, неоднократно звучал призыв показывать во время прений реакцию не только спорящих сторон. Однако в парламентском отчете, например, за 2002—2003 гг. (ст. 13) говорится, что «оператору в этом случае придется брать на себя редакторскую ответственность, самостоятельно решая, на кого наводить камеру». Помимо этого примера, в отчетах можно встретить другие детальные обоснования того, почему парламентарии не собираются менять сложившуюся систему.
Что касается освещения деятельности органов исполнительной власти, то в договоре, заключенном между «Би-Би-Си» и Секретарем Национального наследия (2006 г.), дополняющим Королевскую Хартию, указано, что прямой обязанностью «Би-Би-Си» является удовлетворение требования министра на «распространение его заявления» и сопровождение этого выступления соответствующим видеорядом.
В Руководстве «Би-Би-Си» отдельно говорится о том, как следует брать интервью у лидеров политических партий. Появление партийных лидеров на экране в форме интервью должно быть обязательно санкционировано главным советником по политическим вопросам (Chief Advisor Politics) и, в случае его одобрения, строго одинаковым по времени (ст. 10.3.2).
Именно к этому должностному лицу надлежит обращаться при необходимости освещения противоречивых моментов государственной жизни, политических или экономических споров. Его согласие необходимо на любое исследование, затрагивающее деятельность госчиновников (ст. 10.3.7).
При упоминании в эфире политических партий предписывается использование конкретных, а не общих терминов (например, не «оппозиция», а «официальная оппозиция»). Также, говоря о политических партиях, следует использовать их полные названия.
Отдельная глава регламента посвящена деятельности «Би-Би-Си» во время избирательной кампании. Новостные сообщения, выходящие в этот период, должны проходить главным образом «в форме политических дебатов» (ст. 10.4.17), что выгодно отличает характер подачи информации в Великобритании во время избирательной гонки. Помимо этого, как и во многих других странах, здесь запрещено освещать избирательную кампанию в день голосования. Разрешается лишь показывать кадры того, как отдают свой голос на выборах основные кандидаты, причем в равной временной пропорции.
В регламенте «Би-Би-Си» отдельный раздел посвящен освещению чрезвычайных ситуаций, военных действий и террористических актов. Статья 10.4.15 регламента предусматривает в экстренных ситуациях (например, при принятии решения о начале военных действий) предоставить эфир премьер-министру или другому профильному министру. Однако и в этом случае необходимо после выступления премьер-министра показать выступление лидера «официальной оппозиции» по этому же вопросу.
Регламент предусматривает, что во время чрезвычайных ситуаций или военных действий журналистика может быть ограничена вопросами национальной безопасности (Official Secrets Act & The Terrorism Acts). Тон повествования в данных ситуациях будет так же важен, как и подлинность подаваемой информации. Особое внимание в документе уделяется освещению террористических событий и тому языку, который должен использовать диктор. Ведущим не рекомендуется использовать в эфире слово «террорист» («terrorist»), предпочтение отдается более конкретным словам («bomber», «attacker», «militant»).
Несмотря на то что «Би-Би-Си» всегда старалась дистанцироваться от споров и противоречий, неоднозначное отношение к деятельности корпорации не могло не возникнуть в силу того уникального положения, которое она занимает в британском обществе. В этой связи небезынтересно, за что критикуют ВВС при освещении государственных событий.
В основном все претензии, которые когда-либо предъявлялись в адрес корпорации, сводятся к упрекам в ее, как ни странно, предвзятости. Большая часть критики связана с тем, что «Би-Би-Си» исповедует в большей степени левые взгляды и оказывает негласную поддержку английским либерал-демократам. Подобные обвинения по понятным причинам неоднократно выдвигались представителями Консервативной партии.
Так, по словам английского журналиста Энтони Джея, широко известного в Великобритании своими воспоминаниями о ВВС, где он проработал более 10 лет, в корпорации левые идеи были весьма распространены. «Мы были против индустриализации, против капитализма, против патриотизма, против монархии...», — пишет он о настроениях, царивших в корпорации в 60-70-е годы прошлого века. Эти слова подтверждает в своей статье «Какая работа самая унылая? Это быть Тори на ВВС» еще один журналист Робин Аиткен, убежденный консерватор, проработавший на ВВС около 25 лет. «Деятельность “Би-Би-Си” предвзята, и эта предвзятость серьезно искажает общественное мнение», — считает он.
Самые яростные обвинения в адрес «Би-Би-Си» звучали во время пребывания у власти Маргарет Тэтчер (1979—1990 гг.). Консерваторы во главе с Тэтчер упрекали «Би-Би-Си» за ее позицию по войне на Фолклендских островах, за слишком нейтральное и непатриотичное освещение тогдашних событий.
Именно с конфликта на Фолклендах началась активная фаза противостояния между Тэтчер и «Би-Би-Си», влияние которой глава британского кабинета министров всячески старалась уменьшить, считая позицию корпорации предубежденной против нее. Тэтчер активно выступала против основы финансовой независимости «БиБи-Си» — уплаты абонентской платы (она считала бессмысленным платить этот налог всем, вне зависимости от того, смотрит человек «Би-Би-Си» или нет). Премьер-министр всячески пыталась добиться распространения в Великобритании коммерческого телерадиовещания для того, чтобы влияние «Би-Би-Си» на внутреннюю аудиторию постепенно падало. Отчасти ей это удалось — сегодня конкуренция с коммерческим телевидением является основной проблемой для «Би-Би-Си». Для этого на протяжении 1980-х гг. Тэтчер последовательно вводила в Совет управляющих «Би-Би-Си» консерваторов.
Противоречия между Тэтчер и корпорацией достигли своего апогея во время выборов 1983 г., когда «Би-Би-Си» выпустила документальный фильм «Воинственная Мэгги» (Maggie>s Militant Tendency), обвиняющий некоторых членов Консервативной партии в заигрывании с фашистами во время Второй мировой войны. В результате в 1987 г. генеральный директор «Би-Би-Си» Алистер Милн был уволен, а на его пост Советом управляющих, не без участия Тэтчер, оказался назначен более близкий ей по своим воззрениям Мармадьюк Хусей. После этих событий лидер консерваторов заявила: «Я выиграла у “Би-Би-Си” четыре избирательных кампании и не хочу участвовать в еще одной компании против корпорации».
Эта напряженная схватка между «Би-Би-Си» и консерваторами не имеет аналогов в британской истории. С одной стороны, ее можно рассматривать как попытку «Би-Би-Си» дистанцироваться на протяжении правления Тэтчер от позиции правящей партии и показать ее промахи и ошибки. С другой стороны, имеет смысл прислушаться к обвинениям «Би-Би-Си» в приверженности левым идеям. Что же касается взаимоотношений с «Би-Би-Си» лейбористов, например, в период министерства Тони Блэра, то они протекали весьма гладко. Бывший член парламента Джордж Гэлловей даже назвал «Би-Би-Си» «корпорацией Буша и Блэра» (the «Bush and Blair Corporation»).
Еще один внутриполитический скандал, затрагивающий деятельность «Би-Би-Си», связан с отношением корпорации к британской монархии (консерваторы всегда обвиняли компанию в антимонархических взглядах). Так, в 2007 г. «Би-Би-Си» перед выходом в эфир документального фильма «Королевская семья на работе» («The Royal Family at Work») выпустила трейлер, в котором были показаны два отрывка: в одном королева отказывается снять в ходе съемок корону, хотя оператор убеждает ее выглядеть менее официозно, а во втором она говорит: «Я не буду ничего менять». Однако корпорация поменяла кадры местами, и получилось, что королева выглядела, по словам контролера «Би-Би-Си» Питера Финчама, «немного не в себе». После показа трейлера в Британии разгорелся крупный скандал, и «Би-Би-Си» пришлось принести королеве свои извинения, где говорилось, что корпорация признает «себя виновной в серьезной ошибке, приведшей к недолжному восприятию королевы».
Упомянутый скандал весьма показателен и в целом также относится к освещению деятельности государственных органов. Однако в случае с королевой в Великобритании отсутствует столь детальный, как у парламента, регламент осуществления съемок.
Таким образом, из анализа глав документов, составляющих основу редакционной политики компании «Би-Би-Си» и посвященных освещению именно политических событий, следует, что наличие столь детально прописанных правил поведения журналиста (оператора, продюсера) призвано сделать толкование политических событий в Великобритании как можно более беспристрастным. Эти правила были созданы для демонстрации объективной картины происходящего в главном государственном органе страны — парламенте. Они призваны воспитать у населения уважительное, а не пренебрежительное или ироничное отношение к деятельности депутатов. Также правила призваны не допустить преобладания на телевизионном экране лидера правящей партии, заявления которого обязательно дублируются выступлением лидера оппозиции. Репортаж, подготовленный журналистом о деятельности государственных органов, должен быть составлен таким образом, чтобы зритель мог сформировать собственную точку зрения после его трансляции.
Из критики, направленной в адрес «Би-Би-Си», можно сделать несколько выводов: во-первых, британская общественность следит за тем, чтобы освещение политических событий в Великобритании было как можно более объективным, в противном случае в прессе начинается крупный скандал; а во-вторых, в условиях двухпартийной системы каждая из партий всегда будет внимательно следить за тем, чтобы ее точка зрения была также услышана.
Из анализа модели общественного вещания в Великобритании следует, что в этой стране сложилась такая система телевещания, которая, несмотря на критику, в большей степени независима как от власти, так и от влияния рынка, а детализированный регламент «Би-Би-Си» призван максимально сократить пространство для манипулирования политическим сознанием британцев. Система освещения деятельности государственных органов в Соединенном Королевстве устойчива, в целом соблюдается и в ближайшей перспективе не будет изменена.
«На сегодняшний момент общественное телевидение является таким же неотъемлемым атрибутом демократии и прогресса, как выборность и разделение властей, независимый суд, запрет цензуры и неприкосновенность собственности», — убежден генеральный секретарь Союза журналистов России, генеральный директор Фонда развития общественного телевидения Игорь Яковенко.
В этой связи вызывает сожаление тот факт, что попытки создать данный механизм в России оканчивались неудачно. С начала 90-х гг. XX столетия журналисты, эксперты в области телевидения, общественные деятели неоднократно высказывались о необходимости появления общественного телевидения, предпринимали попытки внести на рассмотрение Государственной Думы РФ проект закона об общественном вещании.
Предпоследняя такая попытка была осуществлена в 2003 г., когда в Государственную Думу депутатами Иосифом Кобзоном, Владимиром Рыжковым, Сергеем Митрохиным, Ириной Хакамадой и другими был внесен на рассмотрение проект федерального закона «Об общественном телерадиовещании». Однако после изучения его Советом Госдумы, в 2004 г. проект был снят с рассмотрения из-за отрицательного заключения Правительства РФ (оно требовалось, поскольку проект предусматривает финансирование из бюджета).
Проблема финансирования — одна из ключевых, препятствующих полноценному развитию института общественного вещания в России (наряду с нежеланием государственного аппарата выпустить из своих рук этот мощнейший инструмент влияния).
Созданию развитой системы общественного вещания в стране препятствует сохраняющийся невысокий уровень жизни населения, который делает проблематичным введение абонентской платы как основного источника финансирования этого института. Одним из важнейших показателей качества динамики потребления является доля расходов на питание в общей структуре расходов населения. В России, по данным Федеральной службы государственной статистики, этот показатель составляет 31,2%, в Великобритании — 7,2%, в США — 6%, во Франции — 10,2%.
Опросы общественного мнения подтверждают тот факт, что более половины россиян не готовы платить за общественное телевидение, лишь 26% «согласились бы регулярно делать небольшие добровольные взносы на содержание ОТР», в то время как именно абонентская плата является залогом стабильности и независимости этого института в развитых странах (рис. 14).
Сочетание же государственного финансирования с абонентской платой, которое имеет место, например, во Франции и в некоторых других развитых странах, в России чревато негативными последствиями ввиду ее специфики и неразвитости гражданского общества. Подобный механизм будет означать, что институт общественного вещания несет ответственность и подчиняется не только интересам общества, но и государства.
Во многом именно финансовыми проблемами омрачена и вторая попытка создания общественного телевидения в России. 22 декабря 2011 г. Президент Дмитрий Медведев в ходе оглашения Послания Федеральному Собранию РФ предложил создать в России общественное телевидение. По словам главы государства, общественный канал мог быть создан на базе одного из федеральных каналов. При этом предполагалось, что ни один из владельцев этого нового СМИ не должен иметь определяющего влияния на принятие любых решений — ни государство, ни частный владелец.
Рисунок 14. Готовы ли вы платить за общественное телевидение, Россия
Источник: Общественное телевидение: ожидания россиян // ФОМ. 2013. 4 июня. Режим доступа:

 

17 апреля 2012 г. Д. Медведев подписал Указ «Об общественном телевидении в Российской Федерации». Основными целями и задачами общественного телевидения провозглашались развитие гражданского общества в России, просвещение и образование, пропаганда общечеловеческих моральных ценностей. ОТР — «новая площадка для обсуждения самых актуальных проблем, волнующих общество, а также средство открытого и прямого взаимодействия между властью и гражданами России», — говорится на сайте телеканала.
Согласно президентскому указу, генерального директора и главного редактора (эти должности на Общественном телевидении объединены) назначает глава государства сроком на четыре года. Он же должен утверждать членов создаваемого для контроля деятельности Общественного телевидения Совета. Чуть позднее Общественной палатой РФ был сформирован состав этого Совета (25 человек). В него вошли телеведущие Святослав Бэлза, Тимур Кизяков, Владимир Соловьев, гимнаст Алексей Немов, бывший председатель Госдумы Геннадий Селезнев, кинорежиссер Карен Шахназаров и другие известные персоны.
В качестве платформы для вещания в президентском указе рассматривалась частота канала «Звезда», принадлежащего Минобороны. Однако президент Международной академии телевидения и радио и нынешний исполнительный директор Общественного телевидения России Анатолий Лысенко заявил, что Общественное телевидение должно вещать на самостоятельной частоте, а не занимать чужую. В итоге ОТР вошло в первый бесплатный пакет цифровых каналов, а это означает, что его сигнал можно принимать на всей территории России. Вещание телеканал начал 19 мая 2013 г.
В интервью агентству «Интерфакс» аудиторию телеканала А. Лысенко описал следующим образом: «Я рассматриваю нашего зрителя в идеале таким: это, к сожалению, человек старше 25 лет. К сожалению — потому, что молодежь ушла в Интернет, и оттуда вытащить ее трудно... Наш зритель — это человек неравнодушный. Это человек, я бы сказал, общественно активный. Я подчеркиваю, именно не политически, а общественно активный».
Эти слова довольно точно отражают действительность. Если обратиться к наполнению эфира и программе телеканала, то бросается в глаза отсутствие рекламы, бегущих строк, анимированных баннеров, криминала, длительной протокольной съемки. Нет в эфире «дерганой камеры», кратко смонтированных сюжетов. Эти параметры в целом удовлетворяют требованиям российской аудитории, которая при ответе на вопрос, чем, помимо отсутствия рекламы, общественное телевидение должно отличаться от других существующих каналов: 10% россиян указали на «правдивость и честность», 8% — на «отсутствие насилия и жестокости», 6% полагают, что это «нравственность, этика, нет показа пошлости, разврата»; 50% россиян хотели бы видеть в эфире российские художественные фильмы, 45% — федеральные новости.
На ОТР передачи, как и их названия, носят скорее общественный характер («В рамках дискуссии», «Большая страна», «Академия 2.0»), довольно много региональных новостей. Новости также скорее социальны, нежели политизированы и драматизированы («Из-за аномально теплой зимы до сих пор не замерз Байкал», «В Австралии наградили победителей конкурса скульптур из песка», «Вышла новая Лада-Калина», «Необычная литературная акция в Воронеже», «Новый краевой дворец бракосочетаний в Краснодаре» и т.д.).
По нашему мнению, нельзя сказать, что канал смотреть не интересно, но в равной степени сложно утверждать, что он приковывает внимание с точки зрения наполнения и способен стать альтернативным источником информации — он скорее уходит от злободневного и противоречивого, подробно рассказывает о нетленном и вечном, напоминая смесь телеканалов «Культура», «Дождь» и «Russian Travel Guide».
Что касается финансирования, в Указе «Об общественном телевидении в Российской Федерации» упоминалось, что сначала ОТР будет финансироваться за счет субсидий из федерального бюджета, но позже их заменит эндаумент — фонд целевого капитала (основное тело фонда не используется, но эти деньги инвестируются, и полученный доход можно тратить). Таким образом, закреплялся смешанный механизм: деньги будут предоставлять и государство, и частные инвесторы. Однако уже через год своего существования общественное вещание в России столкнулось с серьезными финансовыми проблемами.
Летом 2013 г. А. Лысенко заявил об исчерпанности бюджета телеканала, а общественные и политические деятели начали все чаще рисовать будущее проекта в мрачных тонах. Журналист Николай Сванидзе заявил, что ОТР ожидает печальная участь, поскольку в его финансовой поддержке не заинтересовано ни общество, ни власть.
Телеведущий Владимир Познер добавил, что изначально считал, что ОТР в нынешнем виде и по способу финансирования, и по структуре «в смысле назначения руководителя президентом страны», противоречит самой идее Общественного телевидения. «Я считаю, что это вполне возможно, что Общественное телевидение тихо-тихо, без большого шума, без драмы, так сказать, умрет. И никто особенно этого не заметит», — сказал он.
Летом 2013 г. ОТР вынужденно открыл сбор добровольных пожертвований граждан, а депутаты Госдумы во время второго чтения проекта бюджета РФ на 2014—2016 гг. отказались от идеи направить дополнительно 300 млн руб. на работу Общественного телевидения в России. Аналогичную позицию высказал и глава комитета по бюджету и налогам Государственной Думы Андрей Макаров: «Значение Общественного телевидения в России никто не преуменьшает, но мы не понимаем, откуда снимать деньги, источник точно не написан», — заявил он.
Таким образом, общественное телевидение в России, будучи, наконец, созданным, столкнулось с двумя предсказуемыми и труднопреодолимыми препятствиями: финансовой и содержательной независимостью. Именно это отличает две принципиально разные модели общественного вещания — британскую и российскую.
* * *
Несмотря на периодическую критику в свой адрес, зрелый институт общественного телерадиовещания Великобритании, сложившийся около века назад, с детально прописанными нормами освещения общественно-политической жизни и финансово подконтрольный обществу, является своего рода ролевой моделью с богатым багажом накопленного и проверенного временем опыта. В России же преждевременно говорить о фактическом становлении модели общественного вещания, что объясняется главным образом низкой степенью запроса на его развитие как со стороны государства, так и со стороны общества.
Это позволяет утверждать, что модели общественного вещания не могут быть скопированы из одной страны в другую, поскольку залогами успешного развития этого института являются исторические факторы и наличие не только в обществе, но и среди политических сил консенсуса относительно необходимости и целей его существования. Как уже было отмечено ранее, успешный институт может возникнуть скорее в результате эволюции, нежели по распоряжению сверху, а для его полноценного функционирования необходимо согласие относительно целей его существования, а также правил, по которым он существует. Модель общественного телевидения в России пока еще не созрела, так как была создана сверху, т.е. искусственно, в отличие, например, от Великобритании.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий