Васек Трубачев и его товарищи

Глава 79
Отец и сын

Тётя Дуня уже несколько раз выходила на крыльцо, нетерпеливо поджидая племянника.
– Бежит! – крикнула она вдруг, завидев в калитке Васька. По лестнице за её спиной послышались быстрые тяжёлые шаги, и человек с опущенными рыжими усами протиснулся в дверь, бережно отстраняя с порога тётю Дуню.
– Да уймись ты, Паша! Дай я хоть предупрежу его… ступай пока в комнату… – волновалась она. – Ведь разрыв сердца у него может быть от такой радости!
– Не мешай нам, Дунюшка! Трубачёвы – народ закалённый! – протягивая навстречу сыну руки, дрогнувшим голосом сказал Трубачёв.
Павел Васильевич приехал в обеденное время. Узнав, что Васёк держит экзамен, он не пошёл в школу, чтобы не взволновать своего Рыжика неожиданным свиданием. Но час шёл за часом, а Васёк не возвращался. Павел Васильевич не отходил от окон.
– Вот и день кончается, а сына нет как нет! – жалобно говорил он сестре. – Сбегай хоть ты, Дунюшка, в школу!
– Да нельзя, Пашенька, голубчик! Ведь сроду я туда не ходила. Перепугается он, как меня увидит, а ему нынче арифметику отвечать. Судьба его на экзамене решается.
– Какая арифметика сейчас – пять часов времени! И куда он запропастился, вихрастая голова! – горевал Павел Васильевич.
– Батюшки мои, да, может, он ещё какую географию сдаст! Ты бы прилёг пока с дороги, Паша. Ведь давно ли из госпиталя выписался, все раны свои растревожишь! Приляг, голубчик! – уговаривала тётя Дуня.
Павел Васильевич махнул рукой.
– Какой мне сон сейчас нужен? – укоризненно спрашивал он, собирая на лбу лесенку морщин. – Я сына обнять хочу!
Он спускался по ступенькам, открывал дверь, стоял на крыльце… Тётя Дуня торопилась за ним. Она боялась внезапной встречи отца с сыном. «Один слабый, только что из госпиталя, другой непредупрежденный…» – в тревоге думала она. И теперь, увидев с крыльца возвращающегося племянника, она растерянно бросилась вперёд, пытаясь загородить собой Павла Васильевича.
– Пусти, пусти, Дунюшка! – сопротивлялся Павел Васильевич.
Васёк сразу увидел на крыльце рядом с тётей Дуней какого-то большого сутулого человека с рыжеватой головой. Лица его не было видно, но сердце Васька вдруг забилось крепко и часто, ноги ослабели.
– Васёк!.. – жалобно вскрикнула тётя Дуня. Но Васёк уже ничего не слышал, он рванулся вперёд и повис на шее отца. Жёсткие знакомые усы щекотали ему щёки, сильные руки крепко прижимали к себе.
– Трубачёвы – народ закалённый… – бормотал потрясённый Павел Васильевич, обнимая сына.
– Папа… мы выдержали… экзамен… – плача, сказал ему Васёк.
* * *
В доме Трубачёвых запахло пирогами. Тётя Дуня, отпросившись с работы, весь день угощала гостей. Приходили старики – сослуживцы Павла Васильевича, приходили соседи.
На другой день Васёк держал экзамен по русскому языку. Павел Васильевич сам проводил сына до школы и долго в волнении прохаживался по улице.
Васёк выбежал к нему счастливый и возбуждённый.
– Папа, идём! Идём! Мы все выдержали на «отлично»! – Он потянул отца за руку.
Павла Васильевича со всех сторон окружили ребята, наперебой рассказывая ему об экзаменах, тормоша его и обнимая.
Директор и Сергей Николаевич радостно приветствовали отца Трубачёва. Елена Александровна с чувством сказала Ваську:
– Я так и представляла себе твоего папу, – он очень хороший человек!
Павел Васильевич был в восторге от новой школы.
– Главное, своими руками восстановили… Ну герои! Иначе не скажешь! – ощупывая толстые стены, окна и двери, умилённо говорил он.
Васёк сбегал в депо к Андрейке.
– Что ты не приходишь? – обнимая друга, сказал он. – К нам отец приехал! Приходи обязательно вечерком.
Андрейка был очень занят, но обещал отложить все свои дела.
– Приду. Причина немаловажная. – Он смотрел на Васька удивлённо и радостно, как будто приезд Павла Трубачёва должен был даже внешне совершенно изменить сына. – Павел Трубачёв приехал! Скажи пожалуйста!
– Приходи! Я всё отцу про тебя рассказал. Обязательно приходи! – нетерпеливо дёргая Андрейку за руку, говорил Васёк.
Андрейка смущённо улыбался при одной мысли о встрече с машинистом. Героем Советского Союза, знатным человеком Павлом Трубачёвым.
Вечером в доме Трубачёвых собрались все товарищи Васька. Павел Васильевич внимательно приглядывался к каждому в отдельности, радовался, что ребята выросли, и шутя говорил:
– Вот я всё никак не могу отвязаться от мысли, что вы миленькие ребятишки, а ведь передо мной уже взрослые люди, строители!
Усадив вокруг себя всех ребят и обхватив их плечи своими большими руками, Павел Васильевич рассказывал о боевых делах на фронте, о подвигах железнодорожников и о большой дружбе между фронтовиками.
– Вот уничтожим фашистских гадов, выкорчуем уродов по веси земле – и встанем стеной за прочный мир. Скоро и вы подрастёте в помощь отцам и братьям. Много вам дано, и многое от вас потребуется! К коммунизму шагать будем!
Яркие голубые глаза Павла Васильевича светились отцовской лаской. Ребята со всех сторон теснились к нему, прижимались головами друг к другу, чтобы чувствовать тёплое кольцо его рук.
Андрейка пришёл последним. Павел Васильевич шумно поднялся ему навстречу:
– Здравствуй, Андрейка! Я слыхал, ты сослуживец мой? В депо работаешь?
Андрейка вытянулся и начал длинную фразу:
– Андрей Скорняков. Состою при паровозном депо помощником. В данный момент на нашей дороге всё обстоит благополучно…
Но Павел Васильевич не дал ему договорить:
– О делах мы ещё потолкуем. А сейчас садись-ка вот тут с нами, сынок! – Он крепко обнял Андрейку за плечи и, усадив рядом с собой, прижал его светлую голову к своей груди. – И рабочему человеку иногда требуется отдых от всех его дел!
Андрейка размяк и вдруг сделался маленьким белоголовым мальчонкой. Глаза его, как весёлые серые мышки, бегали по лицам ребят, а щека, тесно прижатая к гимнастёрке Павла Васильевича, зарумянилась. Давно забытая отцовская ласка вконец размягчила закалённое в тяжких испытаниях Андрейкино сердце. Сам Павел Трубачёв – высокий пример для всех железнодорожников – сошёл вдруг с фотографии и запросто, душевно беседовал с ним, с Андрейкой.
Ребята, отодвинувшись в сторону, с охотой уступали первое место рабочему человеку.
Андрейка осмелел, начал рассказывать о своих товарищах – ремесленниках, о своём знакомстве с Васьком. Павел Васильевич шутливо ерошил его светлые, старательно приглаженные волосы, щекотал рыжими усами веснушчатый лоб и обращался к нему с тёплым словом: «Сынок…»
На круглом столе тётя Дуня вместе с девочками накрыла ужин.
Увидев на блюде пироги, Павел Васильевич вдруг соскочил с места и подмигнул ребятам:
Съела баба пироги – заплясала в три ноги,
Съела баба киселя – стала баба весела.

А ну-ка, работнички, не обижайте хозяйку, придвигайтесь поближе!
Ребята с шумом заняли места за столом, весело принялись за еду.
Кто-то вспомнил голодные скитания в лесах Украины. Ребята стали рассказывать Павлу Васильевичу всякие подробности из их жизни в оккупации; пошутили над Мазиным, который никак не мог насытиться после долгой голодовки вкусным борщом; с грустью вспомнили Миронихиных ребят – маленького, спасённого девочками Павлика, сероглазую Маруську.
– У нас с Нюрой, – сказала Лида, – есть такой заветный ящичек, в который мы подарки для них складываем. Вдруг приедет кто-нибудь – тогда сразу всё и отошлём.
Одинцов, волнуясь, рассказал, как они заподозрили дядю Степана в измене.
– На всю жизнь мне это в памяти останется. Вот как нужно в людях разбираться! – по-взрослому, с горечью добавил он.
Вспомнили за столом и Генку и переписанный Севой документ. Павел Васильевич привлёк к себе Малютина.
– Орлёнок! – растроганно сказал он.
Во время ужина Васёк вдруг посмотрел на часы и, крикнув:
«Папа, я сейчас!», стремглав бросился из комнаты. Через полчаса он вернулся с Витей Матросом.
– Папа, – крикнул он с порога, – вот он, будущий моряк Черноморского флота!
Ребята радостно приветствовали Витю, освободили ему место за столом.
– Ну, садись с нами, моряк! – весело сказал Павел Васильевич, заглядывая в чёрные живые глаза мальчика. – Рассказывай, за что море любишь? О чём вы там вместе с Васьком мечтаете? На каком корабле плавать собираетесь?
– Ваську не впервой! Он ещё в четвёртом классе учил меня плавать по Северной Двине, – сострил Мазин.
Витя всё ещё хмурился, но, сидя рядом с Трубачёвым, снова чувствовал себя счастливым.
– Ты правда пойдёшь со мной в море? Не откажешься? – улучив минуту, ещё раз спросил он своего друга.
– Правда, – твёрдо сказал Васёк. – Вот только школу кончим.
Ребята сидели в гостях долго. В конце вечера Павел Васильевич поздравил ребят с наступающим учебным годом и тут же, указывая на свой круглый обеденный стол, пошутил:
– Когда я приеду в следующий раз, за этим круглым столом будут сидеть круглые отличники!
Показать оглавление

Комментариев: 7

Оставить комментарий

  1. Саша
    Хорошая, интересная книга!
  2. ондрей
    так себе тупые
  3. владислав
    во!
  4. илья
    ?
  5. мария
    человек умный, кто писал, ВЕЛИКОЛЕПНО!
  6. Максим
    умная с интересом книга!
  7. Данил
    мне понравилось эта голова