Васек Трубачев и его товарищи

Глава 7
Дед и внук

На рассвете село разбудила песня.
Сонно закричали петухи, всполошились на насестах куры, замычали коровы, захлопали ставни. Весело загавкали псы. Звонкий мальчишеский голос будил спящую улицу:
Роспрягайте, хлопци, кони
Тай лягайте опочивать…

Генка въезжал в село. Гнедой жеребец важно переставлял стройные ноги, осторожно опуская в прохладную пыль подкованные копыта. На спине его, небрежно покачиваясь и сжимая пятками гладкие бока, сидел Генка. Надвинутый на лоб картуз, околышем назад, и брошенный через плечи армяк были влажны от ночной сырости.
На свежем, загорелом лице Генки задорно блестели карие глаза и белые, как сахар, зубы.
А я выйду в сад зелёный,
В сад крыныченьку копать… —

лихо выводил Генка высоким, чистым голосом.
Колхозницы, на ходу повязывая косынки, выбегали на крыльцо, старые деды высовывали в окна головы с седыми, спутавшимися за ночь волосами.
– Эге-ге! Михайлов хлопец спивае!
– А, чтоб тебе, дурной хлопец! Молчи, а то детей побудишь! – кричали из-за плетней бабы. – Носит тебя по селу ни свет ни заря!
– И чего это конюх жеребца ему даёт!
К воротам бежал дед Михайло с радостной улыбкой; пальцы старика на ходу застёгивали ворот рубашки, не попадая в петли.
Копав, копав крыныченьку
Раным-рано поутру…

– Чую, чую! До дому вертаетесь! – кричал дед, подбегая к внуку.
Генка не спеша соскочил с коня и с ласковой усмешкой глянул на деда:
– А то куда ж?
Михайло хлопнул себя по коленке и заглянул в лицо внука сияющими, как светлячки, глазами:
– А что ж? Погулял бы! Дед подождёт! Правление тоже с деда не спросит, де внук гуляе, де песни спивае, – насмешливо начал он.
Генка снял с коня уздечку, осмотрел новенькие подковы и, отойдя на два шага, сказал:
– Нигде такого коня нету, как наш!..
– Эге! Нигде нету! Значит, далеконько ты побывал, – подхватил Михайло. – А я ж себе думаю: где-то мой внук пропал? И день ожидаю, и два, и три… Может, думаю, Гнедко захромал или в обратную сторону повёз. Тебя ж на МТС посылали…
Но Генка перебил его:
– Есть хочется, диду!
– Есть хочется?
Старик побежал под навес и засуетился. Генка привязал к забору коня и пошёл за дедом.
Через минуту он сидел на нарах, поджав под себя босые ноги, и рассказывал:
– Поручение дяди Степана я выполнил. В воскресенье механик тут будет… Я там людям в ремонтной помогал… Так директор Мирон Дмитриевич мне и говорит: «Оставайся на МТС, доброго тракториста из тебя сделаем».
– Ну, а ты чего?
– Как – чего?
– Чего на МТС не остался, я спрашиваю? Или люди не такие или Гнедка погано принимали? – наливая в кружку холодное молоко, лукаво допытывался дед. – Чего не остался, а?
– А того не остался, что тебе скучно, – разжёвывая крепкими зубами хлеб и прихлёбывая молоко, сказал Генка.
– Эге! Мне скучно? А тебе? – склонив набок голову и подёргивая бородку, подскочил дед. – А тебе?
– Мне тоже скучно, – засмеялся Генка и, обхватив старика за шею, притянул его к себе.
Дед неловко, боком присел на нары и замер, боясь пошевелиться.
– Вот как ты уже помрёшь, то я тебя и не побачу больше, – задумчиво сказал Генка, вытирая о плечо деда нос.
– А ну да, не побачишь! Где ж ты меня тогда побачишь? Нигде ты меня тогда не побачишь, – глядя ему в лицо сияющими глазами, усмехнулся дед.
– А сколько тебе годов, диду?
– Сколько б ни было, а ещё поживу! Ещё и тебя воспитаю! – расхрабрился дед.
– Нет, ты меня не воспитаешь, – отрезая ножом хлеб, серьёзно сказал Генка.
– Как это так – не воспитаю? – всполошился старик.
– Я сам тебя воспитаю… А что, диду, московские в классах живут? – переменил разговор Генка.
Дед наклонился к нему и стал рассказывать о приезжих.
Генка слушал, сморщив лоб и думая о чём-то другом. Потом вытащил из-за пояса книжку, аккуратно разгладил её и положил на стол:
– Спрячь, диду.
Глаза его слипались. Михайло принёс из хаты рядно и подушку:
– Ложись спать, я сам Гнедка конюху сдам.
Генка лёг, но дед вдруг вспомнил что-то, посчитал по пальцам и снова подсел к нему.
– Эй, слухай! Так где ж ты был? Ты же в пятницу ещё уехал. На твоей чертяке можно было два раза на МТС побывать, – пощипывая свою бородку, сварливо сказал он. – Где ж ты был, я тебя спрашиваю? – Михайло дёрнул внука за штаны и выпрямился. – Где ты был, а?
Генка приподнял голову с подушки, натянул на себя рядно и нехотя сказал:
– Не морочь голову!
– Что? «Не морочь голову»? Как это «не морочь голову»? – петушился дед.
– А так. Я у агронома был.
Дед заморгал глазами и плюнул:
– Тьфу! Чёрт в тебе сидит! Ей-бо, чёрт!
– Может, и чёрт, – согласился Генка.
Дед склонил набок голову, развёл руками. Генка повернулся на спину, высунул из-под рядна босые ноги и громко захрапел. Зелёная муха загудела под навесом. Михайло схватил полотенце и с озабоченным лицом замахал над Генкой:
– Ш-ш, ты, проклятая! Куды залетела? Мало тебе места, дура!
Показать оглавление

Комментариев: 7

Оставить комментарий

  1. Саша
    Хорошая, интересная книга!
  2. ондрей
    так себе тупые
  3. владислав
    во!
  4. илья
    ?
  5. мария
    человек умный, кто писал, ВЕЛИКОЛЕПНО!
  6. Максим
    умная с интересом книга!
  7. Данил
    мне понравилось эта голова