Васек Трубачев и его товарищи

Глава 35
Старые и новые товарищи

Ребята уже были на пустыре. Васёк окинул взглядом двор. Ему показалось, что школьников стало ещё больше. Какие-то девочки обнимали Лиду и Нюру. Увидев его, они всей гурьбой бросились навстречу:
– Васёк! Здравствуй, Васёк!
– Трубачёв, здорово!
Перед глазами Васька замелькали знакомые лица, со всех сторон потянулись к нему дружеские руки.
– Васёк, нас шестеро приехало! Нам всё уже рассказали об Украине. Ой, мы так вас ждали тогда!.. – быстро-быстро заговорили две девочки.
– Мы приехали, а тут новая школа ремонтируется! Вот счастье! И мы все тут! – радостно улыбаясь, говорила Надя Глушкова.
– Молодец ты, Трубачёв! – хлопнул Васька по плечу одноклассник Коля Чернышёв. – Нам ребята всё рассказали. Я тебя даже не думал уже увидеть после Украины! А потом вдруг приходим в старую школу, а нам говорят, что вы живы и что школа в другом месте теперь будет… А ты кто здесь? Бригадир, наверно? Мы тоже работать будем.
Чья-то белобрысая голова с колючим ёжиком стриженых волос выросла вдруг перед Васьком.
– Белкин! Лёня Белкин!
Мальчики крепко обнялись.
– Ну, жив? Я так и знал, что ты жив! Даже не думал никогда… – бормотал Лёня Белкин, моргая белыми ресницами и не выпуская Васька из своих объятий. – Гляди, Васёк, вон Медведев стоит!
Небольшой, аккуратненький мальчик с растроганной улыбкой подошёл к Трубачёву.
– Я тоже приехал… – смущаясь, сказал он.
– Мы уже с Леонидом Тимофеевичем виделись. Он про тебя сегодня спрашивал. Там печник пришёл, – щебетала толстенькая, румяная девочка, дёргая Васька за рукав. – А мы на Урале были, учились. В шестой класс перешли…
Васёк едва успевал отвечать на вопросы, крепко пожимая руки бывшим товарищам.
– Понимаешь, Васёк, печник-то – женщина, – таинственно, подняв брови, сообщил ему Саша.
– Ну и что же, что женщина? – вмешалась Лида Зорина, окружённая своими прежними подругами. – Слышите, девочки, печник – женщина! Вот как интересно, правда?
– А где она? Где она?
– Подождите, не смотрите все вместе, – сказала, подходя, Нюра. – Некрасиво получается. Как будто никогда не видели печника-женщину.
– Одинцов, – крикнул Васёк, – что это они говорят? Печник – женщина?
– Ну да! Сейчас увидишь. Она разговаривает с Леонидом Тимофеевичем… А вот новенькие ребята! – Одинцов помахал рукой стоящим в отдалении мальчикам: – Идите сюда, ребята!.. Это Васёк Трубачёв! Познакомьтесь!
– Меня зовут Боря Тишин, а это мой товарищ, Гриша Петрусин.
Васёк поздоровался.
– Вы из какого класса?
– Мы перешли в шестой класс с круглыми пятёрками, отличники, – сказал Тишин, растопыривая широкую, как лопатка, ладонь с короткими, толстыми пальцами. – Нам интересно вообще, по-товарищески, узнать, как будет со школой. Что-то не видно, чтобы она развернулась к первому сентября.
– Иначе, вы сами понимаете, нам нет смысла включаться в работу и, короче говоря, месить тут грязь, – тонким фальцетом вставил Петрусин.
Васёк внимательно оглядел новых товарищей. На обоих были чистенькие курточки, отглаженные брюки. Тишин был меньше ростом, серые глаза его глядели исподлобья, короткий, широкий нос над вздёрнутой верхней губой был покрыт жёлтыми веснушками. У Петрусина, наоборот, лицо было смазливое, с мелкими чертами, аккуратный носик сидел прямо, глаза смотрели на собеседника мягко, и во всех движениях его складной фигуры чувствовалась прирождённая ловкость.
– Нам не имеет смысла… – опять начал он.
Но Васёк перебил его:
– Школа ремонтируется. Для того чтобы с первого сентября мы начали заниматься, надо всем работать. Можете сложить где-нибудь в сторонке свои куртки, раздевалка ещё не готова. Будете работать со всеми вместе. Я сейчас узнаю, что сегодня надо делать.
Он быстрыми шагами направился к директору. Мазин, слышавший этот разговор, медленно подошёл к мальчикам.
– Прошу раздеваться! – насмешливо сказал он.
Но мальчики нерешительно отошли в сторону, о чём-то советуясь друг с другом. Саша сделал Мазину строгие глаза и, обняв его за плечи, потащил за Васьком:
– Пойдём на печника посмотрим. И чего ты так сразу связываешься?
– Подумаешь, им нет смысла! Ферты! – шипел Мазин.
– Мой брат, черноморский моряк, погнал бы их в шею отсюда, – сплюнув сквозь зубы, сказал Витя Матрос. – Очень они нам нужны тут!
– Потише, Матрос, что ты грубишь? – проходя мимо, хлопнул его по плечу Одинцов. – Нехорошо так.
Витька блеснул глазами и замолчал.
Леонид Тимофеевич показывал новому печнику дом. Когда мальчики подошли к крыльцу, директор, спускаясь с лестницы, говорил:
– Печи, конечно, надо делать в первую очередь, без этого мы не можем начать побелку комнат.
Девушка, шедшая рядом с ним, увидела стоящих у крыльца ребят и что-то тихо сказала, морща пушистые тёмные брови. На ней была голубая тенниска с молнией у ворота, тёмная юбка и на ногах спортивные белые туфли. Волосы светлые, коротко остриженные, с загибающимися внутрь концами; под большим спокойным лбом тёмно-синие глаза смотрели внимательно и строго. Под мышкой она держала какой-то свёрток, ч в руках – короткую деревянную лопатку.
Мазин скосил глаза на Одинцова и тихонько толкнул локтем Васька:
– Вот так печник!
– Здравствуйте, Леонид Тимофеевич! – смущённо сказал Васёк, стараясь не глядеть на гостью. – Мы пришли узнать…
– Здравствуйте, здравствуйте! – перебил его директор и, обратив на печника смеющийся взгляд, представил: – Вот, Елена Александровна, это как раз Васёк Трубачёв и его товарищи! Я вам о них говорил. Это, так сказать, основатели, первые пионеры, которые вместе со мной осваивали этот зелёный пустырь. Тут они ещё не в полном составе, среди них есть и девочки. И ещё ребята приехали из бывшего четвёртого «Б». Вообще уже все классы постепенно укомплектовываются, пока что на школьном дворе, – пошутил директор, – но эти ребята пришли первыми… Вот, Трубачёв, познакомьтесь. Елена Александровна очень любезно согласилась нам помочь, она как раз и есть тот волшебник-печник, без которого мы с вами как без рук!
– Здравствуйте… – смущённо переминаясь с ноги на ногу, приветствовали нового печника ребята.
– Здравствуйте! – весело кивнула головой девушка.
На груди у неё блеснул комсомольский значок, и ребята невольно переглянулись. Елена Александровна обвела взглядом двор:
– Я уже осмотрела всё ваше хозяйство, и мне кажется, что начинать мы будем не с печей. Я думаю, начинать надо с чёткой организации работы. Вас тут очень много, есть школьники старших классов и младших. Давайте устроим небольшое производственное собрание и определим каждому классу его участок работы. А может, разобьём вас всех на бригады, а то никто точно не знает, что ему делать.
– А мы всё делаем! Что видим, то и делаем, – сказал Мазин.
– А какую работу вы собирались делать сегодня? – спросила Елена Александровна.
– Сегодня, наверно, будем помогать рабочим дранку прибивать. Да ещё Леонид Тимофеевич говорил, на делянку надо ехать, – вступил в разговор Васёк.
– Ну, ехать нам, к сожалению, ещё не на чём! – озабоченно сказал Леонид Тимофеевич и, взглянув на часы, заторопился: – Елена Александровна, вы, пожалуйста, тут побудьте за хозяйку, договоритесь с ребятами относительно собрания, а я пойду по делам.
Леонид Тимофеевич ушёл. Елена Александровна протянула Мазину свой свёрток и лопатку.
– Мазин, – просто сказала она, – убери куда-нибудь эти вещи – они мне сегодня не понадобятся. – И, видя, что Мазин медлит, спросила: – Ты ведь Мазин?
– Я Мазин.
Коля, неуклюже топчась на месте, взял у Елены Александровны свёрток и лопатку.
– Отнеси Грозному, – поспешно сказали ребята.
Елена Александровна села на ступеньку.
– Садитесь, поговорим. Директор просил сегодня же составить список всех ребят, каждый класс отдельно. Я хочу получить это вам. А когда список будет готов, соберём производственное собрание.
– Кто-то приехал, – сказал вдруг Саша.
Во двор лихо вкатила легковая машина и, разворачиваясь, задела столб с объявлением «Школа № 2». Из кабины выскочил высокий мальчик в синей куртке.
– Это здесь школа номер два? – звонко крикнул он. Несколько ребят бросили работу и окружили машину.
– Кто это? – спросила Елена Александровна.
– Это Алёша Кудрявцев, – со смешанным чувством досады и удовольствия сказал Васёк.
Он сразу узнал в приезжем своего недавнего знакомца и, вспомнив ссору с ним, нахмурился.
Одинцов и Саша с удивлением глядели на Трубачёва.
– А что же, этот Кудрявцев вместе с вами работает? Почему он на машине? – спросила Елена Александровна.
– Мы его в первый раз видим, – глядя на Васька, сказал Одинцов.
– Он хотел учиться в нашей школе, – не отвечая на удивлённые взгляды товарищей, пояснил Васёк. – А машина эта его отца, генерала Кудрявцева.
У машины уже собралась толпа ребят. Алёша, размахивая руками, что-то рассказывал. Тишин и Петрусин стояли с ним рядом. Тишин гладил блестящий кузов машины, а Петрусин, полураскрыв рот с белыми острыми зубами, смотрел на Алёшу и после каждого его слова громко хохотал.
– Ого, да тут целый дворец! И ребят много! Я тоже буду здесь работать. Примете меня, ребята? – спросил Алёша.
– Примем, примем! – шумно и весело донеслось до крыльца.
– Может быть, тебе нужно пойти узнать, Трубачёв, что там такое? – сказала Елена Александровна.
Васёк поднялся и нерешительно пошёл к машине. Он не знал, как встретится с ним после ссоры Кудрявцев, но, чувствуя себя на пустыре своим человеком, считал нужным поздороваться с вновь прибывшим.
– Здравствуй, Кудрявцев, – сказал он, подходя к Алёше.
Но Алёша не ответил. Отвернувшись в сторону, он небрежно облокотился на машину и как ни в чём не бывало заговорил о чём-то со своим соседом.
– Эй, новенький… как тебя… Кудрявцев! С тобой здороваются! С тобой Трубачёв здоровается! – закричали вокруг ребята.
– Трубачёв? – прищурился Алёша. – Не знаю такого.
Васёк вспыхнул.
– А я тебя знаю! – громко сказал он и поглядел прямо в светлые дерзкие глаза своего противника. В этих глазах была открытая вражда и насмешка. Васёк смутился.
– Мало знаешь! – наслаждаясь его смущением и поигрывая замочком от молнии, усмехнулся Кудрявцев.
Ребята, сгрудившись вокруг, напряжённо вглядывались в лица обоих, предчувствуя ссору. У Трубачёва потемнели глаза, на руках налились мускулы, но он медлил. А Кудрявцев, раззадоренный вниманием школьников, уже открыто смеялся ему в лицо, показывая тесно сжатые белые зубы. Рядом с Кудрявцевым, нагнув, как бычок, голову и как бы измеряя силы противника, стоял Тишин. Сбоку, выжидательно улыбаясь, выглядывал Петрусин.
– Ты откуда? – вдруг гневно вырвался из толпы Мазин. – Трубачёв, что ты смотришь! Выбрось отсюда этого ферта вместе с его машиной!
Витя Матрос держался рядом с Трубачёвым, готовый немедленно стать на его сторону в случае драки. Но драки не получилось.
Трубачёв поднял голову и, разжимая кулаки, громко сказал:
– Мы здесь хозяева, а он – наш гость! – и, пожав плечами, прошёл мимо Кудрявцева под шумные и одобрительные крики ребят.
– Молодец, Трубачёв! Честное слово, ты настоящий пионер! Я всё видел, – подошёл к Ваську долговязый семиклассник Толя Соколов. – И не я один видел, а вот кто… – Он указал глазами на стоявшую в стороне Елену Александровну.
Про неё всё как будто забыли. Она стояла одна, и тёмные брови её под светлыми волосами гневно хмурились, а глаза глядели в упор на Кудрявцева. Васёк оглянулся, но она его не заметила.
– Мазин, позови ребят – нам пора на урок, – сказал Васёк и вышел на улицу.
После его ухода Елена Александровна быстрыми, лёгкими шагами подошла к Кудрявцеву и громко спросила:
– Чья машина?
– Моя, – вежливо ответил Алёша.
– Не понимаю, откуда у тебя машина? Что ты – ответственный работник? Кто ты такой? – резко спросила Елена Александровна.
– Мой отец генерал. Это его машина, – не смущаясь, ответил Алёша.
– Так и говори, что это машина твоего отца. Поставь её куда-нибудь в сторонку и принимайся за работу. Нечего здесь собирать толпу и болтаться без дела… А вам, ребята, – обратилась она к кучке ребят, – я прямо удивляюсь. Как будто вы никогда в жизни не видели машины! Ну, чего вы собрались тут? Я на твоём месте, Кудрявцев, прямо обиделась бы: смотрят на тебя, как на обезьяну в зоопарке! – Она пожала плечами и засмеялась.
Петрусин громко, не к месту, фыркнул. Тишин смерил его удивлённым, презрительным взглядом. Кудрявцев побледнел и, насвистывая, полез в машину.
– Эй, как тебя… Тишин, садись, подождём директора! – словно не замечая стоявшей рядом Елены Александровны, сказал он.
– Директора сегодня не будет! – крикнул ему Толя Соколов. – Отъезжай-ка подобру-поздорову!
Алёша с недовольным лицом тронул руль. Машина двинулась.
Петрусин сорвался с места и, размахивая руками, побежал за ной.
– Эй, ты! Догоняй, догоняй, держи за хвост, а то уйдёт! – захохотали ему вслед ребята.
Показать оглавление

Комментариев: 7

Оставить комментарий

  1. Саша
    Хорошая, интересная книга!
  2. ондрей
    так себе тупые
  3. владислав
    во!
  4. илья
    ?
  5. мария
    человек умный, кто писал, ВЕЛИКОЛЕПНО!
  6. Максим
    умная с интересом книга!
  7. Данил
    мне понравилось эта голова