Васек Трубачев и его товарищи

Глава 21
Дневник Одинцова

28 июня
Давно я не писал наш дневник. Такое горе у нас, такое горе! Неужели правда, что нет на свете наших девочек? Митя ничего не сказал нам; ребята все молчат и только плачут потихоньку. Как мы без девочек домой поедем?
Жалко Митю. Он сразу стал такой худой, просто почернел даже. Как пришёл, всё советовался с дядей Степаном – хотел с нами пешком до Киева идти. А на другой день, смотрим, нога у него распухла вся, под коленкой кровавое пятно. Еле-еле он ходит. Баба Ивга примочки ему кладёт. Оказывается, на Жуковке, когда он шёл назад, фашистский бомбардировщик опять стал бомбить шоссе, и одна лошадь понеслась; Митя помогал её ловить, его по ноге колесом и задело. А он даже ничего не сказал сначала. Всё про себя терпит, бедный.
Мы стараемся работать изо всех сил. Трубачёв и Тарасюк Игнат берут всякие задания. Некогда даже поесть иногда – так мы стараемся! Дядя Степан нас хвалит. Бабе Ивге мы все дрова перекололи, воду носим и печку затапливаем сами.
А фашисты всё идут да идут. Говорят, их очень много – целые моторизованные колонны, и танки у них, и пулемёты. Недавно по всему небу дым пошёл, и красное-красное зарево где-то далеко было. Один дядька сказал, что это фашисты жгут сёла, потому что Красную Армию все колхозники поддерживают – и продовольствие подвозят и раненых прячут.
А недавно в одно село ворвались фашисты, а Красная Армия их там здорово побила – вот они и злятся…
А вчера в наш колхоз два человека приезжали. Один высокий, седой, волосы ёжиком подстрижены, и глаза такие серые, пристальные. Это секретарь райкома, его зовут Николай Михайлович. А другой с ним – директор МТС. Он тоже хороший. Глаза весёлые, насмешливые, плечи широкие. Он нам сначала показался высоким, а потом, как стал рядом с Николаем Михайловичем, то куда ниже его ростом. Когда говорил, то всё время палец поднимал – такая у него привычка. Его зовут Мирон Дмитрич.
Как только они приехали, всё село сбежалось в сельраду. И мы, конечно, сбежались. Начался разговор про войну. Николай Михайлович сказал, чтоб люди были стойкими, что мы всё равно фашистов разобьём и что сейчас самое главное, чтоб все крепко держались друг за друга и доказали свою верность Родине, а коммунисты всегда будут первыми в этой борьбе и вместе с народом. И что Красная Армия уничтожила уже много врагов и будет уничтожать их до конца! Колхозники так все подбодрились, что хоть сейчас в бой.
А один тут есть – Петро, он тоже высказался, а Николай Михайлович ему сказал, что каждый человек будет виден на деле, а не на словах.
Потом дядя Степан ходил с приезжими в поле. И совещание какое-то у них было.
Вечером они уехали.
А ночью мы подсмотрели, что несколько колхозников со Степаном Ильичом зарывали в нашу яму зерно.
Трубачёв сказал нам по секрету, что это на всякий случай зарывают семенной фонд. А Мазин пронюхал, что колхозники даже свой хлеб зарывают, чтоб не достался фашистам, если они сюда придут. Неужели они могут прийти сюда?
Николай Михайлович и директор МТС ездили и в Ярыжки. Игнат говорил, что они там комсомольцев собирали. Митя не мог пойти, а нас туда не звали – мы пионеры.
Зато Трубачёв нас собрал и сказал, чтоб мы брали пример со взрослых, работали изо всех сил, а что случится, не падали бы духом и, даже если кого-нибудь из нас ранят на войне, чтоб терпели молча, потому что время военное. Мазин сказал, что он может всё вытерпеть, если надо, и попросил нас, чтоб мы ему тут же для пробы зажали дверью руку. Но Трубачёв не позволил, потому что руками надо работать и нечего придумывать всякие дурацкие штуки. И вообще надо хорошенько подтянуть дисциплину.
Железную дорогу на Жуковке уже почти восстановили. Там и колхозники и красноармейцы работают. Скоро мы поедем домой. Нам даже не верится, что мы будем дома. Мы с Митей сложили в мешки самое необходимое, чтоб, как только пустят поезда, скорей ехать.
В школе теперь живёт один дед Михайло, а Генку Степан Ильич всё время по всяким поручениям посылает. Вот и сейчас послал куда-то.
А сегодня в селе никто не спал. Вес так гремело, ухало, трещало. И на небе всё время как будто кто спичками чиркал. А потом два самолёта немецких загорелись. Прямо сразу вспыхнули каким-то белым пламенем и кувыркнулись вниз. Дядя Степан пришёл и говорит, что сильный бой идёт около одного села, недалеко от нас, и что там Красная Армия здорово бьёт врага, и хоть наше село в стороне стоит, а всё-таки надо угонять скот. И вот на рассвете поднялась суматоха. Вся улица была запружена коровами, телятами, свиньями. Все провожали, плакали. Коровы упирались, ревели, не хотели уходить. А теляток так жалко было! Они все в кучу жались и мычали. Многих прямо в клетках везли! И наш телёнок Колокольчик там был. Мы его жалели, а доярка такая хорошая, она нам говорит: «Я теляток не брошу, буду растить и назад приведу большими, здоровыми!» А потом конюх вывел из конюшни лошадей. Стали считать, а Гнедка-то нет!
И Генки нет!
Дед Михайло чуть не плачет. Степан Ильич тоже расстраивается. Генка может приехать самое раннее завтра к вечеру, а ждать нельзя. Так и угнали без Гнедка. А каково это Генке!
Показать оглавление

Комментариев: 7

Оставить комментарий

  1. Саша
    Хорошая, интересная книга!
  2. ондрей
    так себе тупые
  3. владислав
    во!
  4. илья
    ?
  5. мария
    человек умный, кто писал, ВЕЛИКОЛЕПНО!
  6. Максим
    умная с интересом книга!
  7. Данил
    мне понравилось эта голова