Васек Трубачев и его товарищи

Глава 2
На новоселье

Утром, плотно позавтракав, девочки принялись устраиваться на новоселье.
– Ребята, разгружайте коридор! Мы своё уже всё убрали.
Тащите мешки! – командовала Лида Зорина, заправляя под косынку мокрые косички. Они с Нюрой Синицыной уже успели сбегать на речку и выкупаться.
– А, хитрюшки! Вы уже выкупались, а нас работать заставляете! – кричали, бегая по двору, мальчики. – Мы тоже хотим купаться!
Лёня Белкин схватил ведро и, зачерпнув кружкой воду, погнался за товарищами:
– Кто хочет купаться? Подставляй голову!
– Мазину жарко!
– Нет, Одинцову! Петьке!
Белкин наскочил с ведром на Мазина. Оба упали, вода пролилась, ведро с грохотом покатилось по ступенькам.
На шум выскочила Нюра Синицына:
– Бессовестные! Что вы делаете? Нам новое ведро дали, а вы его по ступенькам катаете!
Она подняла ведро и стала разглядывать его на свет.
Белкин, хромая, поднялся на ноги:
– Тебе ведро жалко, а человека не жалко!
– Хватит баловаться! Пошли в класс порядок наводить! – крикнул Саша Булгаков.
В классе лежало не убранное с ночи сено. Петька Русаков уже сгрёб его в кучу и развалился наверху.
Мазин с размаху шлёпнулся ему на спину:
– Мала куча! Мала куча!
Ребята навалились друг на друга. Сено полетело во все стороны. Лёня Белкин стал на четвереньки и с целой копной на спине вылез в коридор.
– Вам что, сено на один раз дали, что ли? – напали на ребят девочки.
– Убирайтесь отсюда сейчас же! – размахивая полотенцем, кричала Лида Зорина.
– Как не стыдно! Ведь этим коров кормят, а вы ногами топчете!
– Уходите отсюда!
– А вы не командуйте здесь! Какие командирши приехали!
– Повязали себе косыночки и воображают!
– Ребята, Сергей Николаевич идёт! – крикнул Одинцов.
– Собирайте сено!
– Ага, испугались! Вот вам будет сейчас! – поддразнили их девочки.
Сергей Николаевич вошёл в класс.
– Что тут у вас происходит?
– Да ничего… Работаем, Сергей Николаевич! – скромно отозвался Мазин, как ни в чём не бывало собирая в охапку сено.
– Ой, работают! – всплеснула руками Синицына.
– Что, попадает вам от девочек? – усмехнулся Сергей Николаевич и, подойдя к куче сена, с удовольствием уселся на неё. – Хорошо! Люблю я на сене поваляться! Удивительно пахучие здесь травы! Мне всю ночь снился мёд. Интересно, от каких это цветов пахнет мёдом?.. А ну-ка попробуем разобраться в этом гербарии! – Он положил на колени пучок сухой травы и осторожно отделил сморщенный сиреневый цветок. – Вот это, например…
Ребята со всех сторон полезли смотреть:
– Это клевер! Клевер!
– А вот полевая гвоздика… и мелкая ромашка… Смотрите, Сергей Николаевич, ромашка!
– А вот это – травка «степное сердце», она может всю зиму стоять.
– А вот мята. Я мяту нашёл. Эх, и пахнет! Понюхайте, Сергей Николаевич! – протягивая засохший стебель мяты учителю, радовался Малютин. – Мята на сырых местах растёт, – это, верно, около реки косили траву.
Все по очереди понюхали мяту, разглядели выгоревший от солнца василёк, сморщенные копытки, увядший цветочек смолки.
В коридоре послышались шаги Мити.
– Что это так тихо у вас? Я думал – все купаться ушли, – сказал Митя, заглядывая в комнату.
– Какое купанье! Мы ещё не убрались. Везде беспорядок. А что у ребят делается!
– Что у нас делается? Ничего не делается! – запротестовали ребята.
– Вот в том-то и дело, что ничего не делается! – засмеялся учитель. – У нас с вами, Митя, тоже ещё никакого уюта нет. Придётся вступить в соревнование с мальчиками.
Трубачёв вскочил:
– Ребята, на соревнование с Сергеем Николаевичем и Митей!
– А с нами? Сергей Николаевич, с нами! – запрыгали девочки.
– Ну, с вами мы не берёмся! Мы уж с мальчиками лучше… Как вы думаете, Митя, а? – спросил учитель.
– Да уж с девочками насчёт уюта лучше не спорить, Сергей Николаевич. Обязательно проиграем!
Девочки лукаво поглядывали на них:
– Да мы вам всё сами сделаем, только вы лучше уйдите пока куда-нибудь.
– Ну нет! Это не годится, – запротестовал Сергей Николаевич. – У вас свои дела, а у нас свои.
Все принялись за работу.
Прежде всего девочки устроили уголок для отца учителя. Они подружились с ним ещё в поезде и, бегая по всему вагону, часто заглядывали в купе учителя.
Николай Григорьевич играл с ребятами в шахматы и радовался, выигрывая партию. Один раз, когда выиграл Мазин, старик очень огорчился:
«Эх, разбил ты меня… Старость не радость».
Ребята напали на Мазина:
«Ты что, не мог проиграть? Как тебе не стыдно! Не маленький, кажется».
Мазин, почёсывая затылок, недовольно сопел:
«Он тоже не маленький…»
В школе девочки выбрали для Николая Григорьевича солнечный класс, перенесли туда его вещи, поставили букетик цветов.
У себя в классе они расположились совсем по-домашнему: откуда-то появились у них стенное зеркальце, корзинка с иголками и нитками и даже занавеска.
У мальчиков в углу валялись удочки, сетки, футбольный мяч и вещевые мешки. Эти вещи они перетаскивали с места на место, пока не вмешались девочки и не помогли им привести всё в порядок. Школа ожила.
Во дворе вертелись колхозные ребята, спрашивали, не надо ли чего. Пятилетний Жорка прыгал на одной ножке и кувыркался на траве.
После обеда мальчики натягивали волейбольную сетку, Федька Гузь вместе с Мазиным надували футбольный мяч, девочки сбегали на луг и притащили пышные букеты цветов, кто-то разбирал рыболовные снасти, а Игнат Тарасюк деловито расхаживал по двору, давал советы, а потом, засучив рукава, мастерил около крыльца скамейку.
– А ну, сядем все разом! Выдержит она нас или нет? А то я ещё колья забью. Садись, хлопцы! – приглашал он улыбаясь.
Улыбка у Игната была очень добрая и сразу смягчала строгое выражение лица, которое придавали ему густые, сросшиеся брови.
После трудового, хлопотливого дня, когда все ребята собрались во дворе школы, на крыльцо, прихрамывая и держась за перила, вышел отец учителя.
– Эх, хорошо вечерком посидеть на крылечке! – сказал он, присаживаясь на ступеньки и глядя вокруг. – Славные места… Молодость вспоминается. Много тут дорожек было нами исхожено… Много и крови пролито… Славный вояка был мой Матвеич, да и я на силу не жаловался: одной рукой подкову гнул. Эх, Матвеич! Товарищ мой! Тяжко пострадал он в гражданскую. В голову ранен был… Два дня мы с ним в болоте скрывались…
– А что, дедушка Николай Григорьевич, не наш ли это Иван Матвеич, что пасекой колхозной заведует? – с интересом спросил Игнат.
– Он, он! – оживился Николай Григорьевич. – Вот я к нему и поеду… А далеко ли до пасеки?
– Далеко. Отсюда не увидишь. Если по шоссе идти – километров двенадцать будет, а как снимут пшеницу, так напрямки, полем, – поменьше. Красивые места эти… Таких мест нигде нету… Пасека над рекой стоит, вся вишеньем поросла. Зайдёшь весной к Ивану Матвеичу – и уходить не хочется… Падают на плечи белые квитки, поют пчёлы, а река – плеск-плеск! – рыбку за рыбкой подгоняет…
Ребята слушали Игната не прерывая. Сергей Николаевич и Митя подсели на крыльцо.
Мягкие сумерки уже давно окутали село, и в хатах горели огоньки.
Показать оглавление

Комментариев: 7

Оставить комментарий

  1. Саша
    Хорошая, интересная книга!
  2. ондрей
    так себе тупые
  3. владислав
    во!
  4. илья
    ?
  5. мария
    человек умный, кто писал, ВЕЛИКОЛЕПНО!
  6. Максим
    умная с интересом книга!
  7. Данил
    мне понравилось эта голова