Васек Трубачев и его товарищи

Глава 13
Зима

Деревья крепко спят, зарывшись в глубокие сугробы. Но когда мороз острыми иглами впивается в побелевшие ветки, в лесу раздастся тихий, жалобный треск. Он пугает красногрудых снегирей и маленьких синичек. Морозно и страшно молодым птицам, которые вывелись весной в тёплых гнёздах и никогда ещё не видели зимы.
Но ребят не пугает мороз. В тёплых костюмах, они деловито ходят на лыжах по глубоким сугробам, волочат за собой длинные санки и, размахивая острыми топорами, выбирают ёлку. По-хозяйски оглядывают они одно, другое дерево, переговариваясь между собой:
– Помните, какую ёлку прошлый год привезли в школу? Выше потолка! Отрубать верхушку пришлось!
– Да, хорошая ёлка была! Грозный говорит – все игрушки наши целы. Вот уберём! Пусть бойцы посмотрят.
– Теперь ещё лучше надо – не для себя ведь, мы не маленькие… – закидывая вверх голову, говорит Мазни. – Отдать, что ли, ту, Петька, а?
– Нашу? – Петька вытягивает из шарфа подбородок и с сожалением вертит головой: – Нельзя… Она летом в пруду отражается и землянку закрывает. Красивая! Жалко рубить…
– А где землянка, Мазни? Покажи землянку! Где она была? – кричат ребята.
– Да она здесь, недалеко… Пошли, Петька, покажем!
Ловко объезжая деревья, ребята гуськом сходят на пруд, лесенкой поднимаются на противоположный берег и останавливаются под тёмной, развесистой елью, около глубокой заснеженной ямы.
– Вот она, наша землянка!
– Здорово сделана!
– Вроде окопов! Можно отстреливаться отсюда. Раз! Раз! – Саша неловко съезжает в яму и под громкий хохот ребят проваливается до самого пояса. Лыжи его беспомощно торчат вверх.
Ребята один за другим прыгают к нему и, толкаясь, начинают обстреливать снежками невидимого врага.
– Бей, ребята, но санкам!
Санки, брошенные посреди пруда, становятся мишенью.
– Слушай команду! Приготовься!.. Пли! – разыгравшись, кричит Васёк.
От снега хрустят варежки, мороз начинает больно пощипывать пальцы. Ребята выбираются наверх и, подпрыгивая от холода, вытряхивают из валенок снег.
– Нас морозом не возьмёшь! А вот фашистам от нашего мороза плохо приходится. Верно, Трубачёв?
– Верно. Они не привыкли… Эх, здорово их от Москвы гнали! Мне один раненый рассказывал…
– Это на Волоколамском шоссе, Васёк?
– Везде гнали. Их прямо тысячами уложили.
– Теперь не сунутся больше!
– Куда там!..
– Наши бойцы грудью за Москву стояли!
– Ещё бы! Мы свою землю никому не отдадим.
– От Сергея Николаевича давно писем нет, – вспомнив вдруг учителя, грустно говорит Одинцов.
– Ребята, а может, и он Москву защищал? И где-нибудь стоял и смотрел в полевой бинокль, а? Ведь мы от Москвы недалеко всё-таки, а? – с радостной надеждой в сияющих чёрных глазах, говорит Саша.
Ребята не отвечают. Васёк смотрит куда-то далеко за сугробы, за деревья, в глубь парка. Белая, закудрявившаяся от мороза меховая шапка, белые брови и ресницы и заиндевевший шарф под подбородком делают его похожим на ёлочного деда-мороза с синими-синими глазами и красными щеками. Ребята вспоминают о ёлке.
– Пойдём! А то поздно уже, – говорит Мазин.
– Постойте! – просит Сева. – Давайте закроем глаза, помолчим и потом сразу скажем, кто как чувствует: увидим мы ещё Сергея Николаевича или нет?
– Давайте, давайте!
Ребята крепко зажмуривают глаза и секунду напряжённо молчат, потом сразу, как по команде, радостно выпаливают хором:
– Увидим! Увидим!
– Ну, тогда – ура!.. За ёлкой! Пошли!
– Стойте! А насчёт Мити, и Генки, и Степана Ильича, и тёти Оксаны как же? – спрашивает Саша. Ребята снова зажмуриваются:
– Увидим! Тоже увидим!
– Эх, вот счастье было бы! Скорей бы только нам победить Гитлера! Тогда всё у нас будет: и школа будет, и Сергей Николаевич, и Митя, – мечтает вслух Васёк.
– И папа твой приедет, и мой папа, и Лидин…
– И мои мал мала приедут, – нежно улыбается Саша.
– Да они уже выросли, твои мал мала, они теперь уже большие, – убеждённо говорит Одинцов. – Ты их и не узнаешь, пожалуй!
– Нет, что ты! – пугается Саша. – Я всех узнаю… Я бы их через много-много лет узнал, если б они даже старые были!
– И правда, ребята, кажется, будто годы прошли с тех пор, как нас родители на Украину провожали, а всего только несколько месяцев. Вот странно! – удивляется Сева.
– Какие несколько месяцев! Мне самому уже сто лет стало, – уверяет Мазин.
– Мне тоже! – подхватывает Петька. – Сто лет, а ума нет!
– Хватит! Замёрзнем! Пошли за ёлкой! – торопит Васёк.

 

 

Голубые сумерки уже окутывают дома и улицы, когда, запрягшись в санки, мальчики привозят в школу срубленную ёлку Зелёные мохнатые ветки, распластавшись по обеим сторонам, с тихим шелестом заметают снег; сзади, придерживая густую верхушку, идут Нюра и Лида.
– Куда это махину такую приволокли? – удивляются санитары.
– У нас в школе всегда такая была! – с гордостью отвечают усталые ребята.
Показать оглавление

Комментариев: 7

Оставить комментарий

  1. Саша
    Хорошая, интересная книга!
  2. ондрей
    так себе тупые
  3. владислав
    во!
  4. илья
    ?
  5. мария
    человек умный, кто писал, ВЕЛИКОЛЕПНО!
  6. Максим
    умная с интересом книга!
  7. Данил
    мне понравилось эта голова