Дети крови и костей

Глава сорок вторая. Амари

Прихожу в себя от пронзительной боли, пульсирующей в голове. Вскоре начинают болеть рубцы, бесчисленные царапины и порезы, покрывающие кожу. Я открываю глаза, но ничего не вижу. Они надели на голову мешок. Грубая ткань липнет к лицу, когда я вдыхаю слишком глубоко в тщетной попытке избавиться от головокружения.
Что все это значит?
Тянусь вперед, но что-то не пускает меня: запястья привязаны к колонне. Нет, не к колонне. Я сдвигаюсь, чтобы изучить шероховатую поверхность. К стволу…
Значит, мы еще в лесу.
– Тзайн? – пытаюсь позвать я, но мешает повязка, которой мне завязали рот. Кем бы ни были эти люди, они приняли все меры, чтобы обезопасить себя.
Жареный поросенок, которым мы пообедали, просится наружу.
Я пытаюсь услышать еще что-нибудь: журчащую воду, движения других пленников. Но вокруг только тишина. В поисках зацепок я начинаю вспоминать. Хотя вокруг и так темно, закрываю глаза, заново переживая внезапное нападение. Тзайн и Найла исчезают в сплетенных сетях, затем я чувствую резкий запах, и все меркнет. Так много людей в масках, быстрых и безмолвных, сливающихся с тенями. Эти странные воины – преступники.
Нас похитили. Но зачем? Что им нужно? Если они хотели убить нас, я бы уже была мертва. Если ограбить, они уже это сделали. Нет, за их нападением стоит нечто большее. Будь у меня достаточно времени, я бы узнала об их планах, придумала бы, как бежать…
– Она очнулась.
Я замираю, услышав женский голос. Что-то шуршит, раздаются шаги. До меня долетает слабый запах шалфея, когда неизвестная приближается.
– Может, позвать Зу?
На этот раз я улавливаю в ее голосе протяжные ноты, акцент, который слышала только у аристократов с востока. Представляю перед собой отцовскую карту Ориши. Единственная восточная деревня, кроме Илорин, достаточно большая, чтобы там жила знать, – Варри.
– Зу подождет, – отвечает ей мужской голос, в котором тоже слышен восточный акцент. Чувствую жар его тела, когда он приближается.
– Кваме, нет!
Мешок снимают так резко, что голова безвольно падает на грудь. Она гудит, а все вокруг плывет, пока я борюсь с болью и пытаюсь осмотреться.
Перед глазами возникает лицо предсказателя с густой бородой. Его темные глаза полны недоверия. Когда он приближается, я замечаю маленькое серебряное кольцо в правом ухе. И хотя злоба исказила его лицо, он выглядит едва ли старше Тзайна.
За спиной стоит прекрасная предсказательница с темной кожей и кошачьими глазами. Длинные белые локоны спускаются по спине, змеятся по рукам, которые она скрестила на груди. Мы в большом полотняном шатре, закрепленном на двух огромных пнях.
– Кваме, наши маски.
– Они нам не нужны, – отвечает он, обдавая меня горячим дыханием. – Во-первых, это ей, а не нам угрожает опасность.
Я вижу другое тело, привязанное к древесному корню. Голова скрыта мешком. Тзайн. Я вздыхаю от облегчения, узнав его фигуру, но вижу на мешке пятно крови, густое и темное, и страх возвращается. Кожа Тзайна в порезах и синяках – должно быть, тащить его было нелегко.
– Хочешь поговорить с ним? – спрашивает Кваме. – Тогда скажи, откуда у тебя свиток.
Кровь стынет в жилах, когда он размахивает пергаментом перед моим лицом. Небеса. Что еще он забрал?
– Ищешь свое оружие? – Кваме, словно читая мои мысли, достает из-за пояса костяной кинжал. – Не мог оставить твоему парню такое оружие.
Кваме разрезает повязку на моих губах, порезав щеку, но даже не вздрагивает.
– У тебя один шанс, – шипит он сквозь сжатые зубы. – Не пытайся врать.
– Я украла его из королевского дворца, – выпаливаю я. – Мы должны вернуть магию. Боги указали мне путь.
– Я иду за Зу… – начинает девушка за его спиной.
– Подожди, Фолаке! – Его голос становится резким. – Мы должны принести ей ответы и узнать, где Джейлин.
Он снова поворачивается ко мне: глаза превращаются в щелки.
– Косидан и аристократка путешествуют, чтобы вернуть магию, но с вами нет ни одного мага?
– У нас…
Я замолкаю, думая, что ответить. Возвращаюсь во времена приемов во дворце, когда нужно было отыскивать правду за обманом и улыбками. Он думает, что нас двое. Значит, Зели и Инану удалось сбежать. Или их вообще не поймали. Они все еще могут быть в безопасности
Не знаю, обнадеживает ли меня эта мысль. Объединившись, Зели и Инан могли бы найти нас. Но, судя по яростному поединку, один из них, возможно, уже мертв.
– Выдумки кончились? – спрашивает Кваме. – Хорошо. Говори правду. Как вы нашли нас? Сколько вас здесь? Зачем такой аристократке, как ты, подобный свиток?
Подобный свиток?
Я вонзаю ногти в грязь. Конечно. Почему я не заметила этого сразу? Кваме и глазом не моргнул, когда я сказала, что пергамент нужен мне, чтобы вернуть магию. Он предсказатель, но прикосновение к свитку не пробудило его аше.
Потому, что Кваме уже держал его в руках.
Скорее всего, он и его приятели в масках охотились именно за свитком.
– Послушай…
– Нет, – обрывает меня Кваме и, подойдя к Тзайну, сдергивает мешок с его головы. Тзайн почти без сознания, его голова безвольно висит. Тревога сжимает мне грудь, когда Кваме прижимает костяной кинжал к его шее.
– Не лги мне.
– Не лгу! – кричу я, пытаясь вырваться.
– Надо позвать Зу. – Фолаке пятится к выходу из шатра, как будто от этого ее ужас рассеется.
– Нам нужна правда! – орет Кваме в ответ. – Она лжет. Я знаю, ты тоже это видишь!
– Не причиняй ему боли, – умоляю я.
– У тебя был шанс. – Кваме сжимает губы. – Сама виновата. Я не хочу вновь потерять семью…
– Что здесь происходит?
Поднимаю глаза ко входу в шатер, где стоит девочка, сжимая кулаки. Ее зеленая дашики кажется еще ярче, оттеняемая смуглой кожей. Белые локоны завиваются вокруг головы пушистым облаком. Ей не больше тринадцати, но Кваме и Фолаке ее слушают.
– Зу, я хотела пойти за тобой, – быстро говорит Фолаке.
– А я хотел сперва получить ответы, – заканчивает Кваме. – Мои разведчики видели их у реки со свитком.
Темно-карие глаза Зу расширяются от удивления, когда она берет пергамент у Кваме и изучает выцветшие чернила. То, как она проводит пальцем по строкам, подтверждает мою догадку.
– Ты видела свиток раньше.
Девочка смотрит на меня, затем изучает порезы на коже и рану на голове Тзайна. Пытается сохранить хладнокровие, но уголки ее губ неодобрительно опускаются.
– Вы должны были разбудить меня.
– Не было времени, – говорит Кваме. – Они собирались уезжать. Нужно было действовать, или мы потеряли бы их.
– Их? – спрашивает Зу. – Были другие?
– Еще двое, – отвечает Фолаке. – Им удалось уйти. И Джейлин…
– Что с ним?
Фолаке обменивается виноватым взглядом с Кваме:
– Он еще не вернулся. Возможно, его поймали.
Зу мрачнеет, сжимая пергамент в руке.
– Вы не отправились за ним?
– Не было времени…
– Зря вы это сделали, – рычит Зу. – Мы не бросаем своих. Наш долг – защищать их!
Кваме опускает голову. Скрещивая руки на груди, он переминается с ноги на ногу.
– На кону был свиток, Зу. Он нужен, если за нами придут новые стражники. Я оценил риск.
– Мы не стражники, – вклиниваюсь я. – Не солдаты.
Зу смотрит на меня и подходит к Кваме:
– Из-за тебя мы оказались в опасности. Надеюсь, было весело изображать короля.
Хотя она произносит это со злобой, в словах таится печаль. Нахмурив тонкие брови, девчока выглядит еще младше.
– Соберите остальных в моем шатре, – говорит она Кваме, а затем указывает на Тзайна. – Фолли, промой и забинтуй рану. Не хочу, чтобы у него началось заражение крови.
– А она? – Фолаке кивает в мою сторону. – Что делать с ней?
– Ничего. – Взгляд Зу останавливается на мне, и на сей раз я не могу его прочитать: – Она останется здесь.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий