Дети крови и костей

Глава сорок шестая. Амари

Во дворце была комната, которую регулярно посещал отец. Каждый день ровно в половине первого. Он поднимался с трона и шел по залу для приемов с адмиралом Эбеле по левую руку и командиром Каэя – по правую.
До Рейда я следила за ними, движимая простым любопытством. Каждый день смотрела, как они спускаются по холодной мраморной лестнице, пока однажды не решилась пойти следом.
Мои ножки были такими короткими, что, перепрыгивая со ступеньки на ступеньку, приходилось держаться за алебастровые перила. Я представляла, что увижу комнату, полную бобовых пирогов, лимонных пирожных и сверкающих игрушек, которые ждут не дождутся, чтобы с ними поиграли. Но, спустившись, я не почувствовала сладкого цитрусового аромата, не услышала смех. Холодное подземелье было наполнено криками.
Криками мальчика.
В воздухе разнесся резкий удар – кулак Каэи врезался в щеку слуги, перстнями располосовав кожу.
Наверное, я закричала, увидев его окровавленное тело. Скорее всего, ведь они обернулись. Я не знала имени этого слуги. Вспомнила только, что он заправлял мне кровать.
Отец поднял меня и, прижимая к бедру, унес из подземелья, даже не удостоив взглядом. Тюрьма – не место для принцессы, сказал он тогда.
Новый удар раздался в воздухе – кулак Каэи вновь нашел свою цель.
Солнце садится, долгий день сменяется ночью, а я размышляю над словами отца. Что бы он сказал, увидев меня сейчас? Возможно, приказал бы повесить.
Я стараюсь не обращать внимания на боль в плечах и сильнее натягиваю веревку, хотя уже изранила руки до крови. Весь день терла ее о кусок коры, и она почти порвалась – чтобы освободиться, нужно было еще немного времени.
– Небеса, – выдыхаю я, чувствуя, как пот выступает над губой. В который раз осматриваю шатер в поисках чего-нибудь острого. Но здесь только я, Тзайн и грязь.
Мне удалось выглянуть наружу лишь раз, когда Фолаке принесла воду. За полотнищем, прикрывающим вход, я увидела хмурого Кваме. Костяной кинжал был все еще у него.
Я дрожу и с глубоким вздохом закрываю глаза. Не могу забыть лезвие, прижатое к горлу Тзайна. Только тихое дыхание говорит, что он еще жив. Фолаке промыла и перевязала рану, но с тех пор он даже не шевельнулся.
Я должна вытащить его отсюда, пока они не вернулись. Нужно найти способ спасти Тзайна, забрать свиток и кинжал. Ночь почти прошла. До векового солнцестояния осталось всего пять дней.
Полотнище над входом поднимается, и я замираю. Зу наконец вернулась. Сегодня она одета в черный кафтан с зелеными и желтыми бусинами по краю. Вместо маленького воина, которого я видела вчера, передо мной стоит обычный ребенок.
– Кто ты? – спрашиваю я. – Что тебе нужно?
Она не обращает на меня внимания и опускается на колени перед Тзайном.
– Пожалуйста! – Сердце вот-вот выпрыгнет из груди. – Он ни в чем не виноват. Не делай ему больно!
Зу закрывает глаза и кладет ручки на повязку. Я замираю, когда легкий оранжевый свет струится с ее ладоней. Сперва еле заметный, он становится ярче, нагревая воздух в шатре, пока не окутывает голову Тзайна.
Магия
Меня охватывает тот же восторг, что наполнял при виде света, струившегося с пальцев Бинты. Как и волшебство служанки, магия Зу прекрасна, совсем не похожа на то, во что отец заставил меня поверить. Но как ей это удается? Где она научилась? Во времена Рейда эта девочка была младенцем, откуда она узнала заклинания, которые шепчет теперь?
– Что ты делаешь?
Зу не отвечает, стиснув зубы от напряжения. На ее висках выступают капельки пота. Руки слегка дрожат. Свет окутывает кожу Тзайна, и его рана затягивается. Пурпурные, почти черные синяки полностью исчезают, возвращая нам того прекрасного юношу, который пытался меня спасти.
– Слава небесам! – Я вздыхаю от облегчения, когда Тзайн со стоном приходит в себя. Первый звук от него с тех пор, как нас похитили. Я с радостью замечаю, что он шевелится, хотя до конца не пришел в себя.
– Ты – целительница? – спрашиваю я.
Зу смотрит сквозь меня, но как будто не замечает. Разглядывает царапины на коже, словно ищет, чем еще можно помочь. Так, будто стремление исцелить – не в магии, а в ее сердце.
– Пожалуйста, – пробую я снова. – Мы вам не враги.
– Но у вас наш свиток.
Наш? Не может быть, чтобы только она, Кваме и Фолаке были магами. Наверное, их здесь гораздо больше.
– Мы не одни. Девушка, которую Кваме не смог схватить, – могущественная жница. Мы были в Шандомбле, и сентаро открыл нам секрет этого свитка…
– Ты лжешь! – Зу скрещивает руки на груди. – Косиданам нечего делать с сентаро. Кто вы на самом деле? Где остальная армия?
– Я говорю правду, – непроизвольно пожимаю плечами. – То же самое я сказала Кваме. Если вы мне не верите, ничего не могу поделать.
Зу вздыхает и достает из кафтана свиток. Когда она разворачивает его, суровое выражение на ее лице сменяется грустью.
– В последний раз, когда видела его, я пряталась под рыбацкой лодкой. Сидела и смотрела, как стражники перерезали горло моей сестре.
О небо
В голосе Зу те же восточные переливы. Наверное, девочка была в Варри, когда Каэя обнаружила свиток. Она думала, что уничтожила всех новых магов, но Зу, Кваме и Фолаке выжили.
– Мне так жаль, – шепчу я. – Представить не могу, каково тебе.
Долгое время Зу молчит. Видимо, ослабев, она садится на землю. От усталости девочка выглядит старше своих лет.
– Я была крохой, когда начался Рейд. Даже не знаю, как выглядели мои родители. Помню только, как было страшно. Вот и все. – Зу наклоняется и выдергивает траву с корнями. – Я всегда думала, как это – жить с такими ужасными воспоминаниями. Теперь знаю.
Перед глазами снова встает лицо Бинты, ее ясная улыбка и сверкающие глаза. На мгновение воспоминание будто обретает плоть и светится в темноте. А потом краснеет, утонув в крови.
– Ты – аристократка. – Зу поднимается и подходит ко мне, незнакомый огонь появляется в ее глазах. – Чую это. И не позволю королевским прихвостням погубить нас.
– Я на твоей стороне, – качаю головой. – Освободи, и я докажу это. Свиток способен на большее, чем просто наделять силой того, кто к нему прикоснется. Есть ритуал, с помощью которого можно вернуть всю магию.
– Вижу, почему Кваме встревожен. – Зу отступает на шаг. – Он считает, что вас послали шпионить за нами. Ты так умело лжешь, что, думаю, он прав.
– Зу, пожалуйста…
– Кваме! – Ее голос обрывается. Когда он входит, она непроизвольно сжимает горло.
На его лице читается угроза, пальцы скользят по лезвию костяного кинжала.
– Пора?
Подбородок Зу дрожит – она кивает и зажмуривается.
– Прости, – шепчет она. – Мы должны защитить себя.
– Иди, – говорит ей Кваме. – Тебе не нужно этого видеть.
Зу вытирает слезы и покидает шатер, взглянув на меня в последний раз. Когда она скрывается за полотнами, ко мне приближается Кваме:
– Надеюсь, ты готова заговорить.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий