Дети крови и костей

Глава семьдесят вторая. Зели

После часового путешествия по лесу, окружающему хребет Оласимбо, на горизонте появляется Джимета. Острые и дикие, как ее жители, над морем Локойя выступают скалы и каменистые утесы. Разбиваясь о них, волны встречают нас хорошо знакомой мне песней. Они бушуют, громом обрушиваясь на берег, но оттого, что я просто нахожусь рядом с водой, становится легче.
– Помнишь, ты хотела здесь жить? – шепчет мне Тзайн, и я киваю с тенью улыбки на губах. Прекрасно чувствовать что-то еще, думать о чем-нибудь, кроме сотни возможных вариантов, как мы провалим дело.
После Рейда я хотела, чтобы мы уехали в Джимету. Думала, что ее мятежные границы – единственное безопасное место на свете. Город полнился историями о наемниках и преступниках, но в детстве мне казалось, что все опасности стоят того, чтобы жить в городе без стражи. По крайней мере, на одежде людей, которые могут тебя убить, не будет королевской печати.
Мы проезжаем мимо домиков, вырубленных в утесах, и я думаю, какой могла бы быть наша жизнь. Деревянные двери и окна выступают из камня таким образом, будто являются продолжением скалы. В лунном свете город, где разгуливают преступники, кажется почти мирным. Я даже назвала бы его красивым, если бы не затаившиеся за каждым углом наемники.
Стараюсь казаться бесстрашной, когда мы проезжаем мимо толпы людей в масках, и пытаюсь угадать, чем они занимаются. Из того, что я слышала о Джимете, делаю вывод, что они могут быть кем угодно: от воров до наемных убийц. Ходят слухи, что единственный способ выбраться из работных домов – это нанять здесь человека, который тебя освободит. Только жители Джиметы достаточно сильны и ловки, чтобы бросить вызов королю и остаться в живых.
Найла ворчит, когда мы минуем еще одну группу в масках, среди которых можно различить косидан и предсказателей, оришан и иностранцев. Их глаза скользят по ее гриве, словно вычисляя, сколько она может стоить. Я фыркаю, когда один из них делает шаг вперед.
Только попробуй, говорит мой взгляд. Не завидую бедняге, который тронет меня сегодня.
– Это она? – спрашиваю я Кеньона, когда мы останавливаемся перед огромной пещерой, расположенной в утесе. Внутри кромешная темнота.
Он кивает:
– Его зовут серебряноглазым лиссом. Слышал, он убил генерала из Гомбе голыми руками.
– И у него есть лодка?
– Самая быстрая из всех. Ветряной двигатель, насколько мне известно.
– Хорошо, – беру Найлу под уздцы. – Идем.
– Постой. – Кеньон поднимает руку, останавливая нас. – Нельзя пойти всем скопом к его клану. Войти может только один.
Мы медлим. Проклятье. Я к этому не готова.
Тзайн вынимает топор:
– Пойду я.
– Почему? – спрашивает Кеньон. – Все, что мы делаем, зависит от Зели. Если кто и должен идти, то она.
– Ты спятил? Я не отправлю ее туда одну.
– Она не выглядит беззащитной, – хмыкает Кеньон. – Благодаря своей силе Зели могущественней любого из нас.
– Кеньон прав. – Амари кладет ладонь на плечо Тзайна. – Они быстрее согласятся помочь нам, если увидят, какой магией она владеет.
С этим я соглашаюсь. Говорю им, что не боюсь, и убеждаю, что без труда справлюсь со всеми наемниками. Якобы моя сила стала только сильней.
Но живот скручивает, когда я вспоминаю правду. Меня терзает чувство вины. Лучше бы никто не рассчитывал на мои силы.
Теперь же вернем мы магию или нет, зависит только от богов.
Тзайн качает головой:
– Это слишком рискованно.
– Справлюсь. – Я протягиваю ему поводья. Должно получиться, ведь что бы ни произошло – это часть плана Небесной Матери.
– Зел…
– Он прав. У меня больше шансов их убедить.
Но брат преграждает путь:
– Я не пущу тебя туда одну.
– Тзайн, нам нужна их помощь, их лодка, и нечего предложить взамен. Если мы хотим добраться до храма, лучше не нарушать их правил, – протягиваю Амари свою сумку с тремя священными реликвиями, оставляя у себя только посох. Пальцы скользят по выгравированным на нем символам. Делаю глубокий вдох и возношу про себя молитву Ойе.
– Не беспокойся. Если нужна будет помощь, я закричу.
Захожу в пещеру. Воздух внутри сырой и влажный. Двигаюсь вдоль стены, одной рукой веду по гладкой стене скалы, другой держу камень, освещая путь. Шагаю медленно и осторожно, хватаясь за последнюю возможность просто идти, а не перечитывать проклятый свиток, вникая в ритуал, который, возможно, мне больше не по силам.
Прохожу дальше. С потолка наподобие сосулек свисают огромные голубые кристаллы, спускаясь так низко, что едва не задевают пол. Исходящее от них слабое сияние освещает двухвостых летучемышей, облепивших сверкающие гроздья. Летучемыши наблюдают за мной, когда я иду по пещере. Их писк – первый звук, который слышен здесь – отражается от стен и внезапно тонет в беседе мужчин и женщин, собравшихся у огня, который я вижу впереди.
Медлю, вступая в их огромные владения. Земля у них под ногами образует ложбину, покрытую светлым мхом, который наемники используют вместо подушек. Лучи света пробиваются сквозь трещины в потолке, освещая вырубленные в камне ступени, спускающиеся по скалам.
Делаю еще несколько шагов, и наступает полная тишина.
Помогите мне, боги.
Прохожу сквозь толпу. Дюжины наемников в масках, одетые в черное, провожают меня взглядом со своих мест на каменных выступах. Некоторые берутся за оружие, другие замирают, принимая боевую стойку. Одни смотрят так, словно хотят убить меня, другие – будто мечтают еще и сожрать.
Стараюсь не обращать внимания на их враждебность. Ищу серые глаза среди сотни янтарных и карих. Человек, которому они принадлежат, появляется у входа в пещеру. Единственный из наемников без маски. Хотя он, как и остальные, весь в черном, на шее повязан темно-красный шарф.
– Ты? – в смятении выдыхаю я, не в силах скрыть потрясение. Песочно-желтый цвет лица, поразительные серые, как море в шторм, глаза. Карманник. Вор из лагеря предсказателей. Хотя прошло совсем немного времени, кажется, что мы встречались в другой жизни.
Роэн затягивается самокруткой, миндалевидные глаза лениво скользят по мне. Он садится, облокачиваясь на круглый каменный выступ, напоминающий трон. Губы расплываются в хитрой улыбке.
– Говорил же, что мы еще встретимся. – Он снова затягивается и медленно выдыхает дым. – К несчастью, время неподходящее. Разве что ты пришла, чтобы присоединиться ко мне и моим людям.
– Твоим людям? – Роэн выглядит всего на пару лет старше Тзайна. Хотя у него телосложение мечника, наемники, сидящие здесь, в два раза больше него.
– Ты удивлена? – Кривая улыбка появляется на его тонких губах, и он наклоняется вперед. – Знаешь, что удивляет меня? Девочка-маг, забредшая к нам без оружия.
– Кто сказал, что я безоружна?
– Не похоже, чтобы ты умела обращаться с мечом. Конечно, если пришла научиться, буду более чем счастлив преподать тебе урок.
Его грубость вызывает смешки в толпе, и мои щеки начинают гореть. Я для него жертва. Монетка, которую с легкостью можно прикарманить.
Изучаю пещеру, рассматривая наемников. Если хочу, чтобы у меня все получилось, нужно заслужить их уважение.
– Как мило с твоей стороны, – делаю все, чтобы лицо оставалось спокойным. – Но это мне придется тебя учить.
Громкий смех Роэна эхом звенит под сводами пещеры:
– Продолжай.
– Ты и твои люди нужны мне для дела, которое изменит Оришу.
Наемники вновь смеются, но на этот раз их предводитель остается серьезным. Он склоняется со своего трона еще ниже.
– К северу от Джиметы есть священный остров, – продолжаю я. – До него ночь пути. Нужно, чтобы мы оказались там до рассвета.
Он облокачивается на каменный трон:
– Единственный остров в море Локойя – это Кадуна.
– Остров, о котором я говорю, появляется раз в сто лет.
Толпа вновь смеется, но Роэн взмахом руки заставляет ее замолчать.
– Зачем тебе на этот остров, девочка-маг?
– Чтобы вернуть магию каждому предсказателю Ориши.
Наемники разражаются смехом и улюлюканьем, кто-то кричит, что мне пора уходить. Из толпы выходит коренастый мужчина с буграми мускулов, выступающих под черной военной формой.
– Хватит кормить нас ложью, – рычит он. – Роэн, пусть девчонка выметается, или…
Он кладет руку мне на спину, и это прикосновение отзывается волнами боли, которая тут же уносит меня в прошлое, запирает в камеру, где…
…ржавые наручники впиваются в запястья, когда я пытаюсь вырваться. Мои крики эхом отдаются от металлических стен. Все это время Саран спокойно смотрит, как меня рвут на части…
– А-а-ах!
Бросаю мужчину через плечо, и он падает с глухим звуком на каменный пол. Когда встает на ноги, ударяю посохом ему в грудь, в последнюю секунду смягчая удар, чтобы не переломать кости. Он громко вопит, но крики в моей голове звучат еще громче.
Вся пещера замирает, когда я склоняюсь и, оскалившись, приставляю посох к горлу наемника.
– Тронь меня еще раз, и увидишь, что будет.
Затем убираю оружие, дав ему шанс отползти. Когда он исчезает, я замечаю, что толпа больше не смеется.
Они оценили мой посох.
Глаза Роэна цвета бушующей морской волны искрятся от восхищения даже больше, чем раньше. Он откладывает сигарету и идет ко мне. Останавливается в паре сантиметров от моего лица. Меня окутывает сладкий дым с ароматом молока и меда.
– Ты не первая пытаешься сделать это, милая. Кваме тоже хотел вернуть магию. Судя по слухам, что до меня дошли, добром это не кончилось.
От упоминания Кваме щемит сердце. Вспоминаю их встречу с Роэном в лагере предсказателей. Значит, он готовился тогда – в глубине души знал, что нас ждет противостояние.
– Теперь все по-другому. Мне известен способ, который поможет всем магам вернуть свой дар.
– Что насчет оплаты?
– Денег нет, – говорю я. – Но вы заслужите милость богов.
– Ты так полагаешь? – хмыкает он. – Жест доброй воли?
Ему нужно больше. Копаюсь в голове, ищу, что бы еще придумать:
– Боги послали меня к тебе один раз, и не случайно мы встретились вновь. Они выбрали тебя потому, что им нужна твоя помощь.
Кривая улыбка исчезает с лица карманника. Впервые он выглядит серьезным. Не могу прочитать выражения его глаз, но понимаю: это не удивление и не насмешка.
– Мне этого, может, и хватит, милая, но моим людям нужно нечто большее, чем божественное знамение.
– Тогда дай им знать, что если мы преуспеем, вас наймет будущая королева Ориши. – Слова выскакивают изо рта прежде, чем я успеваю их обдумать. Тзайн рассказал мне, что Амари хочет претендовать на трон, но в суматохе мне так и не удалось поразмыслить над этой новостью.
А теперь – это моя единственная надежда. Если Роэн и его люди не помогут, мы не доберемся до острова.
– Наемники королевы, – размышляет он. – Это звучит, не правда ли?
– Да, – киваю я, – и звенит, как золото.
Уголки его рта поднимаются в ухмылке. Он вновь оглядывает меня с ног до головы.
И наконец протягивает руку, которую я, пряча улыбку, крепко жму.
– Когда отправляемся? Нужно попасть на остров до рассвета.
– Прямо сейчас, – улыбается Роэн. – Но у нас маленькая лодка. Ты сядешь рядом со мной.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий