Дети крови и костей

Глава семьдесят восьмая. Зели

У меня пересыхает в горле, когда я вижу море солдат, расставленных по периметру острова. Словно все стражники Ориши сегодня в дозоре.
За ними темнеет лес, скрытый туманом и струйками дыма. От энергии, что его окружает, воздух более плотный – знак того, что за деревьями скрыт источник духовной мощи.
Когда последние члены нашего отряда переодеваются и выходят из лодки, Роэн ведет нас к храму.
– Веселее, – говорит он. – Нужно пошевеливаться.
Когда мы выходим на восточный берег, я чувствую повсюду божественную энергию в воздухе. Даже без гула, отдающегося в костях, ощущаю, как магия поднимается из земли, окутывает скелеты сожженных деревьев. Глаза Роэна округляются – он тоже это чувствует.
Мы шагаем среди богов.
Странный трепет наполняет меня при этой мысли, это не волна магии, но прилив чего-то большего. Я иду по острову, практически ощущая дыхание Ойи в прохладном ветре, овевающем нас. Если боги здесь, значит, я была права, доверившись им. Может, у нас есть шанс.
Но, чтобы это узнать, нужно миновать стражу. Сердце выпрыгивает у меня из груди, когда мы идем мимо бесконечных рядов патрульных. С каждым шагом страх, что они увидят нас сквозь шлемы, становится все сильнее, но печать Ориши защищает нас от изучающих взглядов. Роэн печатает шаг. Доспехи командира сидят на нем как влитые. Из-за песочного цвета кожи и уверенной походки офицеры принимают его за своего.
Почти пришли, думаю я, но напрягаюсь, видя, что один из солдат слишком долго нас разглядывает. При каждом шаге сердце замирает, минуты кажутся вечностью. Тзайн несет костяной кинжал, Амари сжимает в руках кожаную сумку, где спрятаны солнечный камень и свиток, а я держу посох. Когда мы минуем последнее оцепление, солдаты даже не смотрят в нашу сторону. Они не отрываясь глядят на море, ожидая армии магов, которая никогда не появится.
– Боги, – выдыхаю я, когда стражники нас уже не слышат. Волнение сменяется облегчением. Я с трудом делаю глубокий вдох.
– Получилось, – бледная как смерть Амари хватает меня за руку.
Наша первая битва окончена. Сейчас начнется новая.
Мы входим в лес, и на землю опускается холодный туман. Он спускается с деревьев, после нескольких километров в пути становясь таким густым, что скрывает солнце и мешает что-либо разглядеть.
– Странно, – шепчет Амари мне на ухо. Она идет, вытянув руки, чтобы не удариться о дерево. – Думаешь, здесь всегда так?
– Не знаю, – что-то подсказывает мне, что этот туман – подарок богов. Они на нашей стороне. Хотят, чтобы мы победили.
Я вспоминаю слова своей вдохновляющей речи, молясь, чтобы они оказались правдой. Боги не могут бросить нас сейчас, не могут подвести. Но мы приближаемся к храму, а я все еще не чувствую пульсирующего в венах тепла. Еще немного, и мне не удастся больше прятаться в тумане. Я окажусь у всех на виду.
– Как получилось, – шепчу я, когда контуры храма вырисовываются из тумана, – что в Лагосе ты обратилась ко мне?
Амари оборачивается, и ее янтарный взгляд загорается в молочной пелене.
– Из-за Бинты, – тихо отвечает она. – У нее тоже были серебряные глаза.
Ее ответ убеждает меня, что все произошедшее – часть божественного плана. Нас вели к этому тайными, скрытыми путями. Неважно, чем закончится день, мы исполняем волю богов. Но какова их цель, если моя магия исчезла?
Я открываю рот, чтобы ответить, но останавливаюсь, ощущая в воздухе некую энергию. Из-за нее идти становится тяжелее, каждый шаг дается с трудом.
– Вы чувствуете? – шепчет Тзайн.
– Трудно не заметить такое.
– Что происходит? – вмешивается Роэн.
– Это может быть только…
Храм.
Невозможно описать словами величие представшей пред нами пирамиды. Она возвышается в небо, каждая ступень высечена из настоящего золота. Как и в Шандомбле, стены покрыты знаками сенбарии, являющими волю богов. Символы светятся, даже находясь в тени.
Теперь, когда мы здесь, начнется настоящая битва.
– Реэма, – приказывает Роэн, – отправляйся со своей командой на край южного берега. Устройте суматоху на пляже и спрячьтесь в тумане. Следуйте за Ашей, чтобы выбраться.
Реэма кивает, надевая шлем, так что видны остаются только светло-карие глаза. Она ударяет кулаком о кулак Роэна, а затем уводит пару мужчин и женщин за собой.
– Что нам теперь делать? – спрашиваю я.
– Ждать, – отвечает Роэн. – Они отвлекут внимание стражи, и мы проскользнем в храм.
Минуты тянутся как часы, превращаются в вечность. С каждой новой секундой во мне растет чувство вины. Что, если их поймали? Что, если они умрут? Я не хочу, чтобы ради меня вновь гибли люди.
Не хочу новой крови на своих руках.
Вдалеке клубится облако черного дыма. Прикрытие Реэмы. Оно поднимается высоко в небо. Спустя мгновение в воздухе разносится звук трубы. Стражники выбегают из храма, спеша к южному берегу. Их так много, что я понимаю, как ошибалась насчет истинных размеров святилища.
Когда поток солдат иссякает, Роэн ведет нас за собой, проходя сквозь загустевший воздух. Мы поднимаемся по золотым ступеням так быстро, как можем, не останавливаясь, пока не достигаем первого этажа и не входим в храм.
Стены отделаны мозаикой из ярких самоцветов, выполненной с невероятным мастерством. На золотом покрытии топазами и сапфирами выложено потрясающей красоты изображение Йемойи. Богиня продумана до деталей, мерцающие бриллианты украшают каждый ее ноготок. Сквозь хрустальный потолок я вижу все здание – десять этажей храма, посвященного богам.
– Ребята… – Амари приближается к лестнице в центре зала, уводящей под землю, и солнечный камень загорается у нее в руке.
Это здесь… Я сжимаю кулаки.
– Ты готова? – спрашивает Амари.
Нет. Это написано у меня на лице. Но она подталкивает меня, и я делаю первый шаг вниз по холодной лестнице.
Спускаясь по узкому проходу, я вспоминаю о Шандомбле. Как и там, сужающуюся дорожку освещают только факелы, мерцающие на стенах. Думаю о времени, когда у нас еще оставался шанс. Тогда у меня была магия.
Касаюсь руками стен, вознося богам безмолвную молитву. Пожалуйста, если вы можете помочь, сделайте это сейчас. Жду отклика, пока мы спускаемся вниз. По спине струится пот, хотя в воздухе холодно. Прошу, Небесная Мать, снова молю я. Исправь это сейчас, если можешь.
Жду ответа во взгляде ее серебряных глаз, хочу ощутить, как ее грозовая энергия отдается в моих костях. Но не могу сосредоточиться на молитве – величие ритуального зала вызывает внутри странный трепет.
Одиннадцать золотых статуй поддерживают огромный купол, возвышаясь над нами, подобно горам хребта Оласимбо. Боги и богини вырезаны из драгоценного металла с невероятным мастерством. Ничего не упущено – от морщинок на коже Небесной Матери до ее локонов, каждый из которых неповторим.
Взгляд каждого божества устремлен на луч десятиконечной звезды из драгоценного камня, сияющей у них под ногами. Рядом с каждым лучом – колонна, покрытая знаками сенбарии.
В центре звезды – золотое возвышение. На нем вырезан круг – гладкий, повторяющий очертания солнечного камня.
– О боги, – выдыхает Кеньон, когда мы идем сквозь густой воздух.
И он прав – боги повсюду.
Кажется, будто мы ступаем по небу.
С каждым шагом чувствую себя все сильнее и защищеннее от присутствия всевышних.
– Ты справишься. – Амари протягивает мне пергамент и солнечный камень.
Она берет у Тзайна костяной кинжал и опускает его мне за пояс.
Я киваю и беру две реликвии.
Ты сможешь, повторяю себе. Просто попробуй.
Иду вперед, чтобы завершить наше путешествие, как вдруг вдалеке возникает фигура.
– Засада! – кричу я.
Взмахиваю посохом и вижу людей, выходящих из тени. Они выходят из-за каждой статуи и колонны. Мы обнажаем оружие, пытаясь отыскать новых противников. Когда замешательство проходит, я вижу Сарана с довольной улыбкой и Инана. Его лицо искажает боль, в руке – магацитовый клинок.
Это предательство ранит меня. Руки холодеют. Он обещал…
Клялся, что не встанет у меня на пути.
Едва сдерживаюсь, чтобы не заплакать, и вдруг замечаю за ними человека. Это самое худшее, что могли сделать мои враги. Все происходящее похоже на кошмарный сон.
Я не верю своим глазам. Сердце замирает, когда они выводят его вперед.
– Папа?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий