Дети крови и костей

Глава пятьдесят седьмая. Амари

Шествие заканчивается, но музыка и танцы затягиваются до поздней ночи. Я съедаю еще один бобовый пирог, наслаждаясь тем, как он тает во рту, и смотрю на радость окружающих меня людей. Мимо проходит предсказатель с тарелкой шуку шуку, и я едва восторженно вздыхаю, почувствовав на языке сладость кокоса.
– Наконец-то.
Дыхание Тзайна щекочет мне ухо, отчего приятные мурашки бегут по шее. Удивительно, но он один, а не в толпе предсказательниц, пытающихся его покорить.
– Прости? – уточняю я, проглатывая оставшийся кусок шуку шуку.
– Найти тебя было непросто.
Стряхиваю с губ крошки, безуспешно пытаясь скрыть, что объедалась весь праздник. Платье, идеально сидевшее вечером, теперь жмет мне в бедрах.
– Полагаю, из-за девчонок, которые вставали у тебя на пути.
– Прошу прощения, принцесса, – смеется Тзайн. – На то, чтобы добраться до самой красивой, ушло много времени.
Его улыбка теплая, совсем как той ночью, когда он бросил меня в воду и смеялся, а я понарошку пыталась его утопить. Он редко улыбается. После всего, что произошло, я не была уверена, что увижу его таким вновь.
– В чем дело?
– Просто задумалась, – пожимаю плечами и любуюсь толпой танцующих предсказателей. – Я о тебе волновалась. Знаю, ты простил этих людей, но пытки были ужасны.
Тзайн ухмыляется.
– Мне известны гораздо более приятные способы провести время с девушкой в шатре.
Я так краснею, что уверена: становлюсь одного цвета с платьем.
– Думаю, та ночь – первая, которую я провела с парнем.
Тзайн фыркает:
– Об этом ли ты мечтала?
– Не знаю… – прижимаю палец к его губам. – По-моему, переборщили со связыванием.
Удивительно, но он впервые так громко хохочет. Меня переполняет гордость: никто не смеялся так моим шуткам с того времени, как Бинта была жива. Хочу сказать что-нибудь еще, но, прежде чем успеваю ответить, нас отвлекает хихиканье.
Оборачиваюсь и вижу Зели через несколько шатров от нас. Она танцует на краю толпы. Смеется, пьет пальмовое вино из бутылки и кружит маленького предсказателя. Меня радует то, как она веселится, но лицо Тзайна омрачает печаль, как и тогда в шатре. Впрочем, она исчезает, когда он замечает Инана. Мой брат смотрит на Зели так, словно она – единственная красная роза в саду из бледных белых.
– Ты это видишь? – беру Тзайна за руку и веду его к танцующим предсказателям. Сердце замирает, когда его рука касается моей.
Широкими плечами Тзайн рассекает толпу, словно он – пастух среди стада овец. Через секунду мы оказываемся рядом с девушкой, пляшущей в центре круга. Ее танец наполнен жизнью, расшитое бусинами платье блестит в лунном свете, подчеркивая каждое движение ее бедер. Она изгибается, подчиняясь ритму, разогревая толпу каждым жестом.
Тзайн подталкивает меня вперед, и я висну на его руке:
– Что, ради небес, ты делаешь?
– Пойдем, – смеется он. – Хочу увидеть, как ты танцуешь.
– Ты перебрал огогоро, – хихикаю я.
– А может, мне попробовать? – спрашивает Тзайн. – Если начну, поддержишь?
– Ни за что.
– Обещаешь?
– Тзайн, говорю тебе: нет…
Он прыгает в круг, пугая танцовщицу, заставляя толпу расступиться. Некоторое время стоит неподвижно, изучая предсказателей вокруг с шутовской серьезностью. Но когда трубы звучат снова, он буквально взрывается в танце. Трясется и мечется так, словно в штанах у него огненные муравьи.
Я задыхаюсь от смеха, схватившись за стоящего рядом провидца, чтобы не упасть. Каждое новое движение Тзайна вызывает новые взрывы хохота. Зрителей становится больше.
Когда он трясет плечами и опускается на землю, к нему приближается танцовщица. Лицо начинает гореть, когда она вьется вокруг него, искушая каждым движением бедер. Она одаривает Тзайна страстным взглядом. Я закатываю глаза. Что тут удивительного? С его обаятельной улыбкой и впечатляющей фигурой…
Большие мозолистые руки обхватывают мои запястья.
– Тзайн, нет!
Но его озорство сильнее моего страха. Не успеваю я понять, что произошло, как мы оказываемся в центре круга. Я замираю, парализованная таким количеством любопытных глаз. Хочу повернуться и сбежать, но Тзайн не пускает и кружит меня на глазах у всей толпы.
– Тзайн, – визжу я, но ужас сменяется смехом, который не остановить. Меня переполняет восторг, ноги ловят ритм. На секунду все вокруг исчезают, и я вижу только Тзайна, его улыбку и теплые карие глаза.
Кажется, я могу провести так целую вечность, радостно кружась в его надежных руках.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий