Дети крови и костей

Глава двадцать четвертая. Инан

Вдалеке разносятся голоса рабов и стук молотков. Им вторят гневные крики Каэи. Она с недовольным видом наблюдает за строительством. Прошло три дня, и мост почти завершен.
Путь на другую сторону скоро будет готов, но я не могу найти никаких подсказок. Неважно, как далеко я зайду, храм останется загадкой, тайной, которая мне не по зубам. Даже не сдерживая свою силу, я не могу выследить девчонку, а времени почти не осталось.
Чтобы успеть, нужно высвободить всю магию. Осознание этого пугает меня – стирает в прах все, во что я верил. Но другого пути нет. Долг превыше всего. Надо защитить Оришу.
Сделав глубокий вдох, я расслабляюсь. Боль в груди отступает, и магия овладевает моим телом. Надеюсь уловить аромат моря, но, как и прежде, чувствую в узких коридорах запах горелого дерева и пепла. Поворачиваю за угол, и видение оглушает меня. В воздухе появляется бирюзовое облачко. Я касаюсь его, позволяя воспоминаниям Лекана наполнить разум.
– Лекан, постой!
Смех отражается от стен, когда я вновь заворачиваю за угол и прислоняюсь к холодному камню. Воспоминания сентаро охватывают меня. Тени детей проносятся мимо, они визжат от восторга, покрытые загадочными символами и обнаженные. Их ликование звенит среди каменных стен.
Они ненастоящие, говорю себе я. Сердце готово выпрыгнуть из груди. Цепляюсь за ложь, но вижу правду в сиянии детских глаз.
Сжимая факел, бегу по узким коридорам храма. На миг запах морской соли разливается в воздухе, проступая сквозь пепел. Я поворачиваю снова и вижу бирюзовое облачко. Подбегаю к нему, и меня охватывает новое воспоминание Лекана. Запах тлеющих углей становится нестерпимым. Воздух дрожит. Раздается нежный голос:
– У вас есть имя?
Я замираю. Тень Амари встает у меня перед глазами. Сестра выжидающе на меня смотрит, в ее янтарных глазах – страх. Запах дыма щекочет ноздри, заставив меня поморщиться. Я в теле Лекана.
– У каждого есть имя, дитя.
– О, я имела в виду…
– Лекан, – его голос звучит в моей голове, – Оламилекан.
Я едва сдерживаюсь, чтобы не улыбнуться, когда вижу Амари. В одежде простолюдинки она выглядит забавно, и все же это та самая девочка, которую я знал: семь чувств за стеной молчания.
В сознании всплывает мое собственное воспоминание о взгляде, которым мы обменялись над сломанным мостом. Я думал, что спасу ее, но только причинил боль.
– Мое богатство… растет?
Вместо Амари передо мной появляется образ предсказательницы из памяти Лекана. Ее тень мерцает в свете факела.
– Ты помнишь наш язык?
– Только обрывки, – кивает она. – Мама учила меня, когда я была маленькой.
Наконец-то. После всех этих дней неведения запах соли накрывает меня волной. И впервые с тех пор, как наши пути пересеклись, я не хочу вонзить в нее меч. В глазах Лекана она кажется хрупкой и одновременно сильной. Темная кожа девушки блестит в свете факела, призраки прошлого встают со дна серебряных глаз.
Она – избранная, проносится мысль Лекана у меня в голове. Что бы ни случилось, Зели должна остаться в живых.
– Избранная? – говорю я вслух, но вокруг только тишина.
Образы Амари и девчонки тают, я всматриваюсь в поглотившую их тьму. Ее запах исчезает. Я пытаюсь вновь вызвать видение, но тщетно. Приходится идти дальше.
Пока эхо моих шагов блуждает по углам и трещинам храма, я чувствую легкость в теле. Постоянная борьба с проклятием измучила меня. Я не мог даже дышать. Хотя от гула в голове внутри все еще сжимается, тело обретает удивительную свободу. Как будто до этого я долгие годы провел под водой.
Делаю глубокий вдох. Дыша полной грудью, иду по храму, с новыми силами исследуя коридоры. Преследую призраков Лекана, ищу ответы и хочу вновь увидеть девчонку. За следующим углом меня вновь поджидает запах души мага. Я вхожу под купол. Воспоминания Лекана здесь ярче тех, что являлись мне прежде. Бирюзовая дымка расползается по залу. Прежде чем я успеваю подготовиться, зал наполняется ослепительным светом.
Хотя я нахожусь в тени, сознание Лекана озаряет неровные стены. Застыв в удивлении, вглядываюсь в восхитительные фрески, изображающие богов, каждая из которых играет яркими красками.
– Что это? – выдыхаю я, замирая перед прекрасным зрелищем. Кажется, будто рисунки вот-вот оживут. Поднимаю факел, чтобы лучше видеть богов и магов на фресках. Невероятные и захватывающие воображение, эти картины разрушают все, к чему я привык.
В детстве отец внушил мне, что вера в богов – слабость. Что люди просили помощи у теней, отдавали жизни за тех, кого даже не видели.
Я верил во власть. В отца. В Оришу. Но сейчас, видя богов, не могу выдавить ни слова.
Потрясенный, гляжу, как океаны и леса появляются по мановению их рук, как они создают Оришу. Рисунки дышат счастьем, все вокруг наполняется светом, который был мне неведом прежде.
Смотрю на фрески и постигаю правду. Отец не лгал мне в тронном зале: боги существуют. Они живы и связаны с магами. Но если все это так, зачем, во имя небес, одному из них играть со мной?
Я вновь изучаю рисунки, разглядываю свет, который исходит от рук божеств. Увидев одного из них в богатой кобальтовой мантии, я замираю. Колдовство внутри вспыхивает с новой силой.
Бог – высокий мужчина, внушительный и мускулистый. Темно-синее ипеле небрежно падает на грудь, словно шаль, выделяясь на темно-коричневой коже. В его ладонях вьется бирюзовое облачко, подобно дымке моего проклятия. Когда я подношу факел ближе, под кожей головы что-то пульсирует. Появляется новое облачко, и внутри раздается голос Лекана:
– Ори взял покой из головы Небесной Матери и стал богом мыслей, духа и снов. На земле он поделился им со своими последователями, даровав власть над всем, что имеет душу.
– Бог мыслей, духов и снов… – шепчу я про себя, будто собираю мозаику. Голоса, всплески чужих эмоций, странный сон, из которого я не мог выбраться, – это все он. Мой покровитель.
Вместе с осознанием во мне вспыхивает гнев. Как смеешь ты делать это со мной? Несколько дней назад я не имел ни малейшего представления о том, что у меня есть бог-покровитель, а теперь он решил отравить меня.
– Почему? – кричу я, и эхо отражается от стен купола. Жду, что он ответит мне, но вокруг – тишина.
– Ты пожалеешь, – бормочу я еле слышно, не зная, схожу ли с ума или он действительно слышит мой голос среди шума этого мира. Ублюдок заплатит за все. Проклятие, наложенное им на меня, уничтожит все волшебство на свете.
Все внутри горит, тошнота подступает к горлу, когда моя магия освобождается. Нет смысла бороться. Найти ответ можно единственным способом.
Я опускаюсь на пол и закрываю глаза, позволяю миру исчезнуть, пока сила растекается по венам. Если я хочу уничтожить проклятие, она нужна мне вся – без остатка.
А теперь нужно уснуть.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий