Разрушенная

Книга: Разрушенная
Назад: ГЛАВА 22
Дальше: ГЛАВА 24

ГЛАВА 23

Дрожа от холода, я вытаскиваю каяк из воды и прячу его вместе с веслами под кустом, а потом, сосредоточившись, пытаюсь представить карту, которую показывал мне Финли. Получается, что пансионат «Кезик Бойз» должен быть где-то рядом.
Идти туда не хочется — слишком рискованно по многим причинам, — но что еще остается? Мне нужно найти Лена, а сделать это я могу только через Финли. Кроме того, я изрядно промокла в озерной январской воде. Ноги так окоченели, что я с трудом их переставляю. Температура опускается, и, судя по тонкому льду, через который мне пришлось пробиваться на этой стороне озера, дальше будет только хуже. Нужно как можно скорее согреться и посушиться.
Выше по берегу видны какие-то здания и свет, слышатся голоса. Я иду по тропинке в обход, пока в темноте не проступает большое, стоящее поодаль от других и как будто растянутое во все стороны строение.
Обхожу его сбоку. Возле задней двери, в тени, стоит парень. Судя по красному пятнышку на уровне головы, он курит. Что делать? Подождать, пока уйдет, и попытаться проникнуть тайком или, взяв на вооружение дерзость, пройти мимо него с гордо поднятой головой?
Я замерзла, и мне не до тонкостей.
Выхожу перед ним на тропинку.
— Привет.
Он, щурясь, всматривается в темноту. Выхожу в прямоугольник света под окном.
— И тебе привет. Откуда магия такая?
Хмыкаю:
— Можешь передать Финли, что я здесь?
— Опять Финли? — Он закатывает глаза и тушит окурок о стену здания. — Подожди секундочку.
Проходит несколько минут. В дальнем конце стены со стуком открывается окно. Из окна высовывается голова — Финли.
— Райли? Ты что здесь делаешь?
Я быстро подхожу к окну:
— У меня проблемы.
— Дамочка в беде? Это мне нравится. Входи. — Финли протягивает руку, и я понимаю, что речь идет об окне. С моей помощью он втягивает меня в какое-то грязное подсобное помещение.
— Ты замерзла.
Киваю. Меня жутко трясет, и теперь я даже не пытаюсь это скрыть.
— Переплыла озеро на каяке. Промокла.
— Наверно, это как-то связано с сегодняшней погоней лордеров за нами.
— Может быть, — говорю я, хотя и сомневаюсь, что они могли так быстро вычислить, кто я такая, и найти меня. Потом вспоминаю, как Стеф за обедом позапрошлым вечером заметила, что у меня зеленые глаза. А если она шпионит для Астр ид? Если, даже не представляя, кто я такая, доложила ей о странном происшествии?
Я качаю головой.
— Не знаю. Может быть, да, а может, дело в чем-то другом. Так или иначе, у меня неприятности. Уверен, что хочешь помочь?
— Не глупи. Разумеется, я тебе помогу. Для начала мы тебя согреем. Подожди-ка. — Финли открывает дверь и выглядывает. — Горизонт чист. — Он протягивает руку, обнимает меня за талию и подмигивает. — Постарайся сделать вид, что ты здесь из-за моего неотразимого обаяния, а не потому, что бегаешь от закона. — Мы быстренько проходим до самого конца коридора и поднимаемся по ступенькам на следующий уровень. Он толкает дверь спальни.
На одной из двух кроватей читает книжку какой-то паренек.
— Выметайся.
Паренек поднимает голову и закатывает глаза.
— Какой ты шустрый, — говорит он.
Финли напрягается, но все же продолжает меня обнимать. Любитель чтения уходит.
Едва дверь за ним закрывается, как мы одновременно отстраняемся друг от друга и в один голос говорим:
— Извини.
— Он ничего не расскажет? — спрашиваю я.
— Конечно, расскажет. Но только приятелям. Мужской кодекс. — Финли прикладывает палец к переносице.
— Отлично, — говорю я и спрашиваю себя, какое мне, собственно, дело. Главное, чтобы никто не заложил меня властям. О своей репутации я уже не беспокоюсь.
Он открывает платяной шкаф, перебирает одежду.
— Снимай все мокрое и надевай вот это.
Финли отворачивается. Я стаскиваю джинсы и носки и надеваю его длиннющие треники и огромные шерстяные носки. Меня все еще трясет.
— Моя постель не такая ужасная, как его. Давай, залезай и согрейся.
Я забираюсь под одеяло и кутаюсь в нем, как в коконе. Финли кладет мои вещи на батарею, засовывает бумагу в ботинки, а потом придвигает стул. Пришло время задавать вопросы, и у него есть на это полное право, но меня вдруг накрывает запоздавшая волна страха. Я обхватываю голову. Нико… Он, должно быть, знает, что я жива. Иначе зачем он здесь? Нико найдет меня. Я всхлипываю, и Финли похлопывает меня по плечу. У него это получается неуклюже, но мило, да вот только я плачу еще сильнее.
— Эй, перестань. Все будет хорошо, — говорит он. Но как такое может быть? — Не плачь. Если кто-нибудь услышит, моя репутация такого удара не переживет.
Перевожу дух, пытаюсь взять себя в руки. Вздрагиваю, когда звонит колокол.
— Это обеденный колокол, — объясняет Финли. — Но я могу остаться.
Я сажусь и вытираю глаза.
— Вообще-то я проголодалась.
— Отлично. Я принесу тебе что-нибудь.
— Сможешь?
— Конечно. Ребята отвлекут внимание, а я прихвачу лишнюю тарелку. Вернусь через пять минут.
Финли уходит, а я пытаюсь вернуть прежнее самообладание, хладнокровие и уверенность в том, что все получится, что я найду Эйдена, передам ему фотографии, а уж он придумает, что с ними делать. То, что на мой след вышли все лордеры мира, меня, конечно, тревожит, но это я бы пережила. Но появление еще и Нико в одной компании с ними…
После всего, что он лично и его АПТ сделали со мной, — украли мое детство, жизнь, убили моего отца, запрограммировали меня саму так, чтобы я стала их киллером, — в моей груди зародилась, выросла и окрепла холодная ярость. Но не только ярость, а еще и прежде всего страх. Один взгляд на него издалека вселил в меня ужас. Должно быть, Нико знает, что я не погибла при устроенном им взрыве, а иначе зачем еще ему быть здесь. Астрид точно известно, что я выжила, и она, выяснив, где я нахожусь, наверняка сообщит ему об этом. Нико найдет меня. Он всегда меня находит.
Смотрю на окно за спиной, на дверь напротив и вздрагиваю, как будто то, чего я боюсь, появится само собой, стоит лишь подумать о нем.
Астрид и Нико вместе — что бы это значило?
Ответа у меня нет. Стелла сказала, что Астрид стояла за убийствами, что грязную работу выполняли АПТ, но устраивала все она. Нико это делать не мог — все случилось двадцать пять лет назад, а Нико и сам был не намного старше. Но у Астрид должны быть связи с АПТ. Если так, пользуется ли она ими до сих пор ради собственных целей?
Но Нико ненавидел лордеров. Как они могли быть в одном месте в одно время? Нико — стопроцентный антиправительственный террорист.
Я трясу головой — как это все понимать?
Когда доктор Крейг доставил меня из Каслригга в некое другое место, Нико уже был там. В то дело его вовлекли с самого начала. Астрид была моей бабушкой — так я тогда думала — и знала меня едва ли не с младенчества. Не исключено, что она единственная, кому известно, кто я такая на самом деле и откуда взялась. Теперь, когда я увидела ее с Нико, разве не логично предположить, что АПТ вышли на меня целенаправленно и Астрид имеет к этому самое прямое отношение? Стелла считает, что за всем случившимся со мной стоял мой отец, но разве не может быть, что на самом деле это была ее собственная мать?
От размышлений меня отвлекают приближающиеся шаги — и сердце срывается с места. Осторожный, предупредительный стук, и дверь открывает Финли.
— Всего лишь я, — говорит он, заметив на моем лице встревоженное выражение. — Может, придумаем секретный стук?
— Извини, у меня просто душа не на месте. Не могу взять себя в руки.
— Ничего, не беспокойся. Вот, держи. — В руках у него две миски с рагу, одну из которых он протягивает мне. Запах восхитительный. Про то, что голодна, я сказала ему только для того, чтобы остаться одной и собраться с духом, но теперь аромат еды пробудил голод.
Пока мы едим, Финли то и дело посматривает на меня с любопытством, а потом, задержав вилку, говорит:
— Ты выглядишь по-другому, и я только сейчас понял, в чем дело: ты без очков. Но глаза все равно другие.
— Потеряла очки в озере.
— Ты расскажешь мне, что происходит?
Я смотрю на него. Слабый пункт моего плана в его нынешнем виде — это вот такой момент.
— Иногда лучше ничего не знать.
— Например, не знать, что ты задумала сегодня.
— Точно.
— Приятно, конечно, иметь репутацию гостеприимного хозяина, но, как ни слаб здесь контроль, рано или поздно кто-то из начальства обязательно обратит внимание. Тебе нельзя оставаться тут долго.
— Нескольких часов будет вполне достаточно. Спасибо.
— Чем я могу тебе помочь?
Получить нужную информацию в данной ситуации легче всего через прямое обращение за помощью.
— Мне необходимо найти Лена. — Я молча извиняюсь пред Леном. Он наверняка не хотел бы раскрываться перед Финли.
— Так и думал, что старик далеко не прост. А найти его нетрудно — Лен живет за холмом. Мы можем пойти сейчас?
— Лучше подождем, пока все уснут, а потом выскользнем незаметно. Скажи, где его найти, и я…
— Ну уж нет. Я тоже пойду. Не хватало только, чтобы ты заблудилась или постучала не в ту дверь.
— Но…
— Никаких «но». Решено. — Он берет миски и кое-какие вещи для своего товарища, который временно перебрался в другую комнату. Вернувшись, устраивается в кресле и, бросив неодобрительный взгляд на другую кровать, открывает книгу и говорит, что присмотрит за мной, что все будет в порядке и что мне нужно поспать, а он разбудит меня через пару часов.
Согревшись наконец, я говорю себе, что это невозможно, что мне не уснуть. Прежние страхи еще не ушли, а новые уже наползают: а вдруг Нико догадается, что последней меня видела Элли? Мне становится не по себе при мысли, что он сделает, если только доберется до нее. Я злюсь на Стеллу за то, что она подвергает риску Элли, а потом переживаю за саму Стеллу. И за Финли. Рано или поздно кто-нибудь вспомнит, что мы провели день вместе, и начнет его искать. Не исключено, что нас уже связали с теми двумя, за кем лордеры гнались сегодня от детского приюта. Финли говорит, что позаботится обо мне, но он не представляет, с чем столкнется, если они явятся сюда.
Страхи, как черные вороны, кружат в моей голове, но понемногу тускнеют и удаляются… уплывают…

 

Маленькая головка высовывается из-за плеча матери, хихикает.
«Спрячься!» — молча говорю я и показываю глазами, но он не понимает и снова выглядывает.
Они проходят мимо и отнимают мальчика у матери; она плачет, умоляет. Все, кто только есть в поезде, опускают головы, смотрят себе под ноги или в окна. Никто не двигается. Все остаются на местах.
Никто ничего не говорит.
Ребенок плачет.
Нет, только не в этот раз. Их пора остановить. Я поднимаюсь.
— Не трогайте его!
Один из лордеров медленно оборачивается. Волосы у него крашеные и слишком длинные для служителя закона. В блеклых голубых глазах затаилась опасность. Он соблазнительно улыбается и протягивает руку.
Нико? Нет. Не может быть.
Назад: ГЛАВА 22
Дальше: ГЛАВА 24
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий