Инсайт

Глава 8
Получение и осмысление неприятной или неожиданной обратной связи, а также реакция на нее

Если вы хотите, чтобы другие уделили вам от своих знаний, не следует заявлять о твердой приверженности своим нынешним взглядам, иначе скромные и рассудительные люди, которые не любят споров, наверное, позволят вам и дальше пребывать в ваших заблуждениях.
Бенджамин Франклин
За долгие годы работы я поняла, что именно величайшие умы в психологии больше всего в ней нуждаются. В течение одного семестра я работала ассистентом уважаемого профессора психологии. К сожалению, наша профессор с самого начала произвела не очень хорошее впечатление на студентов. Они считали ее лекции неинтересными, плохо структурированными, а надменная манера держаться мешала им воспринимать информацию. И я вынуждена была с ними согласиться. Студенты неоднократно просили меня донести до ее сведения их обеспокоенность, но, как только я представляла себе такой разговор, то сразу покрывалась красными пятнами. В любом случае делать это было бессмысленно, возможно, все стало бы только хуже.
Недели превращались в медленно тянущиеся, мучительные месяцы, а я беспомощно наблюдала за тем, как ситуация обостряется. Профессор продолжала работать, явно ни о чем не подозревая, а студенты все более отчуждались и разочаровывались.
Одним ярким весенним утром я, сидя в своем кабинете, получила электронное письмо от профессора:
Поскольку учебный год подходит к концу, я планирую связаться с людьми, с которыми работала чаще всего, и попросить их дать отзывы о моей работе. Я хотела бы выслушать и ваши непредвзятые соображения по поводу того, что я делаю хорошо и что могу делать лучше. Пожалуйста, назначьте встречу, во время которой мы могли бы проанализировать вашу обратную связь.
Я была потрясена. До этого момента мне казалось, что профессор не обращает внимания на то, какое впечатление производит в аудитории. А тут она принимает смелое решение об активном поиске обратной связи. После того как мой шок постепенно прошел, появилась надежда. Мой профессор предлагает мне помочь ей, в случае правильной моей реакции, улучшить методы обучения целых поколений будущих студентов. Второго такого шанса могло и не быть, поэтому я очень тщательно подготовилась к встрече. В течение всей предшествовавшей недели я потратила немало времени на то, чтобы соединить отзывы студентов со своими собственными наблюдениями. После того как я наконец нажала кнопку «печать», полученный документ показался мне прекрасно составленным, конкретным и справедливым.
Утром в день нашей встречи я проснулась с нехорошим предчувствием. До сих пор помню, как стояла перед кабинетом профессора, сжимая в руках отпечатанные страницы, и ждала, пока она меня позовет, а мое волнение перерастало в ужас. Вспотевшими ладонями я подвинула документ через стол и начала тщательно продуманный монолог.
«Все студенты действительно ценят глубину ваших знаний и опыта, но иногда вас считают человеком, к которому невозможно подступиться», — сказала я ей.
Профессор нахмурилась. «Безусловно, — быстро продолжила я, — нет никаких сомнений в том, что вы сделали бы все, что в ваших силах, чтобы помочь своим студентами любыми возможными способами. Но, на мой взгляд, несколько моментов мешают вам покорить их ума и сердца». На ее лбу пролегла глубокая складка. «Например, один студент, с которым я разговаривала, упомянул о случае, когда в ответ на его просьбу еще раз объяснить то, что вы рассказывали во время лекции, вы просто назвали ему номер страницы в учебнике. Он прочитал то, что там было написано, но так и не понял суть до конца, однако ему не хотелось поднимать этот вопрос снова. В конечном счете он оставил все как есть и в итоге не смог ответить на два вопроса на экзамене».
К этому моменту профессору было явно не по себе: она ерзала в кресле, как будто уселась на ежа. Ее готовность довести дело до конца восхитила меня. Поэтому я энергично продолжила, изо всех сил пытаясь говорить уважительно, но откровенно, описывая ей тщательно задокументированные примеры. По окончании своей речи я с облегчением вздохнула и стала ждать слов благодарности, которые, вне всяких сомнений, должны были за этим последовать.
То, что произошло далее, вспоминается мне до сих пор. Профессор подвинула ко мне папку с материалами и категорично заявила: «Все это прекрасно. Но разве это не всего лишь ваше личное мнение
В этот момент меня осенило: ей вообще не нужна была моя честная обратная связь, ей нужна была версия честной обратной связи в стиле театра кабуки. Иначе говоря, я должна была сказать ей, что она прекрасно делает свое дело и студенты ее любят, даже если это было бы неправдой.
Поиск правды — необходимый, но совершенно недостаточный шаг к обретению внешнего самоосознания. Для того чтобы получить истинный инсайт, необходимо научиться слышать правду — не просто слушать ее, но действительно слышать. Я не утверждаю, что это легко. В моей практике коучинга я сталкивалась со всеми возможными негативными реакциями на обратную связь: с криком, слезами, молчанием, отрицанием и тому подобным. Пытаясь держаться за удобный для нас мысленный образ, мы поддаемся искушению реагировать на неприятную обратную связь гневом, попытками защититься (помните Стива?) или бегством в прямом и переносном смысле этого слова (многие отмахиваются от услышанного и делают вид, что ничего не произошло). Даже «единороги» допускали такую ошибку. Но попытки оправдаться и желание отделаться поверхностными объяснениями либо отнести обратную связь на счет плохого настроения или предубежденности только вредят нам. В конце концов, если упрямо стоять на своем, образно говоря, смотреть только в зеркало, вместо того чтобы пропустить свет через призму, нельзя быть уверенным в том, что собственным глазам можно доверять.
В этой главе мы поговорим о том, как принять и осмыслить обратную связь, а также как на нее отреагировать. Вы получите в распоряжение инструмент под названием «модель 3R», с помощью которого можно противостоять желанию отрицания и непредвзято воспринять неприятную или неожиданную обратную связь. Последняя бывает выражена в нескольких формах, например, она может быть критической и неожиданной или критической и соответствующей нашим убеждениям. Получаемые вами отзывы бывают и положительными, в этом случае они подтверждают наличие у вас сильного качества, о котором вы не знали, и открывают вам на него глаза. После получения обратной связи вам предстоит решить сложную задачу — тщательно оценить ее источник, определить ее ценность и решить, что с ней делать. (Безусловно, было бы слишком просто, да и неразумно принимать на веру все, что вам говорят, и руководствоваться этим.) Как бы там ни было, успешная реакция на обратную связь зависит от понимания того, что вы услышали, а также от результата сопоставления точки зрения другого человека на ваше поведение с вашей собственной точкой зрения. С этого и начнем.
Вы уже встречались с «единорогом» Флоренс, деловой женщиной и политическим активистом из Нигерии, в первой главе этой книги. В должности менеджера нефтегазодобывающей компании в столице Нигерии Абудже ей посчастливилось поддерживать прочные и благожелательные отношения со своим руководителем. Тем не менее однажды он невольно предоставил ей обратную связь, потрясшую Флоренс до глубины души.
В рамках подготовки к предстоящему курсу обучения, который должна была пройти Флоренс, организаторы попросили ее руководителя заполнить анкету с вопросами по поводу ее методов работы. В назначенный день Флоренс дожидалась своего начальника в его уютном кабинете. Она рассматривала семейные фотографии, висевшие на окрашенной в теплый цвет стене за его столом, и что-то привлекло ее внимание. То была заполненная форма для обратной связи.
Флоренс заставила себя перевести взгляд на семейные портреты и изо всех сил старалась сфокусироваться на очаровательных детишках босса, а не читать то, что не было предназначено для ее глаз. Однако это не помогло, и она проверила телефон. Когда и это не помогло, она закрыла глаза и стала напевать про себя. Но, подумав о том, как странно она может выглядеть со стороны, Флоренс открыла глаза. В конце концов она сделала то, что сделал бы почти любой на ее месте, — бросила быстрый взгляд на анкету. Флоренс прочитала вопрос «Как вы охарактеризуете участника?», а ниже ответ руководителя, всего два слова: «Весьма амбициозна». Для Флоренс это было настоящее потрясение.
Следует отметить, что представителю западной культуры такая обратная связь не показалась бы шокирующей. Возможно, это был бы даже комплимент. Однако в Нигерии существуют строгие социальные правила насчет того, кому разрешено быть амбициозным (разумеется, мужчинам), а кому нет. Амбициозность, стремление добиться успеха в профессиональном плане, обеспечивать себя и зарабатывать деньги противоречат той роли, которая уготована женщине в обществе, а именно — роли жены, матери и домохозяйки. Поэтому амбициозную женщину считают высокомерной, горделивой, заносчивой и сознательно отвергающей свое предназначение в этом мире.
Флоренс была настолько шокирована, что не сумела даже сделать вид, что не прочитала записи в анкете. Флоренс никогда не считала себя высокомерной или заносчивой. Однако в этот момент пробуждения она поняла, что у нее есть выбор — либо начать защищаться, либо использовать эту возможность для того, чтобы лучше понять себя. Ей было нелегко, но Флоренс решила проанализировать новую неожиданную информацию и стать благодаря этому более храброй и мудрой. И как истинный «единорог», она применила подход, который можно назвать прекрасной иллюстрацией модели 3R (сокр. от англ. receive, reflect on, respond); эту модель я уже много лет использую для того, чтобы помогать другим людям, да и самой себе держать под контролем получение и осмысление обратной связи, а также реакцию. Это позволяет оставить в стороне свое эго и предвзятое мнение о себе и сосредоточиться исключительно на полученной информации, а также противостоять инстинктивной реакции на стресс «защищайся или убегай» и использовать новый опыт для самоосознания.
Все начинается с получения обратной связи, и Флоренс получила этот дар, независимо от своего желания. Несмотря на то что ее шокировало мнение шефа, она все же была решительно настроена не позволять эмоциям взять над ней верх. Глубоко вздохнув, Флоренс спросила себя, что она чувствует. «Я расстроена, — призналась она себе, — но в этой обратной связи может быть нечто ценное для меня». Простое, но действенное решение Флоренс попробовать обрести инсайт в обратной связи руководителя заставило ее подумать над тем, какие из ее действий заставляют его о ней так думать. Этот вопрос мгновенно перенес ее с пассажирского сиденья на сиденье водителя и изменил характер разговора с испытания эмоциями на установление фактов.
Получить обратную связь — не значит пассивно ее выслушать, нужно еще постараться понять ее суть, а для этого надо задавать вопросы. Вы должны получить информацию, на основании которой можно двигаться дальше, и не терять самообладания или не скатиться невольно к отрицанию. В итоге Флоренс, собрав волю в кулак, задала руководителю ряд вопросов: «Не могли бы вы объяснить мне, что имеете в виду, когда говорите о моей амбициозности?», «Можете ли вы привести несколько примеров?», «Когда вы впервые обратили внимание на эту сторону моего поведения?» Пока руководитель Флоренс отвечал на ее вопросы, она записывала в точности его слова в блокнот, чтобы впоследствии поразмышлять над ними. В конце Флоренс поблагодарила босса и вернулась в свой кабинет.
В течение следующих нескольких дней Флоренс прокручивала в голове все, что узнала. Иначе она не смогла бы разобраться в сути этой обратной связи и уж точно не знала бы, что с ней делать, находясь во власти эмоций. Интересно, что когда дело касается осмысления обратной связи (второй этап модели 3R), «единороги» благоразумно не поддаются искушению приступить к этому немедленно. Большинство из них сообщают, что дают себе несколько дней или даже недель на то, чтобы прийти в себя после неожиданной или неприятной обратной связи.
Вскоре Флоренс была готова разобраться с тем, что все это означает и как на это реагировать. Она задумалась над тремя вопросами. Во-первых, понимает ли она эту обратную связь? Флоренс была уже не так расстроена, как тогда, когда только узнала мнение своего начальника, но по-прежнему озадачена. И она решила поговорить с несколькими любящими критиками, чтобы получить больше откровений, пока наконец не начала понимать, что ее руководитель пытался сказать ей на самом деле. Несмотря на то что вначале Флоренс сочла полученную обратную связь негативной, вскоре она узнала, что любящие критики оценивают ее более взвешенно. Порой уверенность Флоренс в себе действительно создавала определенные трения с людьми, по крайней мере поначалу, однако, узнав ее лучше, они понимали, что ей не свойственна ни властность, ни напористость, а также что ее уверенность в себе дает ей особое преимущество.
Далее Флоренс задала себе второй вопрос: как это повлияет на мой успех и благополучие в долгосрочной перспективе? Помните: не всякая обратная связь имеет значение; как я уже говорила, «единороги самоосознания» весьма разборчивы в том, что следует принимать, а что нет. По словам римского императора Марка Аврелия, «все, что мы слышим, — это мнение, а не факт. Все, что мы видим, — перспектива, а не истина». Одно проверенное правило поможет вам понять, к чему стоит прислушаться: подумайте, типично ли для вас соответствующее поведение. Мнение одного человека — просто взгляд; двух — закономерность, а вот мнение трех и более человек с большой вероятностью максимально близко к истине. О своей амбициозности Флоренс услышала от такого большого количества людей, что ей пришлось принять это во внимание. При этом она рассудила, что, несмотря на неблагоприятный культурный контекст, это качество не оказывает негативного влияния на ее успех в долгосрочной перспективе и, можно даже сказать, помогает ей добиваться поставленных целей.
Понимание этого факта подвело Флоренс к последнему вопросу: собирается ли она учитывать эту обратную связь, и если да, то что ей следует делать? Порой даже тогда, когда мы всё осознали и пришли к выводу, что новая информация имеет значение, мы можем предпочесть не реагировать на нее сразу же. В конечном счете нам самим решать, обеспечат ли определенные изменения достаточную отдачу на затраченные время и усилия.
Флоренс решила отреагировать на обратную связь (последний этап модели 3R), но сделала это не так, как можно было ожидать. Благодаря инсайту она осознала, что, даже будучи представительницей своей культуры, не должна быть робкой. На самом деле ей было свойственно уникальное сочетание скромности и уверенности в себе, а это не недостаток, а то, что помогало ей многого добиваться в жизни. И хотя Флоренс всегда учитывала чувства и эмоции других людей, она намеревалась строить свою жизнь по собственным меркам.
В итоге, вместо того чтобы меняться, Флоренс решила изменить историю, начав с собственной. Опираясь на новое понимание того, что амбициозность не порок, она отбросила культурные предубеждения в отношении этого понятия и приняла свое качество. «Всегда найдутся люди, которые скажут: „Не взбирайся слишком высоко, упадешь“, — говорит она. — Но я их больше не слушаю».
Случайный взгляд Флоренс на два слова, написанные на листе бумаги, привел ее к ряду открытий, которые не только повысили уровень ее самоосознания, но и помогли заложить основу для того, чтобы она могла оставить значимый след в этом мире. Урок этой истории заключается в том, что, если с достоинством принять обратную связь, осмыслить и целеустремленно на нее отреагировать, вас ждет невообразимый инсайт из самых невероятных источников.

Аффирмация в целях самоутверждения: не только для Стюарта Смолли

Когда вы пытаетесь представить себе гроссмейстера, какой образ возникает у вас в голове? По всей вероятности, образ молчаливого и серьезного человека, возможно, такого, как Бобби Фишер, склонившегося над шахматной доской, или похожего на ученого человека в водолазке и твидовом пиджаке, вступившего в бой с суперкомпьютером. Какого бы гроссмейстера вы себе ни представили, к какому полу вы его отнесли? Скорее всего, к мужскому. И так мыслите не только вы. Это лишь один из множества стереотипов, влиянию которых подвержены даже самые просвещенные люди. Несмотря на то что многие из нас хоть в какой-то степени осведомлены о наличии стереотипов в отношении других людей, когда речь заходит о нас самих, чаще всего мы даже не осознаем ограничивающих убеждений, которых придерживаемся в отношении самих себя, а также того, какими нас видят другие люди. Знаем мы об этом или нет, это свойственно каждому из нас.
Каким образом ограничивающие убеждения связаны с обратной связью и развитием самоосознания? Попросту говоря, критика тех наших качеств, насчет которых у нас имеются комплексы, может сильно ранить. Например, полученная Флоренс обратная связь была для нее, по крайней мере поначалу, критической, но неожиданной. Но иногда критика лишь подтверждает то, чего мы боимся, акцентируя внимание на недостатке, о существовании которого нам известно. К сожалению, в этом случае критическая обратная связь заставляет нас почувствовать себя беспомощными или даже поставить на себе крест, препятствуя конструктивной реакции. Далее мы рассмотрим простой инструмент, позволяющий обезопасить себя от желания опустить руки. Но сначала посмотрим, насколько пагубны бывают ограничивающие установки.
В 2014 году психологи Хэнк Ротбергер и Кэти Вульзифер попытались узнать, влияет ли стереотипное представление о том, что шахматистами могут быть только мужчины, на результативность шахматисток. На основании информации, предоставленной Шахматной федерацией США, они проанализировали статистические данные о десятке турниров, которые проводились в начальных, средних и старших классах общеобразовательных школ. В этом исследовании планировалось выявить, есть ли закономерность в том, каких успехов добивались ученики мужского и женского пола в зависимости от пола соперников. Как и предсказывали исследователи, в партиях между девочками и мальчиками первые показывали более низкие результаты (на целых 20 процентов), чем тогда, когда играли в паре с другими девочками. Почему? Когда мы придерживаемся негативных стереотипов насчет своих способностей (в данном примере это убежденность девочек в том, что мальчики лучше играют в шахматы), страх его подтверждения превращается в самосбывающееся пророчество раньше, чем мы получаем любую обратную связь.
Этот эффект психологи Клод Стил и Джошуа Аронсон назвали угрозой подтверждения стереотипа, он наблюдался во множестве групп с различными стереотипными представлениями, в различных областях. В ходе одного из исследований Стила и Аронсона учащимся-афроамериканцам сказали, что стандартизованный тест предназначен для оценки интеллекта; а согласно распространенному в обществе представлению, афроамериканцы учатся хуже ровесников из числа американцев европейского происхождения, которое в итоге подтвердилось. Однако если учащимся не сообщали, что тест предназначен для оценки уровня интеллекта, обе группы показывали одинаковые результаты. В ходе другого исследования студентам колледжа из числа спортсменов, которых принято считать не способными к учебе, напомнили об этом, в итоге их оценки за тест при поступлении в магистратуру были на 12 процентов ниже, чем у студентов-неспортсменов.
Психологический феномен угрозы подтверждения стереотипа не просто негативно сказывается на результатах индивидуальных тестов или задач, он существенно ограничивает наш успех в долгосрочной перспективе. Прошло уже много десятилетий с тех пор, как женщины массово вышли на рынок труда, однако гендерный разрыв в области естественных наук все еще существует. Несмотря на отсутствие различий в способностях, связанных с полом, в США женщины занимают всего 22 процента должностей в сфере науки и техники. Многие объясняют этот факт культурными нормами и ожиданиями. Однако за целое десятилетие до того, как Шерил Сэндберг опубликовала свою книгу Lean in, Джойс Эрлингер и Дэвид Даннинг выявили фактор, способствующий усилению этого эффекта. Они предложили студентам мужского и женского пола оценить свою способность к научной аргументации. Через несколько недель исследователи пригласили тех же студентов принять участие в исследовании по теме научной аргументации, которое предположительно не было связано с предыдущим исследованием. Полученные результаты показали, что женщины оценивали свои способности в среднем на 15 процентов ниже, чем мужчины, независимо от результатов теста. Эти выводы говорят о том, что гендерный разрыв в области естественных наук определяется таким факторами, как ограничивающие убеждения женщин и обусловленный этим выбор профессии.
К счастью, для того чтобы обезопасить себя от эффектов подобного рода, можно использовать простой способ — самоутверждение. Это термин ввел Клод Стил. При получении обратной связи, которая поддерживает ограничивающие нас установки, следует несколько минут напоминать себе о другом важном аспекте своей идентичности, а не том, который оказался под угрозой, чтобы укрепить свою «психологическую иммунную систему». Предположим, вам предстоит пройти аттестацию после трудного года в вашей карьере, когда вы не достигли целевых показателей. Защититься от надвигающейся угрозы вам поможет мысль о том, что вы любящий отец или мать, или волонтер, бескорыстно помогающий людям, или хороший друг.
Возможно, этот способ выглядит слишком простым или нереальным, но, уверяю вас, результаты исследований подтверждают его эффективность. Например, психолог Джеффри Коэн поручил афроамериканским ученикам седьмого класса, которые были подвержены риску угрозы подтверждения стереотипа, в начале учебного полугодия уделить всего десять минут описанию своих самых важных ценностей. В конце полугодия 70 процентов этих учеников получили более высокие оценки по сравнению с группой, которая не выполняла этого упражнения, обеспечив сокращение расового разрыва в успеваемости на 40 процентов. Любопытно, что, по имеющимся данным, самоутверждение смягчает даже физиологическую реакцию на угрозу: снижается уровень кортизола, гормона стресса, благодаря чему человек мыслит более рационально и не теряет из виду общую картину происходящего.
Если вы видели Стюарта Смолли, персонажа комика Эла Франкена, в шоу Saturday Night Live («Субботним вечером в прямом эфире»), то самоутверждение может вызвать у вас в памяти образ невысокого толстого человека в желтом свитере, который стоит перед зеркалом и спокойным, монотонным голосом повторяет: «Я достаточно хорош, я достаточно умен, и, черт побери, я нравлюсь людям». Разве эти утверждения не говорят о том, что он замечательный, независимо от обстоятельств, что равносильно удовлетворенности собой? Может ли простая аффирмация в виде самоутверждения просто приводить к уменьшению значения неприятной обратной связи или желанию отделаться поверхностными объяснениями?
Это весьма далеко от истины. И хотя Стюарт Смолли, возможно, способствовал повышению рейтингов шоу Saturday Night Live, он оказал плохую услугу науке самопомощи, выставив ее в таком комическом свете. Серьезные научные исследования по практике самоутверждения однозначно свидетельствуют о том, что на самом деле такие упражнения не способствуют упрощению услышанного, а помогают быть более открытыми неприятной обратной связи. И хотя самоутверждение само по себе может давать эффект удовлетворенности собой, стратегическое использование его в качестве поддержки себя помогает принять горькую правду. По мнению исследователя Дэвида Шермана, аффирмация-самоутверждение делает нас «более открытыми идеям, которые в противном случае было бы слишком больно принять».
Я сама поняла это несколько лет назад. Примерно в период начала работы над этой книгой я готовилась посетить праздничную вечеринку, которую устраивал мой старый школьный друг. Мягко говоря, тот день у меня не задался. Подобно многим авторам книг, с которыми я знакома, при написании книги я поочередно испытываю два противоположных чувства: эйфорическое волнение и парализующую неуверенность в себе (мой муж назвал это состояние биполярным расстройством писателя). Накануне я работала над несколькими основными разделами и изо всех сил пыталась обобщить выводы, полученные в ходе исследований. Раньше на той же неделе после многочисленных неудач мне наконец удалось кое-как связать несколько мыслей воедино. Но меня беспокоило то, что все равно получается не совсем то, что нужно, поэтому я отправила материал своему другу, который работает в издательской сфере, чтобы узнать его мнение.
К моему ужасу, другу текст понравился еще меньше, чем я ожидала. Словом, я и без того чувствовала себя неуверенно, а после его замечаний погрузилась в омут сильных сомнений в своих силах. И главное — я получила отзыв друга всего за час до того момента, когда мне нужно было отправляться на вечеринку. Как и следовало ожидать, этот час прошел в мрачном настроении, в мыслях, стоит ли мне вообще идти. «К черту все, — подумала я, — если я пойду, то забуду о книге хоть на несколько часов».
Войдя в теплый, уютный ресторан с запотевшими окнами, в котором музыкальный автомат играл рождественские песни, я с радостью увидела там много знакомых лиц, этих людей я не видела много лет. Надо отметить, что время учебы в средней школе я всегда вспоминаю с большим удовольствием. (К счастью, никто не запирал меня в шкафчике за хорошие оценки или участие в театральных представлениях, иначе у меня были бы проблемы.) Вечер воспоминаний вместе со старыми друзьями — вот что было мне нужно. Как ни странно, за ужином я ни разу не вспомнила о книге.
Когда очень поздно я вернулась домой, меня охватил острый приступ ностальгии. «В те времена все было так легко», — с тоской вспоминала я. Однако у меня возникло долгожданное ощущение перспективы в отношении преодоления писательских трудностей. В школе я никогда не пасовала перед сложными заданиями, почему же теперь должно быть иначе? В ту ночь я заснула с чувством умиротворенной решимости: завтра я во что бы то ни стало разберусь со своей досадной проблемой. Спала я очень крепко, как не спала уже давно.
Следующим утром я выбралась из постели и с чашкой кофе в руках отправилась в свой кабинет. Вернулось ощущение ужаса, которое преследовало меня почти каждое утро на этой неделе. «Я во всем разберусь», — продолжала твердить я. И в тот момент, когда я уже была готова снова погрузиться в пропасть руминации и отчаяния, что-то щелкнуло. Внезапно я увидела материал совсем по-новому, и в этом виде в нем было гораздо больше смысла. К концу дня я отправила исправленный текст своему другу, чтобы он проанализировал его, и, к моему огромному облегчению, он ему понравился. Вот так вечеринка дала мне больше, чем просто приятный вечер со старыми друзьями, она позволила мне шире взглянуть на полученную обратную связь, затрагивавшую мои самые глубинные страхи и комплексы, и самоутвердиться.
Оставим в стороне мой опыт. Не так давно исследователи обнаружили, что воспоминания о прошлом действительно могут служить способом самоутверждения. Исследователь Мэтью Весс и его коллеги попросили студентов факультета психологии вспомнить что-то приятное из своего прошлого перед получением критической обратной связи, касающейся результатов теста на аналитическое мышление. Те, кто предавался воспоминаниям, не просто меньше защищались; как ни странно, у них было меньше заблуждений в отношении собственных способностей. Результаты других исследований говорят о том, что воспоминания о прошлом умеряют руминацию и повышают ощущение благополучия.
Таким образом, повторяете ли вы аффирмации в целях самоутверждения или мысленно возвращаетесь в прошлое, чтобы напомнить себе о самых важных ценностях, в обоих случаях вы можете обезопасить себя от желания защититься при получении негативной обратной связи. Исследования показали, что независимо от того, какой подход вы используете, аффирмация в целях самоутверждения наиболее эффективна при условии, что вы прибегаете к ней до получения критических отзывов. И хотя порой негативная обратная связь застает врасплох, как произошло с Флоренс, во многих случаях к этому можно подготовиться, особенно если вы приняли меры, чтобы получить ее на своих условиях. Следовательно, если вам известно, что отзывы могут быть не самыми приятными, выделите несколько минут на то, чтобы поддержать себя. Представьте, что аффирмация-самоутверждение — это ваш страховой полис: возможно, вы и не услышите ничего ужасного, но если это все же случится, вы будете защищены.

Изъяны личности: когда перемены — это не выход

Предприниматель Ливай Кинг родился и вырос на ферме в сельском районе штата Айдахо. Оплатив обучение в колледже благодаря работе в компании по производству световых вывесок, вскоре после окончания учебы он открыл свой бизнес по выпуску вывесок. Когда Ливаю исполнилось всего 23 года, он продал свой бизнес за хорошие деньги, после чего основал компанию по предоставлению финансовых услуг. Однако через несколько лет один, на первый взгляд безобидный поступок стал причиной самого трудного, но и самого важного откровения за всю карьеру Кинга.
Накануне Ливай уволил нового торгового представителя по, как ему казалось, очевидным причинам. Однако его деловой партнер, который нанял этого человека, не согласился с его решением. Как и следовало ожидать, каждый из них считал себя правым. В конечном счете конфликт перерос в жаркий спор по поводу того, кто из них лучший руководитель. Партнеры решили разрешить этот спор опытным путем: они оба должны были пройти оценку по методу круговой обратной связи, то есть узнать правду от членов своих команд. Пришли результаты, и Ливай был уверен в том, что именно он станет победителем.
Однако все оказалось совсем не так. Команда оценила его по многим показателям ниже, чем он ожидал. Более того, за те качества, в которых он считал себя лучшим, например навыки коммуникации, ему поставили самые низкие оценки. Для Ливая настал поворотный момент в карьере. Он понял, что может либо, по его собственным словам, «пойти ва-банк и стать еще большим кретином, либо разобраться, что, черт возьми, я делаю не так». Он выбрал второе и попытался лучше понять, как он ведет себя в качестве руководителя.
Прочитав множество книг о функционировании мозга и коммуникации, Ливай пришел к следующему выводу: возможно, как бы он ни старался, ему так и не удастся стать коммуникабельным человеком. Ливай понял, что ему просто этого не дано. По всей вероятности, вы думаете, что сейчас я расскажу вам, как он преодолел это препятствие, поработав над собой и став в итоге мастером коммуникации. Но все сложилось иначе. Ливай признал, что коммуникативные навыки никогда не будут его сильной стороной, и принял это как должное.
Было ли такое решение разумным? Разве не следовало ему еще усерднее поработать над собой после того, как он получил свой инсайт такой высокой ценой? Это вопрос! Начиная разглядывать себя не в зеркале, а через увеличительное стекло, мы порой можем обнаружить, что нам будет очень трудно избавиться от изъянов, составляющих часть нашей личности. Лучший способ справиться с недостатками не всегда бывает очевидным, тем не менее честно признаться в них самому себе, а затем и другим людям, нужно первым делом. В некоторых случаях у нас есть возможность, введя небольшие изменения, получить большую отдачу. Иногда можно даже кардинально измениться. Но бывают случаи, когда лучше всего, как говорят в группах анонимных алкоголиков, принять то, что нельзя изменить. Именно так и поступил Ливай.
После того как Ливай открыл для себя свои слабые стороны, ему предстоял откровенный разговор с командой. Сотрудники высказали свое мнение в процессе круговой обратной связи, и он знал, что им интересно, что из всего этого выйдет. В любом случае Ливай хотел быть честным с ними, поэтому он созвал всех сотрудников компании на собрание. Вначале он поблагодарил присутствующих за обратную связь, а затем объяснил, почему он решил, что работа над развитием коммуникативных навыков не принесет нужных результатов. «В будущем я вряд ли буду здороваться с вами по утрам, — сказал Ливай сотрудникам. — Я буду забывать дни вашего рождения. Если у кого-то родится ребенок, я наверняка забуду поздравить его». После таких слов обстановка в зале стала напряженной: люди спрашивали себя, с какой стати босс говорит все это и что все это может значить?
Как будто прочитав их мысли, Ливай ответил: «Но все же вы мне не безразличны, и я собираюсь доказать вам это. Я докажу вам это тем, что обеспечу надежное место работы. Я гарантированно буду выплачивать зарплату, а также буду заботиться о том, чтобы вы находили смысл в своей работе. Вот это я могу вам обещать».
К большому удивлению Ливая, откровенное признание и данные им обещания окупились сторицей. Теперь члены команды понимали, что он знает о своем самом большом недостатке, и больше не считали его слишком много возомнившим о себе 25-летним болваном. Они даже стали с юмором относиться к не всегда хорошему поведению босса. Однажды, вскоре после того собрания, Ливай попытался завести светскую беседу с руководителем отдела персонала и финансов. Он хотел сказать этой женщине что-то приятное и обратил внимание на ее блузку с цветочками на рукавах.
— Красивая блузка, — предпринял попытку Ливай.
— Как странно, — ответила она, — обычно вы не говорите мне комплиментов по поводу одежды.
— Это потому, что вы не носите красивых вещей. Обычно вы одеваетесь в старые футболки, — ляпнул он.
Женщина рассмеялась.
С тех пор прошло десять лет, Ливай Кинг открыл еще пять успешных стартапов. Он обнаружил, что признание своих недостатков, а во многих случаях и предоставление членам команды права подшучивать над ним помогло ему стать еще более успешным. Его нынешний бизнес по предоставлению кредитных и финансовых услуг Nav демонстрирует стабильный рост, а подтверждением эффективности лидерства Ливая можно считать неслыханный в мире высоких технологий показатель удержания сотрудников. Следовательно, в случае неожиданной критической обратной связи, перемены не всегда бывают лучшим, и единственным выходом. Порой в процессе самоосознания вы просто обнаруживаете свои слабые стороны, а признаетесь в этом перед коллегами, сотрудниками, друзьями и родными и обозначаете, как в дальнейшем будете себя вести. Как говорится, отпуская то, что невозможно изменить, мы высвобождаем энергию, чтобы сосредоточиться на том, что изменить нам под силу.
В этой главе приводилось много примеров того, как люди научились справляться с критической обратной связью. Однако, следует отметить, внешнее самоосознание не всегда сводится только к определению того, что нам плохо удается. Необходимо понять и свои сильные стороны, навыки и вклад, а также использовать это знание для достижения большего успеха. Выясняя, что о нас думают другие люди, с приятными неожиданностями мы можем столкнуться с такой же вероятностью, как и с неприятными.
Несколько лет назад в моей жизни произошло событие, которое служит прекрасным примером неожиданной положительной обратной связи. Я познакомилась с Томом, преподавая курс стратегии группе руководителей компаний. Том, по его собственным словам, был «инженером инженеров» — классическим интровертом, который «не очень хорошо ладил с людьми». Он признался мне, что любит инженерное дело, но чувствует себя оказавшимся в тупике, не удовлетворен своей работой. Я спросила его, чем бы он занимался, если бы мог получить любую работу в мире. Подумав немного, Том ответил, что не знает, но уверен, что это не было бы связано с повышением.
— Я просто не могу сделать так, чтобы ко мне прислушивались, — безапелляционно заявил он. — Я не умею оказывать влияние на людей.
На вопрос почему он просто пожал плечами и сказал, что инженеры обычно не очень хорошо «разбираются в людях».
— Давайте-ка я понаблюдаю за вами на этой неделе, а затем выскажу свое мнение на этот счет? — предложила я.
Том согласился, и мы ударили по рукам.
На последнем занятии слушатели моего курса должны были выполнить тщательно продуманное задание по тимбилдингу. Они собрались в огромном банкетном зале отеля, где столы были завалены различными строительными материалами, там были пластиковые трубы, лесоматериалы, молотки, лестницы и тому подобное. От участников требовалось сконструировать устройство, которое переместило бы мраморную скульптуру из одного конца зала в другой. Однако с самого начала дело пошло плохо. Поскольку руководители привыкли всегда быть умнее всех, им трудно было выслушать идеи друг друга. Как и следовало ожидать, они не продвигались в выполнении поставленной задачи, и я видела, что с каждой минутой они все больше расстраиваются. И вдруг я услышала, как среди всей этой какофонии прозвучал громкий уверенный голос — к моему огромному удивлению, это был Том. Он взобрался почти на верхушку одной из лестниц и улыбался во весь рот, явно воодушевленный той инженерной задачей, которую им предложили решить. Помня о том, что он сказал мне накануне о своих навыках общения, я приготовилась к катастрофе. «Так, банда, — начал он, — многим из вас известно, что я инженер по образованию. Я не знаю ответов на все вопросы, но у меня есть несколько идей. Скажите, что вы думаете о…»
Вдруг атмосфера в зале изменилась. Неожиданно присутствующие стали слушать, вместо того чтобы говорить. Они начали сотрудничать, вместо того чтобы спорить. Они вели себя заинтересованно, а не отстраненно. И задание было выполнено гораздо раньше, чем я ожидала.
В полном изумлении я смотрела, как восторженные члены команды Тома засыпали его рукопожатиями и поздравлениями. После этого я бросилась к нему и, схватив за плечи, воскликнула: «Том! Вы знаете, что вы сделали?! Это самый сильный пример влияния, который я видела за всю неделю!» Еще больше я удивилась, заметив его непонимающий взгляд: что такого он сделал, чтобы заслужить такой комплимент?
Оставшуюся часть вечера мы с Томом беседовали. Наблюдая за тем, как он осмысливает новый, положительный отзыв, я вспомнила об одном важном моменте: неожиданная обратная связь часто открывает нам глаза на наши сильные качества, о которых мы даже не подозревали. И хотя поначалу новая информация поставила под сомнение все представления Тома о себе, ведь большую часть своей карьеры он считал себя неспособным оказывать влияние на людей, теперь, видя себе не в зеркале, а через увеличительное стекло, он мог составить более многогранное и полное представление о своей истинной личности. Том всегда был прирожденным лидером, ему просто нужно было помочь увидеть то, что изначально было ему свойственно. У Тома появились новые ориентиры — как в карьере, так и в личной жизни. «Знаете, я все же подам заявление на повышение, — сказал он мне. — Думаю, я справлюсь». Так и было на самом деле.
Способность к лидерству стала неожиданностью для Тома; в некоторых случаях взгляд со стороны может подтвердить наличие положительного качества, которым, как мы надеемся, мы обладаем, и помочь принять твердое решение.
Восемь лет «единорог» Келси работал геологом, но с каждым месяцем росло его желание бросить эту работу и стать учителем. Это стремление стало таким сильным, что ему невозможно было сопротивляться, и Келси бросил работу и подал заявление на программу подготовки магистров по педагогике.
Когда Келси объявил о своем решении друзьям и членам семьи, их реакция и удивила, и порадовала его. Они в один голос твердили: «Ты будешь замечательным учителем! Ты такой терпеливый! Я бы с удовольствием отдал своих детей в твой класс». И словно этого было недостаточно, когда слухи о решении Келси распространились в его сплоченном сообществе, даже те соседи, с которыми он не был близко знаком, подходили к нему, чтобы сказать, что он сделал очень разумный выбор. Несмотря на то что Келси никогда не работал учителем, казалось, всем было известно, что это его призвание.
Принимая решение, Келси не был уверен в правильности своего выбора, но допускал, что у него есть задатки учителя. Мнение друзей и соседей укрепило его уверенность в себе, которая была ему необходима. Более того, он пришел к выводу, что, поскольку люди видят его таким, он обязан жить в соответствии с этими ожиданиями. Перенесемся в наши дни: Келси успешно справляется с работой учителя естествознания в средней школе, ученики любят его, и он оказался мощной движущей силой учебного процесса.
В целом, как говорил Бенджамин Франклин, «если вы хотите, чтобы другие уделили вам от своих знаний», у вас есть множество вариантов действий и конечных результатов. Узнав что-то неожиданное и критическое, можно стараться, подобно Стиву, выполнить рефрейминг обратной связи, как Флоренс, или принять эту информацию и откровенно признать свой недостаток, как поступил Ливай. Услышав критику, подтвердившую наши опасения, которая только усугубляет комплексы, можно использовать аффирмацию в целях самоутверждения, чтобы исправить этот недостаток и свести к минимуму его влияние на нашу карьеру и личную жизнь. В случае неожиданной положительной обратной связи можно принять ее к сведению и уделять больше внимания новообретенным сильным качествам, как сделал Том. И наконец, как в случае с Келси, подтверждающая положительная обратная связь придает нам уверенности в себе и заставляет идти вперед по выбранному пути.
Независимо от того, насколько удивительной, огорчительной или приятной может показаться нам обратная связь, осмыслить ее и отреагировать — это гораздо лучше, чем ничего не делать. По словам писательницы Марианны Уильямсон, «требуется мужество… чтобы выдержать мучительную острую боль самопознания… но лучше перетерпеть такую боль, чем до конца жизни терпеть глухую ноющую боль неосознанного существования». Самые успешные, состоявшиеся, осознающие себя люди просто не мирятся с этой ноющей болью. Они берут на себя ответственность и на своих условиях храбро ищут правду, чтобы осмыслить ее и использовать ради своего блага. Им отлично известно, что иногда самопознание бывает горьким, но оно того стоит.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий