Телевидение, дети и православная семья

Телевидение, дети православная семья
Священник Виктор Грозовский

По благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира

Безвитаминная пища

Сейчас почти невозможно восстановить историческую картину появления на свет чудо-телевидения. Одни говорят, этот «страшный ребенок» родился в Америке, другие — в Англии, третьи — еще где-то, а особо патриотически настроенные узбеки считают настоящей родиной современного чуда — г. Ташкент. Но где бы ни родилось это удивительное изобретение (телевизор — телевидение), понятно одно: на сегодняшний день это мощнейшее коммуникационное, информационное, рекламное и прочее, и прочее…, наконец, идеологическое — оружие.
А теперь спросим сами себя: какова же роль и значение телевидения в современном мире, если сам зритель (потребитель) не имеет четкого понятия о цели собственного пребывания (существования) на нашей грешной планете, если многие считают, что одним хлебом жив человек, и страстями, и пожеланиями, которые активнейшим образом атакуют душу человека через органы чувств: зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, а телевидение — через первые два особенно?
Телевидение — главное оружие СМИ. Пока это оружие находится в руках безбожной власти, бизнесменов-язычников, к телевизионному ящику, который у большинства семей водружен на место икон в красном углу, относиться нужно весьма и весьма сдержанно. «Не всякому духу верьте», — говорится в Евангелии. Мы же готовы поверить, что какой-то проходимец или больной человек, пришедший к нам в дом через экран телевизора, есть Христос и может воскрешать, подобно Ему, мертвецов. Вдумайтесь!
А когда говорит виднейший иерарх Русской Православной Церкви о пути вечного спасения души человеческой, то ему первый (главный) канал телевидения отпускает всего 15 минут в неделю (по субботам)! Это отношение «народной» власти к Церкви.
Власть к Церкви порой склонна относиться «начальственно». Христос и его заповеди реально никому не нужны: ни власти, которой нужна от Церкви лишь сдерживающая народ идеологическая узда, а вовсе не проповедь о Спасителе и христианском образе жизни и не равноправное сотрудничество в социальной, образовательной и культурной сфере; ни обществу, которое перестает ощущать связь таких слов, как Христос, христианство и Православие. Где баптист, где лютеранин, где католик, где православный, — иному (скорее большинству) и вовсе не разобраться. Да не очень-то и хочется.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий