Бесконечный Космос

Книга: Бесконечный Космос
Назад: Глава 55
Дальше: Глава 57

Глава 56

(Выдержки из «Джокаста, убедись, что ты хотя бы раз в жизни записала правильно: Официальная биография профессора Вотана Ульма». Автор Констанс Мелланье. Вальгалла: Трансворлд Харпер, 2061 год. Цитируется с разрешения.)
На склоне дней Ульм продолжал строить конструктивные, но довольно спорные теории о природе Долгой Земли и ее постижении людьми посредством процесса, известного как переходы. Разумеется, он мог быть в чем-то снисходительным к голословным предположениям, как это демонстрирует данная стенограмма беседы автора с Ульмом в самом конце его жизни.
– Люди болтают всякую чушь о Долгой Земле, как болтали с тех пор, как я ходил в коротких штанишках, и они не продвинулись ни на йоту. О, мы слышали все о новых измерениях на высших планах. Или нам говорили, что в «мультиверсуме», как предсказывает теория струн, существует десять в пятисотой степени возможных вселенных. Или про то, как m-браны и p-браны отскакивают друг от друга, как щенки в мешке. Все это чепуха.
Переходы – это человеческая способность. И объяснение им мы найдем в нашей человечности.
После некоторых исследований, особенно касающихся поражений мозга, для меня стало очевидно, что переходы – по крайней мере то, что получило известность как классические процессы «перехода Линдси», – сильно завязаны на зрении. Под зрением я имею в виду не простой физический механизм глаз и даже не перезапись визуальных сигналов в коре головного мозга. Я говорю о глубоком внутреннем сознательном ощущении зрения, о сборе информации с места действия. И там понятия способности видеть и способности представлять стоят недалеко друг от друга.
В сочетании это дает нам способность переходить.
Случай Беттани Даймонд четко это демонстрирует. Эта женщина была неспособна переходить физически и тем не менее могла заглядывать в соседние миры. Она видела, как ее дети играют в саду, в последовательной версии ее гостиной. Но прикоснуться к ним не могла.
Значит, переходы связаны со зрением, с воображением. И чем сильнее способность представлять, тем сильнее способность переходить.
Но это еще не все, правда? Тогда что же еще, Джокаста? Ты бы задала этот вопрос, если бы у тебя хватило ума. И ответ может тебя удивить. Предполагаю, еще одна способность, необходимая для переходов, – это то, что ты должна уметь себя убедить в том, что ты не уверена.
Вспомни знаменитого квантового кота в ящике, которого то ли отравили, то ли нет, и нестабильные атомные ядра. Он жив или мертв? Это два возможных квантовых состояния, и квантовая неопределенность гарантирует, что мы не можем знать, что «реально», пока не откроем ящик и не посмотрим, пока одно из этих потенциальных состояний не реализуется. Ладно.
А теперь поразмысли сама, Джокаста. В любой момент твое местоположение описывается множеством квантовых состояний. В одном ты находишься здесь, со мной в этой комнате. В другом ты на луне. Еще в другом ты в коридоре, готовишь мне чай получше тех помоев, что принесла мне в прошлый раз. Еще в одном ты на Западе-2, в одном переходе отсюда. И так далее. В некоторых из этих мест ты можешь находиться с большей вероятностью, чем в других.
Что, ты уверена, что находишься здесь? Просто предположи – если у тебя есть мозги, – что ты можешь представить, будто ты не уверена, где находишься. Ибо если ты не уверена, в квантово-физическом смысле, твое местоположение тоже становится неопределенным. В конце концов, ты же главный квантовый наблюдатель самой себя. Ты начинаешь, так сказать, размазываться по смежным возможностям, среди бесконечного числа вероятных местоположений, в которых можешь пребывать. Затем, если ты в дальнейшем становишься уверена, что действительно находишься на Западе-2, а не здесь со мной на Западе-1, то там ты и есть – понимаешь? Ты еще раз нарушила квантовую функцию, ты перешла.
Воображение и что-то вроде умышленной неуверенности. Вот и все, что нужно для перехода, Джокаста. И чем острее разум, тем выше способность переходить. Мы видели это с прирожденными талантами, которые находили «слабые места», видимо, какие-то изъяны в связности Долгой Земли, которые могут переносить за тысячи миров. Возможно, еще более странный изъян, обнаруженный в Нью-Спрингфилде, был свидетельством иного вида разума: разума, способного переходить в совершенно иной Долгий мир.
Между прочим, я сказал «острые разумы». Думаю, Homo sapiens не следует забывать, что Долгую Землю создали не наши разумы. А наших кузенов, троллей и других человекообразных, которые вышли за миллион лет до нас и шаг за шагом порождали своим воображением Долгую Землю. Не мы.
И почему вообще должны существовать такие Долгие миры – подумай над этим. Похоже, начиная с камней, летающих вокруг младенческой Солнечной системы, очень трудно создать мир, способный породить разум. Солнечной системе потребовались миллиарды лет, чтобы произвести плодородную Землю. Но создав один такой мир, ты можешь просто штамповать копии, словно страницы на печатном станке… Но это совместный процесс. Разум вызывает к существованию Долгую Землю. Может, сама Долгая Земля, взрастив разум, теперь использует его, чтобы воображением прокладывать свой путь в бесконечность.
Какого типа переход сможет создать могущественный интеллект? Даже я с трудом могу предположить. Наверняка я не доживу, чтобы это увидеть. Возможно, увидишь ты, дорогая. А теперь я устал. Очень устал. Джокаста, выключишь свет, когда будешь уходить?..
Назад: Глава 55
Дальше: Глава 57
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий