Бесконечный Космос

Книга: Бесконечный Космос
Назад: Глава 49
Дальше: Глава 51

Глава 50

Комната больше походила на шкаф, но стены, похоже, были хорошо изолированы, и Джошуа не мерз. Филлида Грин приготовила ему омлет с картофелем фри и фасолью, к тому же у нее имелся полный холодильник какого-то местного домашнего пива в бутылках из-под кока-колы.
Подключиться к Сети не удавалось, зато телевизор работал довольно хорошо – Джошуа решил, что сигнал шел со спутника. Он бегло просматривал каналы, как делал всегда, когда возвращался на Базовую, хотя бы потому, что она до сих пор оставалась почти единственным местом, где такое было возможно.
– Это единственное, что не стрясется с тобой в Верхних Меггерах, – сказал он себе. – Не вывихнешь большой палец, нажимая на пульт.
Однако большую часть эфира заполняли старые комедии или драмы, некоторые были сняты даже до Дня перехода. Появилось несколько новых каналов, всего лишь краткое изложение новостей говорящими головами и редкие репортажи с мест событий. Самыми интересными были документальные фильмы, несмотря на то, что большая часть была снята кое-как, маленькой командой и одной-двумя камерами, спрятанными в уголках Долгой Земли. Джошуа посмотрел репортаж про уличных торговцев в Майами-Запад-4, которые под голубой нитью космического лифта продавали футболки с восемью словами Стэна Берга из его Проповеди под Бобовым стеблем.
– Единственная Библия, которая вам понадобится, – сказал один жующий жвачку продавец.
Какой-то проходимец в широкополой шляпе, похоже, совсем недавно купленной в каком-нибудь модном городском магазине, сжимал экземпляр «Руководства для путников» и нахваливал места, куда может вас отвезти, если вы присоединитесь к его бизнесу по организации туров по Долгой Земле на твенах.
– В мире на краю Кукурузного пояса я исследовал дно высохшего Средиземного моря. В мире далеко за Дырой я забрался на склон величайшего из открытых вулканов в тысячу раз мощнее Йеллоустона. В тридцати пяти миллионах переходов от Базовой я пересек единственный на весь мир континент, по которому протекает одна-единственная река, по сравнению с которой Миссисипи просто ручеек…
– Плавали – знаем. Вообще-то у меня нет футболки. Дальше.
Документальный фильм про Вальгаллу.
– Вальгалла с ее прямоугольной планировкой, промышленными зонами и парками, школами, больницами и магазинами, а также образцово-показательной центральной площадью, которая зовется Площадью Независимости с тех пор, как в 2040 году здесь прозвучало смелое заявление об автономии, имеет собственную историю. Но Вальгалла уникальна. Это самый крупный город человечества за пределами Базовой и Ближних Земель, на самом деле единственный значительный город в Верхних Меггерах. Вальгалла отличается от других городов Долгой Земли тем, что в ее окрестностях никто не занимается сельским хозяйством. Местные жители населяют широкий пояс миров по обе стороны миров, которые по большей части не освоены и в которых люди собирают фрукты и охотятся на крупных животных. То есть население охотников-собирателей способно поддерживать современный город. Такой образ жизни был невозможен до появления переходов. Жители Вальгаллы взяли лучшее от обоих миров!
– Но сейчас здесь ощущается некая тоска. Некоторые здания, даже целые районы, стоят темные и заколоченные. Даже бары кажутся полупустыми. Как будто люди исчезают.
– До Дня перехода на Базовой Земле города притягивали население. Люди приезжали туда из сельской местности в поисках более легкой жизни. Но на Долгой Земле все наоборот. Если избегать грязной воды и москитов, жить дарами природы будет легче, дешевле… На Долгой Земле люди покидают города, а не едут в них. Даже мечту путников, которую воплотила Вальгалла…
Джошуа вспомнил Джека, своего тестя, активиста «Нежной революции» Вальгаллы, и, расстроившись, переключил канал.
Документальный фильм про Долгий Марс. Четверть века после первой экспедиции Салли Линдси и ее отца.
– Австралия насчитывала сорок тысяч лет цивилизации до того как приплыли варвары. Не наша вина, что капитан Кук не смог разглядеть то, что находилось у него под носом. Знаете, моя дочь мастерски изготавливает щиты из коры эвкалипта и подписывает их отпечатками руки с обратной стороны – выдуваете краситель через соломинку и оставляете силуэт. И в европейских пещерах ледникового периода можно найти предметы, которые подписывали таким же способом…
Позади вежливой пожилой женщины по красной равнине двигался кенгуру. На вид выше окружающих его людей в скафандрах, он словно шел, шаг за шагом, а не прыгал, наверное приспособившись к более слабой гравитации.
– Конечно, я не утверждаю, что мы были более развитыми, чем вы. Не намного. Но у нас был свой уклад, мы были искусны, жили в гармонии со своим ландшафтом, своей экологией. Мы составили карту континента, не в картинках, а в словах и песнях. Более того, мы переходили. С самого начала. На Ближних Землях есть наскальные рисунки, которые это доказывают. Переходили на протяжении тысячелетий, потому что это полезный навык во внутренних районах Австралии, – десятки тысячелетий, как будто это естественно, вот что мы делали. И потом, когда остальные из вас «открыли» Долгую Землю – так же, как вы «открыли» Австралию, – мы уже были там. Неудивительно, что после Дня перехода бродить по Долгой Земле отправилось в процентном соотношении больше наших, чем представителей других групп планеты…
А позади кенгуру, на гладкой поверхности морского дна, темнели полосы, узкие, вертикальные, черные на фоне пурпурного неба этого мира. Монолиты. Пять штук. Изображение было четким, надписи на поверхности монолитов ясно различимыми, хоть и совершенно чуждыми.
– Что ж, теперь у нас есть Марс, Долгий Марс, еще один суровый, засушливый, прекрасный мир, к тому же бесконечный. Возможно, мы проведем еще четыреста веков, описывая все это в песнях. А потом решим, что делать дальше…
– Спи спокойно, Салли, где бы ты ни была.
Наконец Джошуа обнаружил старый фильм, который любил Лобсанг, – «Баллада о Кэйбле Хоге». Он заснул еще до финальных титров, и ему приснилось путешествие на дирижабле.
* * *
Джошуа проснулся затемно.
Это место больше не казалось ему прежним Мэдисоном. Было слишком холодно. И пахло по-другому, даже не так, как последовательные версии города на Ближней Земле, настолько сильно изменился климат. Не шумели машины, но, лежа в темноте, без электрического света, он слышал явный волчий вой и низкое рычание поблизости, бряканье мусорного ведра. Может быть, медведь? Или всего лишь енот? Поговаривали, что канадские животные мигрируют на юг, убегая от наступающих льдов: рыси, лоси, олени карибу. Некоторые утверждали, что в самые холодные зимы не так далеко на север от Мэдисона можно увидеть белых медведей.
Он перевернулся на другой бок и попытался снова заснуть.
Назад: Глава 49
Дальше: Глава 51
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий