Бесконечный Космос

Книга: Бесконечный Космос
Назад: Глава 37
Дальше: Глава 39

Глава 38

После нескольких часов беготни по территории Мыслителя в этой далекой версии Огайо Мэгги была ошеломлена и выжата как лимон. Ей хотелось уйти в свою каюту на «Дьюке», выпить односолодового виски и обсудить свои впечатления с Джо Маккензи, или – ввиду невозможности этого, поскольку старина Маккензи давно умер, – с родственной душой вроде Джейн Шеридан.
Но, похоже, такой вариант не предусматривался.
Когда начало смеркаться, электромобиль вернул их к центральной посадочной зоне, где был по-прежнему пришвартован «Дьюк». А рядом с ним теперь висел еще один незнакомый твен, гладкий, черный как смоль, очень дорогой на вид, явно частный. На просторной наблюдательной палубе в нижней части корпуса сияли огни.
– Вот сюда мы приглашены на ужин, – заявил Катлер.
– Приглашены? Кем?
– Старым другом. – Он бросил на нее взгляд. – Не волнуйся, у тебя будет возможность освежиться. Запасная форма уже доставлена на борт. От тебя попахивает псиной. И мы прокатимся. Полноценный обзор твоих новых владений с воздуха. – Он почти злобно улыбнулся. – Ты еще ничегошеньки не видела, Кауфман.
Мэгги приходилось нести долгие вахты. Она умела держать удар.
Может быть, помогло и то, что ее способность удивляться уже притупилась к тому времени, когда пару часов спустя в сверкающем обсервационном салоне, полном гостей, она встретила хозяина в инвалидном кресле. Позади него невозмутимо стоял массивный, как тролль, молодой слуга.
– Дуглас Блэк, – изумилась Мэгги.
Он улыбнулся. Его почти эльфийское лицо казалось морщинистой, но загорелой маской. Блэк был совершенно лысым, скальп покрывали огромные пигментные пятна, а глаза за толстыми стеклами очков казались огромными.
– Он самый.
Он протянул ей тонкую костлявую руку.
Мэгги сунула фуражку под мышку и подавила детскую дрожь отвращения оттого, что придется коснуться этой похожей на клешню руки. Его кожа оказалась пергаментной, но теплой.
– Я не видела вас с…
– 2045 года, – сказал он без запинки. – Когда высадили меня на Каракале.
– Запад-239741211.
– Незабываемый. Моя Шангри-Ла. Мое убежище от болезни и старения. И это сработало, как видите. – Он поднял руки, отчего стал похож на марионетку в руках неловкого кукольника. – Мне сто шесть лет. И тем не менее вы согласитесь, что я выгляжу не старше девяноста восьми. А эта шутка даже старше меня. Добро пожаловать на мое скромное судно.
Едва заметно вздрогнув, дирижабль начал подниматься.
Мэгги осмотрелась вокруг. Огромные окна и прозрачные панели пола открывали широкую панораму удаляющейся земли. Заходящее солнце отбрасывало длинные тени на ковер из элементов Мыслителя. По мере подъема твена обзор увеличивался. «Кроличий загон», территория троллей и биглей, сам по себе был обширным, но теперь Мэгги видела, что и это всего лишь островок, окруженный составляющими Мыслителя…
– Вот. – Рядом встал Эд Катлер и вручил ей бокал шампанского. – Подозреваю, тебе это не помешает.
Блэк поднял бокал с фруктовым соком.
– За здоровье, долгую жизнь и плодотворное сотрудничество.
Мэгги улыбнулась.
– Не могу за это не выпить.
Шампанское было превосходным, изысканным, но слишком утонченным на ее вкус. Она с удовольствием поменяла бы ведро шампанского на рюмку славного односолодового виски…
– Мистер Блэк, я в этом новичок.
– Я знаю.
– Вы сказали «сотрудничество». Сотрудничество в чем?
– Можешь винить профессора Голдинг и ее сообщников из «Корпорации Посланников», – прорычал Катлер. – Следующие беспокоились, что проект продвигается не так хорошо, как мог бы, – неравномерно. Промышленные концерны Ближних Земель, с которыми они консультировались, либо не имели мощностей, либо не могли обеспечить нужное качество. Неуправляемые организации вроде Торговой Компании Долгой Земли, например.
– И они обратились ко мне. Естественно, – сказал Блэк. – Корпорация Блэка уже восемьдесят лет поддерживает стандарты высокого качества, высокой мощности, быстрой доставки и инноваций. Я не мог отказаться от такого вызова, капитан Кауфман!
– Адмирал.
– Хотя признаюсь в некоторой обеспокоенности. Преимущественно тем, что мы на самом деле точно не знаем, что именно строим. – Он холодно улыбнулся Катлеру. – Видите, адмирал Катлер, я тоже скептик. Если я покину свой корабль, вы, несомненно, запрете меня в загон к ожидающим конца света. Что же касается меня, то я верю, что нужно надеяться на лучшее, а готовиться к худшему. Всегда. Адмирал Кауфман, я уверен, нам предстоит провести много плодотворных бесед на этот счет…
Но Мэгги все больше отвлекалась на преобразованный ландшафт, открывающийся под набирающим высоту твеном. Посреди обширного ковра техники все еще оставались участки голой земли, даже лесов, и переплетение конструкций сторонилось рек и озер. Но в остальном она покрывала всю землю. И Мэгги начала замечать структуры, которые не имели никакого отношения к местной географии: круглые структуры, большие круги, охватывающие скопления более мелких.
Катлер стоял рядом.
– Чем выше поднимаешься, тем лучше видно всю штуковину. Несмотря на то, что она явно не закончена.
– Что за круги?
– Как мы выявили, это преобладающий рисунок. Самые маленькие имеют диаметр около десяти шагов – размером с небольшую комнату. Затем они группируются в скопления, масштаб которых последовательно увеличивается примерно в десять раз. Сто ярдов – размером с городской квартал, тысяча ярдов. Умники полагают, что это как-то связано с децентрализованной обработкой данных. Не забывай, вся эта штука вроде компьютера. Есть какая-то задача, разбитая на части, которые решаются в этих кругах и субкругах, а затем все это собирается вместе на высшем уровне.
– Видеть, как это строится, – большая честь, верно? – сказал Блэк, подъезжая на своем кресле. – Мне сказали, что эта идея инопланетного происхождения, а суперлюди-Следующие разработали ее и начали постройку. Удивительно.
– Сказать по правде, сэр, – произнесла Мэгги, – признаю, что для меня неожиданность – видеть вас здесь собственной персоной. Мне казалось, вас устраивает Каракал. – Она посмотрела на Катлера. – Это джокер в глубине Долгой Земли. Низкая гравитация и высокая концентрация кислорода. У мистера Блэка была теория, что такие условия окружающей среды продлевают человеческую жизнь.
– Что ж, – ответил Блэк, – похоже, я оказался прав. Я живое доказательство!
– Вы надеялись привлечь других. Пожилых богачей, ищущих поселок для престарелых.
– Должно было получиться вроде мозгового трастового фонда для человечества, – печально сказал он. – Арена для медицинских инноваций, финансируемая мной и другими струльдбругами. Но, к несчастью, этому не суждено было случиться. Меня подвела геология.
– Геология?
– Адмирал, мне хватило глупости финансировать расследование причин такой низкой гравитации на той Земле – почему ее масса настолько ниже средней. К несчастью для меня, нанятые мной геологи вернулись с ответом. Похоже, все Земли содержат радиоактивные вещества, и на всех Землях они могут скапливаться и образовывать колоссальные природные ядерные реакторы – атомные бомбы естественного происхождения. Огромных масштабов.
Он рассказал о молодости Базовой Земли, о концентрациях изотопов тория, урана, плутония, в огромных количествах скопившихся на границе мантии и земной коры. Скопившихся и в конце концов оказавшихся критическими…
– Некоторые теоретики считают, что эти взрывы откололи от Базовой Земли Луну или, по крайней мере, выбросили вещество мантии, которое ее сформировало. Самый большой ядерный взрыв, устроенный человечеством, – это Царь-бомба, создавшая огненный шар диаметром в шесть миль. Породивший Луну взрыв на Базовой был эквивалентен десяти триллионам таких бомб. А на Каракале, похоже, взрывы были еще мощнее.
Катлер присвистнул.
– Да. Это был чертовски мощный взрыв, если он выбросил столько массы, что снизилась сила тяжести.
– И некоторые из моих инвесторов, услышав, что мое драгоценное убежище в действительности реликт ядерных взрывов, испугались. Остаточной радиоактивности, видите ли.
– Это абсурд, – сказала Мэгги. – Радиоактивные осадки, даже изотопы, вызвавшие взрыв, должны были распасться миллиарды лет назад.
– Я знаю! Но это драгоценные персоны, решительно настроенные сохранить собственные шкуры и готовые вложить в это крупные средства. Малейший намек на ничтожные проблемы с местом вроде Каракала, и оно обречено. У меня до сих пор там резиденция, у меня и еще нескольких человек. Но моей мечте о Шангри-Ла Долгой Земли пришел конец.
– Что ж, – подвел итог Катлер, – мы рады, что, несмотря на это, вы с нами, сэр. Не так ли, адмирал Кауфман?.. Адмирал?
Твен продолжал набирать высоту, и под ногами Мэгги по-прежнему раскидывался техногенный ландшафт. Она перестала улавливать закономерности. Ее глаза искали структуры. Может, еще удастся разглядеть хоть намек на орнамент из кругов, накладывающихся друг на друга, как лунные кратеры.
– Хватит вешать мне лапшу на уши, Эд. Насколько большой станет эта штука?
– Ты еще ничего не видела.
– Ты говорил об этих кругах. Сотня ярдов, потом тысяча, потом десять тысяч – это что, шесть миль?
Он кивнул.
– Мы запустили парочку спутников. Можно различить скопления кругов, по крайней мере программы распознавания закономерностей могут это сделать. Шесть миль, да, потом шестьдесят, потом шестьсот. И оно продолжает расти, даже без нашей помощи. Что же касается того, каким образом они так быстро строят, то всего три слова, адмирал: инопланетная технология репликации. Примененная здесь, на земле Эгиды. Нам с вами надо об этом побеседовать. На внешней границе расположены какие-то самовоспроизводящиеся элементы, которые начинают распространяться по собственной воле…
– Шестьсот миль?
– Мы находимся над последовательной версией Цинциннати. Ты понимаешь, что эта версия Северной Америки не совсем идентична нашей собственной, Базовой… С востока на запад Мыслитель уже протянулся от Вашингтона до Сент-Луиса, с севера на юг – от Детройта до Атланты в Джорджии. Он обходит крупные водоемы, поэтому огибает Великие Озера, например. Но на востоке уже переваливает через Аппалачи.
– Боже мой. Должно быть, он покрыл половину континентальной части Соединенных Штатов.
Те умные девочки сказали «на грамм». Один грамм этой штуки умнее, чем все человечество, вместе взятое. А тут скопление размером с половину государства.
– Что мы тут строим, Эд?
– Ты теперь главная, Мэгги, вот и скажи мне.
Боковым зрением Мэгги уловила, что сзади к Блэку подошел мужчина в простом черном одеянии.
– Мистер Блэк? Извините, что беспокою. Мы никогда не встречались, но ваши люди оказались весьма любезны и пригласили меня на борт. Я нечаянно услышал ваш разговор о рисках, связанных с этим проектом: Приглашением, Мыслителем. Я представляю группу несогласных Следующих, консервативную часть, которая, как и вы, обеспокоена тем, что нам следует – как вы это сказали? – готовиться к худшему. Могли бы побеседовать о сотрудничестве? Мы называем себя Смиренными. Мое имя Марвин Лавлейс…
Назад: Глава 37
Дальше: Глава 39
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий