Бесконечный Космос

Книга: Бесконечный Космос
Назад: Глава 24
Дальше: Глава 26

Глава 25

Настал день, когда он выздоровел.
Ну, ему так казалось. Он пробудился от настоящего сна. Зрение было ясным, только побаливала голова, но жажда мучила по-прежнему.
Он осторожно сел. В верхней части тела чувствовались слабость и дрожь, голова на мгновение закружилась, когда он ее повернул, но это прошло. Правая нога, вытянутая перед ним, представляла то еще зрелище. Голая, грязная, перевязанная окровавленными бинтами между двумя массивными ветками. Тролли ни в чем не деликатничали. Но боль притупилась до пульсации глубоко в кости, и Джошуа боялся, что с ней придется смириться до конца своих дней.
Оглядевшись, он увидел поблизости свою аптечку – в укрытии ближайшей скалы, по-прежнему под защитой спасательного одеяла. На первый взгляд ее не трогали, не считая того, что он сам в ней рылся. Джошуа покопался в рюкзаке, достал нож и засунул его за пояс сзади. Тролли – это хорошо, но он чувствовал себя в большей безопасности, если под рукой было какое-нибудь оружие.
Однако воды здесь не было, и унять жестокую жажду стало самой насущной проблемой. А также опустошить болезненно переполненный мочевой пузырь. До берега мелкой, неторопливой реки было недалеко – дюжина шагов, не больше. Пустяк, если идти обеими ногами, но дьявольски сложно в его состоянии. Он опять огляделся. Поблизости ничего, что можно использовать как костыль. Он попытался подняться, помогая себе руками и сгибая здоровую ногу, но поврежденная представляла непреодолимую помеху. Вскоре ослабевшие мышцы начали дрожать, и он плюхнулся на землю.
Перед глазами появилось лицо тролля – видение из болезни. Это был детеныш-девочка, Лиз. Повертев головой, Джошуа разглядел на некотором расстоянии группу ее сородичей, которые искали друг у друга блох, и еще нескольких у реки. Похоже, большая часть племени отсутствует.
Лиз была смышленой и быстро сообразила, чего он хочет. Не задумываясь, подхватила его под мышки и без особых усилий, с обычной тролльей бесцеремонностью поставила на ноги. Он закричал, когда нога повисла в воздухе, но Лиз никуда не ушла, и он сумел встать прямо. Обхватив ее за плечи, Джошуа держался, балансируя на левой ноге.
Он выдавил усмешку.
– Спасибо. Знаешь, ты подходящего роста. Теперь – вода?
Он показал на реку и на свой рот.
Она отправилась в путь, но слишком быстро. Джошуа попросту тащили, он дико подскакивал, а больная нога волочилась по земле.
– Эй! Помедленнее, торопыга. – Прыг, прыг. – Маленькими шажками…
Когда они отошли от места, где он лежал, Джошуа увидел, что земля вокруг его снаряжения истоптана и перепачкана. Он смутно помнил, как его перемещали. Должно быть, его обмывали после того, как он пачкался, или по крайней мере переносили на другое место, снова и снова. Наблюдения за троллями показывали, что они заботятся о своих больных и стариках. Возможно, знают, как перемещать лежачих в подобных случаях. Все равно ему настоятельно необходимо помыться как следует, он должен раздеться и осмотреться, нет ли пролежней, не говоря уже о том, чтобы хорошенько обследовать ногу.
Ему вдруг стало стыдно оттого, что он был так беспомощен перед этими троллями, и на него нахлынула волна благодарности за то, что они сделали. Он обнял могучие футбольные плечи Лиз:
– Малышка, ты самая лучшая медсестра, какую я встречал.
– Ух?
* * *
Он добрался до скалы, где облегчился, как Остин Пауэрс.
Затем Лиз помогла ему войти в реку. Огромный старый тролль, которого Джошуа назвал Санчо, сидел на берегу и выбирал блох из длинной грязной шерсти на ногах. На приближающегося Джошуа он взглянул без любопытства. Под боком у него лежал лохматый розовый мяч, заляпанный грязью: помпон болельщицы.
Пытаясь с помощью Лиз сесть в грязь у реки, Джошуа кивнул Санчо.
– Как я уже говорил, я перед тобой в долгу, и преогромном, старина. Ты откликнулся первым.
Санчо пожал плечами – очень человеческий жест – и вернулся к усердной охоте на блох.
Джошуа отвлекся на ярко-розовый помпон. С каких это пор тролли носят с собой вещи? Тем более помпон болельщицы.
– Но это не мое дело, старина. Носи этот помпон, делай что хочешь.
Санчо даже не поднял головы.
Джошуа вернулся к своим заботам. Сидя на заднице, осторожно двинулся к реке, погрузил в воду руку, плеснул воды в рот, на лицо. Потом полил водой засохшую корку грязи на больной ноге. Ему хотелось погрузиться полностью, но он боялся опасностей, которые неизбежно подкарауливают в воде. Он мысленно сделал зарубку начать использовать очищающие таблетки для питьевой воды, но он же до сих пор выживал в этот неопределенно долгий период болезни, когда единственной посудой служили сложенные чашкой ладони тролля. Может, за годы блужданий по Долгой Земле он приобрел что-то вроде иммунитета.
Солнце скрылось за облаками, и боль в глубине ноги усилилась. «Чудесно», – подумал он. Он станет одним из тех старых хрычей, которые костями чувствуют перемену погоды.
Он оттянул повязку и остатки штанины. На голой коже были грязь, кровь, что-то похожее на засохший гной, а когда он смыл слой грязи, завоняло гнилью. Но он также обнаружил на ране какие-то растения: листья, корни, зеленая кашица. Тоже лекарственные средства троллей? Если так, то, похоже, они подействовали. Разрыв на коже так и не был зашит, но более-менее зажил. У него будет замечательный шрам, чтобы пугать внучатых племянниц в Перезагрузке. Но, как он с облегчением заметил, признаки инфекции или симптомы гангрены отсутствовали, в противном случае, несмотря на всю помощь троллей, он потерял бы ногу, а то и жизнь.
Он осторожно, медленно ощупал голень до самого перелома. Там на кости был твердый узел, который болел, если на него надавить. Так что он прекратил ощупывание. Значит, срослось неровно. Но с поддержкой Лиз он может ходить. Если сделать какие-нибудь костыли, то можно передвигаться. Могло быть гораздо хуже.
Продолжая осторожно разматывать эластичные бинты, он обнаружил еще кое-что неожиданное: сделанные кое-как планки, привязанные не только его бинтами, но и кусками веревки, по-видимому, взятой из его рюкзака, с аккуратными узлами.
– Ты это видишь? – громко спросил он. – Тролли с помпонами. И вот тролли завязывают узлы. Спорим, Лобсанг, ты никогда такого не видел?
– Тролли завязывают узлы.
Слова звучали так, словно говорили в маленький рупор. Вздрогнув, Джошуа комично растянулся в прибрежной грязи. Слова на английском! Абсолютно неожиданно.
Над ним захохотал тролль. Конечно, это был Санчо, наблюдающий за его ужимками. Санчо держал троллий зов.
Джошуа пристально посмотрел на него.
– Так это был ты!
Санчо опять поднял троллий зов. Размером и формой он напоминал кларнет: труба, покрытая какими-то электронными деталями. Когда Санчо поднес его ко рту, троллий зов заработал:
– Тролли завязывают узлы! Хорошие узлы большие узлы крепкие узлы.
– У тебя есть помпон болельщицы, а теперь еще и троллий зов. Какого черта?
Но, конечно, если говорить не через троллий зов, Санчо не поймет ни слова.
– Дай мне эту штуку.
Санчо протянул троллий зов.
* * *
Отдельные тролли умнее шимпанзе, но не настолько умны, как люди. Некоторые специалисты считают их по интеллекту равными давно исчезнувшему человеку прямоходящему. Их острый ум проявляется в коллективном поведении: совместной охоте и долгом зове – бесконечном хоре, в котором словно заключены как глубочайшие воспоминания их расы, так и отчеты о настоящем – что разведчики нашли за горизонтом пищу, что детеныш выказывает признаки усталости в походе.
Тем не менее по отдельности тролли тоже имеют язык: уханье, пыхтенье, жесты и, да, песни – уж точно более мудреный язык, чем у шимпанзе. Чтобы общаться с ними, нужно всего лишь перевести с их языка на свой.
И несколько десятилетий назад Лобсангу это удалось с первым тролльим зовом.
Джошуа повертел инструмент в руках. То, что этот прибор выглядел гораздо замысловатее старого образца Лобсанга, было неудивительно. Удивляло, что этот чудаковатый старый тролль носил его с собой. Перевернув инструмент, Джошуа обнаружил надпись на маленькой пластиковой табличке:
СОБСТВЕННОСТЬ УНИВЕРСИТЕТА ВАЛЬГАЛЛЫ
ДЕЛОВОЙ ЦЕНТР ДВА
НЕ УДАЛЯТЬ
Джошуа хлопнул себя по голове. Вальгалла! Вот где он видел такие помпоны. Его сын Род в бытность свою Дэном ходил в школу в Вальгалле, самом крупном городе Верхних Меггеров. Дэн не пробыл там достаточно долго, чтобы поступить в колледж, но они с Джошуа несколько раз играли там в футбол.
Джошуа повернулся к Санчо и уставился на него.
– У тебя какие-то дела с университетом Вальгаллы?
Подняв троллий зов, он повторил вопрос.
Санчо слушал, нахмурившись. Затем забрал троллий зов, его кожистое лицо сморщилось от сосредоточенности. Все лингвистические структуры, начиная от основ грамматики, у людей и троллей сильно отличаются. Все, на что способен троллий зов, так это предложить наиболее вероятный перевод.
Наконец Санчо показал на свою грудь.
– Факультет.
– Что? Ты учишься на факультете? В колледже? О, я понял. Они тебя учили, правильно? Как Лобсанг троллей в заповеднике. Хм-м. Или, может быть, ты изучал их…
– Должность! Должность Санчо! Ух! – Он уронил троллий зов в грязь, заухал, зашлепал по воде и сложил свои огромные ручищи над головой, очевидно, очень развеселившись.
Джошуа вопрошал себя, не лихорадочный ли это бред.
* * *
С приближением вечера вернулись остальные тролли. Некоторые несли еду – корнеплоды в горстях, мелкую дичь. Крупная самка Салли тащила на плече тушу какого-то животного, похожего на оленя, но, возможно, не оленя.
Они собрались поближе к тому месту, где так долго пролежал Джошуа, возле утеса. Тролли поделили между собой овощи и фрукты.
Теперь, будучи более дееспособным, Джошуа видел, что это хорошее место: защищенное утесом, да и вода недалеко. Такое же хорошее, как и то, что он выбрал для своего частокола. Можно спрятаться в скалах, если нагрянет стадо бронированных слонов. Есть даже выступ сверху для защиты от тех настырных птеродактилей.
Джошуа наблюдал, как взрослые разделывали оленеподобное животное. Они разрезали шкуру каменными ножами, которые поспешно подобрали с земли. Затем, сняв шкуру и отбросив, начали расчленять тушу, отрезая конечности, вынимая внутренности. Потрошение было очень умелым, даже по человеческим стандартам, хотя Джошуа подумал, что люди бы бережнее отнеслись к шкуре и сухожилиям, которые можно использовать. И люди не стали бы набивать рты сырым мясом прямо в ходе работы.
Тем временем Джошуа, который тихо сидел рядом с Санчо, прислонившись спиной к скале, обнаружил, что попал в центр внимания. Подошли Салли с Патриком и уханьем выразили удовольствие видеть его очнувшимся, подвижным и улыбающимся. Мэтт кувыркнулся и бросился было побороться, но, к облегчению Джошуа, Санчо преградил ему путь своим громадным предплечьем.
Тогда Патрик предложил Джошуа кусок сырого мяса. Джошуа взял, благодарно кивнув.
– Спасибо, но для меня немного недожарено. Я только разогрею его в микроволновке…
Это было делом пары минут даже для прикованного к земле – собрать очаг из нескольких плоских камней, пары охапок сухого хвороста и принесенных ветром веток, скопившихся в расщелине скалы. Кремень, несколько клочков бумаги для растопки – и вот уже костер разгорелся. Тролли были в восторге. Вскоре и дети, и взрослые таскали на дрова ветки побольше.
Джошуа насадил подарок Патрика на импровизированный вертел и стал держать мясо над огнем. Зашкворчал жир, и аромат жареного мяса заставил троллей хлопать себя по животам.
– Ты… популярный, – сказал Санчо через троллий зов.
Джошуа широко улыбнулся и взял трубу.
– Это хорошо, я, вероятно, пробуду здесь какое-то время. Нужно начинать отрабатывать свое содержание. И, слушай, Санчо…
– А?
Он покачал головой.
– Я думал, что знаю троллей. Я встречался с троллями сорок лет. Какое-то время мой лучший друг был мировым спецом по троллям… Видимо, больше нет. И я никогда не встречал такого тролля, как ты.
Санчо поразмышлял – или что он там сделал, взял трубу и прогудел:
– Умнее, чем тролли в среднем.
– Хм. Интересно, кто научил тебя таким словам.
– Библиотекарь. – Он ткнул себя в грудь. – Санчо-библиотекарь.
Слово было четким и не вызывающим сомнений.
– Что?.. Жаль, что здесь нет Лобсанга. Ему бы понравилось.
– Ты оставайся. Присоединяйся к нам.
Что-то в этой фразе развеселило старого тролля, он рассмеялся:
– Присоединяйтесь к нам. Присоединяйтесь к нам.
Другие тролли подобрались ближе и стали смеяться вместе с Санчо, пока ели, в шутку боролись, обнимались. И они запели – восхитительную многоголосую песню, которая возносилась в небо, словно дым.
Сидящему у костра Джошуа понадобилось некоторое время, чтобы узнать мотив.
– «Лови волну»! Санчо, напомни когда-нибудь рассказать о сестре Барбаре – она любила эту песню. Знаешь, она родилась в Калифорнии. Мы звали ее Сестра-Серфер…
– Ух?
Джошуа стало интересно, что делают тролли-библиотекари.
Назад: Глава 24
Дальше: Глава 26
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий