Бесконечный Космос

Книга: Бесконечный Космос
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Глава 2

Придя на работу последним апрельским утром перед отправлением Джошуа в очередной «творческий отпуск», Билл Чамберс с трудом открыл дверь – в свой собственный кабинет, между прочим. Ведь Билл был действующим мэром Черт-Знает-Где, с досадой осознал Джошуа.
Услышав приглушенные проклятия, он вышел из маленькой ванной комнаты, голый по пояс, с полотенцем на шее и пеной для бритья на половине лица. Хотя утро уже наступило, жалюзи еще были опущены и в кабинете царил полумрак. Билл пытался пройти, не раздавив какой-нибудь особо важный элемент снаряжения, что было весьма непросто. Джошуа не только не убрал раскладушку, но и все остальные свои вещи разложил рядами и кучками на полу и даже на письменном столе.
– Матерь божия, Джош, что ты тут собираешь? – Фальшивый ирландский акцент Билла с каждой встречей становился все сильнее. – Черт-Знает-Где теперь развитый город. Мне нужно к концу недели разобраться с квартальными налогами.
– Билл, я думал, для этого есть компьютер.
Билл выглядел оскорбленным. То есть более оскорбленным, чем до этого.
– Приятель, такое не доверяют компьютеру! Настоящая бухгалтерия – последнее убежище творческого ума.
– Я вообще-то и сам сидел в этом кресле, помнишь? Я оставлю тебя в покое…
– Какой покой? – Билл пытался продвинуться дальше, перепрыгивая через вещи и покачиваясь, когда неудобно ставил ногу. – Боже, ну и воняет тут, как от набедренной повязки тролля!
Он поднял жалюзи и дернул шнур, чтобы открыть окно с деревянной рамой.
В помещение ворвался свежий воздух, наполненный запахами пыли, сена и весенних цветов, – воздух мира, который был прохладнее остальных на этом участке Долгой Земли, достаточно прохладным, чтобы порой заморозки случались и в июне. Джошуа всегда находил это бодрящим.
И сейчас для Джошуа это был воздух дома, как и в любом другом месте, – во всяком случае, здесь он хранил свои самые важные вещи. Джошуа не входил в число основателей Черт-Знает-Где и даже не помогал им, но этот город несколько десятков лет был домом для него, его жены Хелен и сына Рода. На самом деле, когда он впервые пришел сюда, единственным устойчивым ориентиром зарождающегося города была кузница. Поскольку железо невозможно перемещать между мирами, кузница служила своеобразной канцелярской кнопкой, которая прикрепляла общину к этой конкретной Земле, а в те годы была еще и местом встреч и обмена слухами. Неслучайно впоследствии Джошуа, Билли и остальные поселенцы именно на этом месте построили мэрию Черт-Знает-Где. Во время торжественного открытия они повесили над дверью железную подкову. Довольно странно, если подумать, ковать подковы в мире, где еще нет лошадей, но люди хотели, чтобы подковы принесли удачу.
Но брак Джошуа распался. Хелен вернулась в Перезагрузку, свой родной город в Кукурузном поясе. А потом умерла. Теперь Джошуа редко виделся с сыном. Род должен был появиться сегодня, но… Во всяком случае, план был такой.
Отойдя от окна в полумрак комнаты, Билл задел веревку, на которой висели рубашки и штаны Джошуа.
– Черт! Что-то не припоминаю здесь бельевой веревки. И к чему ты ее привязал? А, вижу, к бюсту основательницы на книжном шкафу. Прямо вокруг шеи. Ей бы понравилось.
– Извини, дружище. Пришлось импровизировать. Хочешь кофе? У меня варится на кухне.
– Спрашиваешь, хочу ли я глоток своего лучшего кофе, прежде чем он выйдет отсюда в твоем мочевом пузыре? Давай, наливай-ка.
Джошуа вытер пену с лица и налил кофе в наименее сомнительную кружку, которую нашел в маленьком шкафчике над раковиной.
– Держи. Без молока и сахара.
– Как всегда.
Билл расчистил угол стола и сел.
– Будем.
Они чокнулись кружками.
– Знаешь, Билл, а ведь было время, когда ты попросил бы – как ты это называл? – капельку чего-нибудь покрепче. Даже так рано утром.
– У меня были вкусы взрослого мужчины…
– Начиная с четырнадцати лет, как я помню, Билли Чамберс, как только у тебя появлялись деньги, и не отрицай.
– Ну, с тех пор я изменился. После стольких лет. Спасибо Утреннему Приливу.
– Тебе повезло с ней. И вашими детьми.
– Моя печень с этим согласна. Как и тебе повезло с Хелен.
– Повезло.
Повисло неловкое молчание.
– За тех, кого нет с нами, – наконец сказал Билл, и они снова чокнулись кружками. Билл осторожно убрал широкополую шляпу со стула за своим столом. – Приятель, все эти кучи. Они правда так необходимы?
– Не сомневайся.
– И все разложено по порядку. – Билл осмотрел комнату. – Теплые вещи, понятно, значит, уходишь на несколько месяцев. Универсальные карты… – На таких картах обозначались объекты, присутствующие на всей Долгой Земле. Ничего человеческого вроде городов и дорог, только горы, реки, береговые линии, ориентиры на местности. – Спасательные одеяла из фольги – есть. А где твой матрас?
– Ты отстал от жизни. Смотри. – В левой руке Джошуа держал сверток размером с бейсбольный мячик. – Аэрогель. Матрас, который помещается в кулаке.
– Или, в твоем случае, в терминаторской кибер-клешне.
– Ага-ага.
– Ботинки. Сандалии для лагеря. Носки! Носков много не бывает. Таблетки для воды. Еда, вяленое мясо и прочее – я так понимаю, неприкосновенный запас?
– Буду жить на подножном корме. Охотиться и ставить силки.
– Охотник из тебя всегда был фиговый, но тебе не повредит скинуть несколько килограммов.
– Спасибо.
– Аптечка – есть. Таблетки от диареи, антигистамины, обезболивающее, слабительное, антигрибковые препараты, дезинфицирующее средство, средство от насекомых, витамины… Что еще? Наконечники для стрел. Тетива для лука. Силки. Сети. Легкий бронзовый топорик. Ножей больше, чем в запасе у мясника. Стандартные электронные приборы: радиостанция, планшет, пеленгатор. – Это устройство использовало навигационные спутниковые системы в развитых мирах, в других случаях просто сообщало наиболее вероятные координаты, основываясь на положении Солнца, Луны, созвездий, продолжительности дня и любых случайных событиях вроде солнечных и лунных затмений. В этой технологии заключалась вся добытая ценой больших усилий мудрость десятилетий путешествий по Долгой Земле. – Кремневый запал. И спички, молодец. Нагреватель на солнечных батареях. – Опрокинутый раскрытый зонтик с отражающей внутренней поверхностью, который устанавливается на подставку и улавливает солнечные лучи, чтобы кипятить воду. – Калоприемник. Стоматологический клей.
– Ну да, ну да.
– Я только отчасти шучу, Мафусаил. Кофе. Специи. Перец! Конечно, товары на обмен. А, и оружие. Пара бронзовых револьверов. Электромагнитный импульс?
– Да. – Джошуа поднял один из маленьких пистолетов. – Последнее изобретение. Заряжается от солнечной энергии. Или можно просто накачать его, сжимая рукоятку.
Он направил пистолет вниз и выстрелил, проделав аккуратную дырку в углу Биллова стола.
– Эй, имей уважение! Это антикварный стол.
– Нет. Мы сами его сделали.
– Ну, теперь он никогда не станет антикварным. И все это поместится в одном рюкзаке, я правильно понимаю? Надо отдать тебе должное, у тебя есть несколько отличных примочек, Джош.
– А говорят, что после Дня перехода инновации застопорились.
– Жаль, что еще не изобрели неразбиваемое сердце.
Джошуа отвел взгляд.
– Прости, дружище, – сказал Билл. – Прозвучало банальнее некуда. Я бы никогда не сказал такого раньше, верно? Мы с тобой были бойкими парнями. Чувства – это для тех чертовых монашек, а не для нас. Что ж, я изменился. И ты тоже. Но ты изменился, ну, обратно.
Его слова слегка задели Джошуа. Чтобы скрыть это, он снял с веревки рубашку и надел ее. Неожиданно шестидесятивосьмилетний Билл, сидевший на собственном заваленном барахлом столе, потягивая кофе в полумраке кабинета, в глазах Джошуа стал выглядеть настоящим мэром. Зрелым. Как будто шальной старина Билл, прикидывающийся ирландцем, каким-то образом вырос, пока Джошуа не видел. Более того, обогнал самого Джошуа.
– Что значит изменился обратно?
Билл развел руками.
– Ну, например, помнишь, когда повстанцы затеяли движуху в Вальгалле и все тролли Долгой Земли ушли в самоволку? И этот чертов Лобсанг всучил нам твен и велел отправляться на поиски Салли Линдси.
– Боже, Билл, должно быть, прошло лет тридцать.
– Конечно. И, насколько я помню, мы просто легли спать, проснулись и полетели на край Долгой Земли. Не помню, чтобы ты так паковался. Даже чертовы носки.
Джошуа осмотрел кабинет, все свои вещи, лежавшие аккуратными рядами и кучками.
– Нужно все делать правильно, Билл. Нужно удостовериться, что взял все, что все работает. Потом надо все как следует уложить…
– Вот именно. Это говорит не Джошуа, мэр Черт-Знает-Где, Джошуа-отец, Джошуа Валиенте – герой половины чертовой Долгой Земли. Это Джошуа-мальчик, которого я знал в Приюте, когда нам было одиннадцать, двенадцать или тринадцать лет. Когда ты собирал свои детекторные приемники и модели, совсем как сейчас собираешь вещи. Сначала ты все раскладывал и ремонтировал поврежденные детали…
– Красил перед сборкой.
– Что?
– Так всегда говорила Агнес. «Ты из тех ребят, которые непременно красят детали перед сборкой».
– Ну, она была права.
– Чаще всего. На самом деле, до сих пор… И сегодня она должна приехать повидаться со мной, несомненно, чтобы еще раз оказаться правой. Так что, Билл?
– Баланс есть всегда, приятель. Нужно соблюдать пропорции. И, просто чтобы поднять еще один вопрос, господин председатель, не слишком ли ты стар, чтобы срываться играть в Дэниела Буна?
– Не твое дело, – огрызнулся Джошуа.
Билл поднял руки.
– Справедливо. Без обид.
В дверь постучали.
Билл встал.
– Наверное, это сестра Мария Стигмата тут как тут. Оставляю тебя. Все равно, пока ты не уберешься, мне не поработать.
– Билл, я ценю это…
– Только запомни. Установи где-нибудь повыше чертов знак, чтобы было видно с твена, спасательное одеяло на вершине скалы, чтобы тебя можно было найти, когда ты себя угробишь.
– Принято.
На этот раз постучали сильнее.
– Хорошо, хорошо.
За дверью оказалась не Агнес, а сын Джошуа. Билл Чамберс быстро убрался.
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий