Шаманский космос

Книга: Шаманский космос
Назад: 9
Дальше: Примечания

Приложение

Краткие выдержки из истории этеризма, по материалам сайта, посвященного Интернесинам,
Краткая история Интернесинов
"Любая победа — это всего лишь начало", — утверждала Изабелла Фидии, но на протяжении всей истории своего существования Интернесины надеялись, что их единственная победа произойдет в самый последний момент — за секунду до гибели всей вселенной.
Согласно учению езидов, которому около четырех тысяч лет, Сатаны не существует — то есть в мире нет силы, способной противостоять Богу. В эпоху римских завоеваний рабы соединили доктрины езидов с языческой виккой, то есть ведьмовством, что породило сильные волнения и недовольства. Из пятидесяти апокрифических евангелий, исключенных из канонической Библии, наиболее сильное влияние на ранних Интернесинов оказали "Гром", Совершенный ум" и "Сущность Архонтов", которые сохранились теперь лишь в этерической библиотеке в Цитадели. Петр Ассасин утверждал, что земные власти существуют лишь для того, чтобы отвлекать от намеченной цели тех, кто "пустит стрелу в истинно священное сердце", и сам писал в "Сущности": "Дерзость лишь подтверждает наихудшие опасения властей". В "Истинном бытии мироправителей" говорится о том же, но на более высоком символическом уровне (в размеренной, одношаговой манере "Плоской земли" — боги превыше, чем бог, и хранимые богом, как символическое изображение бога, который превыше земных властей и защищен земной властью). Эта истина оказалась достаточно интересной, чтобы церковники того времени принялись истово разбирать писания Петра — которого они окрестили Петром Гностиком, — используя весь арсенал христианских софизмов, уловок и ухищрений. Из речений апостола составлено так называемое Евангелие от Петра, которое теперь входит в сборное Евангелие Архонтиков (и которое на самом деле было написано святым Эпифанием Саламинским, тем самым не в меру дородным господином, который утверждал, что у него в животе зреет, как плод в утробе, священное изваяние).
"Отвлекающие измышления (из рассказов персидского принца)" — третий из ранних текстов, оказавших влияние на формирование Интернесинов, повествует о путешествиях невидимого принца, который проходит, никем не замеченный, по дворцам и чертогам этого мира, сопряженных друг с другом "непрерывным окном, сделанным из обмана", и в конце концов делает вывод: "Мир начал с безбрежных просторов, а кончил художественными построениями — плохой выбор". Хасан Саббах использовал текст "Отвлекающих измышлений" при подготовке своих «гашишинов» или «ассасинов» — от которых ведут свое происхождение убийцы из Интернесинов, пусть даже и косвенно: в частности, это касается полного сосредоточения на поставленной задаче, тренировки несгибаемой решимости и готовности пожертвовать собственной жизнью ради достижения намеченной цели. Отголоски ритуала посвящения в гашишины (прием дурманящего снадобья на основе гашиша, когда вновь посвященный впадает в транс и просыпается в прекрасном саду, где его ублажает дюжина юных дев) сохранились до наших дней в виде Оргазма Плакальщика и периодических оргий в Португальском отделении.
Средневековые шаманы — операторы на границах видимых изображений, — действовали, в частности, под видом алхимических братств, чьи «трансмутации» часто служили прикрытием для создания гигантских "небесных пушек", которые стреляли метательными взрывчатыми веществами; изобретение, намного опередившее свое время. Эпоха небесных пушек сменилась периодом более рациональных инициатив. (Об уровне изощренности тогдашних исканий можно судить по иронически закодированному тексту "Триумфальной колесницы" базилевса Валентина, в котором количество зашифрованных обращений "Убей меня" превышает количество слов в рукописи.) В "Последователях отвергнутых" описан эпизод, когда доктор Джон Ди, алхимик и чернокнижник елизаветинской эпохи, увидел бога в образе звездного жука-скарабея в трещинке на деревянном столе в Клеркенуэлле, — после чего к Джону Ди сразу же заявился Эдвард Келли, святой агент, даже не подозревавший о своей миссии, и в течение долгих лет отвлекал Ди от серьезных занятий, заставляя его тратить время на бесполезные чудеса и знамения. В минуту смерти Ди попытался вспомнить облик бога, в то время как для очевидцев все это предстало в виде странных темных прожилок, разбежавшихся по груди чернокнижника, когда изо рта его хлынула черная кровь. Однако даже при том, что в подобных видениях мы узнаем отголоски вселенской истины, мы все равно остаемся беспомощными и бессильными — число ложных стен, которые нам предстоит пробить, поистине бесконечно.
В середине XVII века Себастьян Кокейн попытался привести уцелевшую скрижаль в соответствии с ее предполагаемым первоначальным видом (что повлекло за собой разрушение отдельных районов Лондона); изображение, появившееся в результате, содержало ошибки и использовалось как символистическая цель в этерических пропусках зажигания. В конечном итоге Кокейн опрокинулся сам в себя. Подобные "мишени для дартса" разрабатывали и поздние последователи гашишинов, отколовшиеся от основного движения. Они называли себя «Неумолимые» ("Непрощающие"). Деятельность этой группы больше всего походила на игру в тайное общество или в шпионов, и не принесла никаких более или менее значимых результатов. Однако именно из нее вышел Ральф Чейм Фокскрофт, который научил греческих пре-Интернесинов работать с геомантическими порталами и проецировать поражающие снаряды в этерическое боковое пространство (в то время, когда земное бытие считалось отдельным от всего остального космоса, а бог считался обособленным и изолированным созданием, еще не было термина "Интернесины"). Эти творения персидской и диалистской архитектоник до сих пор можно встретить в виде вкраплений в постройки Интернесинов. В конце концов, идею о физическом оружии отбросили как несостоятельную, но не раньше, чем геоманты были полностью изолированы и загерметизированы первыми Доминантами, набиравшими силу.
Идеи Интернесинов развили в своих работах последователи движения, известного как "Шорохи на дороге" (Вийон), и возникшей чуть позже, "Школы стрихнина" (Вольтер, Трепанье и весьма легкомысленный Бирс), а так же мистики-акаши, которых еще называют "Негодующими акашами": жажда мести передавалась из поколения в поколение на атомном уровне. Именно это соображение и привело Хинтона к выводу, что бог изначально содержит в себе саморазрушительный импульс. (Имеется в виду С.А. Хинтон, мистик поздней викторианской эпохи, который работал с четвертыми измерениями; используя технику "ступенчатого отброса изобразительных рядов", он учил первых шаманов видеть мир в четырех измерениях; результаты такого видения напоминали показания сонара.) Позднее Хинтон высказал эти соображения на главном совете, что побудило Тагора Роса перестроить программу подготовки ассасинов и полностью перевести ее на этерическое маневрирование, поскольку Рос был убежден, что уничтожение бога повлечет за собой неминуемую гибель Вселенной — но это была небольшая цена. В 1903 году Рос предпринял первую в истории попытку чисто этерического удара и мгновенно перегорел. Трагедия при тестировании усилителя в Сибири в 1908 году закончилась гибелью талантливого русского техника Персикова, и технические разработки были полностью заморожены на много лет. В конце концов, этерические усилители Саунье дали шаманам возможность проникнуть в так называемое тело бога, но никому из них не удавалось достичь ядра — большинство возвращалось совершенно безумными или «убитыми» до состояния ходячих трупов. Доминанты — группа, отколовшаяся от основного движения; они считали, что бог существует отдельно от своего творения, и что после гибели бога Вселенная останется, как была, — предприняли серию подрывных вылазок против Интернесинов (или «могильщиков», как они их называли). Эти мелкие стычки очень скоро переросли в настоящую войну между двумя группировками. Доминанты утверждали: "Пространство, где пребывал бог, может быть, будет казаться больше, чем оно есть, — как дырка на месте выпавшего зуба".
В 1942 году Космон Левант, который знал, что ему остается жить считанные минуты, вошел в круг из двенадцати усилителей и умер в присутствии шаманов всех рангов и категорий, а энергия его нервных клеток еще час работала в автоматическом режиме. Освобожденная от философских интерпретаций, оболочка совершила привычный и давно отработанный этерический перенос согласно всем координатам, известным на тот момент. Таким образом были получены доказательства, что враг существует. Запись этого нефильтрованного переноса в виде образов зрительного восприятия хранится в закрытой секции Цитадели.
Во второй половине XX века различные внешние обстоятельства и внутренние интриги существенно усложнили работу Интернесинов — ловушка с приманкой в Париже в 1968 году, появление независимого множественного агента Альфреда М. Хаббарда, и так называемые русские войны сканеров. Однако попытки ударов были, причем попытки, достаточно согласованные: сначала Салии (перегорел), потом — блистательный Квинас (перегорел), и самый последний — Аликс. Его попытка породила так называемый культ Аликса, который нам очень некстати — еще одна изобретательная помеха на пути к нашей цели. Шаманская коалиция распалась почти сразу, как только образовалась. В тысячу раз сильнее "человека с улицы", на вселенском уровне мы по-прежнему слабы и неэффективны. А чего еще мы ждали? Как сказал Трепанье: "Пустота, как ее не верти, пустотой и останется".

notes

Назад: 9
Дальше: Примечания
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий