Шаманский космос

Книга: Шаманский космос
Назад: 7
Дальше: 9

8

Улыбочка
Когда можно будет сказать наверняка, что секрет не раскрыт?

 

Она застыла на месте, и только взгляд метался туда-сюда. И я подумал: я лучше ее, намного.
— Вы все отчитываетесь перед теми, кто выше вас. Как церковники.
Касоларо помрачнел еще больше.
— Ты один, Аликс. Никто не знает, что ты у нас.
— Значит, я могу сотворить с вами все что угодно.
Квинас презрительно хмыкнул и покачал головой.
— Всегда просчитывать свой следующий шаг, да? Кто из нас откажется от максимальной силы, уклонившись от прямого ответа? Громче не обязательно значит глубже. Ты по-прежнему — часть совокупности, где с каждым часом вакуума все больше, а содержания все меньше: здравый смысл — это безумие, песня — это наука, а образ- ничто на пути правой руки. Утомительное повторение порождает восторг, а скука — признак свежести. Но, боюсь, для мозгов это не просто интерлюдия.
Как могут глаза из мертвого серебра таить в себе столько юмора?
Заблокированный этим устройством, я не мог спроецировать этерический зрительный образ, и поэтому вынужден был использовать тайный код слов. Что я там делал? Настраивался на тишину?
— Мне как-то неловко наблюдать, как вы сортируете черепки своих оправданий. Если вы тут высказываетесь за бога с его мелочными сомнениями, отсюда, наверное, следует вывод, что сам он готов и ждет.
— Может быть. Но если он создал нас так, что мы по природе своей восстаем против давящей силы, не подчиняемся и идем наперекор, так чему же теперь удивляться? Да и способен ли он удивляться, по большому-то счету? Рай и ад — оба обещают бессмертие, что в конечном итоге ничего нам не дает. Как говорится, все едино. Так почему бы не удовольствоваться тем, что есть, а, Аликс? И обрести, наконец, покой. А непризнанным он все равно не останется.
— Мы тут что, упражняемся в остроумии? Эпитафию сочиняем? На неоновое надгробие? Единственное, что дает настоящий покой, — это полное поражение, в котором вы, трусы, никогда не признаетесь: допуск реальности, когда ты принимаешь ее целиком. Отказ помочь — это претензия на то, что у нас есть причины быть благодарными. Мы изобрели справедливость и узнали, как нам ненавистны наши непрекращающиеся страдания. Преступления против человечности.
Да, месть — это самоуничтожение, она всегда нуклеарна. Месть — единственное, что у нас осталось, чтобы сохранить достоинство. Любое великое событие в истории открывает немало заслонок, но и закрывает не меньше. Закрывает ровно столько дорог, сколько и открывает. Равновесие сохраняется при любых условиях. Опасайтесь всего, что не дотягивает до понятия «великий». Разве весна сокрушает зиму?
— Я ничем не могу вам помочь. Да пошли вы все в жопу, старперы, это обычное озорство — и не более того. Я сделал, что мог. Кто может, пусть сделает лучше.
В общем, я подозревал, что это был вызов, ловушка. Святость клубилась, как пыль. Команда «Эскейп». Бежать.
Касоларо шагнул вперед со шприцом в руках.
— Смерть — это ограничение распространения этерических волн, — сказал он холодно. — Весьма неприятная штука.
— Бывает, что больнее всего, когда иглу вынимают, — добавил Квинас, явно очень довольный собой.
Касоларо посмотрел мне в глаза.
— Ничего личного.
— Все, что есть — это личное.
Старый добрый клинок, замаскированный под высокие технологии.
Мелоди протянула Квинасу книгу.
— Вот. Нашла у него в номере.
Квинас мельком глянул на книгу и рассеянно пролистал страницы. Мелоди спрятала зеркальную книгу в старую кожаную обложку. Крик, разорванный надвое: это Квинаса втянуло в зеркало. Облако крови осело мелкими каплями на потолке и на полу, окатило присутствующих с головой. Касоларо растерянно обернулся, но Мелоди уже вырубила генератор и обесточила раму.
Ай да Мелоди!
— У меня, джентльмены, язык уже отнялся — столько трепаться. Прошу прощения, но мне пора. — Дрожь помех унялась, и все, кто там был, в ужасе отступили — как будто раньше они не знали, что я могу проникать так глубоко в режим обратного отсчета. Когда я заскользил по линии жизни, зубы у меня во рту раскрошились в порошок. Нервная система взорвалась искрами — выброс энергии при освобождении.
Когда я вышел из собственной кожи, я чувствовал себя белой личинкой. Нагой, как мясо омара, если умеючи вынуть его из панциря.
Назад: 7
Дальше: 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий